Ураловед

Познавайте Урал вместе с нами!

Осип Меджер: паровые машины, золото и первое на Урале заказное убийство

Англичанин Осип Яковлевич Меджер – талантливый конструктор и изобретатель, главный механик Екатеринбургских заводов, приехал на Урал в числе зарубежных специалистов. Официально на русскую службу поступил 28 мая 1812 года, за несколько дней до начала Отечественной войны с Наполеоном. Личность была одарённая, неординарная. Он был главным конструктором первых уральских исправно действующих паровых машин. Появление паровых машин на Урале (хоть машины Меджера и были с недостатками) в то время стало огромным событием. Они совершили технический переворот в машиностроении.

В 1821 году Меджер ушёл со своей должности и занялся предпринимательством – выпуском паровых машин и промывкой золотосодержащих песков. Он создал промывательную машину, которая вошла в историю золотодобывающей промышленности как машина Меджера.

В окрестностях Екатеринбурга

Заимка Меджера располагалась у Шарташского истока близ деревни Малый Исток. Этот лесной участок Меджер получил в потомственное владение ещё во время Отечественной войны.

Как пишет историк Николай Корепанов, внешним обликом и размерами заимка напоминала Екатеринбургский гостиный двор – выстроенный квадратом из камня и дерева корпус со внутренним двориком. В корпусе была сложная, но выверенная система покоев и переходов. От речки во внутренний дворик была протянута чугунная «фонтанная» труба. Во дворике действовал коллектор, и от него по трубам же вода расходилась в помещения. Покои: прихожая, гостиная, «зало», спальня, кухня, буфет, библиотека, рабочий кабинет, комнаты прислуги. В общем корпусе были хозяйственные службы: конюшня, коровник, курятник, завозня, склады. Для отдыха – домашний театр. Заимку окружал лес, превращённый в парк.

Для работы были токарная мастерская, две столярные, слесарная, инструментальная, техническая лаборатория. Была тут и фабрика для изготовления паровых машин собственной конструкции. На ней была действующая паровая машина, чугуноплавильный и 6 кузнечных горна.

Занимался Меджер и обучением специалистов. Тут была школа для изучения основ механики и теплотехники, где обучались грамотные мастеровые всех шести казённых горных округов. Здесь готовились кадры для обслуживания паровых машин.

На фабрике были две действовавшие на березовском торфе «воздушные чугуноплавильные печки для литья мелких вещей и служащие для превращения оного (чугуна) на манер английский прямо в железо» – первые на Урале пудлинговые печи. Были действующие водой «свирельные» (сверлильные) машины, токарные и винторезные станы – все для сверления и обточки машинных цилиндров, гнезд и «подщипников». Заводам заказывали только отливку чугунных цилиндров и котлов, а остальное изготавливалось здесь.

Меджер верил в большое будущее торфа, предлагал использовать его вместо дров на заводах. Он собирался строить на промыслах торфяные сараи, составил проект пережога торфа в «торфяной уголь» – в кокс. Дожидаясь, пока русские начальники осознают выгоду, внедрил торфяное топливо на своих фабриках. Кузнечные и чугуноплавильный горны здесь действовали на торфяном коксе.

В главном корпусе действовала оригинальной конструкции цилиндрическая золотопромывальня. «Пропускает дочиста по 200 пуд в час при помощи 4 рабочих – даже и самого бедного содержания». Россыпное золото на территории заимки нашли в 1824 году. Причём оно было высокого качества: из каждого фунта (96 золотников) золотого песка получалось после переплавки 93 золотника чистого золота. Он быстро разбогател. 

Интересно, что в 1831 году в россыпях на заимке Меджера случайно нашли алмаз, который стал первым из найденных на восточном склоне Урала. Об уникальности находки говорит и тот факт, что позднее, на протяжении более 100 лет, в пределах восточного склона было найдено всего лишь около 30 алмазов.

Жизнь Меджера оборвалась трагически. Утром 19 апреля 1831 года, в первый день пасхальной недели, обитатели дома Осипа Меджера стали свидетелями страшной картины: хозяин лежал на полу у дверей своей гостиной с проломленной головой. У окна комнаты находилось тело убитого караульного Ивана Стенина. Бандиты похитили почти 2 пуда (около 32 кг) золота стоимостью более 80 тысяч рублей.

Сам император Николай I, узнав о случившемся, велел «приложить все возможные старания к открытию виновных». Убийство вызвало большой резонанс. Для расследования было сформировано несколько следственных групп с участием прибывших из Петербурга сыщиков. Одной из них руководил главный лесничий уральских заводов Иван Иванович Шульц, которого в прессе прозвали уральским «Шерлоком Холмсом».

Из описания места преступления, составленного Шульцем:

«В комнатах замечено было: в буфете бывшие там графины, бутылки и штоф в беспорядке <…> в гостиной и зале для умывания ящики выдвинуты и все лежащее в них было в беспорядке выброшено на пол <...> под кроватью тоже все было перерыто и в беспорядке, в зальной комнате найдена вещь, вероятно, оставленная убийцей».

Этой вещью оказалась пешня – короткий металлический ломик с деревянной рукоятью.

Раскрыть дело помогла случайность. Один из грабителей попытался продать краденое золото и обратил на себя внимание. Этим человеком оказался Нестор Никулин. На первом же допросе он во всём признался и выдал соучастников.

Оказалось, что убийство организовал екатеринбургский купец Пётр Дмитриевич Марянич. Он нашёл канал сбыта золота в лице местного мещанина Василия Верходанова и подобрал грабителей. План был таким: некие люди по его наводке выкрадывают у Меджера золото, затем одну часть они прячут, а другую продают по дешёвой цене Маряничу, тот уступает металл «в долг» Верходанову, который должен отвести ценности в Казань или Петербург. В результате убийцы имеют наличные деньги, а Марянич и Верходанов приличную прибыль (до 100 %) от разницы покупной и продажной цены.

Вместе с Никулиным на дело пошли мещанин Жуков и двое мастеровых с Верх-Исетского завода – Дружинин и Рыков. Вооружившись пистолетами, пешнями и ломом, четверка на двух лошадях прибыла на заимку Меджера. Пока Рыков убивал караульщика, Никулин выставил в доме окно. В первой же комнате преступники обнаружили бутылки со спиртным и стали пить. Поднятый шумом с постели хозяин отворил дверь и лишь успел вымолвить «Что вам надо?», как получил удар по голове от Рычкова. Обыскав комнаты и отыскав запасы золота, преступники отправились в Екатеринбург делить добычу.

Позже один из воров подвёл организатора и попытался сбыть свою долю другому покупателю. Все замешанные в этом громком деле были пойманы и наказаны. Марянича публично били плетьми, клеймили и сослали на каторжные работы в Сибирь. Исполнители убийства пытались бежать из тюрьмы, но были задержаны.

Меджер и убийцы были хорошо известны друг другу, поскольку все они проходили по делам Троицкой комиссии, расследовавшей несколькими годами ранее массовую торговлю краденым золотом на Южном Урале. Следствие тогда не смогло доказать виновность многих подозреваемых и они были отпущены «с сильным подозрением». Позже Меджер нашел легальный способ заработать большие деньги, однако из поля зрения своих «деловых партнеров» не выпал.

Литература:

Бакин Игнат. Первое заказное убийство на Урале // Новый День, 10.10.2014.
Беркович Артём. По страницам уголовной хроники старого Екатеринбурга
Ищенко Василий. Паровая машина после Ползунова // Уральский следопыт, № 8, 2006.
Корепанов Н.С. В провинциальном Екатеринбурге (1781-1831 гг.).

Павел Распопов

UraloVed.ru

Читайте также: