Ураловед

Портал знатоков и любителей Урала

5 1 2 3 4 5 Рейтинг: 5.00 Голосов: 4

1 июля 1987 года меня пригласили на Свердловское телевидение принять участие в работе телеклуба уральских краеведов "Память". Я должен был поведать телезрителям историю создания мраморских солнечных часов.

В съемочном павильоне ведущая - журналистка З.Л. Рымаренко - представила меня двум женщинам, тоже прибывшим на передачу. Одна - немолодая, скромно одетая - назвалась Ольгой Васильевной Невзоровой, и смутившись, отошла в сторону. Другая - интеллигентного вида  и обхождения - оказалась кандидатом архитектуры, историком промышленного строительства и преподавала в Свердловском архитектурном институте (в настоящее время доктор архитектуры Людмила Петровна Холодова - профессор и проректор Уральской архитектурно-художественной академии).

Холодова сразу засыпала меня вопросами о северской домне, историю которой, похоже, хорошо знала, и мы углубились в беседу, забыв о Невзоровой - ее Зоряна Леонидовна первой усадила перед телекамерами.

В павильоне погасили свет, включили "юпитеры", направив их яркие лучи в сторону стола, и тотчас по радио прозвучал голос режиссера Инны Марковны Гладковой:

- Все готовы? Звукооператор?.. Первая камера?.. Вторая?.. Зоряна Леонидовна, можно начинать?.. Не участвующих в съемке прошу соблюдать тишину! Внимание, съемка!

Теперь по радио зазвучал голос Рымаренко:

- "Моя дорогая мамочка! Прости свою дочь Рипу. Я не хотела доставлять тебе столько страданий. Я сегодня умру, но умру спокойно. Только одна мысль о вас, моих милых, смущает мою душу. Не отчаивайтесь... Таня и Валя расстреляны вчера, меня поведут сегодня. Целую маму. Рипа..."

Репродуктор умолк. Молчали и мы. Что-то очень знакомое уловилось в словах диктора. Я уставился на женщину, сидевшую рядом с Рымаренко, и стал более внимательно слушать их диалог. Ольга Васильевна была взволнованна и чувствовала себя перед мониторами скованно.

А ведущая без паузы продолжала передачу:

- Эту предсмертную записку своей старшей сестры Ольга Васильевна Невзорова хранит с тех далеких пор - с 10 июля 1919 года, когда оборвалась жизнь Рипы, - и, повернувшись к собеседнице, попросила:

- Расскажите о ней.

- Рипа родилась 20 сентября 1898 года в Полевском заводе...

Так вот оно что! Кто же из полевчан моего и более старшего возраста не слышал или не читал о ней и даже не встречался с этой девушкой в пору ее детства или юности!

- Читать сестра научилась еще до школы - так хотела мама. В 1914 году Рипе пришлось идти работать ученицей продавца в магазине Общества потребителей -  кроме нее в семье было еще четверо детей. За время работы Рипа скопила немного денег и осенью сдала экзамены в пятый класс Екатеринбургской женской гимназии. Училась хорошо. За успешную учёбу получала награды, и даже шубку, что для Рипы было весьма существенно. Закончив гимназию с золотой медалью, вернулась в Полевской завод учительницей...

Я не стану продолжать рассказ О.В.Невзоровой о революционной и театральной деятельности ее сестры и о причине расстрела девушек - об этом не раз писала полевская городская газета " Рабочая правда", подробно рассказывается в книге В.Я. Романова "У Думной горы", изданной в Свердловске в 1968 году. Книгу можно найти в бибилотеках города.

Мне же хочется поведать землякам Рипы о той ее общественной работе, о которой до недавнего времени можно было узнать только из документов Госархива Свердловской области, и о котором сам узнал совсем недавно из книги кандидата исторических наук Л.И. Зориной ("Уральское Общество Любителей Естествознания. 1870-1929. Екатеринбург, 1996 г.).

"Окунулся" в документы и я...

Стояла середина сентября 1914 года - разгар "бабьего лета" и русско-японской войны. Легкий ветерок шелестел порыжевшей листвой редких тополей, росших вдоль Воскресенского проспекта. Одинокие высохшие листья, лежащие на мостовой, захрустели под ногами двух девушек, только что вышедших из здания женской гимназии. Обе были одеты одинаково: поверх длинных темных платьев ладно сидели такие же темные, приталенные, сарафаны. Шеи девушек окружали подшитые белоснежные воротнички.

Выйдя на Главный проспект, гимназистки свернули налево, к городскому пруду. Миновали гранильную фабрику и красивое здание окружного суда - "Дом Севастьянова", расположенные по разные стороны мощеного камнем проспекта, и ступили на бульвар набережной Исети.

- Как здесь красиво! - поворачивая голову из стороны в сторону, воскликнула высокая гимназистка с коротко подстриженными волосами, стройная и приметная.

По бульвару, как обычно в это предвечернее время, гуляло много молодежи. И не удивительно: рядом располагались горное училище, мужская гимназия, да и до их - первой женской - было рукой подать.

- Рипа, тише! - одернула эмоциональную подругу ее спутница. - Видишь, юношей рассмешила?

- Ну и что? Пусть смеются. А ты, Саша, не на мальчишек, а на пруд, его берега лучше посмотри.

Справа, за проезжей дорогой, по которой сновали пролетки, в зарослях бульвара, на красивых постаментах возвышались бронзовые бюсты основателя горного дела на Урале Петра Первого и той, чье имя носил город - императрицы Екатерины Первой.

Перейдя по мосту над рекой Исеть, Рипа с Сашей миновали арку и часовню, расположенные слева от моста, напротив гранильной фабрики, и направились вдоль реки. Позади здания горного училища они увидели металлическую ограду со стражником у ворот, за которыми находились здания служб  главного начальника горных заводов Хребта Уральского.

Рипа первой подошла к привратнику.

- Пропуск! - строго потребовал тот.

- У нас его нет, - растерянно проговорила девушка.

- А без него, барышня, пущать не положено!

Стражник посмотрел на расстроившихся сразу гимназисток и спросил уже более мягко:

- А вам кто нужен-то?

- Госпожа Чиканцева. Из Передвижного музея.

- А-а-а. Так это не сюда, - и охранник показал девушкам на одноэтажный кирпичный домик, стоявший чуть-чуть поодаль.

Пол сумеречного коридора был скрипучим. Гимназистки остановились у первой двери, постучали и, услышав приглашение войти, открыли дверь, но сразу же отпрянули назад - вместо стеклянных витрин с экспонатами они увидели какой-то склад, наполненный стеллажами. На их полках, до самого потолка, стояли ящики, коробки. В проемах, между стеллажами, висели картины, карты, схемы.

- Входите, входите. Чего напугались? - открыла им дверь миловидная, среднего роста женщина, держа в руках человеческий череп.

- Мы по просьбе госпожи директорши гимназии. Нам госпожу Чиканцеву.

- Это я. Меня зовут Мария Ивановна, - приветливо улыбнулась хозяйка странного "склада" и пожала дрожащие руки девушек.

Рипа подала ей письмо директрисы, в котором та просила Чиканцеву выдать подателям ее записки кое-какие учебные пособия. Мария Ивановна прочла послание и подошла к маленькому столику.

- К сожалению, у нас есть не все, что вам нужно, а то, что есть - подберем быстро. Только сначала запишу ваши фамилии, чтобы знать, кому выдала пособия.

Чиканцева раскрыла  толстый журнал, макнула в чернильницу - "непроливайку" ручку с "лягушечьим" пером и обратилась к стоявшей рядом Рипе:

- Назовите, пожалуйста, себя.

- Рипа... Рипсимия Васильевна Полежаева.

Мария Ивановна улыбнулась:

- Можно без отчества. А когда и где вы родились?

- 20 сентября 1898  года, в Полевской волости Екатеринбургского уезда.

- На Полевском заводе?! - обрадовалась Чиканцева и вскинула на Рипу взгляд. - А на Северском металлургическом мой отец Иван Иванович служит управляющим. Знаете его?

- Да, - сдержанно призналась девушка, но добрейшая Мария Ивановна то ли не заметила холодка в ее голосе, то ли не придала ему значения.

- Пойдемте со мной. Пока помощники подбирают пособия, я покажу вам наш музей - музей Уральского Общества Любителей Естествознания, или музей УОЛЕ. Как знать, может быть, вам еще захочется побывать в нем, заглянуть в его библиотеку - милости просим.

Музей УОЛЕ

Чиканцева встала из-за стола и направилась к выходу...

Экскурсия девушек затянулась и когда они вернулись в кабинет заведующей, то там их уже ждали связки учебных пособий.

Поборов робость, Рипа спросила:

- Мария Ивановна, сейчас мы видели здесь своих сверстников. Это ваши сотрудники?

- Увы. У музея нет средств содержать их в таком количестве. Большинство из увиденных вами - студенты, гимназисты, учащиеся народных училищ. Все они - наши добровольные помощники. Если у вас появится желание помочь - приходите и вы.

- И что же они здесь делают? - не ответив на приглашение Чиканцевой, поинтересовалась и Саша.

- Приходите завтра, если сможете. Часа в два пополудни. Я вам все покажу и расскажу.

Рипа согласно кивнула головой, но Саша промолчала.

Возвращаясь в гимназию, девушки сначала сходили на Кафедральную площадь, присели на свободную скамью между собором и большим памятником императору Александру Второму, стали делиться впечатлениями.

- Да, многое из увиденного в музее, может понадобиться нам, когда станем учительницами, - сказала Саша. - И мне очень жаль, Рипа, что я не смогу завтра сходить с тобой.

Подруга понимающе кивнула:

- Не тужи. Встречусь с Марией Ивановной, тебе расскажу обо всем, а потом и решишь сама, что для тебя важнее - репетиторство или работа в музее...

Через день Рипсимия уже помогала Чиканцевой составлять каталог экспонатов Подвижного музея. А вскоре они подружились. Чиканцева открылась девушке, что работает учительницей в частной женской прогимназии, а заведовать Передвижным музеем ей поручило общее собрание членов УОЛЕ. До нее, с 1900 по август 1905 года, руководителем музея была Клавдия Тимофеевна Новгородцева.

- Она-то меня и представила к баллотировке в члены УОЛЕ,- тихо рассказывала Рипсимии Мария Ивановна, - а в августе ее арестовала полиция. Будто бы за то, что она у екатеринбургской родственницы тайную большевистскую типографию прятала. Мы все жалеем ее. Клавдия Тимофеевна очень много сделала для нашего музея.

Ни Чиканцева, ни Полежаева даже не могли и предположить, что совсем скоро Клавдия Тимофеевна Новгородцева станет супругой первого президента Страны Советов Якова Михайловича Свердлова. Как и того, что дружба Рипсимии с Марией Ивановной будет очень короткой - в начале 1915 года Чиканцева добровольцем отправится на фронт первой мировой войны в качестве сестры милосердия и следы ее затеряются навсегда. И пусть желание Марии Ивановны составить полный каталог экспонатов Передвижного музея УОЛЕ, которому она отдала десять лет жизни, не осуществилось, но ее дело продолжили  такие энтузиасты, как Рипсимия Васильевна Полежаева.

Они выдавали на временное пользование, бесплатно, в школы, училища, гимназии и другие учебные заведения пособия по математике, истории, геологии, анатомии, сельскому хозяйству, промышленности, пожертвованные музею частными лицами или изготовленные членами УОЛЕ и их помощниками, тем самым оказывая огромную услугу в деле развития преподавания на Среднем Урале, и не только на нем.

Сколько именитых людей России встретила Рипсимия в музее УОЛЕ, сколько похвал услышала от них в свой адрес!

Во время оккупации Екатеринбурга белогвардейцами (1918-1919 гг.), Р.В. Полежаева и ее полевские подруги приняли активное участие в подготовке и устройстве побега из тюрьмы группы известных уральских большевиков, возглавляемой Антоном Валеком, в которую входило и несколько их земляков с Полевского завода.

22 июля 1919 года, оставшиеся в городе члены УОЛЕ, собрались на экстренное заседание, посвященное памяти Р.В. Полежаевой, расстрелянной колчаковцами перед уходом из Екатеринбурга.

Пять лет трудилась Рипсимия Васильевна в Передвижном музее, хотя и не была членом Общества. В фондах Госархива Свердловской области сохранились документы, рассказывающие об этом заседании (ГАСО, ф. 101, оп.3, д. 6, л. 153). Из него следует, что основатель УОЛЕ Онисим Егорович Клер, открывая заседание, попросил собравшихся "почтить добрым словом безвременную потерю весьма деятельной труженицы, часто работающей в ... музее как во время своего учения в женской гимназии, так и по получении должности учительницы в ее родном Полевском заводе..."

20 человек, не покинувшие Екатеринбург вместе с колчаковскими войсками, известные уральские ученые М.О. и О.Е. Клер, К.К. Матвеев, Г.Ф. Абельс, Ф.И. Кадыкин, В.Я. Толмачев и другие, собрали небольшую денежную сумму для матери погибшей учительницы.

В заключение приведу несколько фактов о возникновении Передвижного музея учебных пособий.

20 февраля 1896 года на общем собрании УОЛЕ была создана Комиссия по распространению естественно-исторических знаний в Уральском крае (ГАСО, Ф. 74, ОП. 1, Д., лл. 139-142). Ее председателем был избран земский врач Н.А. Русских, короткое время работавший врачом и на Полевском земском участке, а секретарем - известный уральский публицист И.С. Сигов.

На общем собрании членов УОЛЕ 9 марта 1896 года, Сигов доложил о программе деятельности Комиссии, в том числе и о "составлении учебных коллекций и пособий для снабжения ими учебных заведений, устройстве Передвижного музея учебных пособий". Он просуществовал около двадцати лет.

© Алексей КОЖЕВНИКОВ
г. Полевской
UraloVed.ru