Ураловед

Портал знатоков и любителей Урала

5 1 2 3 4 5 Рейтинг: 5.00 Голосов: 8

16-го октября [1916 года] открылось движение по Западно-Уральской железной дороге. Через станцию Калино и Бердяуш она соединила две прорезывающих Уральский хребет линии - Уральскую горнозаводскую и Самаро-Златоустовскую.

Чтобы попасть из Перми в Уфу, Оренбург, Самару и далее, теперь не требуется заезжать в Екатеринбург и Челябинск, делая лишних 329 верст. Новая железная дорога изменяет прежние маршруты, сокращает расстояния между главнейшими городами Приуралья - Пермью и Уфою. Длина ее 455 верст, при чем Западно-Уральская дорога проходит по очень оригинальным, красивым и интересным местам. Нет сомнения, что она будет привлекать многочисленных туристов и вообще всех, кто интересуется Уральским краем.

Железная дорога век назад

Новая железнодорожная линия начинается у станции Калино уральской горнозаводской дороги. Это очень небольшая станция, находящаяся недалеко от села того же названия. От Калино дорога идет на Лысьвенский горный завод, пермского уезда. Расстояние 20 верст.

Лысьва в настоящее время огромный населенный пункт. Из небольшого и захудалого заводика, бывшего до 1874 г. исключительно чугуноплавильным, в несколько последних лет Лысьвенский завод стал одним из крупнейших и тех­нически оборудованных заводов Урала. Здесь производится выделка сортового и кровельного, простого и оцинкованного железа, жести белой, черной и матовой. В 1909 г. построена широко оборудованная фабрика металлических изделий для производства цельнонатянутой и сшивной посуды, а также печатной жести и поделок из тонкого листового железа.

В данное время в Лысьве не менее 60 - 70 тысяч человек населения. Между тем 2-3 года тому назад число жителей не превышало 15 тысяч человек. Увеличение народонаселения объясняется приливом пришлого люда со всех концов Империи. Кого-кого только здесь нет: великороссы, малороссы, латыши, поляки, башкиры, татары и проч.

Прилив народа вызван расширением заводского производства и открытием новых фабрик. Год назад на месте бывшего болота около станции Лысьва возникло целых шесть огромных железобетонных корпусов. Тут вся местность изрезана подъездными путями узкоколейной заводской дороги.

Кто не бывал в Лысьве 2-3 года, тот не узнает ее теперь. Всюду оживленная работа, лязг железа, шипенье и свистки паровозов и заводских машин.

Лысьвенский завод первый из уральских заводов начал у себя производство жести, потом эмалированной посуды. После объявления войны немцам, завод приспособил себя к работам на нужды армии.

С внешней стороны Лысьва - настоящий город: в нем широкие улицы, два храма, несколько начальных школ, есть высшее начальное училище, недавно открыта смешанная прогимназия, содержимая научно-образовательным обществом, есть художественно-ремесленная школа, две библиотеки, театр, клуб, почта, телеграф, телефон.

Общественная самодеятельность находит применение в нескольких кооперативных учреждениях, каковы: кредитное товарищество, сельско­хозяйственное общество потребителей.

Не могу не отметить двух достопримечательностей завода - это величест­венного храма и памятника графу П. П. Шувалову.

Лысьвенский храм, бесспорно, один из лучших на Урале и он служил бы украшением для любого губернского города. Сооружен он по проекту архитектора-пермяка А.Б. Турчевича и стоимость храма превышает сто тысяч рублей. Внутри его - прекрасный стиль, академическая живопись, белый мраморный иконостас, дорогие металлические одеяния на престоле и жертвенник, электрическое освещение на паникадилах. Храм сооружен на пожертвования заводовладельца, служащих и рабочих.

Памятник графу П. П. Шувалову находится на заводской площади; стоимость его 30, 141 р. 70 к., из них постамент 20, 141 р. 70 к. и бронзовая статуя графа 10, 000 рублей. Памятник представляет собою фигуру П. П. Шувалова во весь рост; руками он опирается о каменную подставку. Высота фигуры 4 аршина. Постамент состоит из 16 камней пироксенитовой породы, высотою 4 аршина, так что общая высота монумента равна 8-ми аршинам. Модель памятника сделана известным скульптором Шервудом, а сооружен в 1904-1907 гг. служащими и рабочими Лысьвенского горного округа.

Храм и памятник Шувалову в Лысьвенском заводе

Покойный граф Павел Петрович завещал значительные средства на экономическое и умственное улучшение жизни служащих и рабочих своих заводов.

Лысьвенский горный округ представляет собою громадное горнозаводское имение с 467, 924 десятинами, с лесными дачами: лысьвенской, калино-камасинской, кусьинской, чусовской и бисерской.

Границы округа проходят вдоль хребта Уральского между 58 и 59 1/2 градусами сев. широты.

Минеральные богатства его колоссальны. Здесь есть все, начиная с алмазов, золота, платины, хромистого железняка и кончая железными рудами, каменным углем и огнеупорными материалами.

Округ состоит из заводов: Лысьвенского, Кусье-Александровского, Бисерского и Теплогорского с 65 месторождениями железных руд.

По какой-то странной и непонятной причине Уральская железная дорога, названная при постройке ее «горнозаводской», проходя и прорезывая обширные владения графа П.П. Шувалова от станции Лысьва до станции Европейской, не коснулась ни одного из заводов Лысьвенского округа. Только Теплогорский завод, построенный уже после проведения этой железной дороги, находится недалеко от нее. Главный железоделательный и механический Лысьвенский завод, основанный еще в 1735 году, был совершенно обойден дорогою, находясь в расстоянии 22 верст от нее, а заводы Бисертский и Кусье-Александровский - в расстоянии 12 верст. Подоб­ной же участи подвергся и большой чугуноплавильный Архангело-Пашийский завод кн. Голицына, отстоящий от железной дороги на 8 верст.

Отсутствие скорого и дешевого железнодорожного сообщения сразу поставило деятельность Лысьвенского округа в условия крайне стеснительные и невыгодные, не позволяя мечтать об увеличении производительности своих заводов. Все свои заводские продукты (чугун и выделанное железо), а также и другие материалы и жизненные припасы Лысьвенский завод должен был тянуть гужем со станции Лысьва (теперешняя Калино) в завод и обратно. Это удорожало производство и отнимало значительное число рабочих рук, занятых перевозками и не гарантировало своевременной доставки грузов.

Мало того, отсутствие железной дороги вынуждало терпеть сплав по неудобной и мелководной речке Койве. Дойдя до Левшинской пристани на р. Каме, грузы должны были перегружаться из коломенок в барки. Все это удорожало фабрикаты завода, бесцельно отнимало массу времени и рабочих рук.

В настоящее время все указанные неудобства и препятствия устранены и не подлежит сомнению, что Лысьвенскому заводу принадлежит самая блестящая будущность.

В окрестностях Лысьвы несколько значительных возвышенностей, из которых можно указать: Липовую - в 3-х верстах, Точильную, Челпашек и др.

От станции Лысьва новая железная дорога поднимается по левому косогору р. Лысьвы, которая берет начало в северо-западной части кыновской дачи графа С. А. Строганова в кунгурском уезде. Более 40 верст дорога идет извилистым берегом этой быстрой горной речки, притока реки Чусовой. Местность здесь сплошь покрыта хвойными лесами и, в общем, довольно однообразна. Исключение представляет находящееся на 13-ой версте урочище под названием «Макушинский мыс». Это довольно высокий горный отрог, который железнодорожный путь проходит тоннелем в 75 сажен длины.

Станция Кормовище находится близ деревни того же названия, расположенной на тракте, идущем из Кушвинского казенного горного завода в город Кунгур. Ничего интересного здесь нет, но через 12-15 верст местность принимает горный характер и красота Западно-уральской природы поражает своими характерными красками. Мало-помалу полотно дороги поднимается на водораздел рек Лысьвы и Сухого Кумыша и пересекает верховья целого ряда небольших, но необыкновенно живописных горных речек: Ольховки, Засольной и многих других. Берега их представляют поросшие лесом скалы светло-серого известняка, так красивого издали. Дорога все время вьется, точно змея, восходя вкручь. На этих изгибах поезд проходит медленно, осторожно. Из окна вагона открывается чудная панорама на окружные горы, глядящие одна из-за другой или прячущиеся одна из-за другой или прячущиеся одна за другую: ближайшие определяются ясно с их лесами и кустарником, а дальние подернуты темно-синей дымкой. По временам попадаются открытые тоннели с торчащими клыками прорубленной скалы, по средине которой проходит поезд, точно по коридору.

На 62-ой версте расположена станция Кумыш, получившая свое название от речки того же имени. Это небольшая, но очень оригинальная реченка. Дело в том, что на протяжении шести верст она течет под землею. То место, в котором она скрывается в землю (в 1 версте ниже Глухого лога), называется «Нырок», а место, где она снова появляется на свет Божий, именуется «Вынырок». Шестиверстное ложе подземной речки зовется суходолом. Весною, в половодье, оно все заполняется водою, так как последняя не вмещается в подземное русло.

На 71-ой версте - узкая, извилистая и необыкновенно живописная долина речки Березовки притока Большого Кына, который дальше пересекается двумя железными мостами. За ними дорога несколько верст идет по высокому косогору и на 76 версте подходит к станции Кын, расположенной в 12 в. от Кыновского завода графа С.А. Строганова.

По пермяцки «кыну» значит холодный. И, действительно, это едва-ли не самый холодный пункт на всем среднем Урале, что отчасти объясняется тем, что лежит в горах.

Пересекаемые дорогой горные притоки Чусовой - Большой Кын, Каменный Кын и др., - представляют местами характер настоящих горных ущелий. В частых крутых поворотах этих речек, по берегам возвышаются более или менее высокие, иногда совершенно отвесные утесы необыкновенно разнообразного, местами весьма живописного очертания. Есть места прямо поразительной красоты. Дорогу почти беспрерывно пересекают значительные холмы - увалы, собравшиеся около берегов исторической реки Чусовой: в ложбинах холмов текут быстрые и шумящие речки и ручьи; холмы покрыты лесом: ель, береза и осина представляют господствующую растительность среди этого темно-зеленого царства; селения здесь редки и незначительны.

Громадная площадь лесов графа Строганова, суровость и сырость горной местности и каменистая почва не дают местному деревенскому жителю расширить поля под посев хлебных злаков, - только незначительные лоскутки площадей посева и сенокоса говорят, что местный житель не отстал еще совсем от сохи и косы.

Аборигенами здешних мест были пермяки и вогулы. Последние живут в двух деревнях по реке Чусовой: Бабенках и Копчике, расположенных в 10-12 верстах от Кыновского завода. Впрочем, жители этих деревень в настоящее время совершенно обрусели, говорят и одеваются по-русски и вообще ничем не отличаются от наших крестьян. Здешние вогулы имеют красивую наружность - высокого роста, с темными бровями и курчавыми волосами на голове. Вогулы - все христиане, празднуют рус­ские православные праздники.

Деревню Бабенку, по преданию, основала одна баба-вогулянка, почему и поселение носит название Бабенка.

Кыновский завод построен в 1761 году графом Николаем Григорьевичем Строгановым. До основания завода здесь не было никакого русского селения, место было дикое, лесное, пустынное. С постройкой завода сюда для заводских работ были переселены из имений Строгановых жители оханского и Соликамского уездов - из сел: Григорьевского, Богоявленского и Нердвинского. С пришлыми русскими смешались и коренные жители - пермяки, которые в настоящее время совершенно обрусели и ничем не отличаются от русских.

Кыновской завод

Окрестности Кына имеют чисто горный характер, особенно на северо-востоке. Наиболее значительные горы в Кыновской даче: Каменная - в 8 верстах на запад от завода, между речками Большой и Малой Мишарихой, Еловая - в 6 верстах, Бабенки - в 14 верстах, Гудырья - в 11 верстах, Брусяк или Бурсяк, между левыми притоками Курмыша и правыми притоками Лысьвы.

Кроме этих гор, по обоим берегам реки Чусовой в окрестностях завода находится целый ряд весьма живописных утесов камней: Высокий - в 1 версте, Печка - в 3 верстах, Хороший, Ростучий, Дужный, Сплавщик, Самарин, Два Столба, Писанный и др. Все эти утесы имеют от 30 до 70 сажен вышины. Они не составляют однородной массы, но состоят из толстых пластов, наложенных параллельно друг на друга; вследствие геологических переворотов, правильности в расположении этих пластов не замечается: они изломаны, исковерканы и сдвинуты самым прихотливым образом. Этот-то своеобразный вид утесов и придает особенную прелесть всему чусовскому пейзажу.

Поднимитесь на любую возвышенность, в таком изобилии здесь разбросанных, и перед вами развернется обширная и очаровательная панорама. Вы увидите величественную картину темно-зеленого леса, покрывающего в разнообразном направлении во множестве лежащие холмы, увалы, вышки, утесы, ложбины, ущелья и низменности, среди которых, как яркая, светлая сталь, сверкают своею поверхностью быстрые горные речки, в роде Крутой, Палевой, Серебрянки, Талицы, Ледянки, Березовки, Мягкого, Мерзлого, Каменного, Большого Кына и др.

Среди красно-бурой почвы вы увидите зеленые шашки обработанных полей, обрамленные быстро текущими речками внизу и темным бором сплошного хвойного леса вверху. Покатости высоких берегов р. Чусовой, переходящие в причудливые очертания холмистого рельефа, заняты полями хлеба и лугами, кое-где перерезанными селами и деревнями. Впечатление получается настолько оригинальное и сильное, что оно надолго врезывается в память.

Кто хоть раз увидит картины чусовской природы, тот едва-ли когда-нибудь их забудет.

От станции Кын до станции Утка, на протяжении почти ста верст, железная дорога все время идет вблизи реки Чусовой, по ее левому берегу. Красавица река! Капризница река!

Поезд мчится, а картины развертываются одна другой живописнее и оригинальнее.

Как известно, река Чусовая до открытия на Урале железных дорог служила главнейшим путем для вывоза уральских металлических изделий. Полсотни горных заводов сплавляли по ней свои произведения, с общим количеством груза, доходившим до 6-7 миллионов пудов: кроме того, по ней сплавлялись купеческие сибирские товары: сало, масло, спирт, пшеница и прочее в размере до 3 миллионов пудов. Весь караван на Чусовой составлял свыше 600 барок, при чем на сплаве работало одних бурлаков до 25 тысяч человек, считая в среднем по 40 человек на барку.

Конечно, с проведением по Уралу железных дорог, имеющих связь с общею рельсовою сетью Империи, Чусовая постепенно утратила свое былое значение, тем не менее окончательно сплав по ней не прекратился и до настоящего времени.

Красавице реке покойный писатель Д. Н. Мамин-Сибиряк посвятил одно из блестящих своих творений - «Бойцы».

Самая гористая часть Чусовой находится именно здесь, между Кыном и Уткой.

Главную красоту чусовских берегов составляют скалы, которые с небольшими промежутками тянутся сплошным утесистым гребнем. Некоторые из них совершенно поднимаются вверх сажен на 60, точно колоссальные стены какого-то гигантского средневекового города: иногда такая стена тянется по берегу на несколько верст.

Представьте же себе размеры той страшной силы, которая прорыла такие коридоры в самом сердце гор! Все эти сланцы и известняки теперь представляют сплошные отвесные громады буро-грязного цвета с ржавыми полосами и красноватыми пятнами. В некоторых местах горная порода выветрилась под влиянием атмосферических деятелей, превратившись в губчатую массу, в других -она осыпается и отстает, как старая штукатурка, в третьих - выступает в виде щетки, в четвертых - представляет ряд выступающих острых ребер, размещенных и следую­щих очень правильно друг за другом.

Громадные скалистые обнажения берегов на поворотах реки придают Чусовой чрезвычайно дикий и в то же время необыкновенно живописный вид. Смотря на эти громадные каменные стены сажен в 50-70 вышины и в версту и более длиною, как-то невольно сознаешь свое бессилие с могуществом потока, оставившего такие грандиозные памятники вековой борьбы с вставшею на его пути преградою.

Впечатление усиливается полным безмолвием окружающей безлюдной местности; кругом на далекое расстояние видны лишь огромные массивы гор, сплошь покрытые лесом, и ни одного следа присутствия человека.

Сами скалы, благодаря множеству выступов и трещин, получили крайне причудливую и оригинальную форму. Кое-где на выступах, далеко наверху, ютятся сосенки или ели, снизу представляющиеся маленькими кустиками; многие из них не выдержали напора ветра и повалились, вися на корне или задев за сук соседнего дерева: другие оторвались вместе с частью скалы и грозят ежеминутным падением в воду. Внизу - груда обломков камня, уже оторвавшихся от скалы.

Забравшемуся на верх открывается великолепная панорама на окружаю­щую гористую, покрытую лесом, местность, дикую и безлюдную: далеко внизу вьется бурная, стремительная Чусовая в виде узкой ленты. Там и сям в скалах, иногда на значительной высоте над водою видны пещеры, рисующиеся на сером фоне камня темными пятнами.

Множество рассказов и преданий сохранилось относительно этих пещер: в одной укрывался Ермак во время похода в Сибирь и сражений с туземцами; в другой было убежище разбойников, грабивших в былые времена проходившие по реке барки. Картина дополняется и разнообразными причудливыми формами, приданными камню природою или расположением слоев. Вот утес «Столбы», состоящий из отдельных высоких скал; на одном из них сидит, сгорбившись, старушка, читающая книгу.

- Она злая, - говорили прежде сплавщики, - потому что, если на нее заглядеться, то попадешь пониже на опасный утес.

А потом «Кирпичный», имеющий поразительное сходство с развалинами какого-либо замка, благодаря горизонтальным рядам слоев и вертикальным трещинам, напоминающим расслойку кладки. Вот «Лебяжий», напоминающий слоями своими фигуру лебедя; громадный с красноватым оттенком камень «Дужный», состоящий из дугообразных слоев; нависшая над водою «Печка» с огромною пещерою внизу; «Олений», отвесный камень, с которого когда-то бросился в Чусовую олень во время преследования; «Пять братьев», состоящий из пяти похожих друг на друга выступов; «Плакун» с которого всегда каплет вода; «Корова» с ее вонючими серными источниками и множество других.

Около одного из камней (Писаного), лежащего в 6-ти верстах от дер. Пермяковой, 8 сентября 1724 года у владельца Нижнетагильского и Невьянского заводов Акинфия Демидова родился сын Никита. Это тот самый Никита Демидов, который во времена Екатерины прославился своим богатством, чудачеством и самодурством, и о котором сохранились легендарные рассказы.

Событие против Писаного камня, о чем на нем гласит особая надпись, сделанная в 1779 г., говорит о том, что река Чусовая служила большою дорогою для уральских заводчиков. И вот, когда мать Никиты Демидова возвращалась из летней своей резиденции, Тагила, в полубарке, в сентябрьскую холодную погоду, разрешилась от бремени.

Неприхотливы да и крепки же были в прежние времена богатые люди! А вот потомки их, те уже не то.

Событие рождения Никиты Демидова отмечено не только особою надписью на утесе, но и особым массивным каменным крестом.

Демидовский крест на Чусовой

Кроме скал и утесов, красоту чусовских берегов составляет прекрасный хвойный лес. Седые, мохнатые ели с побуревшими вершинами придают горам суровое величие.

Особенно красивы молоденькие пихты, которые смело карабкаются по страшным кручам. Их стройные силуэты кажутся вылепленными на темном фоне скал, а вершины рвуться в небо готическими прорезными стрелками. Из таких пихт образуются целые шпалеры и бордюры. Мертвый камень причудливо драпируется густой зеленью, точно его убрала рука великого художника.

Особенно хороши темные сибирские кедры, которые стоят там и сям на берегу, точно бояре в дорогих зеленых бархатных шубах. Как настоящие, кровные аристократы, они держатся особняком и как бы нарочно сторонятся от простых елей и пихт, которые отличаются замечательной неприхотливостью и растут где попало и как попало, только было бы за что уцепиться корнями, - настоящее лесное мужичье.

По мыскам, заливным лугам и той полосе, которая отделяет настоящий лес от линии воды, ютятся всевозможные разночинцы лесного царства: тут качаются и гибкая рябина, и душистая черемуха, и распустившаяся верба, и тальник, кусты вереска, жимолости, смородины и колючий шиповник с волчьей ягодой. Здесь же отдельными пролесками и островками стоят далекие, пришлые люди: горькая осина, со своим металлическим седыми стволом, бесконечно родная каждому русскому сердцу кудрявая береза, изредка - липа, со своею бледною зеленью.

Такими поэтическими красками описывал лет 40 назад Д. Н. Мамин-Сибиряк великолепные чусовские леса. Но уже и тогда он отмечал начинавшееся хозяйничанье топора, а за истекшие четыре десятка лет топор успел много сделать. По обеим сторонам дороги вы часто видите совершенно оголенные верхушки гор... А в ближайшем времени от при-чусовских лесов останется одно воспоминание. Сюда в эти лесные районы проводится специальная лесовозная дорога из казенного Кушвинского завода, так называемая сылвинская узкоколейка, здесь же, около Серебрянского завода, в кунгурском уезде, сооружается огромный лесоразделочный завод Коноваловский, названный так в честь бывшего министра Коновалова.

Станция Илим получила свое название от села Илимского; она расположена на 136-й версте. В прежние времена здесь, при впадении в Чусовскую речки Илимки, находилась Илимская пристань уральских казенных заводов; здесь же в прежние годы существовало казенное судостроительное заведение, изготовлявшее суда (коломенки и барки), для сплава караванов железных изделий Гороблагодатского горного округа по pp. Чусовой, Каме и Волге.

Местоположение села Илимского чрезвычайно живописно; поселение расположено на пологих берегах по обе стороны р. Чусовой, которая имеет в этом месте около 40 сажен. Пруд в Илимке слева окаймлен скалистыми берегами, а справа зелеными холмами. На берегу реки высится небольшая церковь, недалеко от нее - здание училища, а над всеми постройками господствует пожарная вышка-каланча.

Позади селения берег Чусовой довольно круто поднимается и высшую его точку венчает старинная часовня.

Илимская лесная дача принадлежит казне: в ней 127 тысяч десятин. До постройки железных дорог население расположенных в этой даче сел и деревень (Илимское, Романово, Сулем, Дикая Уточка, Талица и др.) всю зиму имело заработок по постройке судов, которых изготовлялось до сотни, а весной занималось погрузкой на них металлов и затем сплавом их по Чусовой до Перми. С открытием уральской горнозаводской дороги положение быстро изменилось: многие заводы, особенно лежащие близ дороги, начали отправлять по ней свои металлы и Чусовая стала терять свое значение. Это изменение условий сильно отозвалось на населении илимской волости тем, что оно лишилось своего исконного заработка и вынуждено было искать других источников для существования. Приспособиться к новому положению вещей оно не сумело вплоть до нынешнего времени. Да и как тут приспособиться... Илимская дача все время была какою-то заброшенною и забытою до такой степени, что попасть в этот по истине медвежий угол было нелегко: не существовало ни дорог, ни земской почты. Она оставалась в том же первобытном положении, в отношении путей сообщения, в каком эта местность находилась во времена Ермака Тимофеевича.

Может быть, проведение новой железной дороги, прорезавшей илимскую дачу, оживит эту глухую местность и раскроет ее природные богатства.

Местные жители уверяют, что во многих местах дачи есть железные руды, каменный уголь и прочее.

Насколько помнится, исследования на последнее ископаемое производились в начале 1870-х годов, при чем залежи каменного угля были обнаружены на восточном склоне горы Липовой.

Наиболее возвышенными точками илимской дачи являются горы: Старуха и Высокая, достигающие 1600 английских футов высоты.

Большой интерес представляет речка Чизма, приток Чусовой. На протяжении более версты она течет под землею. Ширина реки 2 4 сажени, глубина 2 фута. Довольно широкая долина речки окаймлена крутыми берегами, от 3-х до 15-ти сажен высоты.

В 14 верстах от ст. Илим расположен Сылвинский горный завод, принадлежащий к верх-исетскому округу. В селении до 6-ти тысяч жителей, значительная часть которых придерживается «старой веры». Это - старинный уральский завод, основанный казною в 1729 году. По примеру других заводов, он нередко переходил из рук в руки, пока не попал в 1779 году известному Савве Яковлеву, от которого в 1849 году по наследству перешел к предкам теперешних владельцев. Сылвенский завод - единственный на Урале, изготовляющий так назы­ваемое «американское железо». Оно очень ценится на рынке, потому что делается «устаревшим» способом, путем проковки криц. Из этого железа в Америке делают, кроме разного рода кабинетных вещей и картинных рам, трубы в мельницах для пропуска муки, кожуха для электрических машин, керосиновые кухни, печные душники, волшебные фонари и другие вещи, при изготовлении которых от материала требуется выносливость высоких температур и сопротивляемость ржавчине.

Из такого «американского» железа, как из меди, можно выклепать самовар, не повредив глянца. Для наведения того высокого глянца, какой свойственен сылвинскому железу, оно подвергается пробивке под молотами и выдерживает 3000 ударов. Если подвергнуть такой обработке железо из литого металла мартеновского или бессемеровского, то оно не выдержит и половины ударов, разобьется и под молотом останется пустое место.

Вот почему с переходом на мартеновское производство, Урал перестал делать глянцевое железо, а выпускает матовое, полуматовое, черное и красное. В отношении сопротивляемости ржавчине эти марки уже далеко уступают глянцевому.

От 142-й до 150 версты железная дорога идет среди красивых гор и холмов. Чем ближе к р. Чусовой, тем местность делается все более живописной. Здесь расположен почти по меридиану целый ряд довольно возвышенных пунктов, каковы: Липовая, Осиновая (она же Карпушна), Косой Увал, Красный Камень, Чулкова, Высота этих гор от 1440 до 1500 футов над уровнем моря.

Уткинская казенная дача, по которой здесь проходит дорога, имеет 56,174 десятины, длина ее 38 верст, а ширина 23 версты. Река Чусовая пересекает дачу по длине и в самой средней ее части, направляясь с юго-востока на северо-запад. Кроме Чусовой здесь текут речки: Утка, Большая Каменка, Большая Сибирка, Шишим, Трека, Дарья и др. Из этих речек историческою известностью пользуется Каменка.

На ней в 1573 году осели строгановские казаки. Чтобы закрепить за собою занятую землю, Строгановы поселили на ней своих крестьян, при чем селение, поставленное на «усторожливом местечке», при впадении Каменки в Чусовую, сделалось крайним пунктом русской колонизации. Даже неутомимые и предприимчивые Строгановы не решились забираться дальше в сибирское владение, «понеже тогда, за сопротивлением сибирцев и вогулич, далее оной речки Каменки по Чусовой заселение иметь им, Строгановым, было опасно».

Последовавшей затем царской грамотой вся завоеванная страна отдана была Строгановым вплоть по речку Каменку.

Таким образом, основание Каменки предупредило на несколько лет знаменитый поход Ермака, и эта деревушка долго еще служила Строгановым опорным пунктом в борьбе с воинственными инородцами.

Вообще нужно заметить, что бассейн р. Чусовой в течение нескольких столетий служил кровавою ареной, на которой кипела самая ожесточенная борьба аборигенов с безвестными пришельцами. Нечаянные нападения, разрушение городов, одоление или полон чередовались здесь с переменным счастьем для враждовавших сторон.

Станция Утка расположена на 163-й версте, у речки Распаихи, притока р. Утки. Последняя - очень бойкая горная речка, впадающая в Чусовую в углу этой встречи в прежние годы находилась Уткинская пристань, одна из самых бойких верхних пристаней. Здесь расположена Уткинская слобода, екатеринбургского уезда; раньше она называлась Чусовской слободой. В начале 1700-х годов это был один из самых крайних колонизационных русских пунктов по реке Чусовой, жители которого вели беспрерывные войны с вогулами и башкирами.

В числе этих новых поселенцев было много беглых из разных мест раскольников, сыгравших столь важную роль в колонизации Урала. Между прочим, очень много раскольничьих поселений образовалось по притокам Чусовой: Межевой Утке, Сулему, Висиму и др. Здесь, среди непроходимых лесов рассыпались раскольничьи скиты, привлекавшие многочисленных паломников. Сюда, в эти скиты и раскольничьи деревни, убегали крестьяне из строгановских вотчин. Появившийся в начале 1700 годов на Урале Никита Демидов и его приказчики покровительствовали переселенцам, умножившим собою число рабочих на всюду открывавшихся заводах.

Среди этих поселений самым значительным была деревня Висимская, на речке Висиме, при впадении ее в Межевую Утку. Барон Александр Строганов, считая эти места своими, подал жалобу на Демидова. Вследствие ее, в 1723 году был послан для описи всех новых поселений по притокам М. Утки и по Чусовой поручик Брант с командою. Но демидовский приказчик вовремя оповестил поселенцев; многие из них либо разбежались в разные стороны, оставя пустыми свои дворы, либо нашли приют на демидовских же заводах - Черноисточинском и Выйском. В резуль­тате - поручик Брант не нашел тут ни одного жителя.

Станция Кузино - место пересечения дорог Пермь-Екатеринбургской и Западно-Уральской. Раньше здесь был разъезд № 68, а теперь уже довольно значительный поселок, в котором зарождается торговая и промышленная жизнь. Не подлежит сомнению, что в ближайшем будущем Кузино превратиться в крупный пункт.

Станция получила свое название от одноименных горы и деревни. В преж­ние годы тут была невыносимая лесная глушь, служившая прекрасным убежищем для всякого рода диких зверей. Теперь свистки паровозов разогнали их в более отдаленные места.

Железная дорога на Урале. Начало XX века

На 218 версте находится станция Дружинино. Здесь опять пересечение дорог: Западно-Уральской и новостроящейся Казань-Екатеринбургской.

В 2-х верстах от станции расположено большое село Гробовское, екатеринбургского уезда. Оно тянется в одну улицу на расстоянии около 2-х верст.

В настоящее время жителей в селе свыше тысячи человек. Украшением его служит мраморный памятник Царю-Освободителю, воздвигнутый на берегу речки Утки, против здания волостного правления.

В 5-ти верстах от села по бывшему сибирскому тракту находится так называемый «Перевал». Высота этого места равняется 197 саженям над уровнем моря. С «Перевала» открывается обширный вид на долину речки Атига и высоты за рекой Сергей, протекающих уже по красноуфимскому уезду.

Жители села Гробовского занимаются хлебопашеством, почему окрестности села представляют возделанные поля и сенокосные угодья. Правда, урожаи здесь бывают незавидные, но, за неимением других промыслов, приходится вести сельское хозяйство. Некоторые более передовые крестьяне ведут его новыми приемами, в чем помогает им существующее в селе сельскохозяйственное общество.

За станцией Дружинино дорога вступает в дачу Сергинских заводов. Насколько она обширна, может говорить то обстоятельство, что в пределах дачи находятся три железнодорожные станции: Атиг, Нижне-Сергинская и Михайловская.

Первая расположена в 1 1/2 верстах от Атигского завода, вырабатывающего проволоку, гвозди и проволочные канаты. Основанный в 1790 году купцом Губиным на земле, купленной у башкир за какие-то гроши, завод этот никогда не переживал цветущего состояния и частовременно был закрываемым. В 80-х и 90-х годах прошлого столетия он представлял из себя настоящую мерзость запустения, а население в значительной своей части проживало на других заводах.

В 9 верстах от Атига находится Верхне-Сергинский горный завод. Это довольно населенный пункт (до 12 тысяч жителей) в Красноуфимском уезде. В нем имеется целый ряд кооперативов: общество потребителей, кредитное товарищество, сельскохозяйственное общество. Последнее в текущем году начало выпускает собственный журнал - первый сельский журнал на Урале. Он называется: «Известия Верхне-Сергинского сельскохозяйственного общества». Пока вышел один номер журнала, производящий очень выгодное впечатление для его издателей.

Лет 25 назад сельским хозяйством в заводе никто не занимался, а теперь оно в большом почете и распространении.

Помимо кооперативов, в заводе есть довольно приличная библиотека, пять народных школ и одно 2-х классное училище.

Основание Верхне-Сергинску положено в 1743 году дворянином Иваном Демидовым, который землю под завод купил у башкир терсяцкой и упейской волостей. Дети Демидова, получив завод по праву наследства, горным делом заниматься не стали, а предпочли продать его в 1789 году купцу Михаилу Губину, в роде которого он оставался до 1881 г., когда вместе с другими заводами округа был продан акционерному товариществу. Заводская дача имеет 65 тысяч десятин. В заво­де цеха: доменный, мартеновский, прокатный, гвоздарный, проволочный.

Около следующей станции расположен завод Нижне-Сергинский и курорт Нижне-Сергинских серных минеральных вод. Здесь главное управление заводами округа.

Самое селение стоит в громадной живописной котловине, окруженной кварцитовыми скалами, крутыми и высокими горами, у подножия которых и раскинулись разные части этого большого завода. В нем имеются: два храма, памятник Императору Александру II, почта, телеграф, больница, несколько начальных школ, высшее народное училище, земская библиотека-читальня, клуб, театр, кинематограф и т.п. По своей торговой деятельности это очень оживленный пункт, в котором имеется свыше 50 лавок и магазинов. Особенно крупные торговые операции делает лавка общества потребителей.

С внешней стороны селение напоминает уездный город. Жителей в нем около 20 тысяч человек. Заводская дача имеет около 70 тысяч десятин. Она представляет из себя гористую местность, прорезываемую множеством небольших речек, пробегающих по небольшим долинам и окруженных болотистыми берегами. Обилие болот - характерная особенность Нижне-Сергинской дачи. Они залегают не только на низменностях, но часто тянуться, и на значительном протяжении, по склонам гор и на самых возвышенностях, покрытых хвойными лесами. Такое явление, обусловливаясь и другими обстоятельствами, отчасти зависит и от самого строения почвы. Под тонким слоем чернозема, лежащего на ее поверхности, находится толстый пласт глины, заложенный непосредственно в складках известняка, содержащего в себе различные породы железных руд. Окрестности Нижне-Сергинского завода имеют очень много живописных урочищ, а также известковых пещер, распространяющихся, то расширяющимися, то суживающимися ходами далеко в землю. В некоторых пещерах имеются сталактиты (канельники), в других температура так низка, что в середине лета, в самое жаркое время, в нескольких саженях от наружного входа можно найти большие глыбы льда и целые столбы, образовавшиеся от капающей воды верхнего свода и принявшие разнообразные, иногда очень красивые, формы, состоящие будто из чистейшего хрусталя.

В тех пещерах, в которых остается большое количество льда и летом, не бывает сталактитов.

Некоторые пещеры представляют явные признаки, что они в прежнее время служили убежищами для людей. Найдены были, между прочим, разные орудия, как-то: луки, стрелы, копья и пр.

Нижне-Сергинские минеральные серные воды находятся близ самой станции железной дороги. Страдавшие все время от бездорожья в крае, теперь они, несомненно, разовьются в настоящий курорт.

Недалеко от минерального источника находятся вершины гор Шелома, Орловой гряды и других.

Гора Орлова в Нижних Сергах

Нижне-Сергинский завод основан в 1743 г. Иваном Демидовым, на землях, купленных им у башкир за сущие пустяки: что-то в роде сотни рублей. До 1789 года он находился в роде основателя завода, но в этом году наследники Ивана Демидова продали завод московскому именитому гражданину и коммерции советнику Михаилу Павловичу Губину, который, кроме того сам выстроил заводы: Атигский, Козинский (близ Верхне-Сергинского завода: в настоящее время от него остался один пруд), Михайловский, Нижне-Уфалейский. К этим заводам Губин купил еще два у наследников И. Н. Мосолова: Верхне-Уфалейский и Суховязский (оба на линии Екатеринбург-Челябинской железной дороги, в Екатеринбургском уезде). Перечисленные семь заводов и составили сергинско-уфалейский горный округ, владевший 361.751 десятиною земли, из которых на нижнее-сергинскую заводскую дачу приходится около 70.000 десятин.

Несмотря на то, что в дачах округа имеются залежи всевозможных иско­паемых, начиная с железных руд и кончая золотом и никелем, наследники М. П. Губина довели заводы до полного расстройства и сначала они находились в казенном управлении, а потом, в 1881 году, были проданы Высочайше утвержденному товариществу, во владении которого в настоящее время и находятся.

Нижне-Сергинский завод один из первых (в 1888 году) ввел у себя мартеновское производство.

Не подлежит сомнению, что проведение по владениям сергинского округа железной дороги, самым благотворным образом отразится на увеличении производительности заводов, которые сильно страдали от бездорожья.

От ст. Нижне-Сергинской линия железной дороги идет сначала до 252-ой верстой долиной реки Серги, а затем косогором этой долины она поднимается на водораздел рек Демиды и Серги. Здесь кругом настоящее царство гор. Даже из окна вагона открываются великолепные панорамы. Вот высокая Апроськина гора, составляющая центр большого горного узла: от нее в разные стороны уходят синими валами другие горы, между ними темнеют глубокие лога и горбятся небольшие увалы, точно тяжелые складки какой-то необыкновенно толстой кожи. Хвойный лес выстилает синюю даль, сливаясь с горизонтом, в мутную белесоватую полосу. Где-то далеко желтеет своими глиняными отвалами рудник, дальше смутно обрисовывается глухая лесная деревушка, прячущаяся у подножия довольно высокой горы. В нескольких местах винтом поднимается синий дымок, тихо тающий в воздухе и расплывающийся голубым пятном. Несколько бойких горных речек сбегают в одну, которая смело пробивается между загораживающих ей дорогу прикрутостей и увалов: в одном месте она пробила скалистый берег, который встал отвесной каменной стеной, точно полуразрушившийся замок.

Над этой, чисто уральской, горной картиной плывет несколько белоснежных облачков, прохваченных по краям розоватым золотом, густеющим и спекающимся в кровавый сгусток на самом западе, где багровым шаром спускается над горами закатывающееся солнце.

А поезд поднимается все выше и выше. Картины мелькают одна другой живописнее и обворожительнее. Наконец, поднялись, очевидно, на самую высшую точку водораздела. Отсюда должен начаться спуск.

Но как спускаться с такой крутизны?!

Чтобы не ломать пассажирам шеи, инженеры придумали устроить особую петлю, в роде той, какая имеется на Самаро-Златоустовской железной дороге между станциями Уржумкой и Сыростаном. Петля идет по так называемому Аракаевскому оврагу. Дважды пересекши его, линия дороги подходит к башкирской деревушке Аракай. За нею железная дорога в третий раз пересекает реку Сергу мостом при высоте насыпи около 9 сажен.

На 280 версте расположена станция Михайловская. В 10-ти верстах от которой лежит Михайловский горный завод, принадлежащий к Сергинскому округу.

Станция, сама по себе, ничего интересного не представляет, но о заводе необходимо сказать несколько слов.

Селение раскинулось недалеко от реки Уфы, по узким и глубоким долинам речки Серги и ручьев, впадающих в нее, а главным образом по берегам обширного и красивого пруда, окруженного рамою высоких и скалистых берегов. Плотина пруда имеет 300 сажен длины.

Прежде, до проведения по Уралу железных дорог, все продукты производства заводов сергинского округа справлялись из Михайловского завода, где ниже селения, на речке Серге была устроена пристань-гавань, а в 4-х верстах от завода, на реке Уфе, выше устья Серги, при деревне Уфимской, была другая пристань-Уфимская. С этих пристаней барки с грузом заводских изделий шли по р. Уфе в Белую, потом в Каму и Волгу.

Жителей в заводе считается до 20 тысяч человек. Завод славится своим кровельным железом.

Окрестности селения имеют много чрезвычайно живописных уголков. Одним из них служит утес Уркан, лежащий на берегу заводского пруда. Про этот скалистый утес среди местного населения ходит много разных легенд, связанных с кладом какого-то разбойника. Передают, что в известные ночи на вершине утеса горит огонь, никем не зажигаемый. Смельчаки, наслушавшись рассказов про богатый клад, скрытый в горе, пытались было пройти «на огонек», на вершину горы, но никто не был в состоянии выполнить своего намерения, так как сбивались с хорошо знакомых тропинок и плутали по лесу до утра.

Верстах в 12-ти от завода, на левом берегу р. Серги, при впадении в нее Сухого лога, находится пещера, получившая от ее первых посетителей наименование «Дружбы».

Подробные сведения о пещере сообщил мне один из местных жителей.

Левый берег р. Серги, в котором находится пещера «Дружбы», совершенно отвесный, скалистый. Только на верху по нему растут сосны и ели. Устье пещеры хорошо видно с противоположного берега: в поперечнике оно имеет приблизительно 1 1/2 аршина. Весною войти в него совершенно невозможно, так как оттуда, как из гигантского ковша, льется вода.

Сама пещера имеет вид очень длинного и извилистого коридора от 1 до 10 аршин, шириною и 7-8 аршин высотою. По обеим его сторонам идут боковые камеры, имеющие входы не на уровне главного прохода, а на несколько четвертей выше: все они довольно тесны и, при высоте в рост человека, представляют залы в 3-4 квадратных сажени.

Вход в пещеру Дружба

На протяжении примерно 80 сажен пол лежит на одном уровне, а потом он обрывается и образует глубокую яму, в которой слышится журчание воды.

Коридор пещеры имеет направление с юго-востока на запад. Пол ее покрыт толстым слоем наносной земли и щебня. Температура в пещере низкая - 15 градусов по Реомюру.

Из других особенностей пещеры можно указать на то, что по правую сторону входа в нее протекает быстрый ручей, вливающий свои воды в то место пещеры, где пол ее обрывается и образует глубокую яму - колодец. Летом и осенью количество воды в ручье не велико, но весною - это бурный поток.

На восток от входа в пещеру имеется глубокий провал: длина его более 100 сажен.

Возможно, что он образовался одновременно с пещерой во время поднятия почвы, и единственная разница между ними та, что у провала нет потолка.

Кроме описанной пещеры - по словам местных жителей - вверх по р. Серге есть еще несколько больших и малых пещер, заложенных в береговых известковых отложениях. Но самая замечательная по величине и внутреннему расположению, бесспорно, пещера «Дружбы».

Заводская дача имеет около 48.000 десятин земли.

В 3-х верстах от селения, на впадающей в заводской пруд речке Кубе, расположена большая писчебумажная фабрика, основанная более 50 лет тому назад великобританским подданным И. Е. Ятес. Фабрика сооружена на арендованной у завода земле. В настоящее время она принадлежит промышленно-торговому товариществу, во главе которого стоит местный житель Захаров.

На восток от завода, по проселочной дороге в Шемахинский завод, расположены горы Манисские, имеющие около 340 сажен абсолютной высоты.

Значительная часть жителей Михайловского завода занимается земледелием. Промысел этот значительное развитие получил во время сокращения заводских работ в 80-х и 90-х годах минувшего столетия. Теперь число землепашцев увеличивается с каждым годом.

Южно-уральскими красками блещет природа в окрестностях Михай­ловского завода. Тона и линии здесь уже мягче, контуры гор более отлоги, больше видно благодатных нив на прекрасной черноземной почве. Поля и березовые рощи оживлены пением птиц, глаз ласкают многочисленные ручьи и речушки: Сухая, Филаретов ключ, Шемаха, Мельничная, Табаска, Курочья, Рассыпная, Чесноковка и множество других...

Подводя итоги своим впечатлениям, полученным во время путешествия по новой железной дороге, идущей вдоль западного склона уральского хребта, я должен сказать, что они были ярки, красочны и поучительны.

Наш прекрасный и дивный Урал не только - место добычи всевозможных подземных богатств и сокровищ, но и колоссальный естественно-исторический музей, в котором людям науки осталось изучить гораздо больше того, что они уже знают о нашем крае. Он заселен интересными типами народов. Вольный сын степей башкир чередуется с заводским рабочим, третью сотню лет закаляющим свою волю и энергию у адского огня, среди шума и грохота машин; созерцательно настроенный, мистик от природы черемисин живет бок о бок с русским старовером, носителем мертвой догмы; вотяка-язычника сменяет колонист малоросс.

Урал, конечно, не может соперничать с Альпами по величавости, но он не уступит им в живописности и привлекательности своих горных видов.

Сильное, неизгладимое впечатление производят эти скалистые берега Чусовой и Ая с их легендарными «бойцами» эти таинственные пещеры Серги и Уфы, эти быстрые и прозрачные горные реки, эти чудные озера Приуралья.

Сколько тут нового и интересного материала для живописца, фотографа, писателя, географа, этнографа и просто любителя природы!

Разнообразие красок и растительности, обилие речек и озер, причудливые сочетания форм - все это придает Уралу своеобразную прелесть и глубокое обаяние.

В. А. ВЕСНОВСКИЙ

Данный путеводитель был напечатан в «Пермских ведомостях»
в №№ 257, 258, 271, 277, 278, 4 и 8
за 1916-1917 годы

Смотрите также: 

Весновский В.А. Путеводитель по Уралу (1904 г.)

Пещера Дружба. Первое научное описание 1874 года

Путеводитель по Екатеринбургу и его окрестностям (1907 г.)

Комментарии   

Сергей
# Сергей 17.01.2015 22:26
интересная дорога-она в настоящее время нигде не значится,но существует.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору
Антон
# Антон 14.01.2016 16:09
Некоторые неточности есть в описании: автор явно путает пещеру Дружба и Аракаевскую. Но ему, путешествовавшему по железной дороге в начале 20 века, простительна эта оплошность.
Сейчас западно-уральская железная дорога переживает не лучшие времена. С 1995 года нет сквозного сообщения (поезд Чусовская - Бакал), с 2010 на многих участках нет регулярного пассажирского движения, а на участке от Михайловского Завода до станции Бердяуш - регулярного движения вообще.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору