Ураловед

Портал знатоков и любителей Урала

5 1 2 3 4 5 Рейтинг: 5.00 Голосов: 14

Боярин Михаил Никитич РомановСентябрь. Начало века. Ныробка.
Снега колючие секут.
Стрельцами наспех яма вырыта –
Страдальца в яму волокут.
Закован в цепи трехпудовые –
Крутой указ не заменить.
Готовы стражники суровые
Расправу спешно учинить.
Не зрили ныробцы от века,
Хоть жили – души на излом,
Чтоб молодого человека
В могилу мерзлую живьем.
Совсем не татя полупьяного,
Что порешил людей зазря,
А дядю – самого Романова,
Руси грядущего царя.
Стрельцами узник сброшен в яму –
Им душу водкой не согреть.
С годами здесь крестами храму
На мир неправедный смотреть.
И богомольцы, и калики
Тянуться долго будут в храм,
Чтоб горьким ликом, тяжким ликом
Припасть к священным кандалам.
Но прежде узник в муках сгинет,
Над ним ссутулятся леса.
Господь очами глушь окинет –
И содрогнутся небеса.

События, описанные пермским поэтом Федором Востриковым, произошли 400 лет назад в глухой деревушке Ныробке, затерявшейся среди уральской тайги на севере Чердынского уезда. Хитрый и коварный Борис Годунов видел в боярах Романовых своих соперников и решил избавиться от них. По ложному обвинению Романовы были сосланы в отдаленные уголки. Один из братьев, Михаил Никитич Романов, и был доставлен в Ныроб.

Эти трагические события, происшедшие в 1601 году, определили дальнейшую судьбу Ныробки и оставили неизгладимый след в истории нашего края.

В своей работе мы попытались выяснить, каким образом события 400-летней давности дошли до нас, как они отразились в духовной жизни местного населения, в истории Ныроба и Чердынского края, что из ныробских святынь было утрачено безвозвратно и что сохранилось до сегодняшнего дня, что делается для того, чтобы передать сохранившиеся ценности последующим поколениям.

Источниками для нашей работы послужили произведения художественной литературы, исторические и краеведческие очерки исследователей Чердынского края, материалы архива Чердынского краеведческого музея, публикации в местной печати, собственные наблюдения.

История ныробского узника такова.

В сентябре 1601 года жители глухой северной деревушки Ныробки были напуганы криками, доносившимися из леса. Вскоре на тропе показался возок, который тащили лошади, увязая в болоте. Возок сопровождали верховые. Весь этот поезд остановился на краю деревни. Начальник стражи приказал стрельцам копать яму, а ныробских крестьян заставил рубить деревья и готовить из них плахи. Когда яма была готова, открыли возок, и оттуда вышел богатырь, закованный в цепи. Услышав, что яма приготовлена для него, он в ярости схватил возок и отшвырнул его на десять шагов. Стражники сбросили боярина в яму и закрыли ее сверху плахами.

Целый год томился узник в этой темнице. Сердобольные ныробцы, слыша его стоны и молитвы, сочувствовали ему. Они научили своих детей тайком от стражи носить страдальцу пищу. Играя на окраине, ребятишки, как будто случайно, подбегали к яме и бросали в отверстие хлеб и полые стебли растений с квасом, подкармливая таким образом узника. Но однажды стражник, прохаживаясь по лугу, заметил, что дети спустили что-то в подземелье. Он схватил их и выведал, что дети носили боярину пищу по приказу своих отцов. Шестерых ныробцев схватили и отправили под караулом в Москву.

Просидев в яме год, Михаил Никитич скончался. После прихода к власти Романовых, тело Михаила Никитича извлекли из могилы. Оно предстало нетленным, лишь один перст земля взяла. Боярина похоронили в Москве, а ныробские крестьяне вернулись домой, но не все – один из них не выдержал пыток и умер. С приходом на престол Романовых ныробцы получили обельную грамоту в благодарность за сочувствие и сострадание к узнику, который приходился дядей новому царю. А ныробские места были объявлены святыми.

В таком виде предание о ныробском узнике, передававшееся ныробцами от поколения к поколению, записал в 1817 году известный русский путешественник, историк, литератор Василий Николаевич Берх. Он трижды побывал в Ныробе, увлеченный рассказами 105-летнего старца Максима Денисовича Пономарева. Именно от него Берх и услышал рассказ о Романове и опубликовал его в своей книге «Путешествие в города Чердынь и Соликамск для изыскания древностей». Сравнивая описание событий в изложении Берха с другими источниками, мы пришли к выводу, что именно Берх положил начало теме ныробского узника в литературе. К этой теме обращались многие исследователи и писатели, среди них и наши земляки – ныробские священники Григорий Попов, Евфимий Попов, Василий Попов, Иван Попов, краевед и публицист Николай Петрович Белдыцкий, писатель Леонид Южанинов и другие.

В духовной жизни наших предков почитание ныробского узника не было лишь проявлением  верноподданических чувств. Не только ныробцы, но и тысячи людей, приходивших ежегодно в Ныроб, твердо верили в святость страдальца, и почитали святыми все места, связанные с пребыванием Романова здесь. Один из исследователей истории Ныроба, А.Хребтов в 1906 году писал: «Это, кажется, единственное место в России, где так свято чтится предание былого».

Сквер с ямой Михаила Романова в Ныробе

Поселок Ныроб. В этом сквере находится яма "ныробского узника"

«Бесспорно, главной достопримечательностью Ныроба является та яма, в которой страдал и скончался Михаил Никитич, - утверждает Николай Петрович Белдыцкий в очерке «Ныробский узник». – Невидная и бедная, она влечет к себе сердца простых людей, и тысячи богомольцев ежегодно входят с чувством благоговения под ее своды и спускаются в ту ужасную яму, где томился ныробский узник».

Каменная часовня над ямой не сохранилась: в 1930-е годы она была разрушена. Из литературных и документальных источников известно, что она была возведена над ямой узника вместо старой деревянной по указу Екатерины Второй в 1793 году. Надпись на часовне гласила, что построена она «тщанием и коштом здешней волости крестьян, а усердием и старанием крестьянина Максима Пономарева», того самого старца, которого Берх назвал «ходячим памятником всех ныробских преданий».

С историей ныробского узника связано еще одно замечательное событие – это чудесное явление иконы Николая Чудотворца. Предание рассказывает, что купцы, возвращаясь с Печоры, остановились отдохнуть неподалеку от Ныроба и увидели на пне икону. В то время церкви в Ныробе еще не было, и купцы увезли икону в Чердынь. Но на следующее утро икона снова была на этом пне. Ее снова увезли, но икона снова вернулась. И тогда решили ныробцы: быть в Ныробе храму. Предание относит чудесное явление иконы к 1613 году, к началу царствования Романовых. По указу царя в Ныробе была построена церковь, которую назвали Никольской. А в начале XVIII века здесь сформировался каменный архитектурный ансамбль, подобного которому нет во всем Чердынском крае. Посреди села на возвышенности и сейчас стоят две церкви. Но нет между ними колокольни (она разобрана в 1934 году). И Богоявленская церковь утратила купол. Разрушена и усыпальница Романова, которая находилась внутри церкви. Никольская церковь, самая древняя в этом ансамбле, построенная в 1704 году, теперь снова служит верующим.

Никольская церковь в Ныробе

Никольская церковь в Ныробе

Явленная икона Николая Чудотворца хранилась в Никольской церкви. Предание рассказывает, что как зеницу ока берегли ныробцы свою святыню. Во время пожаров или вражеских набегов они спасали в первую очередь икону, укрывая ее в лесу. И на том месте забил родник, который назвали Никольским. Вода в нем обладает целебными свойствами. Каждый год в Николин день к роднику совершался крестный ход, и сейчас эта традиция возродилась.

Никольский родник в Ныробе

Святой Никольский родник в Ныробе

На протяжении трех веков тысячи людей со всех концов Руси шли в Ныроб, чтоб поклониться явленной иконе.  С нее была написана копия, которую называли чудотворной иконой. Обе, по мнению верующих, обладали чудодейственной силой. Чудотворную икону в день Прокопия Устюжского носили в Чердынь, а раз в три года – в Соликамск, за полторы сотни верст. Это был великий праздник для всех жителей Чердынского и Соликамского уездов. Со слезами на глазах встречали они крестный ход, восклицая: «И еще господь сподобил нас дождать отца Николая!»

В 1930-е годы, когда обе церкви были закрыты, исчезли обе иконы – и явленная, и чудотворная. Никто не знает, где находятся они сейчас. Не хочется верить, что они утрачены безвозвратно.

Самой святой реликвией Чердынской земли на протяжении четырех веков являются цепи Михаила Романова – те самые оковы весом в 3 пуда, в которых он был доставлен в Ныробку и в которых закончил свой век. Более трех столетий эти цепи с любовью оберегали ныробцы, почитали их святыми и верили в их чудодейственную силу. Они хранились рядом с усыпальницей Романова в Богоявленской церкви. Каждый приходящий сюда старался прикоснуться к ним. Больные надевали их на себя и получали исцеление. Теперь они хранятся в Чердынском краеведческом музее и по-прежнему являются предметом поклонения верующих. Но еще в XIX веке некоторые исследователи выразили сомнение в подлинности оков. Это мнение бытует до сих пор.

Оковы Михаила Романова в Ныробе
Цепи Михаила Романова в Ныробе. Фото С.М. Прокудина-Горского, начало ХХ века

Мы, сопоставив различные источники, можем утверждать, что эти цепи – настоящие, а не подложные, но они не в полном составе. Мы выяснили, что еще в начале XIX века некто В.Н.Прокофьев, занимавший видное место в Чердыни, получил предписание снять копию с оков. Для этого потребовалось привезти цепи в Чердынь. Получилось так, что одна ножная цепь не вернулась в Ныроб, а осталась в коллекции Прокофьева. Его единственная дочь Елизавета Васильевна вышла замуж за С.Я.Коновалова, служившего в Чердыни городничим, и унаследовала всю коллекцию старинных вещей своего отца. С.Я.Коновалов, тоже большой любитель старины, заказал своему кузнецу изготовить копию цепей. Дочь Коноваловых вышла замуж за П.В.Белдыцкого и получила в наследство коллекцию отца. Позднее подлинная ножная цепь перешла в семью Голубцовых, землевладельцев из Красноуфимска, а сейчас находится в Красноуфимском музее. Копия же, изготовленная по заказу Коновалова, была подарена писателю В.Казанцеву в Екатеринбург, а сын Казанцева передал ее в музей Уральского общества любителей естествознания. В 1911 году по просьбе пермского губернатора В.Лопухина была произведена экспертиза, показавшая, что оковы, которые хранятся в Ныробе, являются подлинными, а те, что поступили в музей УОЛЕ, изготовлены после 1840 года. Таким образом, мнение о подложности цепей оказалось несправедливым.

Изучив многочисленные источники, мы пришли к выводу, что ныробские события оставили глубокий след в истории нашего края, в духовной жизни многих поколений. Наши предки бережно хранили  каждую крупицу памяти о ныробском узнике, верили в святость страдальца, почитали святыми места, связанные с его пребыванием здесь.

В XX веке эти традиции были забыты, многие памятники разрушены. Но пришло время возрождения, возвращения к истокам. В сентябре 2001 года в Ныробе прошли юбилейные торжества, собравшие сотни людей. К этому событию готовились долго. Ныробские древности снова стали предметом заботы и внимания. Преобразилась Никольская церковь, перестроена часовня на Никольском роднике, отремонтирована ограда сквера вокруг ямы узника, а над ямой сооружен павильон – смотровая площадка, откуда можно спуститься в темницу. Как и в давние времена, в Ныроб снова потянулись люди, чтоб прикоснуться к святым местам, прикоснуться к прошлому.

Взметнется болью неизбывною
Цепей железных скорбный звон.
Угаснет он над звездной пропастью,
Чтобы теперь, спустя века,
Жестокой былью, древней повестью
В речные влиться берега,
Спеть под дугою колокольчиком,
Растаять облаком вдали,
Никольским трепетным источником
Пробиться к нам из-под земли…

Этими стихами нашей чердынской поэтессы Светланы Володиной я хочу закончить свой рассказ и пригласить вас в наш древний Чердынский край.

© Екатерина КУРЖУМОВА
UraloVed.ru

Ныроб на карте: