Ураловед

Портал знатоков и любителей Урала

4.42857142857 1 2 3 4 5 Рейтинг: 4.43 Голосов: 7

Вклад Степана Солякова в создание отечественного магния измеряют порой так: «он стоил целой группы шпионов». В том смысле, что сделал ненужными усилия нашей разведки в стратегически важной отрасли. В 2011 году Соликамский магниевый завод, созданный 75 лет назад,  отметил 100-летие Заслуженного изобретателя России С.П. Солякова (1911-1978 гг.), организатора первого опытного цеха в цветной металлургии. Отметил скромно, событие осталось почти незамеченным…

В «Автобиографии» Степана Солякова, хранящейся в  архиве Соликамского магниевого завода, читаем:

«…По окончании  Свердловского индустриального института в 1934 году пожелал поехать на освоение нового производства в г. Соликамск. Участвовал в монтаже и освоении первого магниевого завода, внес много рацпредложений, два из них признаны изобретениями. Изобретенная мною ванна в 1936 году была принята  при реконструкции завода (подведенный катод) и позднее в 1939 году появилась в Германии и Америке».

Любопытный оборот, не очень-то характерный для времени первых пятилеток: молодого специалиста не направили, а он сам «пожелал поехать». И другой момент интересен. Судя по всему, иностранные шпионы, в отличие от советских разведчиков, не дремали, действовали быстро и эффективно. Ведь по легальным каналам соляковские разработки продать тогда не удосужились. В той же архивной папке находим приказ по 1 калийному комбинату от 16 июля 1936 года: о премировании инженера С. Солякова 550 рублями «в связи с пуском магниевого завода за активное участие в монтаже цеха электролиза, за настойчивую борьбу за выдачу металлического магния и добросовестное отношение к освоению технологического процесса».

После публикации своего первого очерка о Солякове (в книге «Сплав металла и судеб», Пермь, 1996 г.) я получил несколько писем, воспоминаний ветеранов завода, людей, хорошо знавших Степана Павловича. Они помогли дополнить портрет этого замечательного человека, а в чем-то и уточнили, исправили неточности, допущенные при первой публикации. В частности, вопросы, связанные с его уходом на фронт, с его партийностью и Госпремией.

Вся его жизнь - это многотомное собрание легенд, слухов и даже анекдотов. Точно и бесспорно только то, что он сделал для завода, для всей отрасли. Здесь есть и точные даты, и чет­кие названия изобретений, и цифры полученной экономии. Сама же жизнь Степана Павловича причудливым образом расплывается, многие ее эпизоды как бы тают в тени.

Да, был персональный оклад "от министра" у Степан Палыча. И зарабатывал он к финишу сво­ей карьеры очень неплохо. Пожалуй, только директор по за­работку обходил его. Это факт точный. Другое дело, по верной ли мерке оценивали "наверху" реальную ценность идей Солякова. И еще один точный факт. Уважением Соляков пользовался повсеместным и безмерным. До сих пор в воспоминаниях совре­менников, в легендах, пересказываемых на заводе, звучит нота некоего мистического восхищения его талантом: мол, всесилие Палыча перед любой технической задачей, оно - от Бога, и нам, простым людям, взлететь на его высоту не дано.

Но есть и всеобщее представление о Солякове, как о большом чудаке. И это тоже не случайно.

Судя по анкетам, заполненным Соляковым в его ранние соли­камские годы, заметили и отметили его достаточно быстро.

Уже в середине 30-х годов 25-летний инженер "награжден директором завода денежной премией 40 000 рублей". Сумма по тем временам солидная, знать, было за что. Карьеру исследова­теля Соляков начал со стратегической разработки технологии получения сырья из карналлита. А кроме того, курировал строи­тельство магниевого завода.

Ответственность на плечи молодого инженера свалилась то­гда огромная. В годы культа за любую ошибку или просчет могли посадить - и садили - как за "саботаж" или "вредительство". Если арестовали и расстреляли самого Цифриновича, организатора калийного треста, - то что уж тут говорить...

Соляков с головой ушел в любимую работу. Именно по его смелому предложению в 1938 году начинается реконструкция магниевых электролизеров. Специалисты старой школы утверждали: размещать катод в анодном про­странстве нельзя. Выделяющийся на аноде хлор вступит во взаимодействие с магнием - электролизер не будет давать ме­талла. Степан Павлович доказал, что опасаться этого не следу­ет: магний от хлора защищен электролитом. В результате фактически создается новая технология произ­водства ценнейшего металла, столь необходимого оборонной промышленности. Мощность цеха электролиза после реконст­рукции выросла более, чем в два раза, а расход электроэнергии сократился на 25 процентов.

В то же время Соляков придумал и внедрил на практике но­вый способ выборки отработанного электролита центробежным насосом. Задачка была не из легких: прежде-то рабочие отчер­пывали ковшом, вручную, это при 700 градусах!

Перед войной он уже начальник цеховой лаборатории, затем заместитель начальника цеха электролиза... А далее - война.

С 1941 года Степан Соляков - в действующей армии. Была ли такая необходимость в призыве ценнейшего специалиста? Труд­но сказать. Ветераны рассказывали, что  Палыч тогда крепко поругался с кем-то из начальства, характер у него был взрывной, вот и оказался на фронте. Но вот что поразительно. В Ленинграде, куда не раз ездили соликамские магниевики в мирное время, на родственное производство, - коллегами зафиксировано следующее: воентех­ник II ранга С. Соляков провел... модельные опыты по созданию принципиально нового аппарата для обезвоживания карналлита в расплаве. Как? "С помощью подручных средств". Неизвестно, какие это "подручные средства" удалось найти изобретателю в боевых условиях.

Но - нашел. Работа Солякова на фронте, с постоянным риском для жизни, была оценена по достоинству, о чем мы узнаем из его пожелтевшей анкеты. В графе «Награды» записано:

...1942 год - медаль "За отвагу" (за отличие в боях на Волхов­ском и 3-м Белорусском фронтах).

1943 год - именные часы и портсигар (за изобретение).

1944  год - благодарность и денежная премия 500 рублей (за разработку новых средств химзащиты)...

Из автобиографии сле­дует, что Соляков получил в годы войны еще и такое поощрение: перевели из кандидатов в члены партии. Но после войны его партийность уже никак не подтверждается. Рассказывали, что исключили его за потерю партбилета. Это одна из многих легенд, окружающих имя Солякова. Оказалось, дело совсем в другом.  В заводском архиве хранится анкета 1947 года, в которой в графе «Партвзыскания» собственноручно С.П. Соляковым записано, что он был исключен из членов партии в феврале 1945 года «за чтение немецких листовок и за неправильные высказывания о революции, власти, о колхозниках, скопивших большие деньги за войну».

То есть, он был «язычником», как называли таких в лагерях – арестован за длинный язык! Фактически его наказали почти за те же прегрешения, которые вменили в вину в том же 45-м капитану Александру Солженицыну, будущему писателю-Нобелевскому лауреату!

Так что не случайно Степан Соляков "выпал" из монолитных партийных рядов - ну, не партийный он был человек! Это не раз вредило ему, но что делать... Как сказал  один из его учеников, Степан Палыч был внутренне свободным человеком, таких было мало.

С другой стороны, какие-то, на взгляд обычного человека, мелкие вещи, могли отравлять ему душу, не давать покоя. Он еще учился в Уральском химико-технологическом институте, ко­гда решил изменить фамилию. Прежняя, видите ли, указывала на мелкость его фактуры, на малый от рождения рост. И приду­мал фамилию, оказавшуюся очень созвучной названию города, с которым потом свяжет всю биографию. Чудачество? Или дар предвидения? Кто знает...

Вспоминает О.И. Гулина, ветеран завода:

- Такие люди, как он, такие одаренные, наверное, и по­сланы нам свыше. Ну, это как художники рождаются. Причем внешне он среди руководителей ничем не выделялся, был пониже многих росточком. Но Степан Павлович настолько отдавался производству, такая в нем билась мысль... в общем, на его уровне никто не мог работать. Ведь вы знаете, все эти новшества,   качество   магния,   экономия,   совершенствование  технологии - все это его прямое дело, его заслуга. Но он вмеши­вался и в другие сферы, в энергетику - всюду мог влиять.

Т.И. Житкова, инженер:

- Да, это был прямо фонтан идей. Но я хотела бы сказать о Степан Палыче как о человеке не только умном, но и ще­дром. Очень многие сделали свои диссертации, кандидатские, докторские на идеях Солякова. И до сих пор некоторые его разработки действуют, а новое производство практически создано на базе опытных установок, которые внедрялись Соляковым и его людьми в опытном цехе.

А.В. Чуб, доктор технических наук, много лет проработал начальником цеха N 3:

- Нельзя сказать, что Соляков - мой учитель, но... Он вы­дающийся инженер, основатель целого направления в техно­логии, которое реализовано в титано-магниевой промышлен­ности. Крупная фигура. Я думаю, мы не вполне его оценили. С ним было непросто. Я тоже пару раз с Соляковым "сцеплялся", как говорится. Но, мне кажется, мы уважали друг друга. Ряд его методов, сама личность Степана Палыча на меня произвели сильное впечатление. След он оставил после себя заметный...Но, с другой стороны, после его ухода в цехе не осталось его последователей, были остановлены многие работы, кстати, перспективные. Одна из причин - за ним не пошла молодежь. Он и не заботился об этом, как мне показалось. Он работал, рассматривая производство как лабораторию. Успехи были на весь завод и неудачи - тоже.Одержимость, талант - и неважная организация труда, все вместе. Очень по-русски. Вместе с тем, это был инженер с огромной интуицией, опытом, волей, талантом, юмором.

***

Однажды он рассказал молодым, как посещают его идеи. Смот­рел на жену, как она штору вешает, и вдруг понял, что перего­родка в хлораторе должна быть гофрированной, как женина юб­ка! Тут же помчался на завод, проверять новую идею. Кстати, сегодня обходятся вообще без тех перегородок, но ведь до этого тоже надо было дойти.

Между прочим, у Солякова был и такой "завет": тяга к творче­ству пропадает вместе с интересом к женщине. А что? Пожалуй, так оно и есть.

- Была, была допущена несправедливость в отношении его! -говорит Николай Александрович Мальцев, ветеран завода. - Степан Палыч "породил" кучу кандидатов и докторов наук! А сам не стал защи­щаться. Не считал эту степень необходимой для себя, что ли? А может, произошло так потому, что для диссертации надо полно­стью отрешиться, переключиться только на одну науку - а Соляков не мог этого себе позволить. Столько внимания уделить себе! Нет, невозможно.

А что касается "проколов"... Конечно, были. Узнать, насколько они были серьезны, нам поможет прием, применявшийся самим Соляковым при его "мозговых штурмах".

Возьмем лист бумаги, слева, значит, у нас будут выписаны его заслуги, а справа - "компромат" на Солякова, тот самый балласт, который долгие годы тянул его ко дну. Посмотрим, что перевесит.

"...Не участвует в массово-политической работе. Неорганизо­ван и неряшлив в работе, некультурен в обращении с подчинен­ными..." Такие "минусы", после перечня "плюсов", нашли в инже­нере С.П.Солякове авторы характеристики (1955 год).

...Обвиняется в финансовых злоупотреблениях, на длитель­ный срок лишен допуска секретности (1961 год).

...Выговор за несоблюдение техники безопасности..."

Здесь же, в личном деле С.П.Солякова сохранились его объ­яснительные. Например, такая записка:

"...Я не могу участвовать в массово-политической работе, как с моими подчиненными, так и самим собой, потому что у меня не остается на это времени. С.Соляков".

Потрясающий документ, особенно для тех времен. Так и слы­шатся возгласы возмущенного хозяйственного и партийного руко­водства: "Да он просто издевается над нами!.."

Технику безопасности он действительно нарушал. Старший мастер цеха, водивший меня по соляковским местам, поделился своим удивлением:

-  У нас такое ощущение появлялось, что Степан Палыч уже весь прохлорировался. Тогда полагалось в масках работать, а он ходит, бывало, сигаретку покуривает и хоть бы хны!..

До техники ли безопасности ему? Метод хлорного вскрытия уже "вскрыл" магний, теперь на очереди титан, а там, поди, все редкие металлы. Технологическая революция! Соляков подшу­чивал над самим собой: "Мне теперь нужна лунная порода, толь­ко ее, кажется, не прохлорировали".

Ну, что взять с этого чудака, который мог, к примеру, так ответить своей жене, замер­завшей в нетопленной квартире, потому что нечем было топить, а муж все пропадает на заводе: "Протопи печку стульями, что ли, я сейчас не могу прийти!.."

В речах о Солякове, в юбилейных статьях отливались в че­канные формулировки его черты личности:  масштаб мышления... научное предвидение... Гражданским и научным подвигом названо дело, которому Степан Павлович посвятил всю свою жизнь. Разработанные под его руководством хлораторы, электролизеры, аппараты для по­лучения титана и редких металлов используются по сей день. В Березниках, Калуше, Усть-Каменогорске... Соляковские изобретения нашли применение и за рубежом - в Израиле, Китае...

Источники:

1) Архив СМЗ
2) Сплав металлов и судеб. П., 1996.
3) Личный архив автора.

© В.Ф. Гладышев,
член Союза писателей России, председатель общества «Пермский краевед»
UraloVed.ru

Комментарии   

Иванн
# Иванн 04.12.2013 21:53
Очень интересно :roll: пишите еще о выдающихся людях Урала
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору
Натали
# Натали 31.01.2015 00:30
Это мой предок, по нашим сведения фамилию он поменял из-за неблагозвучности, Сопляков! Еще и папу своего на это уговорил!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору