Ураловед

Портал знатоков и любителей Урала

5 1 2 3 4 5 Рейтинг: 5.00 Голосов: 3

В списке великих новаторов XVIII века среди первых имен должны быть записаны имена отца и среднего сына Фроловых – Козьмы Дмитриевича и Петра Козьмича, будущего гражданского губернатора Томской губернии.

Славу первому принёс построенный им на Алтае «могучий по размаху завод-автомат» - «несравненный образец инженерной мысли человека», как называли его потомки и современники К.Д. Фролова.

Петра Козьмича Фролова по праву считали и считают «пионером рельсового транспорта».

В восемнадцатом веке основным двигателем, как на металлургических предприятиях, так и в горном деле было водяное (гидротехническое) колесо. На их основе создавались сложные гидротехнические сооружения для подъёма руды и выкачивания воды из шахт, приведения в движение механических устройств.

Примером подобных сооружений может служить и грандиозный завод-автомат К.Д. Фролова, который действовал от гигантской гидросиловой системы.

В 1785 году, по разработанному им проекту, вода из речки Змеёвки, пущенная по подземному каналу длиной более двух километров, вращала колесо высотой с пятиэтажный дом и приводила в действие множество механизмов.

Вместо людей вода совершала тяжёлую работу по доставке руды из глубин земли, её размельчению, толчению, промывке, обогащению, сортировке и перевозке по рельсам в вагонах к складским помещениям.

Размещался гигант под землёй – чтобы и зимой, когда река скована льдом, работа воды не останавливалась.

Змеиногорская гидросиловая система К.Д. Фролова приводила в движение лесопилку, кузницу, рудоподъёмные машины Вознесенской и двух Екатерининских шахт, водоотливные, рудодробильные и рудопромышленные устройства.

Шахтные колёса были поистине огромными: одно, диаметром 15,6 м, работало на Вознесенской шахте, в подземной камере. Другое, Екатерининское колесо, имело диаметр 17 м и тоже работало в подземной камере, Обе камеры были вырублены в скальном сплошняке.

Изобретения Фролова помогли рудничному хозяйству Алтая повысить ежегодную добычу серебра до 670 с лишним пудов, а золота – до 21 пуда.

Гидросиловая установка К.Д. Фролова

Гидросиловая установка К.Д. Фролова:

1. Плотина; 2. Пильная мельница; 3. Канал; 4. Здание рудоподъёмника Екатерининской шахты; 5. Кунстштат Екатерининской шахты; 6. Кунстштат Екатерининского водоподъёмника; 7. Екатерининская шахта; 8. Надшахтный сарай Вознесенской шахты; 9. Вознесенская шахта; 10. Кунстштат Вознесенского рудо-водоподъёмника

Козьма Дмитриевич Фролов родился 29 июня 1726 года в Полевском, в семье мастерового. Окончил при заводе арифметическую школу, а 1 апреля 1744–го – горнозаводскую, в Екатеринбурге. Восемнадцатилетний юноша в звании «горного ученика», т.е. подмастерья, был направлен работать на Берёзовские золотые промыслы.

В 1745-м он участвует в качестве писаря в сплаве продукции промыслов по рекам Чусовой, Каме при караване коломенок в Нижний Новгород. А в следующем направляется на Гумёшевский медный рудник, где участвует в разработке и добыче руды до 1748 года. Затем десять лет в разведывательных  партиях ведёт поиск свинцовой руды по берегам Чусовой, самостоятельно ищет месторождения различных рудных и нерудных полезных ископаемых вдоль рек Яика (Урал) и Белой.

Из учеников его переводят в мастеровые («берггауеры»). Вернувшись из экспедиции, Фролов участвует в «строении и вождении коннодействующих выливательных машин». Теперь ему присваивают горные звания «унтерштейгера», а затем и «штейгера», что соответствовало унтер-офицерскому званию и должности мастера-смотрителя рудника, или горного техника.

По требованию Берг-коллегии – главного управления казенными горными заводами страны – он был направлен в Олонецкую губернию для налаживания работ по промывке золота, а чуть позже - в Финляндию на поиск свинцовых руд.

К.Д. ФроловВернувшись на Урал в 1759 году, К.Д. Фролов становится руководителем Берёзовских золотых промыслов, а в следующем он строит на Уктусском заводе машину, которая производила промывку золота гораздо успешнее, чем прежние машины. Она позволила сократить до двух третей количество рабочих и сберегала до 3, 4 тыс. рублей.

Были у него и другие проекты, но осуществить их не пришлось – его назначили «бергмейстером» над  всеми Екатеринбургскими золотыми промыслами. По табелю о рангах звание «бергмейстер» соответствовало чину майора, т.е. чину VIII класса. Таким образом, Фролов, будучи ещё горным унтер-офицером по званию и получая соответствующий этому званию оклад, уже выполнял обязанности старшего горного инженера.

В 1762 году Козьма Дмитриевич строит золотопромывальную машину на Берёзовском руднике, чтобы сократить трудозатраты и расходы по перевозке золотосодержащих пород на Уктусский завод.

В это время в Екатеринбург приезжает начальник алтайских Колывано-Воскресенских заводов генерал-майор А.И. Порошин. Он знакомится с изобретениями штейгера Фролова и с большим трудом, с помощью императрицы Екатерины Второй, добивается его перевода  для введения золотопромывальных устройств на Колывано-Воскресенских заводах.

3 февраля 1763 года, вместе с берггауером Кузнецовым, Козьма Дмитриевич прибывает на Алтай и Александр Иванович направляет их на важнейший из рудников – Змеиногорский. Здесь они сразу же приступают «к установлению и произведению при заводах порядочной промывки руд».

Однако Екатеринбургская «экспедиция» потребовала Фролова обратно – именно на Урале он прославился «нужнонадобными знатными» изобретениями. И только императорский указ от 14 сентября 1763 года положил конец многомесячному спору, заметив, что и Колывано - Воскресенские заводы «должно искусными людьми удовольствовать, дабы они от часу более процветали».

Восемнадцатилетний период работы К.Д. Фролова на Урале имел огромное значение для всей дальнейшей деятельности новатора. Выполняя последовательно обязанности горного ученика, горнорабочего, горного техника и горного инженера, он познакомился с разными видами труда и убедился в том, как велико было «крайнее отягчение горных служителей», и потом всегда стремился облегчить их труд введением новых машин и механизмов.

К 1780 году Змеиногорский рудник, управляющим которого работал К.Д. Фролов, был почти затоплен. Выплавка серебра уменьшилась. На Воскресенской шахте сначала хотели строить конные водоподъёмники, но Фролов решил заменить труд лошадей на труд небывалой по размерам машины – вододействующего двигателя.

В начале мая 1783 года, после торжественного молебна, священник вместе с офицерами Горного совета, спустился в шахту и окропил святой водой 18-метровое колесо и прочие части штанговой машины.

Открылись створки плотины и вода ухнула на плицы колеса. Оно сделало один оборот, второй, третий и закачались в подземном мраке локти шатунов и рычагов, давая жизнь другим водяным колёсам. Новая машина потребовала расходов в 16 раз меньше, чем конные водоподъёмники.

В 1786 году был осуществлён ещё более грандиозный проект Фролова. Он заключался в следующем.

Для обеспечения кратчайшего пути воды от рудника до пруда был пробит подземный 700 - метровый канал к водоналивным колёсам. Далее вода катилась по жёлобу и обрушивалась на колесо в Преображенской шахте. Машина оживала и бадьи с рудой поднимались на поверхность с глубины более 100 метров. Из этой шахты вода попадала в подземную камеру шахты Екатерининской.

От рудоподъёмника речная вода спешила по штольне к следующему колесу, чтобы откачать воду из самого глубокого – Александровского - орта. Откаченная вода поднималась до Гавриловского орта и, преодолев подземный коридор, падала на колёса Вознесенской шахты.
Подземная машина управлялась с поверхности системой рычагов всего одним человеком.

После внедрения этого изобретения Фролову был присвоен чин Берг - гауптмана VI класса, что по «Табели о рангах» соответствовало званию полковника. Козьма Дмитриевич был награждён орденом Святого Владимира 4 степени и назначен директором всех Колывановских заводов.

Весной 1800 года Козьмы Дмитриевича Фролова не стало. Средний сын, Пётр Козьмич, установил отцу на Нагорном кладбище Барнаула в 1808-м гранитный памятник. Но в 30-х годах ХХ века лихие молодцы разметали гранитные блоки по полям российской безвестности. Восстановлен он так и не был. Как писала местная пресса: «… не нашлось пока на Алтае ни сил, ни мужества, ни чести».

Такова краткая история жизни великого сына России, уроженца Полевского завода К.Д. Фролова.

Нам, уральцам, должно хватить и мужества, и чести, чтобы вернуть память о заслугах великого изобретателя-земляка XVIII века.

© Алексей КОЖЕВНИКОВ
г. Полевской
Uraloved.ru

Смотрите также:

Уральская водяная инженерия