Ураловед

Портал знатоков и любителей Урала

5 1 2 3 4 5 Рейтинг: 5.00 Голосов: 6

Книга "История Соликамского сада" приурочена к 300-летию со дня рождения Григория Акинфиевича Демидова и 585-летнию города Соликамска. Рассказывает о самых интересных фактах из истории ботанического сада, а также о людях, тесным образом связанных с отечественной историей.

Редактор Евгений Смирнов

Соликамск, 2015 г.

 

К читателям

Несколько человек, называющие себя Соликамским Демидовским клубом на протяжении ряда лет изучают архивы Москвы и Петербурга, переписываются с сообществами в других городах, и даже странах, приглашают их, организуют научные конференции и фестивали цветов. Горожане с интересом следят за этой работой. Муниципальный «Мемориальный ботанический сад Г.А.Демидова» ежегодно принимает шесть тысяч посетителей. История Демидовского сада интересует многих. Соликамск – это русская провинция, питавшая и питающая Россию идеями и делами.

В 2015 году отмечалось 300-летие со дня рождения Григория Акинфиевича Демидова – нашего земляка, первого русского ботаника, достойнейшего отца семейства, покровителя наук и просветителя. Отмечая это событие, мы подготовили к публикации исторические факты, переводы и фрагменты документов, которые мы нашли в фондах библиотек и архивов. Ни одной «дерзко – смелой» гипотезы как-нибудь дополняющей пробелы в знаниях в данном тексте нет. Нам хочется рассказать, как исторический сад в Соликамске возник и как он закончился.

С благодарностью ко всем, кто нас поддерживает, друзьям, коллегам и покровителям.

Соликамский Демидовский клуб

Татьяна Дмитриевна Келлер

Евгений Витальевич Смирнов

Аркадий Павлович Суслов

Владимир Константинович Штибен

 

Начало истории

Венчание Григория Акинфиевича Демидова и Анастасии Павловны Суровцевой состоялось в мае 1731 года, возможно, в Богоявленской церкви Соликамска.

Относить же к этому времени факт создания ботанического сада в селе Красное, оснований нет. Председатель краеведческого общества М. В. Богданов исследовал в Пермском краевом архиве документы Соликамского магистрата. По документам полюбовный раздел имущества между сёстрами Анастасией, Федорой и вдовой Ивана Меньшого Аксиньей Григорьевной Суровцевой был произведён 15 июля 1732 года. Об этом пишет и сам Демидов. В доношении от 24 марта 1746 года, посланном в связи с начавшимся разделом отцовского наследства, он сообщает, что содержал приданое жены с 1732 года. Относительно села Красное в описи значатся каменная церковь и палаты из дерева. Вероятнее всего, дату создания сада следует сдвигать к концу 30-х годов. Некоторые авторы пишут, что после свадьбы Акинфий Демидов отправил Григория в Суксун учиться заводскому делу. Когда же в таком случае возник сад?

Григорий Демидов

Григорий Демидов

Первый в России ботанический сад появляется в Санкт-Петербурге в 1735 году. В 1739 году директор Московского аптекарского огорода Трауготт Гербер совершает научное путешествие по Волге. Возможно, он проезжает через Демидовское имение в селе Фокино. И после личного знакомства Григорий Демидов продолжает переписку с Гербером. Архив РАН в Петербурге сохранил одно их таких писем, датированное 12 июня 1740 года. Прочтём его полностью, сохраняя лексические выражения и пунктуацию того времени.

 

Мой господин доктор Гербер.

Благодарю вас за ваше ко мне приятное писание которое я от вас получил в прошлом 739 году и для того долго не ответствовал что посылал в Фокино переводить и прошу вас чтоб писма изволяли ко мне писать поруски а у меня переводить некому.

Нонче к вам присем посылаю трав 241 которые я в прошлом 739 году збирал и некоторые подписаны российскими именами И прошу вас оные подписать таким же порядком роды разобрать как вы прежде ко мне мои гербарии подписали и прислать ко мне А ежели которые угодны и которые имеютца 2 планты то извольте со мною поделитца А я и впредь буду стараца о российских именах.

В намерении имею травы описать российскими именами и которую траву россияне от болезни употребляют и в каких местах ростет и в которые месяцы цветет токмо весма трудно оное произвеждать от того что наши ботаники сходно не говорят одну траву один так а другой инако называет.

Я же вас прошу уведомить господина архиатора и послать к нему каталог оп моих трав для того что я писал господину Варингу что к вам травы послал он ко мне писал чтоб посылать к нему … токмо я лучше изобрел чтоб к вам посылать лутче пущай будет в одних руках нежель во многих  Когда я от вас оные травы получу то пришлю к вам историю оп оных трав как наши ботаники оные употребляют и вы будите весма смеятца.

Ежеле которых семечек надобно то прошу ко мне отписать я буду стараца. Чтоб к вам переслать Я же вас прошу и мне для охот их семечек с вашу сторону прислать ко-

торыя покуриознея.

Всегда ваш покорный слуга

Григорий Демидов

12 июня 1740 года

 

 Автограф Григория Демидова

Подлинный автограф Г.А. Демидова

 

Читая этот документ, мы понимаем, что круг общения у начинающего ботаника серьёзный: Иоганн Бернгард фон Фишер – главный директор Медицинской канцелярии, архиатр; Иван Варинг – переводчик и секретарь Медицинской канцелярии. Через таких людей Демидов мог получать рекомендации и материал для формирования сада в своём имении под Соликамском.

В 80-е годы XX века соликамский журналист Валерий Михайлович Свалов выдвинул предположение, что помощь в строительстве сада могли оказывать профессоры Академии наук Иоганн Гмелин, Герард Миллер, Георг Стеллер, Степан Крашенинников. В дальнейшем кандидат географических наук Лев Владимирович Баньковский поддерживал такое же представление, и, к сожалению, оно без должной проверки закрепилось во многих издаваемых книгах, относящихся к данной тематике.

Путевые дневники участников Второй Камчатской экспедиции 1733 – 1743 годов доказывают, что в Сибирь экспедиция прошла через Сайгатку–Кунгур–Екатеринбург. И лишь на обратном пути из Верхотурья в декабре 1742 года учёные посетили Соликамск. В материалах для истории Императорской академии наук Миллер и Гмелин пишут доношение из Казани:

«Поедем чрез Кунгур и Екатеринбург, которую дорогу мы как для близости, так и для того избрали, что капитан командор Беринг тем же путем поехал; также что мы в Кунгуре и Екатеринбурге некоторыя полезныя обсервации учинить надеемся».

Участники экспедиции проехали из Казани в Сибирь, минуя Соликамск, причем санным путем зимой, а не летом, как писали Свалов и Баньковский. Об экспедиции Григорий Демидов знал. В ноябре 1740 года через Иоганна Гмелина он пересылает для Георга Стеллера в качестве подарка кусок железной руды - магнит. Правда, подарок этот дошёл до Стеллера с большим опозданием, лишь 15 сентября 1742 года.

 

Немецкие учёные в Соликамске

В XVIII веке Соликамск несколько раз становился свидетелем проходивших через город научных экспедиций. Мы не можем не вспомнить о тех великих людях, кто в истории Соликамска и в памяти нашей остался в статусе знаковых личностей, легендарных исследователей, символах эпохи Просвещения.

В 1719 году по пути в Сибирь, и обратно в 1726 году в Соликамске останавливались обозы Первой Камчатской экспедиции под руководством профессора Даниэля Готлиба Мессершмидта. Девять месяцев, с апреля по декабрь 1726 года, Мессершмидт прожил в Соликамске: резюмировал результаты путешествия, анализировал наблюдения о жизни и природе Сибири.

Благодаря вычислениям Д. Г. Мессершмидта Соликамск получил «прописку» в системе земных координат на географической карте мира. 21 апреля (1 мая по новому стилю) 1726 года Мессершмидт указал Loci Latitudo, то есть координаты Соли – Камской на реке Усолка земли Пермской 59° 39’ сш.

Рукопись Мессершмидта

Рукопись Д. Мессершмидта с указанием координат Соликамска

Его записи стали одним из первых научных упоминаний о соляных запасах и промыслах Соликамской земли. Вот как пишет об этом сам Мессершмидт:

 

«30 мая. Понедельник. Второй день праздника Троицы.

Прекрасная погода. Рано в 7 часов, так как русские в этот день не празднуют, я велел позвать на работу моего переписчика Семёна Нагаева. Но, так как он свои письменные принадлежности внёс в кабак в залог, то я вынужден был дать ему 10 копеек. В этот день он больше не появился, заставил себя ждать, нигде я не мог его найти, потому что во всех местах были люди бургомистра Турченинова, и его верные собратья. Они, возможно, знали ещё другие места, где его можно встретить. Бургомистр Турченинов обещал мне найти другого писаря, но пока он его ищет, вероятно все же этот сам найдётся. С 26 апреля между тем, я занимаюсь медитацией и насобирал ещё несколько славянизмов мой русский мальчик Семён Астафьев устраивает иногда всякие безобразия, хотя ему только 10-11 лет. В комнате для прислуги он деревянной палкой проколол шею своему товарищу, что могло очень плохо кончиться.

Я велел ему прийти ко мне и отхлестал его плетью. Около 5 часов вечера посетил меня узник капитан Бёклер. Он хочет отвест нас в здешнюю солеварню. А отправились мы только около 6 часов вечера.

  1. Эти солеварни не государственная или императорская собственность, они являются собственностью горожан.
  2. Лежат эти соляные жилы или источники все на правом берегу реки Усолки. Ниже

горизонта.

  1. Каждая солеварня имеет свой собственный колодец.
  2. Все колодцы обложены балками, состоят из двух или более, близко подогнанных цилиндров или просверленных бревен, опущенных перпендикулярно в грунт. Колодец имеет в диаметре 9 «дюймов» [условный термин, от исходной единицы «рейнландской руты» – примечание редактора]
  3. Ситулы или ведра для черпания привязаны к палкам или веревкам. Двое парней тянут их вверх и вниз. Имеет форму конуса с тонкими насечками (forma coni gracilis detruncati) Ведро в диаметре 8 «дюймов» и 40 - 45 «дюймов» в высоту. В ведре предусмотрено подвижное дно.
  4. Вычерпанный рассол предварительно выливают в запасной деревянный ящик, а затем он направляется в варочный котёл. Какой крепости рассол - неизвестно, соляные пробы не делаются.
  5. Варочный котёл состоит из плотно подогнанных пластин и составляет 290 «дюймов» в длину, 180 в ширину и 20 в глубину. Он подвешен над глубокой ямой, в которой горят, друг на друге лежащие брёвна, и человек помешивает соль, приставшую ко дну котла. В этих ямах огонь горит непрерывно, до тех пор, пока соль постепенно не коагулируется, и не заполнит почти весь котёл. Затем, после того как огонь потухнет, соль вынимают, пересыпают в соляные корзины для досушивания. Хижина над этим варочным котлом деревянная, но без всякой нужды раза в 3 – 4 выше над огнём, чем нужно, из опасности возгорания, и больше похожа на церковь, чем на соляную варницу – чему швабский или магдебургский, а также люнебургский или кольбургский солевар очень удивились бы, потому что в их низких, стоящих рядом хижинах обходится без пожаров.

После того как мы всё осмотрели и прежде чем расходится, направились к моей квартире, чтобы выпить чашку чаю. В 10 часов ночи капитан Бёклер начал прощаться. Я подарил ему китайский халат из Селенгинской, мне он короток, а ему как раз впору. Мне такой же в 1719 году собственноручно презентовал московский несчастный аптекарь Кристиан Готлиб Бройтигам, я отложил его в память об этом несчастном человеке. Как только я остался один, закончил записи в журнале и после молитвы отправился на покой».

 

Как можно заметить, стиль дневников Мессершмидта сухой и содержит лишь важные с его точки зрения факты. После изучения более чем 200 страниц, относящихся к Соликамскому периоду экспедиции (апрель – декабрь 1726 года) мы не смогли обнаружить столь же существенных заметок о собственно соликамской обстановке или городских явлениях. Записи Мессершмидта – это анализ ранее собранного материала, он целиком был сконцентрирован на Сибирские наблюдения. В записях, однако, есть и оды на латыни, в том числе в честь Бёклера, есть и статистика повседневной жизни. По итогам каждого месяца учёный перечислял, с кем встречался, и сколько длилась беседа.

Дольше других Даниэль Готлиб Мессершмидт проводил время в семье капитана Георга Вильгельма Бёклера, где была и юная дочь Бёклера, Бригитта - Елена (родилась в Стокгольме 26.08.1712 года). Спустя несколько лет она приедет из Соликамска в Петербург и станет женой Мессершмидта. Удивительным образом эта женщина окажется связующим звеном между Соликамском и судьбами двух великих немецких учёных XVIII века Мессершмидтом и Стеллером. Оба они совершили эпохальные научные экспедиции в Сибирь, и оба оставили след в истории Соликамска. Когда Первая Камчатская экспедиция покинула город Демидовского сада здесь ещё не было. Но подворья зажиточных людей, таких как подьячего приказной избы Аверкия Кириллова были украшены садами.

К 1740 году у Демидова сад уже был и сам он вёл активную переписку и работу по обмену растениями с аптекарскими огородами Москвы и Петербурга. В XVIII веке в перечне обязанностей по Медицинскому огороду был пункт 5, предписывавший обмениваться ботаническими материалами с садами Германии, Голландии, а также и внутри империи. Говоря современным языком, интенсивный обмен и переписка служили выполнению государственного заказа.

К несчастью для Демидова, связь его с учёными рано утрачивается: в 1741 году Фишера отправляют в отставку, Гербер сам выходит в отставку в 1742 году и во время военного похода в Финляндию умирает в Выборге. У кого брать знания, вдохновение к работе, кому показать созданный своими руками сад и оранжерею? Возможно, он ждал прибытия экспедиции Гмелина – Мюллера. И они, наконец, приехали.

В декабре 1742 года Вторая Камчатская экспедиция пересекла Уральский хребет и 13 декабря въехала в Соликамск. Профессоры Иоганн Гмелин и Герард Мюллер прожили здесь две недели. Их дневниковые записи – это первое упоминание об укладе.

Вот перед нами фрагмент из книги «Путешествие в Сибирь» в переводе Д.Ф.Криворучко.

 

«Нам было приятно общение с местными жителями, многие из которых привычны к тесному общению. Особенно нас привлекла вежливость и дружелюбие господина Демидова, один из достойнейших сыновей статского советника господина Демидова. Его жена очень учтива. Воспитание детей в его доме особенно похвально. Подобное воспитание редко увидишь в этой стране. Дети от пяти до восьми лет выглядят учтивыми и благовоспитанными, как будто они намного старше. Они обучаются языкам и другим полезным наукам. Господин Демидов имеет прекрасную аптеку, в которой он знает каждое лекарство и его действие. Он так же большой любитель естественных наук, особенно науки о растениях, большое количество которых он не только сушит в бумагах, но и содержит изящный сад, который стоит ему немалых расходов; и в котором для этой страны есть поистине королевская оранжерея.

Многим местным жителям это не понятно. Но он сумел вырваться из предрассудков, и его не беспокоит мнение ни единого человека, кто бы сказал ему: к чему такие расходы? Какой от этого получается доход? Он знает, что ему позволено иметь это невинное удовольствие от божьих созданий».

 

К моменту написания этого эссе мы не обнаружили документальных свидетельств о том, какая именно по конструкции и материалам была оранжерея у Демидова. Удивление и восхищение Иоганна Гмелина на увиденное в Красном селе ещё раз убеждает нас в предположении, что прежде он ничего о саде Демидова не знал и в судьбе его не участвовал.

Дополнительные сведения об устройстве сада мы находим и в путевых записях профессора Герарда Мюллера:

 

«…Этого господина ценят как большого любителя и знатока не только естественных наук но и искусства выращивания растений. К саду с растениями он пристроил дорогостоящую оранжереею. Для кабинета с минералами……и если будет собрание растений…. Господин Акинфий Демидов…. обустроенная аптека или лаборатория … и аптека-сад ……господин Демидов собирает библиотеку…»

 Рукопись Мюллера

Рукопись Г. Мюллера

 

Рукопись Мюллера расшифровке поддаётся с трудом. Но мы надеемся, что когда-нибудь сумеем прочесть весь фрагмент полностью. Оба профессора подтверждают важный факт – существование в селе Красном частной аптеки, которая снабжала лекарствами жителей округи. Нам это представляется примечательным, поскольку считается, что первая аптека в Прикамье появилась в Перми 1 декабря 1812. Благодаря немецким источникам очевидно, что это могло быть раньше – в 1742 году. И даже спустя двадцать лет после указанной даты, в 1761 году, из воспоминаний французского учёного Жана Шаппа Д’Отроша мы узнаём, что аптека в Красном селе продолжала работать.

 

Благодаря трудам Гмелина, его обширному кругозору и глубокому интересу к окружающей жизни мы, жители XXI века имеем описание Соликамска и детальный анализ солеварения в Соликамске по состоянию на декабрь 1742 года. А ведь через полгода, в июле 1743 в городе произойдёт большой пожар, который во многом изменит городской пейзаж. Сгоревшими окажутся более 600 домов, торговые ряды и мост через Усолку. В городе сохранятся лишь две церкви и 20 домов.

 

«Город Соликамск привлекателен, он имеет в себе и в окрестностях много своеобразного и заслуживает внимания, поэтому мы решили здесь на некоторые время задержаться.

Итак, я хочу начать описание города.

Он расположен по обоим берегам реки Усолка, и имеет примерно 600 жилых домов, построенных из дерева многие из которых, тем не менее, уютно обустроены. Из общественных зданий на левой стороне находятся две главные каменные церкви, одна летняя Троицкая церковь с двумя летними приделами Иоанна Предтечи и Николая Чудотворца. Другая главная каменная церковь Николая Чудотворца которую можно отапливать и использовать зимой. Обе эти церкви находятся близко друг к другу и имеют одну общую колокольню, под которой находится канцелярия. Рядом расположены таможня и дом воеводы, оба здания деревянные, тюрьма по русскому образцу с острогом, окруженная высокими стоячими бревнами, и 8 трактиров. Между главной летней церковью и канцелярией стоит каменная зимняя приходская церковь Рождества Христова с маленьким приделом Воскресения Христова.

На этой стороне начинаются три главные улицы, одна из них Богоявленская, идёт вверх по Усолке, на ней находится каменная зимняя церковь Богоявления с приделом, посвящённым Папе Римскому Клименту. В конце этой улицы расположен Спасской женский монастырь, в котором есть каменная зимняя церковь Заступницы и Покровительницы Марии и летняя церковь Спаса Преображения; обе под одной крышей и разделены только каменной стеной. Десять деревянных келий служат настоятельнице и монахиням жильём. Деревянная ограда включает в себя все здания этого монастыря. Другая главная улица – Спасская, которая начинается в нижних окрестностях Усолки; на ней находится каменная церковь Архангела Михаила и при ней летний предел во имя Спаса Нерукотворного. На этой же улице находиться здание городской управы. А в конце этой же улицы есть мужской монастырь Вознесения Христова, в котором находятся две каменные церкви; одна летняя Вознесенская с маленьким зимним приделом во имя Благовещения Пресвятой Богородицы Марии, другая летняя церковь во имя Святых апостолов Петра и Павла с зимним приделом во имя Михаила Малеина; есть две каменные кельи и одна деревянная на две комнаты. Каменная ограда окружает все здания

монастыря.

Третья главная улица называется Верхотурская и идёт от Усолки вниз. На ней в районе главного храма находятся 83 лавки, 2 богадельни, одна для мужского населения, другая для женского, 4 солеварницы, принадлежащие жителю Ивану Суровцову, одна из которых стоит пустая. На правом берегу Усолки есть ещё одна улица, которая называется Московская. На этой улице находятся 4 трактира, одна общественная баня и 44 соляные варницы; из них 14 принадлежат господину Демидову, 11 – господину Турчанинову, 2 – монастырю, 8 – жителю Ростовщикову, 8 – Суровцову, но некоторые из этих варниц не работают и стоят пустые. Близко к верхним варницам подходит ручей Уфинка, который протекает в паре вёрст и впадает в Усолку. Почти 10 сажень ниже устья этого ручья начинается маленький канал, вырытый длиной в 2 версты, чтобы отвести воду и осушить окрестности вокруг варниц. На местном языке он называется Копанец. Впадение Усолки в Каму находится в семи верстах отсюда.

Мы жили здесь во время поста, который начинается в первый зимний месяц и заканчивается только в рождественские дни. Было очень трудно доставать мясо для еды. Но нам удалось найти проживающего здесь настоящего предприимчивого немца, который сам бывал в такой беде; он организовал свою жизнь так, что у него во время поста всегда есть мясо. Он прислал нам, своим братьям-мясоедам, немного из своих запасов».

 

А вот фрагмент описания варниц вдоль реки Усолки:

 

«Поскольку здесь большое количество солеварен и здешняя, вообще вся пермская соль, считается лучшей в России, хотя это не всегда верно, я приложил много усилий, чтобы получить полное представление о здешнем солеварении, и для этого посетил не только колодцы, но и солеварни и, что мне показалось важным, записал.

А так как смею надеяться, что эти сведения некоторым моим читателям будут небезынтересными, сообщаю свои первые записки, как они мне попали на перо. Все они следуют по порядку.

  1. Первая большая варница – Никитская, принадлежит здешнему господину Демидову. Она стоит на правом берегу речки Уфинка. Соляная сковорода 11 аршин длиной и 10 ¾ аршин шириной и 8 вершков глубиной. Её обслуживает соляной колодец, который называется так же, как варница, и в диаметре имеет 10 вершков. От верхней части колодца до рассола считается 10 саженей. Но этого колодца недостаточно, чтобы полностью обеспечить варницу, поэтому берут ещё рассол из другого колодца, который называется Орёл, диаметр которого 8 вершков, глубина же его до рассола 8 с половиной саженей. Соль вываривают за 24 часа и это составляет 28 мешков. Для этого нужно 7 саженей варничных дров. На одну соляную неделю уходит 18 дней, за это время вываривают 14 соляных сковород. При колодце держат 6 водоливов, которые, по двое, меняются каждые 3 часа. Каждая пара за это время доставляет к варнице 200 вёдер рассола.
  2. Благовещенская, принадлежащая господину Демидову, располагается на той же стороне Уфинки. Соляная сковорода составляет 10,5 аршин в длину, 10 аршин в ширину и 7 вершков в глубину. Главный соляной колодец тот же, вышеназванный Орёл. На помощь ему используют ещё один колодец, Сокол, который составляет в ширину 8 вершков, а до рассола достигает 10 саженей. Соль полностью вываривается за 24 часа и заполняет 35 мешков, при этом расходуется 10 саженей варничных дров. Соляная неделя состоит из 35 дней, за которые вываривается 12 соляных сковород. Количество водоливов одинаково с предыдущей варницей. Они меняются каждые три с половиной часа и выливают за это время не больше рассола, чем за 3 часа.
  3. Прокопьевская (варница) Ивана Суровцова стоит на этой же стороне ручья Уфинка. Соляная сковорода такая же, как и в других принадлежащих Суровцову варницах. Колодец имеет с варницей одинаковое название, составляет примерно 10 вершков в ширину, до грунта 33 вершка, а до соляного рассола 16 саженей. Одна выварка соли составляет 27 мешков, на неё уходит 13 саженей варничных дров и варится дважды по 24 часа. Соляная неделя составляет 23 дня и выдает 390 мешков соли; водоливы меняются каждые 3 ¼ часа и черпают за это время 200 ведер».

 

В апреле 1746 года в Соликамск приезжает последний участник Второй Камчатской экспедиции – Георг Стеллер. Своим научным и жизненным подвигом он прославил русскую науку и свою родину Германию, город, где родился – Бад-Виндсхайм, в Баварии. Стеллер считается первым европейским учёным, ступившим на землю Аляски. Преодолев труднейшие испытания и суровые лишения, Стеллер вернулся в Россию. В обозах он вёз многочисленные образцы природного мира Сибири, бесценные научные материалы. Мы не знаем, сохранился ли у него «магнит», присланный Демидовым. Но мы точно знаем, что Стеллер везёт с собой 80 видов сибирских растений. И поскольку наступила весна ему непременно нужно было высадить растения в грунт, чтобы коллекция не погибла. На счастье, именно в селе Красное оказалась подходящая площадка для сохранения растений – «королевская» оранжерея Демидова. Стеллер остаётся у нового друга и, наверное, это самое насыщенное и активное время для молодого соликамского ботаника. Вдвоём они совершают путешествие до реки Чусовой, до самых Уральских гор. На маршруте в две тысячи двести вёрст они изучают растительный мир Прикамья. Об этом путешествии мы знаем из последнего донесения в Академию наук самого Стеллера и из писем Григория Акинфиевича к Карлу Линнею. К сожалению, результаты этой экспедиции остаются для нас неизвестными. В августе 1746 года Сенатский курьер Лупандин повторно арестовывает его в Соликамске и возвращает для допроса в Сибирь. Обратно в Европу Стеллер не вернулся. Он умер в ноябре 1746 года в Тюмени.

 

Петербург – Соликамск – Упсала

В 1747 году семья Демидовых из Соликамска переезжает в Санкт-Петербург на постоянное жительство. Выполняя последнюю волю Георга Стеллера, Григорий Акинфиевич Демидов 11 марта 1748 года выступает на коллегии Академии наук и передает коллекцию из 80 сибирских растений в руки учёных. Они были сохранены благодаря своевременной высадке в грунт в оранжерее села Красное.

Теперь, когда он исполнил долг перед отечественной наукой, у него есть возможность написать в Швецию Карлу Линнею и отправить дубликаты сибирской коллекции Стеллера. Первое письмо датировано 26 февраля 1748 года. Переписка с основателем системной ботаники продолжается 12 лет с разной интенсивностью. До нас дошли 15 писем Григория Демидова и, к сожалению, ни одного обратного письма Линнея. В архиве Лондонского Линнеевского общества сохранилась обширная переписка ботаника. Среди писем мы обнаружили одно, обращенное к профессору Лидбеку с просьбой проконтролировать отправку в Петербург посылки для Григория Демидова. Обратно в Упсалу Демидов посылал растения, семена, гербарии, просил Линнея систематизировать их. Много растительного материала отправлялось из Соликамска. Там в саду села Красное работал опытный и грамотный садовник. Сам Демидов в Соликамск больше не возвращался.

Линней действительно разбирал и систематизировал гербарии Демидова, он посылал ему большие партии семян американских растений. Ещё большее количество растений отправлял в Упсалу сам Демидов. В письме от 2 декабря 1748 года, приложен список из 400 растений.

 Лист гербария Григория Демидова

Один из сохранившихся листов гербария Г.А. Демидова

 

Последнее письмо Демидова к Линнею относится к 13 июня 1760 года. В то время трое сыновей Григория Акинфиевича завершали своё легендарное европейское образовательное путешествие. Одним из заключительных пунктов была Швеция. Дети лично общались с Линнеем и посещали его уроки в Упсале. В дальнейшем Павел Григорьевич Демидов – натуралист, действительный статский советник, меценат, основатель Ярославского училища высших наук продолжил переписку с великим ботаником.

Родительский самоотверженный подвиг Григория Акинфиевича и Анастасии Павловны и сегодня кажется непостижимым. А на заре эпохи просвещения в России и более того, казался немыслимым. На долгие 10 лет родители лишили себя счастья видеть взросление своих сыновей, но им самим дали большую дорогу в жизнь. Общая сумма о тому времени гигантская, невероятная сумма денег.

Контакт с Г. А. Демидовым имел важное значение и для Линнея. Он указывает его имя среди прочих помощников и корреспондентов в предисловии книги «Species Plantarum» во втором издании 1762 – 1763 годов. Выход книги «Виды растений» стал основополагающим для научной ботанической номенклатуры в современном понимании.

 Species Plantarum. Перечень корреспондентов К. Линнея

Species Plantarum

Перечень корреспондентов К. Линнея

 

Александр Матвеевич Карамышев указывает, что в Хаммарбю, на ферме Линнея, росло 118 видов сибирских растений. Другой ученик Линнея И. Гамниус в диссертации «Редкие растения Камчатки» (1750) описал 26 растений присланных Г. Демидовым и собранных, возможно, Стеллером.

По свидетельству большого нашего друга, профессора Упсальского университета, Мариетты Манктелоу, которая проживает в деревне Хаммарбю и занимается вопросами сохранения наследия Линнея, даже спустя почти 300 лет после описываемых нами событий в Упсальском имении Линнея в Хаммарбю произрастают шесть растений, присланных когда-то из Соликамска. В 2010 году шведские ученые М. Манктелоу и М. Стенмарк побывали в Соликамском ботаническом саду и взяли на ДНК-анализ образцы некоторых растений. Соликамские образцы успешно используются в сравнительной работе по определению происхождения имеющихся растений и гербариев в Лондоне и Упсале.

Имение Карла Линнея

Имение К. Линнея в Хаммарбю

 

Последние свидетели 

В 1761 году французский монах – астроном Жан Шапп д’Отерош совершил путешествие через всю Россию в Тобольск для наблюдения прохождения Венеры по диску Солнца и солнечного затмения. Но прежде этому факту мы не придавали значения. После детального прочтения воспоминаний путешественника мы обнаружили информацию, чрезвычайно для нас полезную. Француз оказался одним из последних гостей Соликамска, кто видел Демидовский сад при жизни его хозяина.

Как пишет д’Отерош, Демидов дал ему в Петербурге рекомендательное письмо, чтобы в Соликамске его приняли с уважением. И вот перед нами имение Демидовых в Соликамске 29 марта 1761 года…

 

…Наконец я прибыл в Соликамскую 29-го, в восемь часов вечера, проделав 180 вёрст. Прибыв в город, я зашёл в контору господина Демидова. У меня было от него письмо к приказчикам, в котором он их информировал о моем заезде. Мне сказали, что дом находится в четверти льё, и хотели отвезти меня. Но усталость была такая, что дальше двигаться было невозможно. Я приказал побыстрее принести мне матрац и лег спать. Отдохнул мало, во всех моих членах чувствовалась острая боль. У меня был насморк, который лишил меня способности говорить. Едва настал день, мне сообщили, что приказчик г-на Демидова прислал за мной и сопровождающими несколько саней, чтобы отвезти багаж. Я встал, и сразу же уехал. Я был принят госпожой М. (имя её я не нашёл в своём журнале). Через переводчика она сообщила, что получила распоряжения от своего хозяина, чтобы ко мне относились, как если бы он сам был здесь, и что я могу пользоваться всем, что было в доме, с той же свободой, как если бы я сам был владелец.

Дом господина Демидова расположен на маленькой горе и граничит с восточным берегом Камы. Он счастливо соединил в этой ситуации все удобства, которые он смог получить при помощи искусств, и свой деревянный дом, и один из просторнейших садов. Холодная зима не должна быть препятствием для содержания сада: здесь установлены двенадцать очень красивых теплиц. Они наполнены деревьями лимона и апельсина. Здесь можно видеть и другие фрукты Франции, Италии, некоторое количество растений и кустарников из разных стран. Эти теплицы были единственными, что я видел на пути из Москвы, но они очень похожи на теплицы в этом городе, и в Петербурге, и его окрестностях. Без таких теплиц, в этих городах не вырастить никаких овощей на протяжении большей половины года из-за продолжительной зимы.

Господин Демидов устроил в своем доме ещё очень хорошо укомплектованную аптеку, и в отличном порядке. Очень умелый человек поставлен руководить ею и распространять лекарства всем больным в этой местности.

Его садовник был русский, и имел хорошие знания в физике, это само по себе показывало, по меньшей мере, человека образованного, и его большие способности в будущем. Господин Демидов сам был большим знатоком и не упустил талантов своего садовника. Поэтому для него были закуплены книги по математики, физики, ботаники, и разнообразные инструменты.

 Николо-Зарецкая церковь-усыпальница Демидовых в Туле

Николо-Зарецкая церковь-усыпальница Демидовых в г. Тула

 Усадьба Демидовых в Сиворицах

Усадьба в Сиворицах (с. Никольское)

 Усадьба Демидовых в Тайцах

Усадьба в Тайцах, современный вид

В газете «Петербургские ведомости» за 1759 год опубликовано объявление такого содержания:

«У Синего мосту в новом каменном доме господина дворянина Григория Акинфиевича Демидова у садовника Вагнера продаются всякие заморские цветочные луковицы». Похоже, до конца своих дней Демидов не оставлял любимого занятия.

Григорий Акинфиевич Демидов скончался 13 ноября 1761 года. Его похоронили в Туле, в родовой усыпальнице в Николо–Зарецкой церкви, рядом с могилой отца. Здесь же в декабре 1763 года похоронили и его жену Анастасию Павловну Демидову (Суровцеву).

Все сыновья Демидовых занимались ботаническими садами. Александр после продажи сада в Красном селе в 1772 году устроил сад в селе Тайцы, в 30 верстах к югу от Петербурга. Павел создал один из лучших садов в Левоново под Москвой. У Петра сад был в Сиворицах, в 60 верстах от Петербурга. Более ста лет в бывшей усадьбе Петра Григорьевича Демидова в Сиворицах (современное название села – Никольское) размещается психиатрическая лечебница имени профессора П.П. Кащенко.

В начале 70-х годов XVIII века легендарное село Красное под Соликамском посетили Н.П. Рычков и И.И. Лепехин. Учёные стали последними, кто видел окончание истории Демидовского сада, но и тогда ещё они восхищались масштабом воплощенной в жизнь идеи первого русского ботаника–любителя, «ботанофила», как он себя называл. Профессор Иван Лепехин на 54 страницах оставил перечень более 500 растений, произраставших в саду.

 Карл Линней и Григорий Демидов

Встреча в образах Линнея и Демидова. Соликамск, сентябрь 2014

 

Известные события из жизни Г.А. Демидова

1715 г., 14 ноября

Рождение Григория в семье Акинфия Никитича и Евфимии Ивановны Демидовых в Невьянске.

1730 г.

Акинфий Демидов купил соляной промысел из четырех варниц у наследников гостя Филатьева с дворами 214 душ.

1731 г., 23 мая

Венчание Григория Акинфиевича Демидова и Анастасии Павловны Суровцевой. Даты жизни А. П. Суровцевой - 16.12.1713 – 03.12.1763.

1737 г., 22 августа

Рождение сына Александра.

1738 г., 29 декабря

Рождение сына Павла.

1740 г., 6 августа

Рожденение сына Петра.

1739 – 1741 г.г.

Переписка с Т. Гербером, директором Московскго аптекарского огорода.

1740 г.

Григорий Демидов посылает Георгу Стеллеру образец магнитной руды.

1741 г.

Рождение дочери Пульхерии.

1742 г.

Г.А.Демидов – самый крупный владелец соляных варниц в Соликамске. Из 44 варниц в городе за ним записаны 14.

1742 г., декабрь

В селе Красное, в доме Демидова останавливаются участники Второй Камчатской экспедиции, профессоры И.Гмелин и Г.Мюллер.

1743., 24 марта

Акинфий Никитич Демидов в духовном завещании определил сыну Григорию купленные у Филатьевых промыслы и каменные склады для «складки соли».

1745., май

Соляные промыслы остановлены.

1745 г., 5 августа

Умирает А.Н. Демидов.

1746 г., 3 апреля

В доме Демидова останавливается Георг Стеллер. Летняя экспедиция по Прикамью до реки Чусовая.

1746 г., 18 августа

Стеллер арестован Сенатским курьером Лупандиным и вывезен в Сибирь.

1747 г.

Семья Демидовых переезжает из Соликамска в Санкт-Петербург.

1747 г., 5 декабря

Пожар в Кунсткамере и библиотеке Академии наук. Демидовы предоставляют свой дом на Васильевском острове под нужды библиотеки вплоть до 1766 года.

1748 г.,26 февраля

Первое письмо Карлу Линнею в Упсалу.

1748 г., 11 марта

На коллегии Академии наук Г. А. Демидов передает коллекцию из 80 видов растений, собранных Стеллером.

1748 г., 17 августа

Рождение дочери Натальи.

1751 г.

Демидов отправляет сыновей в Европу в образовательное путешествие. Оно продлится 10 лет.

1755 г.

Г.А.Демидова «решено от содержания промыслов уволить ….из оклада исключить».

1756 г., 18 июня

Г.А.Демидов обращается в Академию наук с прошением присылать в его личную библиотеку по два экземпляра выходящих книг на всех языках.

1757 г.

Официальный раздел наследства Акинфия Демидова между братьями Прокопием, Григорием и Никитой.

1760 г., 10 июня

Последнее письмо Демидова к Линнею с просьбой принять в обучение его сыновей.

1761 г.

В начале года Демидов даёт рекомендательное письмо французскому астроному д’Отерошу для следования через Соликамск.

1761 г., 29 марта

Жан Шапп д’Отерош на три дня останавливается в доме Демидова в селе Красное. Описание дома и оранжерей будет опубликовано в 1768 году.

1761 г., сентябрь

Возвращение сыновей Александра, Павла и Петра из Европы.

1761 г., 13 ноября

Григорий Акинфиевич Демидов скончался в Санкт–Петербурге. Похоронен в Туле в Николо-Зарецкой церкви, рядом с отцом. В декабре 1763 года рядом с ними будет похоронена Анастасия Павловна Демидова.

1762 г.

Имя дворянина Григория Демидова указано в предисловии второго издания «Species Plantarum» Карла Линнея.

1770 – 1771 г.г.

Посещение Демидовского сада в селе Красное исследователями Н.П. Рычков и И.И. Лепехин.

1772 г.

Имение в селе Красное продано А. Ф. Турчанинову.

 Мемориальный сад Григория Демидова

Мемориальный сад Г.А. Демидова

 

Хроника мемориального ботанического сада в Соликамске

1987 г., 25 – 27 марта

Конференция «История ботанических садов СССР» в Соликамске.

1987 г., 9 декабря

Решение председателя Исполкома Соликамского горсовета Геннадия Петровича Тушнолобова о создании музея истории ботанических садов.

1993 г.

Постановление администрации Соликамска о создании питомника декоративных культур. Директором питомника назначен Анатолий Михайлович Калинин. На долгие годы главным спонсором и патроном ботанического сада в Соликамске становится ОАО «Сильвинит» во главе с генеральным директором Петром Ивановичем Кондрашёвым.

1993 г., 12 мая

Постановлением администрации города определены границы земельного участка под будущий мемориальный ботанический сад. Площадь участка 8,8 Га.

1994 г., 11 мая

Преобразование учреждения в муниципальное предприятие «Питомник-дендропарк».

2001 г., 25 августа

Всероссийская научно-практическая конференция «Ботанические сады России». На стене церкви Иоанна Предтечи на территории бывшего села Красное установлена мемориальная доска в честь Г.А.Демидова. Архитектор Петрос Погосович Карапетян, скульптор Анатолий Григорьевич Ворона. Доску изготовили рабочие ОАО «Соликамский магниевый завод». Начальник литейного отделения Михаил Геннадьевич Садыков, модельщик Пётр Георгиевич Шибанов.

2003 г.

Дендропарк посетили участники выездной сессии Советов ботанических садов Урало-Поволжья и России. Гостей встречал глава Соликамска Михаил Васильевич Богданов. Среди участников конференции были научный сотрудник Ботанического сада УрО РАН Е. Г. Бакланова, председатель совета ботанических садов Урала и Поволжья С. А. Мамаев, член-корреспондент РАН, который впервые посетил Соликамск в 1987 году.

2008 г.

Питомник преобразован в МАУК «Мемориальный ботанический сад Г.А.Демидова».

2010 г., август

К 580-летию Соликамска в городе прошла акция «Имя на века». По мнению горожан, первое место среди исторических личностей занимает Григорий Демидов. Проведена первая Демидовская конференция. Ботанический сад посетили ученые-биологи из Упсальского университета М. Манктелоу и М. Стенмарк. Они взяли пробы растительных образцов для проведения сравнительного анализа ДНК растений из лондонской, упсальской и соликамской коллекции.

2011 г., январь

Делегация из Соликамска в составе А.М. Калинин – директор ботанического сада, В. К. Штибен – директор педагогического колледжа, Е. В. Смирнов – общественный деятель, журналист посетила Упсалу и побывала на официальном приёме губернатора Упсалы Петера Эгардта.

2011 г., апрель

Создано неформальное объединение «Соликамский Демидовский клуб». Члены клуба посетили в Туле мероприятия, приуроченные к 355-летию Никиты Демидова. Татьяна Дмитриевна Келлер, Евгений Витальевич Смирнов, Наталья Юрьевна Сугробова, Владимир Константинович Штибен.

2011 г., ноябрь

250 лет со дня смерти Г. А. Демидова. На мероприятиях в Соликамске присутствовали: ведущий эксперт по истории рода Демидовых доктор исторических наук Игорь Николаевич Юркин (Москва), директор музея Некрополь Демидовых в Туле Ольга Александровна Малолетнева, научные работники из Серова и Нижнего Тагила.

Учреждена общественная памятная медаль Григория Демидова «За идеалы Просвещения». Прошли первые вручения медали

2011 г., сентябрь

Директором сада назначена Юлия Александровна Батанова.

2010 - 2012 г.г.

В течение двух лет участники Демидовского клуба вели поисковую работу в архивах и интернете. Найдены документальные и литературные свидетельства о Демидовском саде XVIII века, о жизни Григория Акинфиевича и его семьи. В Соликамске впервые опубликованы на русском языке фрагменты книги Иоганна Гмелина «Путешествие по Сибири». Перевод выполнила Дина Фёдоровна Криворучко. В общественный и научный оборот впервые поступила историческая информация из российских, немецких и французских источников.

2012 г., май

По приглашению Государственного заповедника Вильнюсских замков (Литва) заместитель главы города Евгения Викторовна Насекина участвовала в работе международной конференции в Вильнюсе по проблемам сохранения исторических зеленых насаждений. Е. В. Насекина сделала доклад об истории Соликамского ботанического сада и вручила хозяевам конференции памятную медаль Григория Демидова.

2012 г., сентябрь

Директором сада назначена Ирина Николаевна Верхоломова.

2013 г., сентябрь

В ботаническом саду прошёл Demidov Flora Festival. Гостей и участников около 500 человек. Партнёры фестиваля: администрация г. Соликамска, некоммерческая организация «Соликамский Фонд поддержки и развития территориального общественного самоуправления и общественных инициатив», директор Надежда Анатольевна Малых, частные спонсоры

2013 г., декабрь

В Нижнем Новгороде, на третьем окружном конкурсе «Открой Поволжье» Соликамский ботанический сад получил звание «Лучший объект природных территорий»

2014 г., сентябрь

Проект «Demidov Flora Festival» победил в краевом конкурсе «59 фестивалей 59 региона». Ботанический сад отметил XX–летие. Среди партнёров фестиваля: администрация г. Соликамска, ОАО «Соликамскбумпром», Фонд содействия и развития ТОС, спонсоры и меценаты. На мероприятиях побывало 2 000 человек. В течение года сад посетило более 8 000 человек. Гостями Соликамска стали шведские ботаники: Магнус Стенмарк и Аня Раутенберг. Им были вручены памятные Демидовские медали. Доктору Мариетте Манктелоу медаль была вручена заочно. В шведском научном журнале опубликованы предварительные результаты ДНК исследования, проведенного профессором М.Манктелоу. Основной вывод – соликамский и лондонский образцы яблони из коллекции Линнея ближе между собой по генетическому набору, чем другие пять образцов, использованных в сравнительном анализе.

2015 г.

Основателю мемориального ботанического сада Анатолию Михайловичу Калинину присвоено звание «Почетный гражданин Соликамска».

Юбилейные мероприятия в честь 300–летия со дня рождения Григория Акинфиевича Демидова.

Города 59 параллели 

Указатель на города 59 параллели

 Памятная доска на церкви Иоанна Предтечи в Соликамске

Памятная доска на церкви Иоанна Предтечи в г. Соликамск

Памятная доска на Николо-Зарецкой церкви в Туле 

Памятная доска на Николо-Зарецкой церкви в Туле

 Встреча в саду со шведскими учеными

Встреча в саду со шведскими учеными

Эскиз памятной медали в честь Григория Демидова 

Эскиз памятной медали в честь Г.А. Демидова

 

Список использованной литературы:

Анкосс (Д’) Элен Каррер Императрица и аббат. Неизданная литературная дуэль

Екатерины II и аббата Шаппа д’Отероша М., 2005. – 464 с. Пер. О. Павловская

Баньковский Л. В. «Сад XVIII века» г. Соликамск 2004 г.- 202 с.

Гмелин И. «Путешествие в Сибирь» уральский фрагмент. отв. ред. Смирнов Е.В. (пер с нем. Д. Ф. Криворучко) – Соликамск., 2012 г. - 86 с.

Краснова Е. И. на официальном сайте МДФ http://www.indf.ru

Липский В. И. Императорский С.- Петербургский Ботанический сад за 200 лет его существования (1713 - 1913). –Ч.1 – СПб., 1913. – 84 с.

Пекарский П. История императорской Академии наук в Петербурге. – Т.1 – СПб, – с. 602 - 604

Российский государственный архив древних актов/ Портфели Г. Мюллера Ф.199

Оп.2 П. 518 Ч. 3 с.6 - 11

С. - Петербургский филиал архива РАН, Ф.1 оп. 104 ед. хр. 12 с. 41 - 42

Эрвин Шмидт/ Вольфанг Грош «К 250-летию со дня смерти Георга Вильгельма Стеллера» ФРГ, 2009 г статья. Пер. Д. Ф. Криворучко г. Соликамск, 2012 г.

Хинтцше В. [и др.]. Георг Вильгельм Стеллер. Письма и документы. 1740 г. – М., – с. 382 – 383.

За материал спасибо Евгению Смирнову ("Соликамск-Медиа")! 

UraloVed.ru

Смотрите также: 

Соликамск и его достопримечательности

Старые фото Соликамска

Соликамск. Старое и новое

Людмилинская скважина - символ Соликамска

Книга "Поморский город Соликамск"

Комментарии   

Азат Ярмухаметов
# Азат Ярмухаметов 13.11.2015 14:05

Храм Иоанна Предтечи на Красном, на котором установлена памятная доска.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору