Ураловед

Познавайте Урал вместе с нами!

Год назад в статье «В поисках Дмитрия Мамина», опубликованной на сайте краеведа Юрия Сухарева, я впервые рассказал о своих генеалогических изысканиях, в ходе которых обнаружились ранее неизвестные сведения об одной из ветвей церковнослужительского рода Маминых. За прошедший год на эту тему были написаны еще несколько статей, опубликованных в районных газетах Пермского края, сделаны несколько сообщений на генеалогических конференциях. Естественно, была продолжена поисковая работа в архивах, общение с региональными краеведческими музеями и другими исследователями.

То обстоятельство, что интересующие меня представители семьи Маминых служили в различных храмах, находившихся в основном на территории современного Пермского края, неизбежно привело меня от генеалогического исследования к краеведческому – я узнал об огромном количестве населенных пунктов с интересной историей. В основном это небольшие села, многие из которых (судя по доступным в Интернете фотографиям) довольно живописны. Большинство храмов, в которых служили Мамины, или не сохранились, или стоят в заброшенном виде. К сожалению, обстоятельства пока не позволяют мне самому выбраться на Урал и увидеть это все своими глазами.

В данной статье, хоть она и содержит ряд биографических сведений, мне в первую очередь хотелось рассказать о некоторых из населенных пунктов на территории Пермского края, где служили и обрели последнее пристанище священнослужители из рода Маминых.

Димитрий Антонович. Село Алтыновское Красноуфимского уезда

Родоначальником пермской ветви Маминых стал Димитрий Антонович, родившийся в 1823 году в семье священника Троицкой церкви села Истокского Екатеринбургского уезда. Истокское было родовой колыбелью данной священнической династии: здесь в 1712 г. начал свое служение первый священник по фамилии Мамин – Василий Игнатьевич. Сейчас это село находится в Каменском городском округе Свердловской области.

Димитрий был младшим из семерых детей в семье, где было четыре сына и три дочери. Восприемником при его крещении был старший брат Никита [1], вероятно рано умерший, так как после 8-й ревизии (1833 г.), когда он учился в Пермской семинарии, нигде более Никита не упоминается. В определенном смысле можно сказать, что через духовное родство со старшим братом Димитрий «унаследовал» старшинство в роду Маминых. И действительно, проживший долгую жизнь и значительно переживший своих братьев и других старших родственников, Димитрий Антонович фактически был старейшиной в роду церковнослужителей Маминых. Он скончался в действующем сане и при этом в довольно преклонном возрасте – 73 года.

Прежде, чем продолжить свой рассказ, хотел бы сразу ответить на часто задаваемый вопрос о степени родства пермских Маминых с Д.Н. Маминым-Сибиряком: Димитрий Антонович был троюродным братом деда писателя, Матвея Петровича. Имена священников Маминых, Димитрия Антоновича и Наркиса Матвеевича, часто встречаются рядом в епархиальной печати, в частности – в списках депутатов епархиального съезда 1870 года [2]. Так что они наверняка общались лично, хотя никаких документальных свидетельств этого не сохранилось. Заметим, что Наркис Матвеевич был младше своего троюродного дяди всего на четыре года.

Наркис Матвеевич Мамин с сыновьями

Наркис Матвеевич Мамин с сыновьями Дмитрием и Владимиром

В декабре 1844 г. Архиепископом Пермским и Верхотурским Аркадием выпускник Пермской духовной семинарии Димитрий Мамин рукоположен в сан священника и определен к Сретенской церкви Бизярского завода в Осинском уезде. В 1848 г. он переведен к Георгиевской церкви села Дальне-Дубровского Оханского уезда. Здесь, в Дальне-Дубровском, в сентябре 1849 г. скончался и был погребен отец Димитрия – к тому времени заштатный священник Троицкой церкви села Истоцкого Антоний Мамин.

Георгиевская церковь села Дуброво

Георгиевская церковь села Дальне-Дубровского (ныне – Дуброво). Современный вид. (Фото Н.В. Красноперовой)

В мае 1852 г. Димитрий Антонович переведен к Успенской церкви села Алтынновского Красноуфимского уезда, где он прослужит почти 40 лет, до 1890 года.

Село Алтынное

Панорама села Алтынное. (Фотографии из фондов Октябрьского районного музея; предоставлены автору директором музея С.А. Целищевым)

На основе обнаруженных архивных материалов по Алтыновской церкви удалось составить некоторое впечатление о характере Димитрия Антоновича. Судя по всему, его взаимоотношения с жителями Алтыновского складывались непросто, свидетельства чему можно найти в клировых ведомостях Успенской церкви: в 1872 г. священник Мамин «привлекался к следствию по ответственности в уничтожении межевых знаков», что, впрочем, было оставлено без наказания; в 1873 г. – «состоял под следствием по жалобам прихожан»; в 1875 г. – «привлекался за отвлечение церковных сторожей от их обязанностей на свои работы, за угрозы и выговоры» [3]. В документах Красноуфимского уездного земства Димитрий Антонович также описывается, как человек «характера очень упрямого, … неспокойного нрава, постоянно судящимся с кем-нибудь или по многочисленным жалобам состоящий под разными следствиями» [4]. Однако при этом в клировых ведомостях присутствуют и положительные отзывы о деятельности священника: мы видим, что он в разные годы награждался за «труды по училищу», «усердное прохождение учительской должности», «отличное усердие при ведении дела постройки Алтыновской церкви».

Успенская церковь в селе Алтыновском (ныне это с. Алтынное Октябрьского района) построена в 1834 г. «тщанием прихожан». Первый престол освящен в 1840 г. Это было третье здание церкви в селе, предыдущие, деревянные, сгорели. В клировой ведомости за 1852 год читаем:

«Здание каменное, с такой же колокольней, каменная ограда. Престола два, в холодном приделе во имя Успения Божьей Матери, в теплом – во имя Георгия Победоносца. Причт – священник, дьяк, дьячек, пономарь».

В 1866 г., как раз при Димитрии Антоновиче, добавился новый (теплый) престол − в честь пророка Ильи.

Успенская церковь

Успенская церковь. 1960-е гг.

Если во второй половине ХIХ века село Алтыновское было крупным волостным центром Красноуфимского уезда (в 1851 году в приходе церкви было 372 двора, население составляло около 2 500 человек − 1175 мужских и 1329 женских душ), расположенным на довольно оживленном тракте, то современное Алтынное − пограничное, расположенное в 8 км от границы со Свердловской областью, а дорога в него − тупиковая. Население села не превышает 500 чел.

В 1930-х годах Успенская церковь в Алтынном была закрыта. Длительное время здание было заброшено, сейчас храм возвращен Церкви, но находится в довольно плачевном состоянии. От церковной ограды остались лишь столбы ворот из белого известняка и каменная лестница. На одном из столбов можно прочитать:

Каменная лестница и надпись в Алтынном

Сия ограда устроена в царствование
Государя императора Александра 3-го
по благословению Владыки Вассиана Епископа
Пермского и Верхотурского
при содействии настоятеля Церкви
Священника Димитрия Антонова Мамина

Директор Октябрьского районного музея С. А. Целищев передал мне рассказ одного из местных жителей, который много лет назад был в Алтынном и видел у северной стены заброшенного храма надгробную плиту, на которой читалась фамилия умершей: Мамина. Услышав об этом около года назад, я предположил, что это могила жены Димитрия Антоновича – Павлы Федоровны, скончавшейся предположительно около 1884 г. Казалось, что проверить это невозможно: надгробная плита по всей вероятности была скрыта под руинами обрушившейся стены храма, а метрические книги Успенской церкви за эти годы не сохранились… Но, как сказано в Священном Писании, «Ищите и обрящете»! Недавно Сергей Анатольевич прислал мне фотографии надгробного памятника, который был обнаружен и собран из разрозненных фрагментов. Надписи на памятнике читаются с трудом, но даже по фотографиям удалось разобрать:

Памятник

Под сим памятником погребено
тело Священника Димитрия Мамина
жены Павлы Феодоровны
имевшей от роду 60 лет и скончавшейся 29-го Апреля 1884 г.
и бывшей в супружестве с 10 Ноября 1844 г.
по день своей смерти.
Мир душе твоей и мир праху твоему
Досточтимая супруга Павла Феодоровна
твой С. многогрешный Иерей
Димитрий Антонов Мамин
Павла Феодоровна
воспитала 4-х сыновей
Николая Антония Димитрия и Алексия
которые Милостью Божией и помощью Божией Матери
священствуют и молятся Богу и будут Ему
милосердному молиться о спасении души твоей
незабвенной матери до кончины живота своего

В начале 1890 года Димитрий Антонович переведен из Алтыновского на Верхне-Сергинский завод. Внутри же Алтыновского храма находится еще одно свидетельство его пребывания здесь: на старом месте престола в честь Св. Георгия Победоносца, перенесенного в 1863 г., вероятно в ходе расширения храма, установлен памятный знак с надписью:

«Этот памятник своим усердием поставил в память 45(44?) летней своей беспрерывной священнической службы, и 37 летней в Алтыновском селе Алтыновской Успенской церкви священник Димитрий Антонов Мамин. 1889 года декабря 10 дня».

Село Монастырское Чердынского уезда

На Верхне-Сергинском заводе Димитрий Антонович прослужил около полутора лет и в июле 1891 г. был почислен за штат. Однако полтора года спустя, в январе 1893 г., он определен священником церкви Монастырского села Чердынского уезда, где и окончит свой земной путь и свое служение. Скончался Димитрий Антонович Мамин 15 января 1896 года. [5]

Метрическая запись о смерти Д.А. Мамина

Метрическая запись о смерти Димитрия Антоновича Мамина

Село Монастырское (ныне – дер. Монастырь Гайнского района) образовалось на месте Троицкой, или Плесненской пустыни, впоследствии – Свято-Троицкого монастыря. Годом его основания считается 1539-й. Сохранились сведения, что первая церковь была построена как курная изба, без единого гвоздя, и топилась по-черному. После того, как она сгорела – вероятно, в начале XVII века – на ее месте была построена другая, простоявшая около трех веков. Фотографии этой церкви, сделанные в начале ХХ века, имеются в Институте истории материальной культуры РАН.

В XVIII веке Троицкий монастырь был упразднен. Существовавшее на этом месте поселение стало обычным селом, сохранившим от монастыря лишь название. Монастырская Свято-Троицкая церковь стала обычным приходским храмом, даже не самостоятельным, а приписным. Со временем население села росло, церковь ветшала, и к 1871 году в Монастырском был построен новый храм, освященный во имя Святителя Николая Чудотворца. По данным 1885 г., к приходу Николаевской церкви относилось 12 деревень, а общее число прихожан составляло 564 человека. Их них непосредственно в Монастырском проживало около двухсот.

Непонятна судьба старой, Свято-Троицкой церкви, построенной в XVII веке. Есть информация, что в 1890-е годы Пермская губернская архивная комиссия пыталась заниматься ее сохранением, якобы в храме даже был сделан ремонт и велись службы – возможно, это происходило после того, когда новая, Николаевская церковь, погибла во время пожара. Пожар в Монастырском случился в 1902 году. Новый храм, дошедший (правда, в весьма плачевном состоянии) до нашего времени, был построен на месте сгоревшего и освящен в декабре 1909 г. На сохранившихся в фондах Института истории материальной культуры РАН фотографиях 1908-17 годов мы можем увидеть вновь отстроенное здание «послепожарной» Николаевской церкви и сохранившееся еще на тот момент ветхое здание Свято-Троицкой церкви XVII века. Вероятно, оно было разобрано после революции.

Здание Свято-Троицкой церкви в селе Монастырь

Здание Свято-Троицкой церкви (фото 1908 г. из фондов ИИМК). На заднем плане – Николаевская церковь

Помимо самого здания церкви, в Монастыре представляют интерес и сохранившиеся жилые дома – хоть они и построены в начале ХХ века, при их строительстве, по мнению специалистов, использованы старинные технологии XVII века.

Чердынский край, ввиду своей удаленности и труднодоступности, издавна был местом заключения и ссылки. Здесь, в Ныробе, в 1602 году скончался дядя первого царя из рода Романовых – боярин Михаил Никитич Романов. Неподалеку отсюда, в селе Кай жил в ссылке революционер Ф. Э. Дзержинский, бежавший в 1899 г., сплавившись по Каме.

В ХХ веке «пенитенциарный» потенциал этого региона был использован в полной мере. Десятки тысяч переселенцев, которых завозили на баржах по Каме и высаживали в тайге, погибли в этих краях от голода и лишений. О трагических страницах истории этих мест сейчас напоминает поклонный крест, установленный в 2003 году на берегу Камы неподалеку от Николаевской церкви.

Памятный крест в д. Монастырь

В начале 2000-х годов группой энтузиастов, учёных и специалистов во главе с к.э.н., руководителем группы компаний «Финист трэвел» Ольгой Молчановой была организована экспедиция по оценке потенциала территории села Монастырь и близлежащих деревень бывшей Плесненской пустыни. Исследование проводилось всесторонне – с привлечением экологов, этнолингвистов, специалистов в области образования, культуры, истории и туризма. На основе результатов работы экспедиции был разработан комплексный проект создания историко-природного, этнографического, мемориального и туристического комплекса «Северный Монастырь».

Данный проект предполагал возрождение заброшенной деревни и создание здесь, на красивейшем берегу Камы, музейно-заповедного комплекса, который бы наглядно отражал жизнь в российской провинции, вдали от центральных регионов и крупных городов, начиная с XV-XVI веков. К сожалению, этот проект не был реализован – авторы проекта не смогли найти инвесторов, а региональные власти, как это часто бывает, молчаливо устранились от проблемы. Долгие годы Николаевскую церковь даже не могли (или по каким-то причинам не хотели) включить в перечень объектов культурного наследия, что является необходимым первым шагом для ее если не восстановления, то хотя бы консервации.

Церковь в деревне Монастырь Чердынского района

Церковь в деревне Монастырь

Фотографии д. Монастырь предоставлены О.И. Молчановой

Храм продолжает разрушаться, а где-то возле него, в ныне безымянном месте покоится прах священника, более полувека прослужившего на пермской земле и ставшего родоначальником пермской ветви священнической семьи Маминых. Церковнослужителями были все четыре сына Димитрия Антоновича, трое внуков и один из правнуков, при этом почти все они (кроме одного из сыновей) служили именно в географических границах современного Пермского края.

Николай Димитриевич. Архангело-Пашийский завод

На сохранившемся надгробном памятнике в Алтыновском перечислены имена четырех сыновей Димитрия Антоновича и его супруги Павлы Федоровны – Николай, Антоний и Димитрий и Алексей. Все они окончили семинарию и были священниками. Старший, Николай Димитриевич, родился в 1845 г. в Бизярском заводе, где в то время служил его отец. В 1866 году окончил Пермскую духовную семинарию по второму разряду. Интересно, что в этот год семинарию окончили четверо Маминых – это были, помимо Николая, его родной брат Антоний Димитриевич, двоюродный брат Димитрий Алексеевич и четвероюродный племянник Антонин Валерианович, один из внуков Матвея Петровича Мамина, деда Д. Н. Мамина-Сибиряка.

К сожалению, не удалось обнаружить сведений о семье самого Николая Димитриевича. Священник в момент рукоположения в сан обязательно должен был быть женат; Николай Димитриевич рукоположен и определен к церкви Усть-Сылвинского села Пермского уезда в ноябре того же 1866 года, значит женился он где-то летом-осенью. Судя по всему, его супруга вскоре скончалась, и детей у них не было. Во всяком случае, во время службы в Архангело-Пашийском заводе он уже числится вдовцом.

В 1872 г. Н.Д. Мамин переведен в село Калинское Пермского уезда и, наконец, в 1875 г. – в Архангело-Пашийский завод, где он прослужит более 20 лет, до своей кончины.

Чугунолитейный завод на реке Пашии был основан князем М. М. Голицыным в 1786 г. Столь крупный населенный пункт был немыслим в то время без собственной церкви, поэтому князь Голицын дает указание: «строить церковь, выбрав место пристойное». Для строительства храма была выбрана господствующая над поселком возвышенность. Место оказалось настолько удачное, что даже в нынешнем своем плачевном состоянии возвышающаяся над Пашией Свято-Троицкая церковь (вернее то, что от нее осталось) поражает своей величественностью.

Архангело-Пашийский завод

Архангело-Пашийский завод. 2-я пол. XIX в.

Свято-Троицкая церковь в Пашии

Свято-Троицкая церковь. 1880-е гг. (фотографии предоставлены МБУК "Пашийская библиотека")

Кто был автором проекта Архангело-Пашийской церкви, неизвестно. Однако некоторые исследователи-краеведы приписывают авторство Андрею Никифоровичу Воронихину, создателю Казанского собора в Санкт-Петербурге [6]. Как известно, Воронихин был крепостным графа Строганова, двоюродного брата жены владельца Архангело-Пашийского завода Анны Александровны Голицыной. Архитектор был зависим от своих бывших хозяев, и часто был вынужден выполнять различные заказы по их поручениям. Предположительно, одним из таких поручений и мог являться проект Архангело-Пашийской церкви. Вероятнее всего, храм был заложен в год основания завода, летом 1786 года. А уже через четыре с половиной года, здание было возведено и в праздник Крещения в январе 1791 года в храме освятили первый престол во имя Богоявления Господня. Второй престол, во имя Архистратига Михаила, был освящен в 1794 году, а третий, в верхнем храме – во имя Святой Троицы – в 1827.

Свято-Троицкая церковь, как указано в клировой ведомости, – «каменная, двухэтажная с каменною колокольнею и ограждена каменною оградою с деревянными решетками». Впоследствии обветшавшие деревянные решетки были заменены ажурными металлическими. Встроенная в верхнюю часть здания церкви колокольня имела 16 колоколов различного звучания, а в чердачном помещении находились механизмы курантов. Стены и потолки церкви были покрыты росписями, выполненными, вероятно, художниками иконописной мастерской Строгановых из Пыскорского монастыря. Остатки этих росписей и сейчас еще можно разглядеть на сохранившихся частях здания. Из внутреннего убранства церкви до нашего времени сохранились лишь несколько деревянных скульптур, вывезенных в 1920-е годы и хранящихся в Пермской государственной художественной галерее.

К Троицкой церкви, помимо основного заводского поселения, относились также и расположенные поблизости – Верхний завод, Зыковский рудник, деревня Всесвятская. В епархиальном адрес календаре на 1885 год в списке соборов и церквей о церкви Архангело-Пашийского завода сказано:

«Троицкая, каменная, 2 эт., постр. 1791 г; от губ. г. 175, от благочиния 80 верст. Прихожан 1479, деревень 3, в 4-20 в., 1 дер. (рудн.) преп. болота… Земли пахотной 99 дес., неуд.; домов 3».

Более полная информация содержится в клировой ведомости. Из нее мы узнаем, что выделенные заводовладельцем 99 десятин земли церковнослужителями не используются, «по бесплодности и неудобности грунта, каменистого и болотистого, к обработке». Для церковного притча были построены три деревянных дома; также церкви принадлежало девять лавок, построенных в пользу церкви прихожанами на заводской площади. К церкви было приписано и несколько расположенных поблизости часовен, к которым ежегодно совершались крестные ходы.

В середине XIX века в Архангело-Пашийском заводе были открыты мужское и женское приходские училища. С этих пор настоятели Троицкой церкви выполняли не только сугубо религиозную, но и образовательную функцию. Так, в №39 «Пермских епархиальных ведомостей» от 27 сентября 1872 года читаем следующее объявление:

«Предложение Его Высокопреосвященства, от 21 сентября сего года за №479. Во всеобщее сведение воспитанников окончивших курс семинарского учения и священников, ищущих перемещения, напечатать в следующем же нумере: праздно священническое место при церкви Архангело-Пашийского завода, Пермского уезда. Желающий занять оное, с обязанностию приходского священника, должен принять обязанность законоучителя в мужеском и женском училищах Архангело-Пашийского завода».

Николай Димитриевич, как мы знаем, принял и исполнял эти обязанности чуть более 20 лет – с 1875 по 1896 годы. О его пастырской деятельности и ее оценке современниками можно судить по заметке в «Пермских епархиальных ведомостях», опубликованной в №2 от 16 января 1892 года. Так как подобные сообщения в официальном печатном органе епархии публиковались нечасто, приведу ее текст целиком.

Двадцатипятилетие служения в священном сане священника Пашийской церкви, Пермского уезда, Н. Д. Мамина. – В конце ноября месяца истекшего 1891 года, с благословения и разрешения Его Преосвященства, Преосвященнейшего Владимира, епископа Пермского и Соликамского, в Пашийском заводе скромно отпраздновано было 25-летие служения в священном сане священника Николая Димитриевича Мамина. 27 ноября в Пашийском заводе к о. Николаю съехались священники близких сел 2-го благочиннического округа Пермского уезда, с о. благочинным во главе, и поднесли ему икону Святителя Николая в сребро-озлащенной ризе; при чем о. благочинный обратился к нему от лица всех присутствующих с следующей краткой речью, в которой и обрисовал его деятельность, как приходского пастыря и душевные качества, как человека, снискавшие ему общую любовь среди священнослужителей благочиннического округа:

«Досточтимый и пречестнейший
о. Николай Димитриевич!

Настоящее скромное торжество, по случаю исполнившегося 25-ти летнего твоего служения в священном сане, побуждает меня от лица всех присутствующих здесь обратиться к тебе с несколькими словами. Мы собрались в сем св. храме в настоящий день затем, чтобы принести благодарение Богу, что Он по своей благости благоволил прожить тебе толикое число лет на благо святой православной нашей 15 церкви. Прожить 25 лет в сане священника, заслужить расположение и любовь своей паствы – это по истине великая заслуга пастыря; это показывает, что пастырь добросовестно выполняет свой пастырский долг, значит он имеет в себе черты, которые заставляют относиться к нему с уважением, внушают к нему любовь. Что же мы видим, смотря на твою жизнь среди вверенной тебе паствы? Мы видим любовь, расположение паствы к пастырю. А это в свою очередь показывает, что ты свято исполняешь свой пастырский долг, имеешь добрые душевные качества, которые заставляют относиться к тебе с такой любовью. И действительно, хорошо зная твою жизнь, мы должны сказать, что ты не леностный пастырь: во всякое время года, не страшась ни суровой зимы, ни зноя лета, ни трудности пути, ни заразной болезни, спешить утешить и напутствовать больных, рискуя, быть может, пожертвовать своим здоровьем. И как все это делается? Без тени ропота или упрека, а с полною охотою и любовью. Точно такие же отношения, чисто братские, были и есть между тобою и клиром вверенной тебе церкви. Твое смирение и любовь к ближнему, можно сказать, чисто идеальные, заставляли людей, даже недоброжелательно относившихся к тебе, говорить, что ты имеешь ангельскую доброту. Вот те мотивы, которые побудили в сей знаменательный для тебя день твою паству, твоих духовных детей прибыть в сей св. храм, чтобы вознести общее благодарение Господу Богу за столь счастливо прожитое тобою время и вместе с сим испросить у Подателя благ новых тебе сил и здоровья для дальнейшего служения св. православной церкви. С этою целью и в знак глубокого к тебе уважения и преданности мы приносим тебе св. икону Святителя Николая, соименного твоего святого: да послужит он тебе образцом кротости и смирения и в дальнейшей твоей жизни на благо св. православной церкви и вверенной тебе паствы.»

Вся жизнь священнослужителя протекала на глазах его паствы. Очевидно, что перед нами не просто «дежурное» юбилейное поздравление – «любовь и расположение паствы к пастырю» в данном случае были и искренним, и взаимным.

В газетной статье не указано никаких имен, кроме имени самого юбиляра. Но из данных о священнослужителях Пермской епархии известно, что благочинным 2-го округа Пермского уезда в то время был Илия Иоаннович Любимов, священник церкви Верхне-Чусовского села, до этого служивший в Камасинском, неподалеку от Архангело-Пашийского завода. Пройдет чуть более четырех лет, и тот самый о. Илия Любимов, в сослужении священников Петра Словцова, Алексея Дягилева и Алексея Сокольского, здесь же в Свято-Троицкой церкви будет отпевать и хоронить о. Николая Димитриевича, скончавшегося от чахотки 24 марта 1896 года.

Николай Димитриевич Мамин был погребен в ограде церкви, в которой он отслужил большую часть жизни. Он был одним из немногих, если не единственным, служившим в этом храме столь продолжительное время, и при этом умершим в действующем сане. Данные о его захоронении имеются в материалах «Русского провинциального некрополя», собранных по инициативе великого князя Николая Михайловича в 1908-1916 годах, и в наше время частично изданных [7]. По воспоминаниям жителей поселка, на могилах церковнослужителей в церковной ограде стояли мраморные памятники.

Метрическая запись о смерти Н.Д. Мамина

Метрическая запись о смерти Николая Димитриевича Мамина

В фондах Государственного архива Пермского края находится большая коллекция метрических книг Пермской епархии. Среди них – почти все метрические книги Архангело-Пашийской церкви. Анализ этих материалов позволяет дополнить рассказ еще некоторыми штрихами. Прежде всего, следует отметить, что в Архангело-Пашийском заводе бывали и другие представители семьи Маминых, ближайшие родственники Николая Димитриевича. Так, в 1892 году, по крайней мере, некоторое время, здесь живет у своего старшего сына Димитрий Антонович. Он в это время заштатный священник, после отрешения от места на Верхне-Сергинском заводе. Мы это узнаем из сделанных им записей в метрической книге: вероятно, он подменял сына на время его болезни или отъезда. Ранее, в 1889-90 годах, в Архангело-Пашийской церкви служит «исправляющим должность» псаломщика родной племянник Николая Димитриевича, Димитрий Димитриевич Мамин. Наверное, сын священника Ново-Ильинского села по окончании Пермского духовного училища был отправлен к дяде так сказать на профориентацию, для освоения профессии. Однако впоследствии он предпочтет духовной службе гражданскую и будет служить чиновником акцизного ведомства.

В последний раз фамилия Мамин встречается в метрической книге Свято-Троицкой церкви в мае 1896 года. Уже скончался о. Николай; на его место назначен и прибыл из Кольцовского новый священник, Константин Шестаков. На могилу о. Николая в Архангело-Пашийский завод приезжают два его младших брата, Антоний и Димитрий. Полагаю, что новый священник отлучился по каким-то делам, возможно связанным с переездом своей семьи. Так что еще около недели, в память о Николае Димитриевиче, под сводами Архангело-Пашийской церкви будет звучать голос Маминых. [8]

В 1929 году Свято-Троицкая церковь была закрыта. С нее были сняты 17 кресты и колокола, и начались многократные попытки приспособить здание церкви под другие нужды. Сначала на первом этаже были организованы школьные мастерские – столярная и слесарная; затем планировалось переустроить здание под школу ФЗУ. Верхний этаж церкви в середине 30-х годов пытались использовать под кинотеатр, но в верхней части колокольни возник пожар, который распространился на весь второй этаж. Затем возник еще один проект переустройства здания, на сей раз под среднюю школу, но его реализации помешала Великая Отечественная война. В военные годы, в связи с размещением в поселке эвакогоспиталя и большим наплывом эвакуированных, нижний этаж церкви был переоборудован в хлебопекарню, просуществовавшую до 1967 года. Наконец, в 1967 году начинаются работы по переустройству здания под физкультурный клуб, но вскоре и они были прекращены.

Работы по консервации здания церкви не проводились, в результате оно стало окончательно разрушаться. Церковная ограда также была разрушена, находившиеся в ограде надгробные памятники вывезены. Есть информация, что часть из них сохранилась.

Возможно, где-то на складах поселкового кладбища находится и плита с именем Николая Димитриевича Мамина…

Свято-Троицкая церковь в Пашии в наши дни

Свято-Троицкая церковь. Современный вид

Димитрий Димитриевич. Село Калиновское Осинского уезда

Димитрий Димитриевич родился в Бизярском заводе в 1848 г. В 1870 году окончил Уфимскую духовную семинарию, некоторое время служил учителем Богородского сельского училища. Осенью 1871 года рукоположен в сан священника и определен к церкви села Вильвинского Чердынского уезда. Через полтора года, в начале 1873 г., его переводят к церкви Юго-Камского завода Пермского уезда, а еще через два – в село Сивинское Оханского уезда. Здесь он прослужит помощником настоятеля до лета 1882 года. Затем на протяжении восьми лет Димитрий Димитриевич Мамин – настоятель церкви села Ново-Ильинского Пермского уезда. В конце 1890 года он будет переведен на место отца в Алтыновское, где прослужит чуть более пяти лет. В 1896 г., с 16 апреля по 2 августа, Димитрий Димитриевич «был за штатом по болезни» [9], после чего определен к Николаевской церкви Калиновского села, где прослужит четыре года. Скончался Димитрий Димитриевич в Калиновском 21 августа 1900 г., согласно записи в метрической книге – «от порока сердца» [10]. Полагаю, что выражаясь современным языком, это либо инфаркт, либо острая сердечная недостаточность.

Метрическая запись о смерти Д.Д. Мамина

Метрическая запись о смерти Димитрия Димитриевича Мамина

В период службы в Калиновке Димитрий Мамин заведовал Калиновской церковно-приходской школой, был законоучителем Деменевского народного училища. Его «отлично-усердная служба по народному образованию» (а продолжалась она на разных местах его священнического служения более 25 лет) неоднократно была отмечена церковными наградами: в мае 1893 г. «преподано благословение от Святейшего Правительствующего Синода», а в июне 1899 г. «объявлена благодарность от Епархиального Училищного Совета». Последнее – именно за заведывание Калиновской школой. [9]

Церковь в селе Калиновском (ныне в Чернушинском районе) построена в 1881 году. Здание церкви и колокольня деревянные. Освящена 1 декабря 1881 г. в честь Святителя Николая Чудотворца. Позднее, в 1886 г., вокруг церкви была построена ограда. На церковной земле были построены дома для церковнослужителей. Также к церкви относилось здание церковно-приходской школы. Школа была построена «на счет церкви» и открыта в 1885 г., при ней имелась небольшая библиотека и общежитие для приходящих учеников. К приходу церкви в 1890-е годы, помимо самого села, относилось девять деревень; численность прихожан (по данным 1897 г.) – 1668 душ мужского и 1832 женского пола, всего 432 двора.

Здание церкви в с. Калиновка

Здание церкви в с. Калиновка. Современный вид

В октябре 1935 г. на общем собрании колхозников и единоличников было принято решение о закрытии церкви, как «гнезда вредительства колхозному строю» и передаче ее здания под культурное учреждение. Здание церкви с некоторыми перестройками существует и поныне, здесь находится Дом культуры.

Согласно записи в метрической книге, Димитрий Димитриевич был похоронен в церковной ограде. Узнав об этом, я решил попытаться найти его могилу. В поисках информации по истории села, которая могла бы мне помочь, я обратился в Калиновскую школу. Благодаря помощи ее директора, Галины Степановны Маковой, и Владимира Петровича Садкова, работавшего в школе учителем истории, мне удалось узнать – хотя никаких памятных знаков не сохранилось, место возле храма, где был похоронен священник, известно. Расспросив по моей просьбе жителей села, Галина Степановна выяснила, что там был похоронен не один, а два священника! При этом – как причудлива человеческая память! – имен их никто не помнил.

Изучив клировые ведомости и метрические книги Николаевской церкви я выяснил, что вторым (вернее, первым по дате кончины) был умерший шестью годами ранее Димитрия Мамина Федор Васильевич Соколов [11]. Он был первым священником, служившим в этом храме – с 1881 по 1894 годы. Именно его стараниями в Калиновке была устроена церковно-приходская школа.

Метрическая запись о смерти о. Федора Соколова

Метрическая запись о смерти о. Федора Соколова

Обнаружилось также, что погребенные рядом связаны не только служением в одном храме, но и родственными узами – 6 февраля 1898 года, уже после кончины о. Федора Соколова, его младший брат Иоанн Васильевич, на тот момент псаломщик Аряжской церкви, здесь, в калиновской Николаевской церкви, венчался с дочерью о. Димитрия Мамина – Павлой Димитриевной. Воистину непостижим промысел Божий!

Место погребения Димитрия Мамина и Федора Соколова в селе Калиновском сейчас никак не отмечено – но коль скоро оно известно, есть надежда, что со временем там появится памятный знак, подобающий месту погребения служителей Церкви.

Дочери о. Димитрия Мамина. Село Чатлык Красноуфимского уезда и... (?)

Галина Степановна Макова рассказала мне еще одну интересную деталь: у дороги из Калиновки в Шишовку долгое время росли три березы, которые уже в наши дни были убраны при очередном ремонте дороги. По преданию, березы были посажены «тремя поповскими дочерьми», которые жили в Калиновке. Я просмотрел клировые ведомости до 1914 года - три дочери были только у Димитрия Мамина! Их имена известны – Павла, Елизавета и Анна. Их старшая сестра Алевтина к моменту назначения отца в Калиновку уже была замужем и здесь не жила. О сыне священника, тоже Димитрии Мамине, который приходится мне прадедом, я уже упоминал. Что же касается дальнейшей судьбы сестер Маминых, то о них известно следующее.

Алевтина Димитриевна с 1892 г. замужем за псаломщиком Успенской церкви села Алтыновского Вениамином Петровичем Задориным. Сын священника Нижне-Сергинского завода, Вениамин Задорин учился в Екатеринбургском духовном училище. Служил в храмах Красноуфимского уезда: более 10 лет, с 1892 по 1906 годы – в Алтыновском, затем переведен в село Быково. В 1907 г. рукоположен в сан диакона. С 1910 г. служил в селе Верх-Тиса. В начале февраля 1917 г. рукоположен в сан священника и определен к вновь открытой Вознесенской церкви села Чатлык (ныне в Красноуфимском округе Свердловской области). Там он прослужил как минимум до 1925 г. (в этом году он как священник указан в списке граждан, лишенных избирательных прав [12]), его дальнейшую судьбу пока установить не удалось. По воспоминаниям старожилов села Чатлык, после смерти жены о. Вениамин вскоре куда-то уехал или был переведен. А матушка Алевтина была похоронена в Чатлыке возле церкви.

Церковь в селе Чатлык

Здание церкви в с. Чатлык (не сохранилось). 1930-е гг. (фотография с сайта Екатеринбургской епархии)

Вознесенская церковь в наши дни

Вознесенская церковь в с. Чатлык. Современный вид

В семье Задориных было четверо детей – сын Николай и дочери Ольга, Юлия и Елизавета. Удалось установить, что Ольга Вениаминовна (1896-1958) была замужем за протоиереем Борисом Николаевичем Чечулиным (1892-1944), служившим в советские годы в Богородице-Казанской церкви Нижне-Исетского завода (ныне – в Чкаловском административном районе г. Екатеринбурга). Они похоронены в Екатеринбурге на Ивановском кладбище.

Борис Чечулин

Борис Чечулин – учащийся 6-го класса Пермской духовной семинарии. 1913 г. (из фондов ГАПК)

Николай Задорин служил псаломщиком в селах Оханского уезда – сначала в Пихтовском, затем – в Кленовском. В сентябре 1915 г. мобилизован. В 1920-22 годах он с женой и двумя сыновьями указан в клировых ведомостях села Чатлык в составе семьи о. Вениамина, род занятий самого Николая из этих документов неясен.

Вторая из сестер Маминых, Павла Димитриевна, была замужем за псаломщиком церкви села Аряжского Осинского уезда Иоанном Соколовым. Впоследствии он служил в селе Савинском того же уезда [13]. В мае 1914 г. рукоположен в сан диакона и определен к Крестовоздвиженской церкви с. Серги (ныне – в Кунгурском районе). [14]

Елизавета Димитриевна Мамина в 1903 г. окончила Пермское Епархиальное женское училище. В 1903-1905 гг. служила учительницей в Сыринском училище Красноуфимского уезда; в 1905-1907 гг. – воспитательницей в Пермском Епархиальном женском училище.

Наконец, младшая из сестер, Анна Димитриевна, в 1902-1907 гг. училась в Пермском Епархиальном женском училище, окончила 5 классов.

К сожалению, известные мне сведения о трех младших дочерях о. Димитрия Мамина довольно скудны. Неизвестна также и дальнейшая судьба их матери, вдовы священника Юлии Петровны Маминой. Надеюсь, что дополнительную информацию о них все-таки удастся обнаружить…

Николай Аполинариевич. Поселок Павловский Очерского района

Николай Аполинариевич родился в 1894 г. в селе Нердва Соликамского уезда в семье псаломщика (впоследствии – диакона) Аполинария Мамина. Аполинарий был сыном Антония Димитриевича и, соответственно внуком Димитрия Антоновича и племянником Димитрия Димитриевича. В 1911-м окончил Соликамское духовное училище, в 1912 г. определен псаломщиком к церкви села Ревизы Осинского уезда. Был женат на дочери священника села Ревизы Павла Иосафовича Асафова. Есть сведения, что в 1918 г. он был арестован белыми за помощь красноармейцам и несколько месяцев находился в заключении в г. Сарапуле, освобожден Красной Армией; некоторое время служил ротным писарем. Позднее, вероятно – около 1920 г., был рукоположен в сан священника, служил в с. Ошья Больше-Усинского района (ныне – в Куединском районе).

Церковь в селе Ошья

Церковь в с. Ошья. Современный вид. (фотография с сайта Чернушинского благочиния Пермской епархии)

В августе 1937 г. Н. А. Мамин арестован Больше-Усинским отделом НКВД и приговорен за «распространение контр-революционной пропаганды» к 10 годам лишения свободы. В 1939 г., на основании заявления жены о. Николая, Марии Павловны, направленного еще годом ранее наркому внутренних дел Ежову, его дело пересматривалось, даже производился допрос дополнительных свидетелей. Однако приговор был оставлен без изменения [15].  

Следственное дело Н.А. Мамина

Следственное дело Н.А. Мамина.

После освобождения Николай Аполинариевич несколько лет служил священником в селе Мыльники Оханского района, затем – в деревне Ромаши Очёрского района.

Отец Николай Мамин с прихожанами около Успенской церкви в деревне Ромаши

О. Николай Мамин с прихожанами возле Успенской церкви в д. Ромаши.

Настоятель Успенской церкви в Ромашах Н.А. Мамин

Настоятель Успенской церкви в д. Ромаши Николай Аполинариевич Мамин (фотографии из фондов библиотеки пос. Павловский)

Успенская церковь в Ромашах (первоначально – часовня) была построена в 1909 г. После революции закрыта, в 1943 г. открыта вновь и освящена как церковь. В настоящее время здание заброшено.

Церковь в деревне Ромаши

Церковь в д. Ромаши. Современный вид. (Фото Н.В. Красноперовой)

Проживал Николай Аполинариевич в пос. Павловский, где и скончался в 1974 году.

Могила Н.А. Мамина и его жены в поселке Павловский

Могила Н.А. Мамина и его жены на кладбище пос. Павловский. (Фото Н.В. Красноперовой)

Николай Аполинариевич был последним церковнослужителем в роду Маминых. Девять поколений этой семьи, начиная с истокского священника Василия Игнатьевича, принявшего духовный сан в 1712 году, на протяжении двух с половиной веков служили Русской Православной Церкви.

Примечания:

  1. ГАСО. Ф.6. Оп.3. Д.173. Л.163.
  2. Пермские епархиальные ведомости. 1870. №28, 15 июля. C. 394.
  3. ГАПК. Ф.356. Оп.1. Д.1.
  4. По следам предков. История Октябрьского района Пермского края с 1870 по 1946 годы. Автор-составитель Д. Шакуров. – Красноуфимск, ООО «ПК ТипоГрафф», 2016. – С. 31-32.
  5. ГАПК. Ф.719. Оп.11. Д.498. Л.103об.-104.
  6. Чувызгалова В.П. К истории Свято-Троицкой церкви при Архангело-Пашийском заводе // Пятые районные краеведческие Киреевские чтения / Сост. Л.К. Колосова. – Горнозаводск: МУ ЦБС, 2005. С. 4-10.
  7. Материалы к «Русскому провинциальному некрополю» великого князя Николая Михайловича (по документам РГИА). Выпуск 1. Екатеринбургская, Оренбургская и Пермская епархии. Публикация Д. Н. Шилова. СПб., Изд. ВИРД, 2003 г. С. 52.
  8. ГАПК Ф.719. Оп.1. Д.142а. Метрическая книга Свято-Троицкой церкви Архангело-Пашийского завода Пермского уезда Пермской губернии за 1896 год.
  9. ГАПК. Ф.463. Оп.1. Д.69. 27
  10. ГАПК. Ф.719. Оп.8. Д.829. Л.294об.-295.
  11. ГАПК. Ф.719. Оп.8. Д.829. Л.42об.-43.
  12. ГАСО. Ф. Р-88. Оп.9. Д.33. Л 364об.-365.
  13. Адрес-календарь Пермской Епархии на 1909 год. (Сост. диакон П. Ершов). – Пермь: Тип. В.А.Чердынцева, 1909; Справочная книга Пермской Епархии на 1912 год. (Сост. диакон П. Ершов). – Пермь: Тип. Н-ков П.Ф. Каменского, 1911.
  14. Пермские епархиальные ведомости. 1914. №16, 1 июня. C. 148.
  15. ПермГАСПИ. Ф.643/2. Оп.1. Д.4791.

Н.С. Карасёв

UraloVed.ru

Читайте также: 

Д.Н. Мамин-Сибиряк: трагедия жизни главного уральского писателя

Д. Н. Мамин-Сибиряк. По Зауралью (путевые заметки)

Чердынь в литературе