Забытый священник Клевакинского прихода

Как скоро порой уходят в небытие имена людей… Лишь немногих удерживает народная память. Причины этому бывают разные. Иногда хочется исправить эту явную несправедливость. В статье Н.А. Медведевой, посвященной Флоро-Лаврской церкви села Клевакинского [1], приведены сведения о тех, кто в разные годы служил в этом храме. Имена двоих – священника Василия Коровина и диакона Николая Пузырева – даже сохранились в неофициальных названиях улиц села: Коровья и Пузырев край. Мне бы хотелось в некотором роде восстановить справедливость в отношении первого священника данного прихода, имя которого из народной памяти оказалось стертым. Такая забывчивость потомков его прихожан кажется странной – даже не в силу заслуг самого пастыря, окормлявшего местных жителей более двадцати лет, будучи сначала одним из священников Николаевской церкви села Глинского, а затем настоятелем вновь образованного клевакинского прихода. Дело в том, что имя этого человека, вернее – имя его знаменитого тезки и дальнего родственника, было все время «на слуху»: Дмитрий Мамин.

Да, священник Дмитрий Алексеевич Мамин и писатель Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк принадлежали к одному и тому же роду уральских церковнослужителей. Несмотря на довольно небольшую разницу в возрасте (их годы рождения соответственно 1845-й и 1852-й), первый приходился второму четвероюродным дядей. Уверен в том, что они наверняка были знакомы: младший брат Дмитрия-священника, Гавриил Алексеевич, учился в Екатеринбургском духовном училище вместе с Дмитрием-писателем.

В ранее опубликованных работах[2] я уже приводил сведения об общих предках двух Дмитриев. Первым священнослужителем в роду Маминых был Василий Игнатьевич, с 1712 г. – священник Троицкой церкви села Истоцкого. Его сын Егор Васильевич также начинал службу в Истоцком – пономарем. Позднее он служил священником в Багаряцкой слободе и в селе Пироговском. Сын Егора, Григорий Егорович, в середине ХVIII века был священником Вознесенской церкви Багаряцкой слободы. Известны имена его пяти сыновей: Никита, Матвей, Степан, Лука и Виктор. Один их них, Матвей Григорьевич, был прямым предком Д.Н. Мамина-Сибиряка. В силу «медийности» персоны известного писателя, исследования родословия Маминых в основном были ограничены этой ветвью данного рода[3]. Предком же клевакинского священника был старший из братьев, Никита Григорьевич.

О самом Никите известно крайне мало. Он учился в Тобольской семинарии; служил дьячком при Вознесенской церкви Багарякской слободы, затем – диаконом в Щербаковской слободе. Вероятно, довольно рано умер – во всяком случае, со второй половины 1780-х гг. его имя ни в каких источниках не упоминается.

Единственный сын Никиты, Антоний Никитич, с 1795 г. состоит пономарем при церкви Багарякской слободы, где в то время служит священником его дядя Степан Григорьевич. В 1816 г. Антоний Мамин рукоположен в сан священника к Троицкой церкви села Истокского. По архивным источникам удалось установить состав его семьи – жена Зоя Михайловна и дети Надежда 1807 г.р., Марфа 1810 г.р., Мавра 1813 г.р., близнецы Никита и Андрей, 1815 г.р., Алексей 1820 г.р. и Дмитрий 1823 г.р. В 1843 г. Антоний Никитич был почислен за штат. Скончался он в 1849 г. в возрасте около 70 лет (точный год его рождения неизвестен) в селе Дальне-Дубровском Оханского уезда, где в это время служил священником его младший сын Дмитрий Антонович, родоначальник пермской (в современном географическом значении) ветви рода Маминых.

Из четырех сыновей Антония Никитича двое младших – Алексей и Дмитрий – окончили Пермскую духовную семинарию. Алексей и его потомки (сын Дмитрий и внуки Петр, Василий и Евграф) служили в Екатеринбургской епархии, первые четверо священниками, Евграф – псаломщиком. Никита Антонович, один из старших братьев, вероятно, рано умер – во всяком случае, после ревизии 1833 г. никаких упоминаний о нем обнаружить не удалось. Потомки второго брата-близнеца, Андрея Антоновича, дьячка церкви Уктусского завода, служили в Зауралье, на территории современных Свердловской и Челябинской областей.

Алексей Антонович окончил семинарию по первому разряду в 1840 г., получив звание студента богословия. Вскоре он женился на дочери священника села Огневского Максима Хлопина Евгении, был рукоположен и определен к Николаевской церкви Коневской слободы (позднее – село Коневское, Юго-Конево). У Алексея было двое сыновей – Дмитрий, родившийся в 1845 г. и Гавриил, родившийся в 1854-м. Как многие другие священники, Алексей Мамин занимался обучением детей в приходской школе. В мае 1847 г. «за ревностную и полезную службу» получил благословение Святейшего Синода[4]. Увы, его служение вскоре было прервано тяжелой болезнью: епископ Екатеринбургский Иона в донесении о посещении им южной части Екатеринбургского уезда в сентябре 1851 г. пишет: «в слободе Коневской священник Алексий Мамин, страждущий чахоткою, слаб до того силами, что едва на ногах держится и, ходя, шатается; от чего нечаянно пасть может и с Дарами Святыми при Священнослужении»[5]. В том же 1851 г., согласно уже цитировавшейся клировой ведомости, Алексей Мамин «по указу Пермской Духовной Консистории … за болезнию впредь до выздоровления почислен в заштат». Скончался он через шесть лет: «16 марта 1857 г. умер, 19-го погребен Коневского села заштатный священник Мамин Алексей Антониев, 36 лет, от ревматизма»[6]. Ровно столетие спустя исчезло и само село Коневское: при ликвидации последствий так называемой «Кыштымской катастрофы» – аварии на химкомбинате «Маяк», случившейся 29 сентября 1957 г., оно было расселено и ликвидировано. Примечательно, что Николаевская церковь, в которой некогда служил Алексей Мамин, в советское время не закрывалась, и лишь трагедия 1957 г. прекратила ее существование. 

Церковь в селе Юго-Конёво
Церковь в селе Юго-Конёво

Димитрий Алексеевич Мамин родился в селе Коневском 25 октября 1845 г. В 1856 г. он, согласно все той же клировой ведомости, «учится в доме отца по билету, данному от Екатеринбургского училищного Начальства». Сложно сказать, чем вызвана такая форма обучения – болезнью отца или проблемами со здоровьем самого Дмитрия. В 1866 г. Димитрий Алексеевич окончил Пермскую духовную семинарию, где он учился вместе со своими двоюродными братьями Николаем и Антонием Дмитриевичами и четвероюродным племянником Антонином Валериановичем (двоюродным братом Д.Н. Мамина-Сибиряка). По окончании семинарии, 22 января 1867 г. Преосвященным Вассианом, Епископом Екатеринбургским посвящен в священника к Глинской Николаевской церкви Екатеринбургского уезда[7]. Глинский приход – старейший на режевской земле – был в середине XIX века уже довольно многочисленным. Это явилось причиной начала строительства в деревне Клевакиной новой церкви. Строительство началось в мае 1865 г., а после ее освящения, состоявшегося 2 июля 1873 г., населенный пункт стал именоваться Клевакинским селом. Дмитрий Мамин был первым настоятелем Флоро-Лаврского храма в Клевакино, он служил здесь с 1873 г. на протяжении 13 лет.

Флоро-Лаврский храм в Клевакино
Флоро-Лаврский храм в Клевакино

Дату и обстоятельства смерти Димитрия Алексеевича пока установить не удалось. Вероятно, он умер не ранее 1887 г., скорее всего, в результате болезни. Во всяком случае, с 1887 г. его имя ни в Епархиальных ведомостях, ни в других известных источниках не упоминается. Нет также с конца 1886 г. и записей в метрической книге, которые были бы сделаны его рукой. Осенью 1887 г. на его место в Клевакино был назначен другой священник – Василий Коровин. А в 1888 г. Елизавета Мамина, жена Димитрия Алексеевича, определена на должность просфорни Петро-Павловской церкви села Арамашка со странной для епархиальных документов формулировкой – «жена бывшего священника»[8]. Обычно просфорнями назначали вдов или одиноких незамужних дочерей церковнослужителей – это была своеобразная «форма социальной поддержки». Впоследствии при упоминании в епархиальной хронике Елизавета Мамина уже называлась «священнической вдовой». Указанная же здесь формулировка дает основание предположить, что к моменту данного назначения священник Димитрий Мамин был жив, но уже не служил. А учитывая его возраст (43 года), логично предположить какую-то тяжелую болезнь. Запись о его смерти пока обнаружить не удалось. К сожалению, метрические книги за интересующий период в Государственном архиве Свердловской области сохранились не полностью, а из сохранившихся – не все доступны для исследователей по причине плохой сохранности. Рискну высказать гипотезу, что священник Мамин скончался в Арамашке в конце 1880-х – начале 1890-х гг. Мое предположение основывается на том, что Елизавета Филипповна, жена Дмитрия Алексеевича, как уже упоминалось, служила здесь просфорней со второй половины 1888 г. Если ее муж в это время был жив, то они должны были проживать в одном месте. Следует отметить, что священником в Арамашке служил Виктор Горгониевич Горный, который ранее служил диаконом в Клевакино. В пользу версии о «нетрудоспособности» бывшего священника говорит и довольно продолжительная пауза между прекращением службы в Клевакино самим Дмитрием Маминым (по записям в метрической книге – конец 1886 г.) и назначением нового приходского священника (сентябрь 1887 г.). Впрочем, все это – лишь догадки, которые могут быть подтверждены или опровергнуты в ходе дальнейших исследований.

Раз уж мы вступили в область предположений, позволю себе высказать и некоторые догадки о родстве Дмитрия Мамина с другими представителями духовенства. В метрических записях о рождении его детей в качестве восприемников часто встречаются Кыштымовы, например: «Ирбитского уезда Покровского села священник Александр Григорьев Кыштымов и г. Ирбита мещанская жена Лариса Александрова Кыштымова»[9]. Это с большой вероятностью свидетельствует о наличии у данных семей каких-то, скорее всего близкородственных, связей. При изучении доступной на генеалогических ресурсах информации о Кыштымовых выяснилось, что жену священника Александра Кыштымова звали Мария Филипповна. Учитывая, что имя Филипп не особенно распространенное, а также относительное сходство по возрасту (Александр Кыштымов окончил семинарию в 1852 г., так что был он старше Дмитрия Мамина примерно на 12-13 лет), можно высказать предположение, что жена Мамина – Елизавета Филипповна – является родной сестрой жены Кыштымова. Встретившаяся нам мещанская жена Лариса Александровна Кыштымова была женой Павла – брата о. Александра. А их родная сестра Евдокия Григорьевна в 1867 г. вышла замуж за пономаря церкви села Покровского – Василия Георгиевича Коровина!

Александр Кыштымов служил в селе Покровском в 1860-х-70-х гг. Впоследствии он был переведен в с. Невьянское, был благочинным 3-го округа Ирбитского уезда. В 1887 г. переведен в село Скородумское, затем в 1892 г. в Останинское и, наконец, в октябре 1895 г. – в Ярославское. Два года спустя, в феврале 1898 г., в Ярославское перемещена из Арамашки просфорня Елизавета Мамина… Явно не случайное совпадение!

Церковь в селе Покровском
Церковь в селе Покровском

Посмотрим на перемещения Василия Коровина: после Покровского он в 1877 г. служит диаконом в селе Катайском Камышловского уезда, позднее был рукоположен в сан священника и переведен в рассматриваемый нами район – в Останинское. Сменив в 1887 г. в Клевакино Дмитрия Мамина, он прослужит здесь более 20 лет, многое сделав для данного прихода.

В семье первого клевакинского священника Дмитрия Алексеевича Мамина было шесть детей – три сына и три дочери. Двое из сыновей также были священниками и прожили довольно интересную с точки зрения современного исследователя жизнь.

Петр Дмитриевич Мамин (1868-1927) окончил Екатеринбургское духовное училище, затем (в 1891 г.) – Пермскую духовную семинарию. В 1892 г. рукоположен в сан священника, определен в село Костинское Ирбитского уезда. В 1897 г., по его прошению, определен священником к походной церкви в северной части Верхотурского уезда. До 1905 г. (с перерывом в 1900 г.) занимался миссионерской деятельностью среди кочующих вогул; был одним из составителей азбуки на вогульском языке. В 1908 г. – священник церкви деревни Больше-Трифоновой Ирбитского уезда. После революции снимает с себя сан, вступает в партию большевиков. В 1918-1919 гг. находился в подполье. В 1921 г. назначается секретарем, затем – заместителем заведующего специальным отделом, инспектором отдела народного образования гор. Туринска. Избирался делегатом на IV Всероссийский съезд профсоюзов, который проходил в Москве в мае 1921 г. В 1922 г. переведен на профсоюзную работу в Тюмень. С 1923 г. проживал в селе Березово Тюменской губернии, работал заведующим отделом народного образования, уполномоченным от губернского Совета профсоюза, председателем Шерхольского сельсовета. О деятельности Петра Мамина подробно рассказано в работах Ю.М. Сухарева[10].

Не менее интересна биография младшего брата Петра, Василия Дмитриевича (1872 – около 1959). По окончании семинарии в 1896 г. он рукоположен в сан священника и определен в село Огневское Екатеринбургского уезда (ныне – в Каслинском районе Челябинской области). Был организатором кредитного товарищества в Огневском; являлся представителем Кустарно-Промышленного банка по Огневской волости. После революции активно противодействовал установлению советской власти. Сохранились воспоминания участников Гражданской войны – жителей села Огневского, где рассказывается о событиях тех лет[11]. Долгое время считалось, что после разгрома войск А.В. Колчака Василий Мамин был осужден и расстрелян. Однако мне удалось выяснить, что ему с семьей удалось перебраться в Нарымский край (Томская губерния) и каким-то образом избежать репрессий. В советское время он работал учителем географии в школе. После 1952 г. переехал с одним из сыновей в Крым (гор. Саки), где и умер в конце 1950-х гг.[12].

Третий сын Дмитрия Мамина, Евграф Дмитриевич (1882 – после 1916), окончил в 1899 г. Екатеринбургское духовное училище, затем около года учился в Пермской духовной семинарии. В 1904-1916 гг. (с перерывами) служил псаломщиком в различных храмах Екатеринбургской епархии. В январе 1916 г. уволен за штат.

Анна Дмитриевна Мамина (1869 – неизв.) в 1885 г. окончила Зауральское (Екатеринбургское) епархиальное женское училище. С 1892 г. замужем[13] за Владимиром Иоанновичем Поповым, псаломщиком церкви Нижне-Синячихинского завода Верхотурского уезда, позднее – диаконом церкви села Невьянского Ирбитского уезда (1895-1900), священником церквей села Дрянновского Шадринского уезда (1900-1902), села Иакинфеевского (1902-1914), Верхне-Синячихинского завода Верхотурского уезда (1914-1916)[14]. О судьбе двух других дочерей Дмитрия Мамина – Александры (1874 г.р.) и Надежды (1886 г.р.), пока ничего выяснить не удалось.

Клевакинский священник Дмитрий Алексеевич Мамин оказался полностью забытым. Мы пока не знаем ни дату и время его кончины, ни место погребения. Увы, столетие назад многие сложившиеся ранее духовные традиции оказались прерваны. Сейчас настало время их возрождения, а оно невозможно без изучения и сохранения истории. А история страны, в свою очередь, состоит из множества историй региона, города, села, прихода, конкретной семьи…

Карасев Николай Сергеевич
Уральское историко-родословное общество
г. Санкт-Петербург

[1] Медведева Н.А. Из истории Флоро-Лаврской церкви села Клевакинского // Православие на Урале: связь времен: мат-лы VIII Межрегион. науч.-практ. конф. / Уральское церковно-историческое общество. – Екатеринбург, 2019. – С.55-65.

[2] Карасев Н.С. Неизвестные страницы из истории рода Маминых // Генеалогический вестник. Выпуск 60. СПб., 2019. С. 93-127.

[3] Дергачев И.А. К родословию Д.Н. Мамина-Сибиряка // Русская литература 1870-1890 годов. Сб. 7. Свердловск, 1974. С. 133-138;

Коновалов Ю.В. Род Маминых на Среднем Урале // Творчество Д.Н. Мамина-Сибиряка в контексте русской литературы: Материалы научно-практической конференции, посвященной 150-летию со дня рождения Д.Н. Мамина-Сибиряка, 4-5 ноября 2002 г. Екатеринбург. Екатеринбург, 2003. С. 90-94;

Коровин А.Ф. К родословной Д.Н. Мамина-Сибиряка // Первые Уральские Бирюковские чтения: Доклады и сообщения. Челябинск, 1974. С. 74-82;

Мосин А.Г. О «белых пятнах» в истории маминского рода (к проблеме воссоздания родословия Д.Н. Мамина-Сибиряка) // Третьи Татищевские чтения: Тезисы докладов и сообщений. Екатеринбург, 2000. С. 350-354.

[4] ГАПК. Ф.605. Оп.1. Д.1: Клировые ведомости церквей 5-го округа Екатеринбургского уезда за 1856 г. Л. 76об.

[5] Материалы для истории Екатеринбургской епархии // «Екатеринбургские епархиальные ведомости» (далее ‒ ЕЕВ). 1914, 24 авг. № 34 (приложение). С. 88-89.

[6] ГАСО. Ф. 6. Оп. 1. Д. 158: МК Николаевской церкви Коневского села за 1857 г. Л. 1140 об.-1141.

[7] ГАСО. Ф. 6. Оп. 2. Д. 643: Клировые ведомости о церквах II благочинного округа Екатеринбургского уезда за 1882 г. Л. 209 об.

[8] ЕЕВ. 1888. №45-46, 19 ноября. С. 1074.

[9] ГАСО. Ф. 6. Оп. 5. Д. 192: МК Николаевской церкви села Глинское за 1869-70 гг. Л. 141 об.-142.

[10] Сухарев Ю.М. Материалы к биографии П. Д. Мамина. Материалы 11-й Уральской родоведческой научно-практической конференции (16–17 ноября 2012 г. Екатеринбург) / Уральское историко-родословное общество; Уральское церковно-историческое общество. Екатеринбург: Изд-во Уральского церковно-исторического общества, 2019. C. 137-151.;

Сухарев Ю.М. История Походной Николаевской церкви Верхотурского уезда // Православие на Урале: вехи истории: материалы второй Межрегиональной научно-практической конференции / отв. ред. А. В. Печерин. – Екатеринбург: изд-во Уральского Церковно-исторического общества, 2013. С. 133-152.;

Сухарев Ю.М. К биографии священника Петра Мамина (доклад) // IX выездное заседание Артемовского отделения УИРО в рамках конференции «Часть моей большой державы, родной поселок Буланаш!», 17 апреля 2014 г., пос. Буланаш.;

Сухарев Ю.М. «Доношу Вашему Преосвященству» // Мат-лы науч.-практ. конф. «История народного образования Артемовского района» (23 мар. 2016 года). – Артемовский, 2016. С. 167-179.

[11] Белканов С.Е. Воспоминания об установлении Советской власти в Огневской волости Екатеринбургского уезда и Гражданской войне 1918-1919 гг. на Уральских горах // http://ognevskoe.ru/ruiny-hrama/istoriya/rukopis-belkanova-s-e/;

Кузнецова (Уфимцева) Л.А. Революционное прошлое моего села // http://ognevskoe.ru/ruiny-hrama/istoriya/ognyovskoe-1918-1919/;

Чусовитина Т.И. О пережитом. (из кн.: Завещание: Сборник / Сост. Ю.А. Дорохов, В.Н. Черных. Свердловск, 1989) // http://ognevskoe.ru/ruiny-hrama/istoriya/zapiski-chusovitinoy-t-i/

[12] Карасев Н.С. К биографии о. Василия Мамина // Возрождение родословных традиций: материалы XIV научно-практической конференции (Рефтинский, 16 февраля 2019 г.). Рефтинский: Уральское историко-родословное общество, 2019. С. 46-52.

[13] ГАСО. Ф. 6. Оп. 5. Д. 245: МК Петро-Павловской церкви села Арамашки за 1888-1892 гг. Л. 311 об.-312.

[14] Карасев Н.С. Родственные связи церковнослужителей Маминых и Поповых // http://sukharev-y.ru/карасев-н-с-родственные-связи-церковн/ (Опубликовано 29.03.2019).

Читайте также:

Поддержать «Ураловед»
Поделиться
Отправить
Класснуть
Вотсапнуть
Переслать

Гостиницы Екатеринбурга

Рекомендации