Ураловед

Портал знатоков и любителей Урала

0 1 2 3 4 5 Рейтинг: 0.00 Голосов: 0

Бывший руководитель Пермского центра развития дизайна Эркен Кагаров в своем блоге напомнил о фестивале «Длинные истории Перми». Как оказалось, в 2012 году были реализованы далеко не все замыслы.

Напомним, что во время фестиваля «Длинные истории Перми» художники расписывают серые заборы и безликие поверхности красивыми рисунками. Благодаря этим ежегодным фестивалям за прошлые годы центр Перми значительно преобразился и стал куда приятнее.

«В этом году в Перми я был одним из кураторов фестиваля «Длинные истории Перми». Ее темой была поэзия - на стенах городских библиотек (в основном) должны были появиться стихи великих русских поэтов. Увы, часть работ так и не дождалась финансирования - за этот год в крае сменился уже третий министр культуры, и, видимо, документы где-то заблудились. Но замечательные дизайнеры из России и Украины, а также лучшие студенты трех московских профильных ВУЗов уже сделали проекты (кстати, абсолютно бескорыстно - деньги нужны только на окраску стен), которые не могу не показать», - написал Эркен Кагаров в своем блоге.

Приведем эскизы работ, не попавших на пермские стены, с комментариями их авторов и мы.

Марина Марьина

«У меня были интересные данные: стена двухэтажного здания на улице с малоэтажной исторической застройкой, смотрящая на крохотный, заросший тополями скверик с памятником А.С.Пушкину и известное всем, «усталое» от популярности, зачитанное поколениями стихотворение поэта. Задача, таким образом, формулировалась не скучная: найти средствами графики и каллиграфии образ, который дал бы прекрасному тексту новое звучание, не впасть в графические банальности, связанные с поэзией Пушкина, связать фасад с окружающим пространством и в то же время приподнять этот кусочек городской среды над обыденностью…

Хотелось слить поэтический, графический и пространственный образ, найти их единое звучание, сделать так, чтобы изображение как бы втягивалось в окружающую среду, принадлежа стене монументальной соразмерностью, в то же время отделялось от неё, присутствовало в ансамбле тополей, домов и сквера живым участником. Поэтому в композиции та же подвижность воздуха, что и в кронах окружающих деревьев, движении проезжающего транспорта и идущих пешеходов. То же движение времени, уходящего чувства, что и в стихотворении. Статика букв, которые теряются среди ветвей, как уходящее чувство в душе поэта. Мягкое начало строки, как всё ещё нежность, и  висящий, открытый конец строфы, как неизвестность будущего с тем, с «другим». И цвет, спорный, может быть слишком активный, но не малярный и не сезонный, приподнимающий уголок города со сквером над повседневностью».

Я вас любил: любовь ещё, быть может,

В душе моей угасла не совсем;

Но пусть она вас больше не тревожит;

Я не хочу печалить вас ничем.

Я вас любил безмолвно, безнадежно,

То робостью, то ревностью томим;

Я вас любил так искренно, так нежно,

Как дай вам Бог любимой быть другим.
Александр Пушкин

Гаянэ Багдасарян, Марианна Обоева, Дмитрий Растворцев

«Наша будка находится в непосредственной близости к арке Полисского, и один объект виден, если стоять возле другого. Мы решили воспользоваться таким соседством и развить тему арки. Если у Полисского арка постмодернистская — цитата на римские арки, то наша арка — цитата на цитату. Она разговаривает с Полисским, отсылает обратно к Риму, и делает это с характерной постмодернистской иронией, используя обвалившиеся куски дешевой штукатурки для создания «античного» образа руин. Существующий карниз на правой стороне становится частью нарисованной архитектурной конструкции.

Перед всеми пермскими арт-объектами фотографируются люди, даже если они ничего не понимают в искусстве или даже его не любят. Мы решили сделать на этой народной любви к «фотографированию на фоне» акцент, и выделили в росписи специальное место, куда можно встать для позирования. Это квадрат два на два метра, имитирующий арочный проем. На его фоне может фотографироваться от одного до четырех человек. Для усиления иронии мы честно подписываем этот квадрат: «место для фото». Дверь на левой стороне будки тоже превратилась в проем арки для фотографирования…

Кроме того, наша арка, как и арка Полисского, подчеркивает тему города Пермь, на одной стене превращаясь в букву «П» фирменного пермского красного цвета. Красный цвет выбран ещё и для того, чтобы привлекать внимание к объекту: и зимой — среди снегов, и летом — в зеленых зарослях.

Мы надеемся на то, что люди будут заинтересованно подходить к этой будке, обходить ее с разных сторон и изучать. Поэтому мы не хотим ограничиваться тремя сторонами, а покрасить все четыре. Задняя сторона, вопреки ожиданиям, — самая яркая по цвету. С одной стороны, она ставит точку в путешествии зрителя вокруг объекта, сообщая об отсутствии какого-либо изображения (надпись «здесь арки нет» смутно отсылает к Бэнкси «What are you looking at?» и русскому концептуализму). С другой, возвращает зрителю трезвость восприятия, напоминая о том, что арки нет, это всего лишь старая трансформаторная будка, со схематично нарисованной римской аркой. Цитату из песни группы Ноль мы взяли из-за совпадающего адреса (универсального для всех советских городов) и того факта, что будка не работает, ее временами «зарубает», и тогда она может вообразить себе, что стала античной аркой. На QR-кодах зашифрована та же надпись: «здесь арки нет»».

Просто я живу на улице Ленина
И меня зарубает время от времени.
Федор Чистяков

Алексей Чекаль

«К сожалению, этот проект так и не дошел до своей стены из-за паузы в фестивале, будем надеяться, что весной растаяют льды, сковавшие планы устроителей и я попишу эти стихи на высокой стене с кистью».

Мировое началось во мгле кочевье:
Это бродят по ночной земле — деревья,
Это бродят золотым вином — гроздья,
Это странствуют из дома в дом — звезды,
Это реки начинают путь — вспять!
И мне хочется к тебе на грудь — спать.

Марина Цветаева


Николай Шток

«Писать слова и буквы на стенах — давняя городская традиция. Но трудно представить что подобное сделал бы кто-то из русских поэтов. А если кто-нибудь что-нибудь и написал, то ничего этого не сохранилось. Проект «Визуальная поэзия» дал мне возможность представить как может прозвучать фрагмент стихотворения на стене дома будучи подобным типографическому пейзажу».

Взгляни: сей кипарис, как наша степь, бесплоден -
Но свеж и зелен он всегда.
Не можешь, гражданин, как пальма, дать плода?
Так буди с кипарисом сходен:
Как он, уединен, осанист и свободен.

Константин Батюшков

Илья Рудерман

«Стенография всегда меня интересовала как неизведанная надстройка любой системы письменности. Являясь совершенно придуманной, созданной графикой, базируясь на рукописности и скорости, неся в себе шифрование и концентрацию смысла, стенография обладает невероятным количеством плюсов. Я не призываю учить ее в школе, хотя и уверен что ее основы, могли бы помочь учащимся в конспектировании лекций, но точно рекомендовал бы хотя бы объяснять ее суть».

Слышу ли голос твой
Звонкий и ласковый,
Как птичка в клетке,
Сердце запрыгает;
Встречу ль глаза твои
Лазурно-глубокие,
Душа им навстречу
Из груди просится,
И как-то весело,
И хочется плакать,
И так на шею бы
Тебе я кинулся.

Михаил Лермонтов

Александр Васин

«В детстве я очень хотел поскорее вырасти, чтобы многое, запрещенное детям, стало наконец-то можно. Теперь я большой и мне разрешается сладкое до обеда, мороженое на улице, поздно ложиться спать и не ходить в школу. И надо же, теперь можно писать на стенах домов, и за это ничего не будет! Наоборот, еще спасибо скажут».

В небе тают облака,

И, лучистая на зное,

В искрах катится река,

Словно зеркало стальное...


Час от часу жар сильней,

Тень ушла к немым дубровам,
И с белеющих полей

Веет запахом медовым.
Чудный день! Пройдут века -

Так же будут, в вечном строе,

Течь и искриться река

И поля дышать на зное.

Федор Тютчев

Дмитрий Растворцев и Мария Скопина

«В основе работы — набросок, сделанный Амедео Модильяни в пору их любви с Анной Ахматовой. В качестве шрифтового решения участники решили сыграть на контрасте шрифта рисованного и рукописного. Нарисовал шрифт Дмитрий Растворцев с оглядкой на типографическую моду начала прошлого века, а каллиграфическую часть выполнила Мария Скопина остроконечным пером».

Двадцать первое. Ночь. Понедельник.
Очертанья столицы во мгле.
Сочинил же какой-то бездельник,
Что бывает любовь на земле.
И от лености или со скуки
Все поверили, так и живут:
Ждут свиданий, боятся разлуки
И любовные песни поют.
Но иным открывается тайна,
И почиет на них тишина...
Я на это наткнулась случайно
И с тех пор все как будто больна.

Анна Ахматова

Кандалес-Воробьёва Анна-Мария (МГУП, руководитель Александр Васин)

Встану я в утро туманное,
Солнце ударит в лицо.
Ты ли, подруга желанная,
Всходишь ко мне на крыльцо?
Настежь ворота тяжелые!
Ветром пахнуло в окно!
Песни такие веселые
Не раздавались давно!
С ними и в утро туманное
Солнце и ветер в лицо!
С ними подруга желанная
Всходит ко мне на крыльцо!

Александр Блок


Стефан Лашко (ВАШГД, руководители Эркен Кагаров и Николай Шток)

«Данный проект, как никогда, актуален именно сейчас. В нашу серую, если не сказать мрачнее, действительность хочется внести как можно больше яркого, благородного, сознательного, правильного. Классный проект, сложно, но очень интересно было работать. Я бы хотел, чтобы подобных open-air типографических историй в России появлялось больше».

А вода? Миг - ясна...
Миг - круги, ряби: рыбка...
Так и мысль!.. Вот - она...
Но она - глубина,
Заходившая зыбко.

Андрей Белый

Михаил Турпанов (БВШД, руководитель Илья Рудерман)

«Пригов для меня, в первую очередь - это текст и графика. Вряд ли мне стоило чем-то разбавлять этот макет»

Юлия Крысанова (БВШД, руководитель Илья Рудерман)

«Строки стихотворения образуют губы красавицы, чей поцелуй так стремится получить лирический герой произведения. Стихотворение Баратынского, на первый взгляд, можно было написать каллиграфическим почерком 19 века, но выбрав стилистику поп-арта 70-х, мы получаем интересный, привлекающий внимание контраст противоречия».

Бог меня немножечко осудит
А потом немножечко простит
Прямо из Москвы меня, отсюда
Он к себе на небо пригласит
Строгий, бородатый и усатый
Грозно глянет он из-под бровей:
Неужели сам все написал ты? –
– Что ты, что ты – с помощью Твоей!
– Ну то-то же

Д. А. Пригов


Сей поцелуй, дарованный тобой,
Преследует мое воображенье:
И в шуме дня и в тишине ночной
Я чувствую его напечатленье!
Сойдет ли сон и взор сомкнет ли мой -
Мне снишься ты, мне снится наслажденье!
Обман исчез, нет счастья! и со мной
Одна любовь, одно изнеможенье.

Евгений Боратынский

«Надеюсь, работы получится реализовать в 2013 году, они, безусловно, украсят город», - заключает Эркен Кагаров.

UraloVed.ru