Ураловед

Портал знатоков и любителей Урала

5 1 2 3 4 5 Рейтинг: 5.00 Голосов: 7

Сообщение д. чл. С.И. Сергеева о поездках летом 1889 г. на Чертово Городище и озера Исетское, Шитовское и Таватуйское Екатеринбургского уезда Пермской губернии.

 

Я решился познакомить Вас, Милостивые Государи, с теми небольшими поездками, которые мне пришлось совершить летом нынешнего года, и в результате которых явилось несколько коллекций, переданных мною в музей.

Первоначальным поводом послужило любезное предложение хранителя музея, Дмитрия Ивановича Лобанова, помочь ему в собрании растений Екатеринбургского уезда и раковин наземных, речных и озерных. В этом отношении мы, т.е. я и мой сотоварищ по поездкам г. В.П. Вавилов, совсем не помогли, но зато совершили несколько поездок и собрали материал из совсем другой области знания, которую, говоря по правде, и имели главным образом в виду. В своих поездках мы старались побывать там, где, как мы слышали, никто еще не был с археологической целью, и, таким образом, собранный материал мог бы пополнить пробелы в исследованиях и коллекциях других членов Общества. Совершить поездки не одному, а в компании с несколькими лицами, побуждало меня не только выраженное желание некоторых лиц, но и несомненно большая экономия в расходах, так как совместное сотрудничество не только избавляло нас не раз от пользования услугами посторонних лиц, подчас недешево стоящими, но и давало возможность в более короткий промежуток времени сделать гораздо больше. Моими компаньонами были В.П. Вавилов и К. Пономарев. Благодаря серьезному отношению к делу, их участие было очень ценно и подчас незаменимо. Основное правило, которого мы держались – это собственными ногами исходить интересовавшие нас места и собрать все собственными руками. Нами было совершено пять поездок: две однодневных, две двухдневных и одна девятидневная, в общей сложности пятнадцать дней. Эти поездки распадаются на две группы:

1) Поездки на Чертово Городище и 2) поездки на озера Исетское, Шитовское и Таватуйское.

Чертово городище

Чертово городище. Фото С.М. Прокудина-Горского (1909 г.)

 

I. Чертово Городище

В «Записках УОЛЕ» в т. III в. 2 помещена статья г. И.М. «Краткая заметка об одном гранитном обнажении, известном под именем Чертова Городища». Это описание пути, по которому автор заметки добрался до Городища в мае месяце 1861 года (год, вероятно, ошибочно поставлен, т.к. в заметке говорится о земляном полотне Уральской железной дороги, а едва ли раньше семидесятых годов производилась эта работа). В конце заметки упоминается и о втором посещении автором этих мест в сентябре 1875 года. Хотя в примечании к статье и говорится редакцией «Записок», о предполагаемом геологическом описании этой местности в одном из последующих выпусков «Записок», но, к сожалению, прошло с тех пор 14 лет и такого описания помещено не было.

Многое изменилось с тех пор в этой местности, особенно с проведением железной дороги. Приходилось нам самим разыскивать это место, о котором я слышал, что оно вблизи станции Исеть Уральской дороги, но толком никто не умел объяснить, да и автор заметки говорит об изменении местности в его время до того, что самые опытные вожаки на Городище становились в тупик. Путь этот должен был быть короче описанного в «Записках», ибо автор заметки упоминает о проходе им по полотну строящейся железной дороги, находящемся между Исетским озером, начальным пунктом его путешествия, и Городищем.

Чертово городище. Фото В.Л. Метенкова

Чертово городище. Фото В.Л. Метенкова

Станция Исеть находится в 20 верстах от Екатеринбурга по направлению к Перми, в 447 верстах от последней, и ¼ версты от Исетского озера. Пройдя от станции Исеть версты три по полотну дороги к Екатеринбургу, мы дошли до того места, где горы, тянущиеся вдоль полотна дороги, на стороне противоположной Исетскому озеру, отступают от полотна и образуют дугу на протяжении версты, где вновь подходят к полотну. Площадь этого сегмента образует кочковатое болото, покрытое местами березняком и поросшее осокой, по которому течет речка Кедровка. Весь склон горы, обращенный к полотну, покрыт сосновым и березовым лесом. Только вершина одной горы обнажена и покрыта громадами камней. Главное направление гор почти поперечно полотну дороги.

Гор здесь четыре. Первая направляется от самого полотна дороги, вторая с упомянутой голой вершиной, третья все покрыта густым лесом и ближе ко второй, чем к четвертой, приближающейся к полотну дороги и покрытой тоже густым лесом. Лес не везде тянется непрерывно, между четвертой и третьей горами видно болото, находящееся позади четвертой и вдоль третьей горы.

Сперва мы попытались пробраться на вторую гору, откуда хотели осмотреться. Пошли наугад по склону первой горы, несколько правее будки линейного сторожа, и затем, после утомительного пути через высохшее кочковатое болото с повалившимися стволами деревьев, перебрались на вторую гору, на ее вершину, где встретили нагромождение камней, имевшее вид разрушенной стены, тянущейся с востока на запад, и несколько волнообразно изогнутой. Взобравшись на некоторую высоту, мы взглянули на другую гору и увидели между стволами высоких сосен причудливые очертания каких-то построек или башен. Решив побывать в следующий раз на этой горе, т.к. наша поездка была однодневная и день склонялся к вечеру, мы спустились к югу и очутились на ровном месте, как бы выложенном каменными плитами и имевшем вид треугольника, с наклоном к юго-востоку. Плиты на сторонах треугольника уже круче и беспорядочнее спускались по склонам горы. Мы направились по восточному склону и скоро вышли на тропинку, которая вела как на вершину этой горы, так и далее на следующую гору. По тропинке, обогнув болото, мы пришли почти к тому же месту, к той же будке, только с другой стороны. Путь был много короче и легок.

Вид с Чертова городища, 1909 г.

Вид с Чертова городища. Фото С.М. Прокудина-Горского, 1909 г.

Найдя обратную тропинку, мы отправились в следующий раз по ней, обогнули вторую гору и дошли до того места между двумя горами, где тропинку пересекала колесная дорога. Влево от нас была слань из тонких бревен, вправо дорога шла между горами. Мы пошли по ней и, предположив, что достаточно обогнули северо-восточный склон горы, сошли с дороги и вскоре заблудились в кочковатом болоте, усеянном стволами деревьев. Наконец, заметили, что мы приближаемся к склону второй горы, на которой были в прошлый раз, и чтобы положить конец неопределенному положению, взобрались вновь на нее и оттуда, уже по прямому направлению через тот же лес, перешли на крутой северный склон третьей горы, поросшей редким, но высоким сосновым лесом. Склон горы покрыт сплошным ковром брусники. Взобравшись на вершину, мы увидели перед собой на южной стороне такое же нагромождение камней, в виде стены, и, приближаясь к нему, отыскали слева Городище, вначале закрытое от нас лесом.

Каменные плиты, беспорядочно разбросанные и образуя возвышения, тянулись непрерывно до стены Городища и представляли как бы разрушенную середину одной общей стены. Линия фасада волнообразно изогнута, как и на второй горе. Таким образом, мы подошли к Городищу с северо-запада. Северная сторона его представляла совершенно гладкую и отвесную стену, несколько изогнутую вверху и выложенную огромными плитами, замечательно пригнанными друг к другу. Впечатление было очень грандиозное! К сожалению, рисунок, приложенный к упомянутой статье «Записок», не производит этого впечатления. Высота ее, как это указано в примечании к статье «Записок», наибольшая 35 арш. и 3 в., а длина фасада 95 арш. Продольными расщелинами стена делится на башни, из которых средняя самая высокая. С южной стороны фасад представляет ряд спускающихся террас, по которым можно подняться на вершину стены, именно на среднюю башню, но в настоящее время такое путешествие становится опасным: приходится ползком и подыматься, и спускаться. Только ловкость Пономарева спасла нас от беды. В бинокль, с вершины стены, видно левее часть озера Исетского, плотину Верх-Исетского завода и реку Исеть в виде ленты между горами, а правее узкой полосой Верх-Исетский пруд, церковь на берегу пруда и выше церковь Ивановского кладбища. Положение Городища на вершине горы определяется направлением кривой линии на поверхности вершины.

Прокудин-Горский. Чертово городище

С.М. Прокудин-Горский. Вид с Чертова городища, 1909 г.

Я рисую положение Городища по отношению к странам горизонта так потому, что 20 августа в моей памяти врезался закат солнца у самой стены нагроможденных каменных плит, когда я стоял на одной из террас. Следовательно, для наших широт приходится сделать соответствующую поправку. В «Заметке» говорится, что фасад обращен на северо-восток.

Стоя у Городища, я припоминал статью Д.М. Струкова «о циклопических постройках Тавриды», читанную на заседании Общества Любителей Естествознании, Антропологии и Этнографии 12 апреля 1879 г. (Известия Общества, т. XXXV. Антропол.выст.т. III, ч.1, стр. 194). Вот что в ней говорится:

«Кроме долбленных помещений, имеются каменные постройки, из коих можно указать на остатки построек на вершине горы Ай-Даг из огромных (булужных) камней, сложенных без цемента. Подобный род кладки называется циклопическим. В настоящее время северная часть полуострова состоит из безводной равнины, усеянной курганами, южная же часть представляет берег, богатый растительностью и отделенный от северной равнины цепью гор, по высоте своей едва доступных для сообщения юга с севером. Но древние обитатели Тавриды, незнакомые с современными нам способами сообщения, не были лишены этой возможности: они в доисторические времена устроили через хребет лестницу, сохранившую до наших дней 1000 ступеней. Лестница эта, высеченная в скале, существует близ местности, в наше время называемой Кикиениз. Не говоря о механическом труде выдалбливания из камня ступеней, самая мысль и руководство работою поражает своей грандиозностью.

Что же значит Чертово Городище, с его 8 саженями высотою, ввиду столь замечательной работы!

Невольно является мысль: есть ли это нагромождение камней случайная игра только одной природы?

Стена Чертова городища. Фото Прокудина-Горского

Стена Чертова городища. Фото С.М. Прокудина-Горского, 1909 г.

Глиняные черепки с орнаментом, найденные на поверхности плит некоторые террас вместе с массой мелко раздробленных камней, а также кое-какие бронзовые предметы серо-стального цвета, в изломе темно-красного, количество которых несомненно увеличится при более тщательном осмотре всего Городища, как бы указывают на поселение или стоянку неизвестного племени на этих вершинах.

Железный ножичек, может и не древний, поднят потому, что лежит в расселине между плит, где находились черепки; он мог попасть случайно, как и пуля от винтовки, которую я поднял в последнее мое путешествие совместно с помощником начальника станции Исеть г. Шатровым, с которым мы благополучно прошли тропинкой до самого Городища с восточной стороны в 1 ч. 35 м.; следовательно от станции до Городища не более 6-7 верст.

Чертово городище

Скалы Чертово городище. Фото С.М. Прокудина-Горского, 1909 г.

На обратном пути мы запоздали, солнце уже село и мы, проплутав в лесу, попали, наконец, в болото Кедровки, в котором проколесили часов около 4, местами почти по пояс в воде, и если бы не разумная и энергичная помощь, нам оказанная начальником станции Исеть В.Д. Лукашевичем, поднявшим тревогу после того, как мы не явились к назначенному времени на станцию, - нам не миновать бы печальных последствий своей оплошности!

Из собранной коллекции бросается в глаза нахождение на террасах Городища узорчатых глиняный черепков, совместно с мелко раздробленными костями и следами бронзовых предметов, при полном отсутствии кремневых и каменных осколков и поделок. Первая находка была сделана г. Вавиловым на совершенно открытом месте террасы. Эта кучка черепков и костей лежала на поверхности темно-серого песка, под тонким слоем которого находилась глина. В этом песке разветвлялись корни близ растущей сосны. Большой черепок, тоже с костями, и много других черепков находимы были потом в разных местах на поверхности плит.

Чертово городище

Скалы Чертово городище. Фото С.М. Прокудина-Горского, 1909 г.

Я желал бы в заключение обратить ваше внимание на следующие два обстоятельства.

Если взглянуть с высоты птичьего полета на окружающую Городище местность, то восток, юг и запад обращены к болоту, довольно обширному, особенно с южной стороны, так что с этих сторон гора на широком пространстве является господствующей. Крутой северный склон обращен к близ стоящей высокой второй горе, на вершине которой находится также нагромождение камней в виде стены. Если нарисовать поверхность вершин обеих гор, то получится такой чертеж. Допустив существование племени, обитавшего на этих вершинах, или имевшего здесь стоянку, то существование на определенных местах обеих вершин каменных стен, как бы дополняющих друг друга в целях защиты, вполне объяснимо. Против этого предположения говорит то обстоятельство, что Городище очень доступно с юга, а с севера представляет отвесную стену, - довод, высказанный моими спутниками. На это можно возразить, что мы, в сущности, не знаем формы фасада с южной стороны, так как он должен был претерпеть сильное разрушение и изменение от ветров и морозов, не будучи ничем защищен, тогда как с востока, северо-востока и севера охраной мог служить густой сосновый лес. А стены нагроможденных плит на юго-западе отвесны. Я прибавлю к этому, что г. Вавиловым замечено сближение обеих гор на западе и продолжение нагроможденных плит по этим склонам в виде гребня, - факт очень важный, но к сожалению, за недостатком времени, проверить его не удалось.

* * *

19 августа мы проезжали 18-верстным протоком, соединяющим озера Исетское и Шитовское. Этот проток, теперь узкий, был когда-то широкой рекой, так как высокие и крутые берега были на расстоянии приблизительно версты друг от друга и в настоящее время отделены болотом, по середине которого извивается узкий, глубокий проток, по которому мы ехали. Не доезжая 7 верст до Исетского озера, через проток перекинут мост по дороге из Верх-Исетского завода в с. Таватуйское. Дорога в 52 версты и на верстовом столбе, приблизительно в полуверсте от моста, значились цифры 34 и 18, показывавшие расстояния от Верх-Исетского завода и с. Таватуйского.

Выйдя на берег, мы подошли к сторожке старика и разговорились с ним. Ему шел девятый десяток лет. Увидев у меня глиняный узорчатый черепок, он спросил, где я его взял и отозвался, что это «черепья чудские». Смысл дальнейшего рассказа старика был тот, что здесь везде на горах жила Чудь, которая ушла в землю, подрубив столбы в своих жилищах, состоявших из плетеных шалашей, прикрытых толстым слоем земли. Когда пришли Русь и другие племена, с которыми ей не под силу было бороться, эта Чудь и похоронила себя заживо. Он был еще мальчиком, когда отцы и деды, посещая эти места для выжига угля, находили у подножия гор совершенно круглые ямы, неизвестно с какой целью сделанные. Впоследствии, когда стали строить проселочную дорогу в этих местах, то брали землю и песок из этих ям и находили человеческие кости, узорчатые черепки, каменные орудия и прочее, что вновь бросали в ямы и закапывали.

Он предложил пройти по дороге и посмотреть эти ямы, которых много между подножием гор и дорогой. Горы эти образуют долину реки Черной, текущей, по показанию старика, на протяжении 30 верст, в Исетское озеро. Мы приняли предложение и вскоре дошли до высокой горы с пологим скатом, покрытым каменными плитами и редким сосновым лесом. У подошвы горы, у самой дороги, оказались две круглые ямы невдалеке друг от друга. Старик предлагал сделать раскопку, наняв рабочих, но мы, не имея средств и времени, не могли и думать о чем-либо подобном. Как бы в подтверждение слов старика, нами найдены на дороге граненые кремневые осколки. Старик сказал, что на своем веку он видит меня третьим, интересующимся «черепьями». Первые двое были граф Берг и кто-то из конторы заводов Берга, обещавших ему вознаграждение за собирание черепков и кремневых орудий и поделок, но он до сих пор прособирался исполнить эту просьбу.

 Подобный вышеприведенному рассказ о чуди передает и Ф.Д. Нефедов в своем сообщении комитету Антропологической выставки «О памятниках и народах Приуральского края», читанном в заседании 12 марта 1878 г. (Антроп. выст. т. II, первое приложение, стр. 90). Нефедов был в Уфимской губернии. К сожалению, я не имел статьи под руками и не могу привести выдержки из нее.

Что горы служили местообиталищем людей, в этом, конечно, трудно сомневаться. Примером может служить нахождение членом Географического общества К.С. Мережковским на вершине и склоне одного из отрогов Яйлы в Крыму огромной массы кремниевых орудий и осколков (Отчет о предварительных исследованиях каменного века в Крыму. К.С. Мережковский. Спб. 1880 г.).

При отсутствии каких-либо искусственных путей сообщения, племена, жившие на Урале, могли двигаться только по берегам рек, озер и болот, подобно тому, как в исторические уже времена, казаки Ермака шли завоевывать Сибирь, направляясь по течению рек и переходя волоком из одного речного бассейна в смежный.

Сравнение тем более подходящее, что географическое положение местности на Урале было то же: те же реки, озера и болота, словом та же природа окружала и доисторического человека, и казаков Ермака.

Если где и искать на поверхности, не производя раскопок, памятников древних культур, то именно берега и острова рек и озер и должны служить местом поисков.

В.Л. Метенков. Чертово городище

Чертово городище. Фото В.Л. Метенкова

 

II. Озера Исетское, Шитовское и Таватуйское

Я опишу вкратце эти озера, как они казались нам во время поездок, и, не касаясь подробного описания кремневых и каменных орудий и глиняных черепков, так как я еще новичок в этом деле, а среди членов Общества есть люди, давно занимающиеся этим предметом, которые могли бы познакомить собрание с типами орудий каменного века, как то молотами для расколки кремей, пестами для растирания зерен и растительных волокон, ножами, скребками для чистки звериных шкур, стрелами, топорами и плитами, на которых точились эти топоры настолько остро, что И.С. Поляков при раскопе Фатьяновского холма близ ст. Уткино Ярославской железной дороги, нашел плиту и топоры, из которых одним можно было чинить карандаш («Кладбище каменного века около деревни Фатьяновой». Антроп. выставки т. III, стр. 488); наконец, с орнаментом глиняных черепков и формою сосудов, а также с костяками и черепами людей каменного века, а таким образом они могли бы перед вами развернуть, хотя бы отчасти, страницу доисторических времен. Я же перейду к указанию условий нахождения этих предметов на поверхности земли как в мою поездку, так и в других местностях России, поскольку имел возможность познакомиться с экскурсиями других по литературным источникам.

К этому считаю необходимым добавить, что подробное изучение каменных орудий и осколков дало бы возможность определить, было ли племя, жившее на Урале в каменном веке, родственно племенам на востоке и западе от Урала. К сожалению, в библиотеке большой недостаток необходимой для этого знакомства литературы.

В расстоянии ¼ версты от ст. Исеть, приблизительно к северу от нее, находится Исетское озеро. Южный и юго-западный берег озера по большей части очень высок, с крутыми скатами и во многих местах отделяется от водной поверхности болотом, поросшим осокой. Противоположный берег положе и не везде высок. Горы покрыты лесом и местами отступают дальше от озера. В озеро впадают речки Черная, Лебяжья, Кедровка и 18-верстный проток из озера Шитовского, а вытекает р. Исеть. Озеро не глубокое, но очень бурное: чуть ветерок и забегают пенящиеся гребни волн. Наибольшая его длина считается 9 верст.

 

Вид на Исетское озеро с Чертова городища

Вид на Исетское озеро с Чертова городища. Фото С.М. Прокудина-Горского, 1909 г.

На нем есть острова. Недалеко от плотины, у юго-восточной стороны озера, остров Красненький в виде горы, гранитные плиты которой покрыты растительностью и редким лесом. По средине озера острова Соловецкие, один совершенно круглый, в форме шапки, покрыт лесом и состоит из кварца, сильно разрушающегося на поверхности горы. На вершине котлообразная яма На этом острове впервые было найдено нами несколько черепков, но последующие поиски уже не дали ничего. Соседний остров похож на Красненький. Далее, маленький островок состоит из одних голых каменных плит, выступающих из воды. Рядом длинный остров Липовый, а еще дальше к северо-западной стороне озера остров Ельничный.

Вся середина этих островов покрыта лесом. Берега образуют ряд выступов из гранитных масс на западной, южной и восточной сторонах. Эти части берегов покрыты сероватым песком, под которым глина. Рассеянные там и сям сосны пускают корни в слое песка между камнями. На поверхности этих выступов и при рытье песка и глины найдены глиняные черепки и кремневые осколки орудия, которые вы видите на коллекциях: на одной собрано все найденное на поверхности, преимущественно с острова Ельничного, на другой все, что вырыто из песка и глины, не глубже одного аршина, преимущественно с Липового. К рытью песка побуждало нас следующее обстоятельство. Местами заметили мы на поверхности мысов рыхлый песок, как бы небольшие насыпи длиною до 2-3 аршин, а шириною не более 2 аршин, располагавшиеся все в одном направлении, на юго-запад. Приблизительно в середине такой кучи рыхлого песка торчали камень, а на песке были разбросаны глиняные черепки и кремневые осколки. При рытье песка руками этих предметов оказывалось множество, и мы приступили к раскопке лопатой, но не дойдя глубиною до 1 ½ -1 аршин, принуждены были бросить раскопку: дно оказалось состоящим из больших каменных глыб. В вырытом песке и глине, которые мы перетряхивали реками, кроме глиняных черепков и кремневых поделок ничего не найдено.

На Липовом острове моим спутникам попались две гадюки, которые были ими убиты. Пономарев извлек из них зародыши и доставил в музей.

Озеро Исетское

Озеро Исетское

Озеро Шитовское почти одинаковой величины с Исетским (8 верст длиною), но берега не изрезаны бухтами и острова больше Исетских. Почти весь берег, как и острова, затянут болотом, постепенно уменьшающим водную поверхность озера и делающих недоступными его берега. Только кое-где можно подъехать на лодке прямо к берегу и эти то доступные части островов и берега служат пристанищем рыбакам. У этих пристанищ мы собрали небольшую коллекцию глиняных черепков и кремневых поделок. Современный человек построился там, где были остатки прежних времен, перерыл этот слой земли и растоптал, и разбросал то, что сберегалось веками.

В одном месте я нашел развешанные для сушки мережи и на них рассматривал глиняные грузила, или привески, которые, как я узнал, покупаются рыбаками в Верх-Исетском заводе. Они имеют форму цилиндров со сквозным отверстием, обделаны грубо и на некоторых есть насечки в форме 2-3 параллельных линий. Такую же вещь я нашел на одном из островов.

Озеро Таватуйское, красивое горное озеро, находится в 3 верстах от ст. Тарасково Уральской железной дороги (38 верст от Екатеринбурга). Высокие горы подступают к озеру, образуя его берега и своими гранитными глыбами вдаются в озеро, изрезывая берег бухтами. Эти гранитные глыбы, разрушаясь и измельчаясь льдом и водой, покрывают собой весь берег в форме песка крупного и мелкого, на пространстве 3-4 шагов от воды. Наибольшая длина его 14 верст, а с В-Нейвинским прудом 21 верста. На северной стороне, на склоне горы, находится село Таватуйское. Эта гора служит в то же время водоразделом: ее северный склон несет воды в Аятские озера. Из озера вытекают две речки Шаманиха и Витильная, которые, обогнув озеро между горами, впадают в р. Нейву, запруженную ниже из впадения В-Нейвинской плотиной. Река Нейва протекает недалеко от озера: деревня Тарасково, находящаяся на берегах р. Нейвы, отстоит от озера на 4 версты. В озеро не впадает ни одна река, почем, по мнению рыбаков, воды озера мало освежаются и рыба, ловящаяся здесь во множестве, страдает от этого и дохнет зимой. Весь берег озера исхожен нами пешком и на поверхности песка мы находили во множестве глиняные черепки и кремень, поделки и осколки. Нельзя сказать, чтобы на всем пространстве берега эти предметы попадались равномерно, есть места наибольшего их нахождения: бухты 3-4 у истока речки Витильной на юго-западном берегу озера и на противоположной стороне несколько бухт на северо-западе и на северо-востоке. В коллекциях озера Таватуйского не хватает утерянного мною дна горшка. Дно горшка плоское и ребра его загнуты, но не остро, как у большинства современных горшков.

Из числа кремневых поделок в коллекциях не имеется некоторых предметов, оставшихся у меня в кремневых осколках, и о значении которых, как орудий, я не знал, пока не познакомился с работами К.С. Мережковского и М.В. Малахова («Отчет о предварительных исследованиях каменного века в Крыму» К.С. Мережковского и «Стоянка доисторического человека на берегу Немана» М.В. Малахова).

Перебирая осколки, я поразился замечательным сходствам между собою по выделке некоторых предметов. Общая, основная их форма, - трапеция, одна поверхность которой гладкая, другая граненая. Более короткая параллельная сторона представляет отколотый утолщенный конец, более длинная круто оббита и снабжена еще более мелкою обивкою. Из 18-ти всех их удобно держать двумя пальцами. Если только я не ошибаюсь, это скребки, имеющие некоторое сходство с дисковыми крымскими. Человек каменного века дорожил каждым осколком и старался его утилизировать.

Путем опыта мы дошли, что искать черепки и кремневые осколки и поделки надо в местности, удовлетворяющей следующим условиям. Во-первых, берега должны состоять из каменных глыб, во-вторых должны омываться водою непосредственно и, в-третьих, чтобы берег не был бы покрыт растительным слоем, состоял бы из песка. Тогда весенним или осенним половодьем эти глиняные черепки и кремниевые поделки вымываются из-под почвы или из расселин каменных глыб и появляются на поверхности. Часто они находятся у корней сосен, доставляющих временные преграды движению поверхностных вод.

Теперь посмотрим, при каких условиях находимы были каменные и кремневые орудия и поделки и глиняные черепки в других местностях России.

1) Профессор географии в Парижской нормальной школе восточных языков Унфальви получил от генерал-губернатора Западной Сибири коллекцию каменных и кремневых орудий, найденных при впадении Иртыша в Обь.

2) В Курганском округе Тобольской губернии кремневые орудия находились на песчаных буграх и пашнях (Пашни разводятся на холмах речных и озерных долин) (сообщ. И.С. Полякова «Каменные орудия Курганского округа» Антр. выст. т. III, стр. 28).

3) В бассейне Волги. «Кремневые осколки, скобки и черепки вымываются во время разливов рек Камы и Волги»… «На пути от левого берега Волги к Табаеву, в нескольких верстах от реки, встречается высокий песчаный холм. Холм зарос громадными соснами, березняком и дубом – это густой, высокий, как бы девственный лес, возвышающийся над лугами. Этот холм весьма напоминает некоторые из местностей на Оке, в которых находятся орудия. И в самом деле, в некоторых из обнажений, произведенных размывами, мы нашли черепки и осколки каменного века. И если девственный лес когда-нибудь исчезнет, то нужно думать, обнаженная почва доставит здесь большой материал для археологов. Точно также мне бросились в глаза песчаные холмы на левом берегу Волги, около Нижнего Новгорода; они лежат версты на три ниже города, по течению реки, и также очень напоминают многие из песчаных холмов с каменными орудиями в Окской долине, и если бы кто-нибудь из местных жителей обратил внимание на эти холмы, то кажется не возвратился бы с них без археологической добычи» («Антропологическая поездка в центральную и восточную Россию» И.С. Полякова. СПБ. 1880 г. стр. 72).

В долине Оки, в разных местах разбросана масса песчаных холмов, которые все были в большей или меньшей степени обитаемы доисторическим человеком (там же, стр. 44).

4) Во Владимирской губернии. Кремневые орудия находились в песчаных буграх заливной долины р. Оки, на тех склонах, которые обращены к старицам; «на всех холмах выдуло ветром ямы, причем каменные орудия как бы процеживались и по тяжести оставались на месте, а песок уносило» (сообщение П.П. Кудрявцева комитету Антропологич. выставки. Антр.выст. т. III ч. 1, стр. 488).

5) Относительно верховий Волги. «Очевидно жители каменного века селились на озерах, около мысов и заливов… Следы каменного века встречаются повсюду, даже около самого города Осташкова, расположенного на мысу в южной части озера Селигера, на песчаном берегу озера… («Исследования по каменному веку в Олонецкой губернии, в долине Оки и в верховьях Волги» И.С. Полякова, СПБ. 1881 г.).

6) Берег Белого моря. Орудия находились на прибрежных песчаных отмелях берега Белого моря… «Все пространство находок представляет открытую, низкую, песчаную, лишенную растительности отмель, простирающуюся на 2-3 версты по обеим сторонам устья речки Золотицы и слишком на версту в ширину от моря» (Доклад А.И. Кельсиева комитету Антропол.выставки. Антроп.выставка т. I стр. 327).

7) Берег р. Немана, Виленской губернии. «Я сосредоточил свое внимание на прилегающих (к Друскеникам) берегам Немана и в особенности на левом побережье ниже Друскеник, где обширное песчаное поле, усеянное дюнами, примыкает к дер. Болташике. «В тех местах, где песок выдут ветром, в гравии были найдены остатки доисторического человека. Многочисленные изделия из кремня и черепки посуды находятся по всему пространству, занятому дюнами»… («Стоянка доисторического человека на берегу р. Немана» М.В. Малахова. Изв.И.Р.Г.О. т. XIX 1883 г.)

8) В Польше и Малороссии. Профессор Д.Я. Самоквасов в своем сообщении «Вещественные памятники древности в пределах Малороссии», читанном на заседании второго съезда антропологов в Москве 31 июля 1879 г. (Антропол.выст.т. III ч. 1 стр. 339), говорит «В 1873 г., при посредстве Варшавских археологов, я впервые познакомился с песчаными набережьями рек, озер и болот, представляющими собою богатые хранилища культуры каменной эпохи». «После сильных ветров, удаляющих с известной местности слой сыпучего песка и на его поверхности открывается множество кремневых осколков, каменные оружия различной формы, величины и назначения, обломки глиняной посуды и пр. Местности, на которых встречены мною каменные орудия при сказанных условиях так многочисленны, что перечислять их все было бы слишком долго. Далее следуют указания на песчаные побережья рр. Десны, Днепра и Трубежа, где кремневые орудия найдены совместно с металлическими, бронзовыми и железными, и глиняные сосуды с человеческими костями.

9) Наконец, у нас на Урале мне известны места находок: в Екатеринбургском уезде озера Карасье, Аятское и три вышеупомянутых по течению р. Исети – у д. Палкиной, и в Камышловском уезде – озеро Ирбитское. Несомненно, что это только первые шаги в этом направлении.

Приводя эти примеры, я не имел в виду, конечно, сказать, что остатки каменного века находятся только на поверхности песчаных пространств речных долин и берегов озер, рек и морей, я постарался только объединить условия нахождения в России остатков каменного века на поверхности земли, т.е. коснулся только так называемых доисторических открытых стоянок. Географические условия местностей в России были те же, что и теперь, следовательно, эта эпоха каменного века не должна быть очень отдаленной от нас. Эти открытые доисторические стоянки обнимают огромное пространство России – от Белого моря до Черного и от Польши до берегов Восточного океана; только относительно Кавказа мне неизвестны случаи находок.

Период каменного века, может быть, измеряется тысячелетиями, когда человек, в палеолитический период каменного века пользовавшийся кусками камней или очень грубыми орудиями для нападения и самозащиты, дошел в неолитическом периоде до высокой степени совершенства в искусстве выделывания предметов из камня и кремня, как показывает, например, случай находки, приводимый профессором Самоквасовым, находки горшка, наполненного кремневыми орудиями из чистого кремня замечательной отделки: «ножи, длиною более ¼ аршина, имели обостренное лезвие, а зубцы пил сделаны с таким искусством, какое видим в лучших английских пилах» (т. III ч. I. Антр.выст., стр. 340). Находка была сделана в местности, лежащей на границе губерний Харьковской и Екатеринославской и земли Войска Донского в 1816 г. Самые серьезные данные к изучению доисторического человека могут быть добыты только путем раскопок, при которых нахождение костяков и черепов человека, остатков флоры и фауны и разных предметов обыденного обихода человека дает антропологам возможность восстановить обстановку жизни племени и его отличительные признаки.

С.И. Сергеев

«Записки УОЛЕ», том XII, вып. 2, 1891 год.

UraloVed.ru

Смотрите также: 

Заметка об одном из гранитных обнажений близ Исетского озера, известного под именем Чертова городища (1876 г.)

Заметка о Шарташских каменных палатках (1896 г.)

Чёртово Городище

Чертово городище и его окрестности на карте: