Ураловед

Портал знатоков и любителей Урала

5 1 2 3 4 5 Рейтинг: 5.00 Голосов: 7

Статья российского фотографа, пионера цветной фотографии С.М. Прокудина-Горского о его посещении в 1913 году города Чердыни Пермской губернии (ныне Пермский край).

Публиковалась в журнале «Русский очаг» (Франция), №2 за 1934 год.

Публикация статьи сопровождается фотографиями, сделанными Прокудиным-Горским в Чердыни.

Прокудин-Горский. Моя поездка в Чердынь

Моя летняя поездка 1913 года была посвящена увековечиванию памятников старины, относящихся к избранию на царство Михаила Федоровича Романова и к другим событиям из истории дома Романовых.

Государь решил посетить с семьей некоторые особо выдающиеся по воспоминаниям места, как-то: Нижний-Новгород, Кострому, Ярославль и некоторые другие; но Высочайшая поездка шла страшно быстрым темпом — остановки были очень кратковременными и совершенно исключали возможность серьезной работы и детальной съемки всех выдающихся исторических памятников. Тем не менее для посещена Костромы и Нижнего-Новгорода я присоединился к свите Государя, так как имел в виду еще и другую задачу.

Из Ярославля мне пришлось переброситься в Чердынь, на реку Колву — приток р. Вишеры, впадающей в Каму.

Чердынь

Чердынь. Вид на реку Колву

До Перми я доехал в своем вагоне и, оставив его там, пересел на предоставленный мне казенный пароход, на котором отправился в Чердынь, чтобы увековечить место заключения Михаила Никитича Романова.

В Перми в то время был губернатором Кошко, родной брат начальника Московской сыскной полиции. Я представил ему свои бумаги и просил дать знать в Чердынь, чтобы мне к определенному времени приготовили лошадей для поездки в село Ныроб, где был заточен Михаил Никитич Романов. Тратить много времени на эту поездку я не мог, так как мне предстояло посетить, в этом же году еще раз Туркестан, а затем ехать в Муганьскую степь, граничащую с Персией.

В тот день я обедал у Кошко, который уже имел ответ из Чердыни и сказал, что мне не миновать знакомства с Н. П. Алиным и что вероятнее всего лошадей для меня вышлет именно Алин. Кошко очень советовал мне познакомиться с этим крупным зверо-промышленником. Одним из самых крупных не только на Урале, но и в большей части Сибири, человеком очень интересным во многих отношениях, известным своей невероятной физической силой.

Итак, я двинулся сначала по Каме, затем по Вишере и, наконец, по Колве в Чердынь.

Прокудин-Горский. Город Чердынь

Вид с водопроводной башни на камень Полюд

Там на пристани находилось уже все местное начальство, т. е. исправник, становой, городской голова и др. Исправник сообщил мне, что меня ожидают лошади местного купца Н. П. Алина. Действительно у пристани стояли две тройки в красивой наборной русской упряжи. Одна для меня другая — под вещи.

Последних было так мало, что мы взяли их с собой и вторая тройка поехала порожней.

Не успели мы с сыном сесть, как наша тройка понеслась, и через несколько минут мы буквально влетели в раскрытые настежь ворота и подкатили к подъезду большого деревянного дома. На ступенях крыльца стоял сам хозяин — Николай Петрович Алин с хлебом-солью, а около него жена с подносом с вином и рюмками. Это был чисто русский старинный прием почетных гостей.

Город Чердынь. Фото Прокудина-Горского

После приветствия мы выпили с хозяином по рюмке наливки и вошли в очень большую приемную комнату, где уже был накрыт стол, уставленный всевозможными закусками и винами. Хозяйка за стол не садилась, а по древнему обычаю обносила всякими блюдами и усиленно угощала.

Алин был человек лет сорока, невысокого роста, но очень крепко сложенный и, видимо, огромной силы.

О его силе было известно далеко за пределами Чердынского уезда. Например, он с легкостью разрывал толстую полотняную салфетку, сложенную в восемь раз, не делая резких движений. Совершенно так, как мы бы сломали кусок хлеба.

Спасская часовня над убиенными воинами в г. Чердынь

Спасская часовня над убиенными воинами

Однажды из тюрьмы в Чердыни бежали два очень опасных каторжника — профессиональные убийцы — и скрывались в лесах, нападая и убивая проезжих. Поймать их не удавалось. Тогда Алин предложил свои услуги. Приказал запрячь самую плохую лошадь и, одевшись купцом средней складки, вечером при свете луны поехал по лесной проезжей дороге, где предполагалось, что эти два каторжника могут быть. Никакого оружия он с собой не имел, находя это лишним.

Через несколько времени действительно на дорогу вышли два здоровых человека, один схватил лошадь под уздцы, другой же с дубиной бросился на Алина. Последний схватил его сначала за дубину, а затем за шею, — в это время на выручку товарища подбежал другой, но и его постигла та же участь.

«Первый что-то и не сопротивлялся, видно я ему сломал позвонки», рассказывал Николай Петрович. «Затем я треснул их башками друг о друга».

Женский монастырь в Чердыни

Женский монастырь в Чердыни

В жизни Н. П. Алин, как и почти все люди исключительной силы, был очень мягок и добродушен.

Знали его на многие сотни верст, да и мудрено было не знать: это был крупнейший промышленник по всякому зверю, у которого на службе были тысячи стрелков-охотников, доставлявших ему шкуры самых разнообразных зверей. Несколько десятков приказчиков время от времени объезжали охотников и забирали у них товар, снабжая их порохом, пулями и дробью, а иногда и оружием, и рассчитывались за товар.
Один раз в году поздней осенью сотни этих охотников съезжались к Алину в гости, и тут был пир-горой. На улице и в огромном дворе расставлялись столы и целую неделю шло веселье, душой которого был сам хозяин.

Прокудин-Горский. Чердынь

Популярность Алина была огромна. Можно сказать, что на Урале и в большей части Сибири у него было очень большое преданное войско отличных стрелков.

Ошибочно было бы думать, что Алин был простой, грубый, разбогатевший мужик. Напротив, он был в достаточной мере образован, чего достиг совершенно самостоятельно.

После обильного завтрака Алин предложить мне посмотреть его «хозяйство». Хозяйство это заключалось в огромных сараях, где хранились много тысяч шкур разных зверей. По стенам сараев тоже были развешаны шкуры и все первоклассного качества. Мало-мальски не первоклассную шкуру Алин направлял к скупщикам мелкого калибра, да и от охотников приказчики не принимали такого товара.

Чтобы судить о размере этого дела, приведу фразу Алина, когда мы осматривали огромный сарай с лисьими шкурами: «Уж извините, сейчас не время хвастать черно-бурой лисой, вот приезжайте к ранней весне, а сейчас здесь висит всего 500-600 шкур».

Все самые крупные торговцы России и Европы, как и Америки, были клиентами Алина.

«А теперь позвольте похвастать своим «музеем», сказал Алин, когда мы окончили беглый обзор сараев. Он привел нас в большой зал в доме, где под стеклянными колпаками в отличном порядке стояли чучела зверей и птиц. Был один экземпляр лисицы альбиноса, причем вся лиса снежно-белого цвета из породы чернобурых с очень длинной и густой шерстью. За эту лису Лондонский музей предлагал Алину 50 тыс. рублей. «К чему мне их деньги», сказал мне Алин: «я это дело и сам люблю, да и лисе здесь хорошо.

Белая лиса из коллекции купца Алина

Особенно большая коллекция выродков была из рябчиков и белок. Была удивительная коллекция рогов благородного оленя. Один экземпляр таких рогов имел по 22 отростка на каждом роге абсолютно одного размера и одинакового расположения — явление исключительно редкое. Был черный медведь с широкими белыми полосами, как у зебры. Поразительна еще была коллекция выродков-горностаев.

Всего не опишешь.

 

Белая белка

Белая белка

Черный рябчик

Черный рябчик

Алин очень гордился и дорожил своим музеем, постоянно пополняя его чем-нибудь новым. С охотниками у него был уговор на случай, если им попадался интересный, по окраске или другим каким-либо особенностями зверь или птица; за это платилась особо высокая цена.

Горностаи

Горностаи

Из описанного видно, что Алин не был простым разбогатевшим мужиком, да он и не производил такого впечатления. Наоборот, в беседе с ним чувствовался в нем интеллигентный, развитой человек. По-видимому, он был старого толка, т. е. старообрядцем, как и его жена, и держался старых обычаев.

Белые куропатки

Белые куропатки

После осмотра музея мы возвратились в столовую, где был накрыт чай и подано шампанское.

За чаем Алин обратился ко мне со следующими словами:

«Не окажете-ли вы мне помощь в одном деле, о котором я не раз обращался к губернатору, — но без успеха. Он нашел это неуместным, и я получил отказ».

«В чем дело?» — спросил я.

«Несколько лет подряд я собирал мех молоденьких зверей исключительного качества и сделал из них малахай, который хотел бы поднести Наследнику Цесаревичу».

«Сам я сделать этого не могу, и потому обращался к губернатору, но видимо он или не хочет, или не может этого сделать».

«Вы имеете очень легкий доступ к Их Величествам и, быть может, мне поможете. Никаких наград я не хочу, а просто хочу выразить наши чувства Их Величествам. Зимой хорошо будет Наследнику в этой шубке!»

Я совершенно не знал, мог ли или нет губернатор помочь Алину в этом деле; возможно, что, если и мог, то это было сложно, ибо он не мог действовать помимо министра внутренних дел, а последний помимо министра двора.

Уральские совы

Совы

С другой стороны, в таком отказе я лично видел большую ошибку, так как игнорировать выражение преданности таких людей, как Алин, особенно людей, живущих на далеких окраинах России и располагающих большими силами, по моему мнению, не следовало. Если считать очень скромно, то можно сказать, что у Алина было 3-4 тысячи охотников, а у последних были еще свои люди и это уже целая армия преданнейших людей и преданных и не по обязанности, а «за честь и за совесть». Никаких мыслей, о каком-либо вознаграждении у Алина, конечно, и быть не могло при его огромном состояли и понятно он не имел в виду «дать яйцо, чтобы получить быка», как говорят французы.

Зная, из опыта моих многочисленных поездок по окраинам России, манеру отношения русской высокой администрации к окраинам и находя ее глубоко не дальновидной, я решил помочь в данном случае, ибо действительно имеет полную возможность действовать без всякого риска.

Рысь

Рысь

Я человек ученый, могущий не знать тонкостей этикета и церемоний, и по своему неведению, игнорируя все инстанции, мог прийти и принести. Обдумав это, я просил Алина прислать его подарок ко мне на квартиру в Петрограде и обещал передать его Императрице, так как подарок предназначался для Наследника.

Кроме этого, это был не первый случай, когда мне приходилось непосредственно передавать подношения Их Величествам, всегда встречаемые с большим вниманием.

Алин очень растрогался. «Никогда не забудем вашего внимания, — это не меня одного касается, а всего промыслового Урала, да и значительной части Сибири».

Просьбу Алина я исполнил по возвращении из Туркестана.

С. М. Прокудин-Горский

Источник - oldcolor.livejournal.com

Смотрите также: 

Город Чердынь

Старые фотографии Чердыни

Чердынь в литературе