Ураловед

Портал знатоков и любителей Урала

4.66666666667 1 2 3 4 5 Рейтинг: 4.67 Голосов: 12

Завод-музей — «визитная карточка» Нижнего Тагила, заметная достопримечательность города. Это единственный завод-музей в России и один из немногих подобных в мире. Является частью нижнетагильского музея-заповедника «Горнозаводской Урал».

Вид на завод-музей. Фото с сайта http://www.virtualrm.spb.ru/node/4244

Часть 1. История завода-музея

История уральской металлургической промышленности восходит к XVI веку — тогда были открыты первые рудные месторождения. Первый железоделательный завод был построен на реке Нице (Средний Урал) в 1631 году, а расцвет отрасли пришёлся на XVIII век и во многом был связан с именем Демидовых.

Основателем знаменитой династии уральских заводчиков и основоположником уральской частной металлургии считается Никита Демидович Антуфьев (Демидов). До переезда на Урал он жил в Туле, владел небольшой мастерской, сам был неплохим кузнецом и обладал несомненными деловыми способностями. По разным версиям, однажды он то ли починил пистолет, принадлежавший царю Петру I, то ли изготовил по заказу государства большую партию ружей, которые стоили в разы дешевле аналогов. Так или иначе, а уважение и доверие государя он заслужил, и это вскоре принесло ему огромную пользу.

В последние годы семнадцатого века Российская империя усиленно готовилась к войне со Швецией - одним из самых экономически развитых государств того времени. Поэтому такая война предъявляла серьёзные требования к уровню развития отечественной промышленности: армии требовались пушки, снаряды, ружья и много чего ещё. Металлургия же в России пребывала в зачаточном состоянии. В качестве основной базы для развития был выбран Урал, потому что пробы железа, полученные из найденной там руды, по качеству не уступали шведским (шведский металл считался тогда лучшим в мире). На рубеже XVII-XVIII веков, ровно перед началом войны, было пущено несколько новых казённых (государственных) заводов, однако они работали из рук вон плохо. (А русская армия в начале войны проигрывала одно сражение за другим.)

В 1702 году вышел указ о передаче одного из заводов, Невьянского, а также окрестных территорий, во владение Никите Демидовичу Антуфьеву. Решение было, в общем-то, верным: частный владелец сильно зависит от власти, из него можно выжимать все соки - конечно, и награждать за верную службу.

А для Демидова собственный завод, даже на таких условиях, был подарком судьбы, тем более что договариваться с сильными мира сего, требовать льготы он умел...

Оказавшись на Урале, Демидов развернул кипучую деятельность по развитию металлургии. Пушки и ядра исправно поступали на фронт, объёмы производства росли как на дрожжах, высоким было и качество продукции. В 1715 году демидовские заводы стали поставлять металл Адмиралтейству, а с 1716 года — и за границу.

Не обходилось, конечно, без злоупотреблений: в частности, Демидов не стеснялся брать на работу старообрядцев (тогда преследовавшихся государством). Но царю важен был результат, поэтому на подобные дела он смотрел сквозь пальцы.

Пройдёт ещё несколько лет, и в ответ на слова генерала-адмирала Апраксина, одного из командующих Балтийским флотом, звучавшие так: «Хорошо, если б у тебя было десятка два таких, как Демидов» Пётр I скажет: «Я счастлив бы себя почёл, если б имел таких пять-шесть».

Памятник Никите Демидову и  Петру I в Невьянске

Памятник Никите Демидову и  Петру I в Невьянске

Дело отца-основателя продолжил его сын, Акинфий Демидов. Строительство тагильских заводов - его заслуга. Первый из них, Выйский медеплавильный, был пущен в 1722 году (река Выя — приток Тагила). Эту дату считают годом рождения города. И, наконец, в 1725 году начал работу Нижнетагильский завод, сразу ставший крупнейшим в России.

Нижнетагильский завод использовал передовые технологии того времени, что позволяло выпускать дешёвую, качественную и разнообразную продукцию (помимо пушек и ядер, производилось 14 видов железа). Тагильский металл покупали Англия, Франция, Голландия и Швеция. Он продавался не хуже сибирских соболиных шкурок, поэтому предприимчивый Демидов дал ему торговую марку «Старый соболь».

На протяжении XVIII века Нижнетагильский завод входил в число крупнейших предприятий металлургической промышленности в Европе.

Следующее столетие, однако, не было таким праздничным как для отдельно взятого нижнетагильского гиганта, так и для всех демидовских заводов и для всей индустрии Урала в целом. Главной причиной этого являлась промышленная революция, которая в конце XVIII века началась в Англии, а потом охватила и другие страны (в том числе и Российскую империю). Строительство сотен новых предприятий по самым современным образцам давало плоды: продукции стало производиться в разы больше, её качество выросло, а стоимость упала. Демидовским заводам, столетним труженикам, было нелегко конкурировать с новоделами. Урал уступил звание «опорного края державы» Донбассу и Центральной России.

Кроме того, потомки Никиты и Акинфия Демидовых были далеко не такими талантливыми предпринимателями, как их отцы и деды. Они предпочитали роскошную дворянскую жизнь, а не упорную деловую работу. Траты на покупку имений в Италии, проигрыши в казино неблагоприятно сказывались на заводах, которые именно в то время остро нуждались в финансовых вложениях для модернизации. Бывали и совсем курьёзные случаи, когда семейные дрязги приводили к крупным потерям: Анатоль Демидов однажды избил свою жену, за что был обязан выплачивать ей огромную пожизненную компенсацию.

Несмотря на эти трудности, «горнозаводская империя» Демидовых не зачахла и не исчезла с лица страны. Заводы продолжали работать и старались идти в ногу со временем. Дважды проводилась модернизация Нижнетагильского завода (в начале XIX и в начале XX века).

Интересно также, что Нижнетагильский завод был главным поставщиком металла для Транссибирской магистрали (конец XIX - начало XX века) — одной из крупнейших строек царской России.

В годы Великой Отечественной войны завод также трудился на славу, выпуская феррохром и ферромарганец. Здесь же было налажено производство броневой стали.

Однако с середины XX века объёмы выпускаемой продукции стали падать. Дальнейшее развитие завода из-за недостатка территории представлялось делом слишком сложным, к тому же выбросы крупного промышленного предприятия, расположенного в самом центре города, негативно отражалось на экологической обстановке.

Нижнетагильский завод прекратил свою работу в 1987 году. В сохранении старого производства к тому времени не было необходимости: начиная с 1930-ых годов, в восточной части города работал перспективный Новотагильский металлургическим комбинат, известный в наши дни как НТМК.

Старый тагильский завод прожил необыкновенно долго: 262 года. Большинство уральских заводов, основанных в XVIII веке, работали эффективно не более двух десятилетий, а после производство становилось нерентабельным. Что же определило долгую и плодотворную жизнь Нижнетагильского завода?

Во-первых, удачное экономико-географическое положение. Известно, что размещение металлургических производств на Урале определялось в основном тремя факторами: наличием реки с возможностью построить плотину (энергия падающей воды была главной движущей силой всех агрегатов); наличием поблизости месторождения руды и крупного лесного массива (древесный уголь был необходим для выплавки металла). Там, где сочетались названные выше три компонента, возникал очередной завод. Важно понимать, что, во-первых, в то время ещё не проводилось никаких оценок эффективности и рентабельности будущего производства; во-вторых, транспорт был развит слабо, и о доставке сырья издалека не могло быть речи. Так что многие мелкие предприятия закрывались, как только вырубались леса поблизости и заканчивалась руда в верхних слоях месторождения (всё это происходило довольно быстро). Тагильское детище Демидовых оказалось расположено крайне удачно: Тагил — относительно крупная река, так что в гидроэнергии недостатка не было, руду в изобилии можно было добывать на горе Высокой. В связи с этим производство было обеспечено сырьём на десятки лет и могло успешно развиваться.

Во-вторых, сказался тот факт, что тагильский завод был одним из крупнейших в России. В его сохранении были заинтересованы многие. Например, в XIX веке, когда возникла необходимость перевода агрегатов на паровую энергию, завод не снесли полностью или частично, как это чаще всего делалось, а пристроили новые цеха к уже существующим.

Наконец, в-третьих, Тагилу в какой-то мере повезло с талантливыми изобретателями, которые своими достижениями «держали планку качества» завода. Вспомнить хотя бы Ефима и Мирона Черепановых и их первый в России паровоз.

После закрытия в 1987 году завод некоторое время находился в подвешенном положении. Изначально он, как и все отжившие свой век предприятия, был определён под снос. К счастью для города и всего Урала, удалось добиться решения о переворде его в состав нижнетагильского музея-заповедника «Горнозаводской Урал». Это было сделано в 1989 году. С этой даты начинается вторая жизнь старого завода — уже в качестве музея.

На территории завода-музея насчитывается более 400 единиц хранения, объединённых в шесть экспозиций и три выставки. К наиболее значимым относят гидросистему: пруд глубиной от 4 до 7 м, плотину-дамбу (крупнейшую на момент постройки), шлюзовое устройство и вешнячий канал (водоспуск), действующие до настоящего времени. Сердце завода - доменный цех, полностью сохранившийся; рядом находятся мартеновский, кузнечный, прокатный, литейный цеха. К важным объектам относятся также электростанция, водяной ларь, гидротурбина, заводская контора. Большое внимание привлекает экспозиция "Подвижной состав". Список можно продолжать ещё очень долго. Кроме того, все сооружения возрастом более 150 лет занесены в список памятников промышленной архитектуры.

Шлюзовой водоспуск плотины заводского пруда

Шлюзовой водоспуск плотины заводского пруда

Нижнетагильский завод важен не только с точки зрения развития туризма; он интересен и для историков-исследователей. Во-первых, это классический пример старого уральского завода, производство на котором было основано на энергии падающей воды. Но ещё большее значение имеет то, что тагильский завод прошёл две модернизации, которым сопутствовала смена источников энергии (вода—пар—электроэнергия), благодаря чему в наши дни на сравнительно небольшой территории музея соседствует техника разных веков: гидросистема, ровесница завода, и мостовой кран XX века; электростанция и паровозный состав.

Экспозиции завода-музея

Экспозиции завода-музея

Экспозиции завода-музея

Экспозиции завода-музея

Всё это делает нижнетагильский завод-музей историко-культурным памятником всероссийского значения.

Часть 2. Современность музея

Будем полагать, что после прочтения первой части статьи читателям хотя бы в небольшой мере захотелось увидеть воочию тагильское чудо индустриальной архитектуры, памятник федерального значения. Может быть, некоторые даже решили отложить запланированную на лето поездку за границу и выкроить один денёк на визит в музей под открытым небом.

Пожелаем удачи им, однако автор этой статьи, несмотря на всю любовь к Уралу, вынужден немного охладить пыл мечтающих посетить Нижний Тагил.

Ситуацию с заводом-музеем трудно оценить однозначно. С одной стороны, ряд статей в весьма серьёзных источниках, например в журнале «Вокруг света» (а именно в № 2 за февраль 2008 года, стр. 120), упоминания о проекте некого «Демидов-парка», открытки с видом города, на которых неизменно присутствует завод, — всё это радует и даже рождает в душе гордость за край и державу. С другой стороны, похоронные отзывы и видеоролики с названиями вроде «Эпитафия заводу-музею» дают основания усомниться в правильности столь радостного отношения.

Вот, например, статья активиста тагильского движения «Чистый город».

«В минувшие выходные одни мой знакомец решил себе устроить, так сказать, культурный досуг. Вместо того, чтоб нагружаться пивом, взял фотоаппарат — и махнул на завод им. Куйбышева, более известный как Демидовский завод.

Если кто не в курсе, это — единственный в России завод-музей под открытым небом, уникальный памятник федерального значения. Заводу под триста лет, а начали на нем выплавлять железо знаменитые Демидовы. Как исторический объект функционирует без малого четверть века. Техногенные пейзажи такие, что хоть прямо сейчас голливудские боевики снимай. Приятель мой к Голливуду отношения не имеет – так что просто решил пофотографировать: красиво же!

Красиво, это правда. Вот только на проходной он, что называется, «поцеловал замок». Закрыто, и нет никого. Проходившая мимо сердобольная бабушка сказала, что посетителей сюда вообще пускают нечасто.

Приятель мой человек настырный, нашел немаленький пролом в заборе — и дальше начинается триллер. С полчаса любитель красоты спасался во внутреннем дворе завода от здоровенных собак, чудом не был искусан. При этом нашел кого-то из местных работников, но получил ответ «не наши проблемы!».

Вы можете сказать «А не фиг лезть туда, куда не положено!». Но, товарищи дорогие, это же культурно-исторический объект! Он как бы и существует для того, чтоб посетители приходили, другого назначения нет…

Такая вот невеселая история — и хорошо еще, что приятель мой отделался легким испугом. Быстро бегать, как выяснилось, есть важный навык при посещении достопримечательностей нашего замечательного города.

Не очень понятно другое: насколько владеют этим полезным навыком гости Нижнего Тагила, которых соберет через пару недель Международная выставка вооружений? То есть, за саму выставку волноваться не приходится: она с успехом проходит уже восьмой раз. А вот что будут делать гости «в свободное время»…

В самом деле: туристическая инфраструктура в городе практически никакая. Некоторые избалованные командировочные жалуются, что на весь Тагил буквально два-три места, где можно поужинать как следует. Дороги… Ну, про тагильские дороги лучше всего говорят популярные наклейки на бамперах легковушек: «По Тагилу – только на танке». На улучшение городской среды у администрации города тоже почему-то всегда не хватает средств, такая вот незадача.

Да и вообще: даже по этим самым подлатанным дорогам не совсем понятно, куда туристу податься (за исключением самой выставки). Выбор-то, мягко говоря, невелик. Разве что на Демидовский завод-музей?..

Но тогда получается развилка. Или целовать замок и уходить, несолоно хлебавши, что как бы обидно. Или уж вставать на опасный путь и пускаться наперегонки с собаками. Собака, конечно, друг человека, но тут явно не тот случай, что «таких бы друзей взять бы – да в музей!».

Потому что иначе получается, что собаки становятся чуть ли не главной достопримечательностью города – опять-таки, обидно. Если, конечно, в горадминистрации не думают о создании в Нижнем Тагиле центра особо экстремального туризма. Федерального, как минимум, значения.

А может, там как раз об этом и думают?..» (cleartagil.ru).

Разумеется, сложно судить о степени достоверности этого материала. Возможно, кое-что и выдумано для большей выразительности. Однако было бы печально, если хотя бы половина отзыва оказалось правдой. По личным наблюдениям автора, толп экскурсантов на территории музея не заметно. А вот собаки, наоборот, там частые гости.

Собака на территории завода-музея. Фотография подлинная. Смотрится впечатляюще; тем не менее, советуем не спешить с  выводами: возможно, это специальная сторожевая собака

Тем не менее, с точки зрения возможности посещения и осмотра достопримечательности всё ещё не так плохо.

Можно назвать три способа посетить завод-музей.

Первый: собрать компанию из 4-6 человек (можно и меньше, но тогда билет в пересчёте на посетителя будет слишком дорог), заказать групповую экскурсию за 600 рублей и — вперёд. Незамысловато, законно и даже чуть скучно. Но зато вы гарантированно всё увидите, вам обо всём расскажут, и совесть будет чиста. Небольшое «но»: музей закрыт для посещения зимой, однако это вполне обоснованное решение: температура воздуха в Нижнем Тагиле может опускаться до -35 градусов, что лишает смысла любые культурные прогулки.

Второй способ: «зайцем» через дыру в ограде. Это бесплатно; кроме того, не требуется возиться с организацией экскурсии, но если поймают, то могут возникнуть проблемы с работниками музея и с полицией. О собаках также рекомендется не забывать.

И, наконец, третий. Если вам некогда собирать людей либо не хочется отдавать более пятисот рублей, и при этом вы не сторонник экстремального отдыха и, кроме того, не очень требовательны, то незачем ходить на экскурсию или рыть подкоп под ограду. Многие объекты музея можно рассмотреть снаружи. Возможно, такое предложение вызвало у вас улыбку, но просим отнестись к нему серьёзнее. Пройдя по плотине, вы увидите с разных сторон доменный и прокатный цеха, подвижной состав, а экспозицию «Оборудование плотины» можно обойти со всех сторон и даже потрогать — она находится перед оградой. А пешеходный мост, построенный тремястами метрами вниз по течению от плотины и именуемый тагильчанами «горбатым», проходит прямо над территорией бывшего завода, поэтому с него прекрасно видно и производственные цеха, и заводские механизмы непонятного назначения, и внутреннюю железную дорогу. Всё перечисленное совершенно бесплатно, законно, почти безопасно. Правда, есть и минус: никто не расскажет, для чего предназначено то или иное сооружение, да и видно снаружи не все экспозиции музея.

Территория завода-музея

Территория завода-музея. Вид с "горбатого" моста

Теперь вновь о грустном, а именно о техническом состоянии музея. Хотя он ещё не представляет собой груду металлолома, как говорят некоторые пессимистично настроенные обозреватели, такой исход вполне возможен.

Если вы пройдёте по "горбатому" мосту, вашему взгляду представится картина полной разрухи: проломленные и ржавые крыши цехов, наполовину сгнившие железнодорожные пути, разрисованный современными художниками забор, речка-канава, заваленная шинами и прочим мусором.

Проектов развития центральной городской достопримечательности создано множество, и какие названия: «Индустриальный парк «Остров», «Демидов-парк». Однако им уже столько лет, что они успели покрыться пылью, и существуют они только на бумаге да в виде макета, выставленного в Краеведческом музее. Недавно появился ещё один — программа создания эко-индустриального технопарка (подробнее о ней вы можете прочитать на нашем сайте в разделе «Новости»). Не будем сейчас рассуждать, удастся ли претворить очередную мечту в жизнь, потому что предсказание будущего — неблагодарное дело. Может быть, наконец-то что-нибудь получится, но пока проект только на бумаге, поэтому будем описывать реальную ситуацию.

Конечно, нельзя не учитывать, что содержание музея федерального уровня — сложное дело для города, который  не является региональным центром, да и государство деньгами не жалует. Тем не менее, стоило бы  построить нормальную ограду, выгнать всех собак, расчистить дорожки, проложить туристические маршруты, осуществить первоначальную рекламную кампанию — думается, что после этого поток туристов в Тагил значительно вырос бы. Но городской администрации и прочим лицам, так или иначе связанным с музейным делом, по-видимому, дела до этого нет: гораздо проще радовать глаз красивыми бумажками и гордо заявлять о «Нижнетагильском заводе-музее».

Однако в заключение хотелось бы сказать решительное «Нет!» тем, кто с некоторым злорадством хоронит старый завод. Всё же, несмотря на трудности, медленно, но обретают приятный глазу вид нижнетагильские музеи, становясь неплохими центрами интеллектуального досуга. Уже отреставрированы музей природы (бывшие Верхние провиантские склады), музей изобразительных искусств, музей Черепановых. Конечно, работы ещё много, но должна очередь дойти и до завода музея.

А может быть, не стоит сидеть сложа руки и ждать инициативы «сверху»? Известно, что жизнь музеям дают, в первую очередь, посетители, а вовсе не московские инвестиции. Пока людям не интересен завод-музей, никто не будет вкладывать средства в его развитие. Если же появится стабильный интерес со стороны жителей и гостей города, тогда, возможно, и власти стряхнут пыль со старых проектов…

Трёхсотлетний юбилей Нижнего Тагила уже не за горами, и «Демидов-парк» был бы неплохим подарком городу. Но для его создания нужны как усилия тагильчан, так и поддержка власти. Быть может, время пришло?

© Павел Сёмин, 2011
UraloVed.ru

Город Нижний Тагил и завод-музей на карте: