Ураловед

Портал знатоков и любителей Урала

5 1 2 3 4 5 Рейтинг: 5.00 Голосов: 5

Приключенческая повесть Павла Патлусова о незадавшемся сплаве по реке Сылве в Шалинском районе Свердловской области. Повесть предоставлена для публикации писателем.

 

Глава 1
В этот первый день, после выпускного вечера в связи с окончанием одиннадцатого класса, Ефимка Пискунов проснулся очень поздно, далеко за полдень, - родители постарались его не тревожить: дали возможность отоспаться по окончанию экзаменов в средней школе. Откинув на окне штору, он бросил взор на улицу: небосклон синел без единого облачка. 

- Денек отменный, - подумал юноша, покрутив голову руками вместо утренней зарядки.

- Мама! - крикнул Ефим,- есть хочу.

Никто не ответил.

- Ушла к бабушке, а папа на работе,- оценил быстро ситуацию он. Через несколько минут, на кухне, юноша нашёл оставленный для него завтрак, прикрытый полотенцем, а ещё через полчаса он был уже на улице.
Возле гаража, напротив дома, возился возле стареньких "Жигулей" сосед - пенсионер Фёдор Иванович.

-  Школу Ефим закончил, - жениться будешь, - шутит мужчина.
- Здравствуйте. Дальше учиться буду, - серьёзно отвечает ему Пискунов. - Надо профессию в начале заиметь...
- Молодец. А то вон как Вахрушев, - после школы женился; ребёнок и кочегарка, а как семью содержать не думал: "творилка" - то вперёд ума выросла,- продолжает иронизировать сосед - пенсионер. 
- А что такое "творилка"? - выражает недоумение Ефим. 
- Пора уж знать: инструмент для производства детей. Усек?
- М -гы,- заулыбался парнишка.
Рядом с гаражом, в одну линию, располагались надворные постройки жильцов двухэтажного жилого дома, по числу квартир их числилось восемнадцать. Пенсионер дядя Коля, обычно, дневное время проводил в этом дощатом надворном сооружении. Ефим прошёл мимо открытого сарая - дровяника и учтиво поздоровался со стариком.
- Кричи громче! Не расслышал! - стукая деревянной палкой-посохом по стенке дровяника, попросил "повторить" приветствие пенсионер.
- Здравствуйте!!!
- Здравствуй, мил сынок. Здравствуй! Школу закончил?
- Да.
- Теперь гуляй...
- Дальше учиться буду - поступать надо в институт.
- На Даше жениться будешь? - не расслышал ответа дядя Коля.
- Рано ещё!!!
- Знамо, что рано. И я не советую.
На этом разговор соседей по дому закончился. К ним подошёл, перепинывая футбольный мяч с ноги на ногу, соседский парнишка Данил Лаврухин. Юноша был высоким стройным и смуглым с голубыми глазами. Девчонки от такой прелести сходили с ума; его же страстью был футбол. Он смотрел все футбольные матчи, покупал дискеты с играми любимых футбольных команд, знал биографии большинства футбольных звезд, и даже их подруг.
- Привет. Выспался… - обратился он к Ефиму
- Да.
- Пойдём "поколотим" мяч.
- Стресс необходимо снять: здесь или спорт или девчонки,- ответил Пискунов другу, направляясь с ним, между трансформаторной будкой и огородом в сторону школьного стадиона.
- Девчонки тоже стресс хорошо снимают,- отметил неожиданно Данил.- Вот случай был. Весной нам что-то под микроскопом показывала Лидия Николаевна; паразитов каких-то нашла на растениях... Все ученики сгрудились вокруг стола, а я остался сзади. Кое-кто
залез на парты, чтобы через головы учеников заглянуть на стол учительницы. Вскочила на парту и Светка нагнулась... Я в начале потрогал голень, а она ничего... Я дальше и дошёл до бедра - она молчит и даже не шевелится. И конечно я продвинулся ещё выше до самой попоки. Я весь сгорал от страсти, и почему то был урок?
Тут объяснение учительницы закончилось, Светка спрыгнула с парты и сказала мне: «Дурачок!»
- Это она любя. Мама ведь тоже тебя иногда называет «дурачком» и ты не обижаешься. У тебя есть хороший шанс заиметь подружку. У меня всё гораздо хуже. Предложил там одной девочке жить гражданским браком, чтобы у неё прыщи с физиономии убрать, так она – дура сказала: от тебя неприятно пахнет. После этого стресс только увеличивается, - выразил явное неудовольствие Ефим.
- У них - женщин всё решается на уровне химии: если "химизм" тел совпадает, то запах мужского пота для них как хорошие духи, - я такое слышал. После этого для них нет никаких преград для секса,- постарался успокоить друга Данил.
- То-то мама у меня говорила, что папа всегда имел запах арабских духов это у него так пот вонял. Надо собрать пот в пробирочку и девчонкам давать понюхать и которая придёт в восторг - предложить гражданский брак. Ты как думаешь? - улыбнулся Ефим.
У Лаврухина была приятная особенность: он никогда не переносил эмоции на внешние объекты, в то время как друг зачастую всё внутреннее состояние мог "вылить" во внешний мир. Поэтому народ у него был и подлецами  и подонками, а также злыднями, скрягами и другой нечистью, правда и восторг мог быть безмерным. Некоторая отрешенность от мира Данилу была только на пользу: её характеризовали, как настоящую мужскую выдержку.
- Из-за этого "химизма" тел судьбы человеческие бывают разные: люди свершают неразумные поступки, и вообще  может быть даже развитие человечества не в том направлении. если бы Наполеону не попала, то история вполне могла быть другою,- стукая сильно мячом о землю, спокойно рассудил Лаврухин.
- Значит моя история ещё не начиналась, - заметил Пискунов. - А нам как-то надо стресс от учёбы до экзаменов в институт снять... Давай сплавимся по реке - сделаем "экстрим". Как думаешь? Без лишних продуктов, только хлеб, соль, сахар. На природе одна неделя равняется одному месяцу в санатории. Давай!
- Надо подумать, с бабушкой посоветоваться. Если какой-либо острой нужды не будет, - можно прокатиться по речке.
- Это не прогулка, а "экстрим"- бешеный труд. Надо грести, махать и махать вёслами. Так как?
- Ответ дам час через два. А пока давай захватим Саню Шарапова,- видишь из школы бредёт, и ещё кого–то надо?
- Иголкина и Бунакова...
- А где лодку взять? - неожиданно интересуется Лаврухин.
- У папани выпрошу: даст,- лицей я закончил хорошо.
- Уверенно ответил Ефим.
Через полчаса на футбольном поле развернулась спортивная баталия.
Вечером Петр Михайлович Пискунов смотрел очередной обзор областных новостей. В это время Ефимка уже укладывал в рюкзак рыболовные снасти, продукты.
Вдруг хозяин семейства отметил с возмущением:
"Опять два дня назад из части солдаты сбежали; из Челябинской области они... Вероятно, к себе домой попрут. Что у нас творится в армии,- ума не приложу. А вдруг  тебе служить? - обращается он к сыну.
- Отслужу как надо! - и вернусь,- бодро ответил Ефим.
- Ну-ну. С оружьем сбежали, и пока поймать не могут... Может не стоит по реке сплавляться? А то вдруг дезертиры по лесу шатаются  и на вас выскочат? - сделал предостережение Петр Михайлович. - От Новоуральска здесь недалеко...
- Они из Челябинской области и "дуть" будут в том направлении. Чего им здесь делать?- Успокоил отца Ефим.- Мы быстро "скатимся" до Шамар, - и всё. Потом будем готовиться к вступительным экзаменам,- надо нам стресс снять?!
- Надо! - принял довод юноши хозяин семейства. 

 

Глава 2
Утром, в четыре часа, юноши  с большими рюкзаками спустились с автодороги на тропинку, ведущую к перрону железнодорожного вокзала, мимо дурнопахнущего туалета.
- Вонючка!- сердится Ефим по поводу отхожего места. Вычистить и канализовать  не могут...
- М-да, - вяло отвечает друг.
- А как, Даня, слышь! - в новой тональности обратился Пискунов.- Проститутки "химизмом" тела влияют на судьбу мужчин?
- Не знаю. Мой дедушка говорил, что генерал Скобелев умер у проститутки, - значит: повлияла...
- Неужели, - я так думаю, - женщины, в том числе проститутки, управляют через свой "химизм" всей историей Земли. Если женщине не понравился мужчина, то он может принять совершенно невнятное решение. Говорят, что первый Президент  СССР Горбачёв без жены ничего не стоил; она всё решала за него...
- Похоже что ты прав,- поддержал товарищ Ефима.
- Надо изобрести прибор. Давай поставим рюкзаки сюда, - дальше не пойдём, и билеты покупать не будем. - Они положили тяжёлую поклажу на влажную от росы асфальтовое покрытие перрона. - Этим прибором, - продолжил развивать свою идею Пискунов, - можно определять совместимость мужчины и женщины на молекулярном уровне, а то я слышал: у некоторых женщин бывали аллергические реакции на мужей, им приходилось брать развод.
Вскоре на вокзале объявили прибытие электропоезда. Пассажиры, поёживаясь от утренней прохлады медленно  потянулись из здания вокзала на перрон.
- Билеты проверяют,- неожиданно интересуется Лаврухин.
- Поедем в центре электропоезда. После того, как проедем разъезд Бизь, скажем: сели на этом полустанке, а там билетов не продают, и ехать нам всего две остановки,- успокоил друга Пискунов.
- Электричка тихо, почти бесшумно подкатила к первой платформе. Юноши подняли свою поклажу в оплёванный и дурно пахнущий аммиаком тамбур вагона.
- Мужики, у вас закурить есть,- обратился к ним с длинной щетиной на лице, в грязном полинявшем спортивном костюме и ветхих калошах на ногах мужчина.
- Не курим, - дружно ответили юноши.
- Спортсмены! - с некоторым сарказмом, сделал определение мужчина.
- А-га.
Случайный попутчик стукнул дверью тамбура, направляясь в соседний вагон.
- Какая-то женщина своим "химизмом" довела мужика до бомжа? А? Кивнул в сторону покинувшего тамбур мужчины, Ефим.
- Я думаю: ему надо свой "химизм" в бане вначале с неделю отмывать, а уж потом женщин винить,- высказал суждение Данил.
- Да уж.., - чисто по - "папановски" согласился друг.
- Поехали. Давай подремлем в вагоне - очень поздно вечером лёг: всё уговаривал бабушку отпустить меня на речку... У тебя всё хорошо прошло?
- Ай! Папаня отпустил без всяких проволочек, а мама как всегда: учить надо, а ты -прохлаждаться... Смотри старшие брат с сестрой - умницы: поступили в институты. Ты когда за ум браться будешь? - Только одна рыбалка в голове.
- Кроме рыбалки, у тебя ещё и девушки на уме,- иронизирует Лаврухин.
- Ты просил спать? - Спи.
До станции Вогулки доехали быстро; выгрузили из тамбура рюкзаки на перрон и проводили взглядом удалившийся вдаль электропоезд.. Несколько пассажиров, покинувших электричку не споро пошли, минуя здание вокзала в направлении жилой зоны посёлка лесозаготовителей.
- А нам куда? - осведомляется Данил.
- На вогульский мост, через реку Сылву. Пошли на дорогу, а там мимо здания старой школы в лес… - ответил, как знаток Ефим, хотя он и не бывал в этой местности: пользовался исключительно рассказами отца и брата.
Юноши взвалили на плечи увесистые рюкзаки и направились в сторону нижнего склада леспромхоза. В посёлке было тихо, только изредка брехали собаки, и отмечали звонким "кукареканьем"новое утро местные петухи - новый день обещал быть радостным.
- Нагрузились,- ворчал Ефим, согнувшись под тяжестью резиновой лодки.
- Обратно хорошо будет идти, когда все продукты съедим,- отметил Лаврухин.
- Ага. Только когда это ещё будет, - отмахнулся злобно от надоевшего комара Пискунов. 
После того как они миновали посёлок, дорога пошла вдоль железнодорожного полотна на запад, а потом резко повернула на север. Стих как-то разом шум лесного стук то разом шум лесного посёлка,  лишь от поездов ещё доносился громыхающий стук, последний отзвук цивилизованного мира.
- Отдохнём,- взмолился Данил.- Все плечи отдавило...
- Давай,- сбросил лодку на обочину дороги, в пыльную и высокую поросль кипрея и тимофеевки, Ефим.
- Птицы "звенят". Вон смотри сова над дорогой охотится: ищет мышей,- показал вдоль дороги Пискунов.
- Тихо летает, бесшумно...
- Ага. Человек не может такого изобретения сделать, чтобы так без мотора тихо летать, не считая планеров, - начал рассуждать Ефим.
- Не родился ещё талантливый изобретатель,- возразил Данил.
- Не от таланта это зависит.
- А от чего?
- Условия должны быть и кое-какой наработанный материал в этом направлении.
- Значит: природные задатки ни о чём?
- Конечно нет, но допустим в районе, где усиленно занимаются данной проблемой, больше вероятности, что совершится открытие, и наоборот - там где этой темой не занимаются даже сверх таланты ничего не сделают. Гений - скорее социальное явление, чем индивидуальное.
- Это вам в лицее такое говорили?
- Да.
- Как теперь воспринимать Ньютона?
- Просто. Если не было бы Кеплера с Галилеем, то вероятнее всего и Ньютона мы не знали бы... Вставай,- пошли.
Солнце уже поднялось из-за горизонта, окрасив в розовые тона верхушки деревьев. Роса на придорожных отвалах сияла как многоцветное алмазное ожерелье.
- Мой папаня этот период суток летом очень любит, розовым его называет,- поднимая на плечи рюкзак с лодкой, отметил восхищаясь Ефим.
- Для меня это точно "черный период" суток. Поправь рюкзак, ремень... Вот-вот! Пошли.- Двинулся по дороге Данил, поднимая небольшой клубочек пыли за собой.
Через полтора часа туристы доташились до деревянного автомобильного моста через реку Сылву.
- Я - то думал: река большая!.. А тут совсем речушка,- выразил удивление Данил.
- В низовье шире будет, а зато смотри: какая чистая - каждый камушек видно и водоросли тоже, как на ладони,- отреагировал быстро Ефим.- Давай лучше лодку здесь, на дороге, накачаем и спустим вниз,- там в зарослях много мошкары...Идет?
- Сначала отдохнём немного,- принял условие друга Данил.  
Через полчаса, когда в лес прошла первая автомашина с лесорубами, туристы спустили резиновую лодку под мост, перенесли в неё рюкзаки и попробовали отгрестись от берега.
- Водоросли мешают,- огорчается Ефим,- и вообще система нужна. Ты садись на нос лодки, а я буду грести; внимательно смотри на реку, чтобы не напороться на корягу. Понял!?
- У-гу,- перемещается в переднею часть лодки Данил, перекинув туловище через борт лодки, стал вглядываться в прозрачные воды реки Сылвы,- греби,- глубоко!- Дал он первую информацию .- Чуть правее возьми: с русла сошёл. Так-так... Купаться будем?
- Вот на первый привал остановимся .... Через час... Хорошо!
- А вино когда пить будем?
- Завтра.
- Почему?
- К реке надо вначале привыкнуть, адаптироваться.
- Ефим, гляди в воде кто плещется; зверюги какие-то... Три штуки.
Пискунов поворачивает голову, и испуганно говорит:

- Лосиха с пацанами! Отгребаем в сторону. Стоим. Гребём к другому берегу!
Лаврухин усиленно помогал грести другу руками. Отдышались лишь после того, как лодка ткнулась носом в лопухи возле берега.
- Доставай фотоаппарат - наблюдать будем... Чуть не напоролись! Лосиха могла нас крепко потрепать из-за лосят,- лучше подальше от них,- успокоился Пискунов.- Они - твари в это время любят шелковицу в реке есть и спасаются таким образом от гнуса. Фотографируй... Хорошее место у нас "отняли:  Дикая Утка там впадает - хариуса говорят тут много.... Ну, да ничего дальше восполним.
Данил делает три кадра.
- Давай остановимся на первый привал здесь,- делает предложение  Ефим.- Тем более случай сам представился; на противоположном от лосей берегу...
- Я согласен. Будем костёр разводить? А лоси какие - то нескладные, некрасивые совсем на оленей не похожи, неуклюжие,- укладывая фотоаппарат в рюкзак, отмечает Лаврухин,- морды, как деревянные неотёсанные болванки...
- Конечно: костёр надо развести! А лоси по-своему симпатичны; тело у них создано для жизни в наших условиях,- природа для них ничего лучшего не нашла. Мы для них тоже уроды,- наверное... Я немного порыбачу, пока стрекозы на траве не обсохли.- Ефим начал раскомплектовывать рыболовные снасти.- Плохо что болотных сапог не взяли,- до пояса утром вымокнем в этих зарослях...
- Ы-гы! Тащить их на себе  что-ли?- Выразил недоумение Данил,- у костра обсушимся и дальше...
Когда задымил костёр, лосиха с детьми вышла из воды и спокойно скрылась в прибрежных зарослях ивняка. Ефим бросал наживку выше костра.
Вскоре он принёс несколько штук небольших голавлей и ельцов. Вычистив рыбу возле речки, Пискунов опустил её в котелок, который поставил на распорки над костром разумный Лаврухин.
- Эта серенада от мошек и комаров уже надоела, - отмахивается от гнуса Ефим, подставляясь всем телом под дым от костра..- Уничтожить бы всех гадов...
- Рыбачить-то не будешь: рыба погибнет от голода, впрочем и птицы тоже и лягушки,- успокаивает неожиданно "бывалого" до лесных глубин друга Данил.
- Д-да-ж... Вон дрозды и ласточки - береговушки порхают... Зато запах какой от цветов и деревьев; в нашей Шале кругом запах гниющих человеческих испражнений... Здесь красиво! Всё имеет выраженную форму, которая абсолютно идеальна, в том числе у лосей... и запахи и звуки...Прислушайся!
Какой поток мелодий несётся над водным простором: всё птичье царство в этот час поёт в едином хоре.

- О - о - о - о - - и - и, - как настоящий грузин запел Ефим.
- Давай, кацо, уху "чирикать", - смеётся напарник, доставая из рюкзака эмалированные чашки и кружки с ложками.
Через несколько мгновений друзья, обжигаясь, стучали ложками по чашкам, уминая при этом с азартом и аппетитом ржаной хлеб. Лёгкие, красные всполохи костра продолжали давать тепло и небольшую дымовую завесу от гнуса. Туристы стараются одновременно с приёмом пищи обсушить обувь и одежду; они вытянули ноги в направлении костра.
От брюк Ефима, защитного цвета, густо валил  водяной пар.
- Сгоришь,- предупредил друга Данил
- Не - а... Давай чай поставим - смородина на заварку рядом...
- Ы - гы,- с удовольствием обсасывая голову головля, отметил друг.
Пискунов вновь подбросил в костер дров, поставил на распорки котелок с водой.

- Закипит,- заварку положим,- с блаженным настроением подставил он под дым костра намокшие во время рыбалки брюки.
Через четверть часа туристы, выпив по большой кружке чая, уже размещались в лодке. 
- А сколько мы должны в день проходить? - располагаясь в передней части лодки, интересуется Лаврухин. 
- Не менее пятидесяти километров, если думаем в пять дней одолеть расстояние до Шамар,- определил норматив Ефим, примериваясь к вёслам.
- Смотри за рекой... Потом сменишь меня...
- Да. А почему поверхность воды молочно-бархатистая?
- Ну, Даня, ты даёшь! Это тонкий слой тумана. Будет день, появится ветерок - плёнка тумана исчезнет... Вот и вся загадка,- налёг на вёсла Пискунов.
- Плыть будем до вечера. Возьми хоть удочку, вдруг что-либо поймаешь...
- Насадки нет.
- Пусть потеплеет... Наловим ручейников в какой-нибудь речушке,- благоразумно решил Ефим.
В этот день туристы с трудом смогли преодолеть не более тридцати километров.
- Ух, и намотался же я с вёслами, Фима, склонив голову и опустив руки, взмолился Лаврухин.- Давай остановимся,- скоро темно будет. 
- Давай направо греби,- кажется речка впадает: наверное Большой Бизь?.. В его устье  на уху наловим... Хочется хариуса отведать; вместе с пойманными ельцами уха будет отменная. Греби, греби,- глубина нормальная; здесь кругом ямки и омуты... Сейчас посмотрю по схеме где мы находимся.
- Он достал из кармана куртки тетрадный листок, смотрит.- Деревни Тепляки нет, значит: речка - Ижбалда! Деревня раньше здесь была. Не доплыли мы до Большого Бизя.- Ефим прячет в карман схему, которую по памяти нарисовал ему отец.
Место для ночлега было выбрано хорошее. Достаточных размеров площадка была с трёх сторон окружена густыми зарослями черёмухи и ивы; дров вблизи было много. Туристы вытащили лодку на берег, прислонили её к толстому стволу черёмухи. В трёх метрах от ствола дерева решили развести костёр. Ложе для ночного сна расположили между костром и поставленной на ребро лодки. На почву юноши положили не жалея, ветки пихты и ели,- так им советовал старший Пискунов - отец.
- Дико, а кажется как дома. Ты это чувствуешь, Даня?
- Нет.
- А мы должны здесь на природе быть, как дома, ибо она: Мать - наша.
- Природа с самых корней человечества укореняется в нас,- подражая известному персонажу из кинокомедии "Особенности национальной охоты", продолжал с пафосом Ефим,- её облагораживающее воздействие на организм человека исключительно и незаменимо  для каждого, нормального человека. Длительность общения с природой может быть от нескольких,- "экстрим" сделаем,- слегка упрекнул друга Лаврухин.
- Перебьёмся. Завтра "Портвейн" будем пить,- отметим окончание школы... Хорошо. Скажи где у тебя ручейники?
- В коробке из-под кофе, на берегу...
- Тут, при впадении речки хороший тягунок; хариус, наверное, есть,- схватив удочку, направился к речке Ефим.
Через час друзья сидели в лёгких сумерках возле небольшого костра.
Деревья на противоположном берегу  потемнели  и на фоне ещё светлого небосклона образовали чёрную изгородь. На лугах, возле реки, заскрипел дергач - верный признак того, что наступили сумерки.
- А ты знаешь, что коростель пешком бежит на юг? - устанавливая котелок над костром, решил "загрузить" товарища Ефим.
- Лидия Николаевна - наша "биологичка"  кажется такого не говорила...
- Ему что делать нечего?
- Такая у него натура; он даже от охотников предпочитает пешком удирать...
- А через речки-то как он перебирается?
- Летит...
- Во как!- съиронизировал Данил, сделав удивлённое лицо.
- Если бы ты Светку сюда привёз? - "клёво" оторвался бы?
- Лёха - пограничник из армии пришёл; Светка теперь за него уцепилась.
С этим качком из-за Светки ломаться? - Ну, уж нет!
- Поактивней надо было быть,- карта сама в руки шла.
- Надо, но...- Лаврухин развёл руками,- а может и к лучшему. Уха кажется готова,- снимай!..
Ефимка длинной палкой с сучком на конце осторожно снял котелок с распорок. Через пять минут юноши уже жадно уминали уху со ржаным хлебом.
- "Чёрный" хлеб на рыбалке выгоднее,- быстрее наедаешься,- отмечает, отмахнувшись от комара ложкой, Пискунов.
- У-гу,- подтверждает друг.- Хватило бы хлеба до Рощи.,- ближе трудно найти. Я наелся, а ухи ещё много осталось.
- Завтра разогреем. Перельём её в чашки пусть стоит...
В котелке чай сварганим.- Ефимка отправился к темнеющей, слегка мерцающей и таинственной полоске реки.
Через несколько мгновений  он уже поставил котелок вновь на распорки, подбросив дополнительно в костёр дров. Эмалированные чашки с ухой прикрыл полиэтиленовой плёнкой.
- Здесь, у дикой реки, невольно вдруг начинаешь понимать, что кроме осознанных мыслей есть какая - то основа... Трудно выразиться,- неожиданно начал предаваться философским размышлениям Пискунов, подсаживаясь к другу.
- Чего от меня хочешь?
- Объясню. В условиях природной среды эта основа и появляется.
- Не понял? Мне нужно знать не то что появляется, а объяснить структуру этой основы.
- Нашёл философа. Может даже и он - философ этого не ведает. Вот, вероятно,  монахами по этой причине становятся...
- Хочешь сказать: они познают основу моего сознания? - Решил "урыть" каверзным вопросом Ефима собеседник.
- Нет. Они познают основу своего сознания, которую воспринимают  в виде Бога.
- Значит ты хочешь подтвердить, что если есть бессознательная основа у меня, то есть и присутствие Бога? Так он - Бог думает за тебя, хотя ты этого и не осознаёшь.
- Ну, Даня, ты и мудрец! Мне даже папаня этого объяснить не мог. Я всё думал: человек от обезьяны произошёл. А какая у обезьяны может быть основа, в которой присутствует Бог? А если и так, то во всём он присутствует, значит: всё живое на одной основе, и мы с тобой родственники не только, как люди, по и по всему животному и растительному миру...
- Ты далеко ушёл.
- Может быть, но именно здесь, в дикой природе, понимаешь свою связь, нерасторжимость с окружающей средой. Ты чувствуешь? И это не просто мистика, а настоящая реальность. Чувствуешь?
- Немного. Самую чуточку пока... Давай пить чай и спать.
- Ы-гы.
Чай с заваркой из листьев смородины и таволги друзья пили долго, фыркая и обжигаясь. Когда наступило блаженное состояние сытости, они прилегли на приготовленное ложе из веток хвойных деревьев, положив головы на борт резиновой лодки, вытянув ноги в направлении слабо тлеющего костра.

 

Глава 3
Река Сылва, как живое существо, выполнила свою дневную работу: всех одарила своей добротой. А теперь она могла  отдохнуть, и сквозь сумерки казалось, что совершенно не двигалась, а просто вытянулась, как юноши, на мягком ложе и окуталась, как одеялом, туманной дымкой, которая медленно  поднималась над рекой. Наступала ночная жизнь; на фоне более светлого небосклона носились темные тени летучих мышей, иногда такая тень была огромной - это филин. Возле реки, у берега шелестела осокой неизвестная зверюшка, по всей видимости норка в поисках лягушек.
В тёмной воде,  казавшейся застывшей, время от времени раздавались громкие всплески голавлей, выплывших из дневных убежищ на охоту за ночными бабочками.
- Плохо, Дань, плыли, аж до Тепляков не дотянули,- лениво начал разговор Пискунов.
- Купались много...
- Течение здесь плохое: одни заводи, омуты,- надорваться на вёслах можно.
- Не слышишь? - Кто-то мяргает!!!- насторожился Лаврухин.
- Не бойся: так козодой поёт - мне папаня говорил. Он ночью охотится, и увидеть днём его невозможно: очень скрытная птица. Рот у неё до самых ушей с волосами. Индейцы эту птицу называют дурным словом, которым у нас обозначают женский половой орган.
- "Надуваешь" меня?
- Не. Папаня рассказывал: у индейцев его называют ночным соколом и вестником смерти... Чу! Сучок треснул... Тихо,- приложив указательный палец ко рту, испуганно предупредил друга Ефим.
- Это возле реки "шатается" норка,- попробовал успокоить напарника Лаврухин.
- Ни- ни. Зверюга ломится! Подкладывай дров в костёр!
Данил поднялся с ложа и положил в костёр толстое ольховое полено.
В этот момент из-за кустов, к которым была приставлена резиновая лодка, вышли двое мужчин. Они были в военной камуфляжной форме с автоматами на груди.
- Здорово, пацаны! - сказал хрипловатым голосом более смуглый и
высокий.- "Похавать" что-то будет и покурить?
- Здравствуйте,- растерянно и смущенно ответил Лаврухин, уха есть и ещё чай и хлеб, "курева" нет - не курим...
Второй солдат был значительно ниже ростом чем первый и старался не проявлять активности . В отблесках разгоревшегося костра было видно, что он был круглолиц, рыжеволос с множеством веснушек на лице.
Ефим встал со спального ложа и предложил войнам удобное место для трапезы.
- Молодец - сопляк! - похвалил его смуглый и высокий солдат, на погонах которого Пискунов рассмотрел сержантские лычки.- Не курите,- спортсмены что ли?
Достав из-под кустов чашки с ухою, Лаврухин поставил их перед войнами, вытащив также булку хлеба из рюкзака,- "Экстрим" у нас,- попытался он объяснить ситуацию солдатам.
- Ложки дай! - грубо, почти по-приказному сказал сержант.
Ефим подал две алюминиевые ложки. Незваные гости с жадностью начали ломать руками хлеб, даже не отмахиваясь от наседающих комаров, начали "уплетать" холодную уху.
- "Тушонки" нет? - Неожиданно заканчивая есть уху, спрашивает старший по званию.
- Нет, - почти одновременно ответили юные туристы.
- Вася, проверь рюкзак, - отдал распоряжение сержант.
Перекинув автомат на спину, Вася медленно поднялся и вытащив рюкзак из-под кустов начал перебирать в нём вещи. Вскоре он отметил:

- Тушонки нет! Есть "Портвейн"...
- Тащи сюда!
- Мы не даём его Вам, - выступил в защиту спиртного напитка Ефим,- мы завтра хотели отметить окончание школы... Можно было бы вместе?
- Мы сегодня отметим это событие за вас, - заулыбался предстоящему наслаждению старший солдат.
- Не дам!- неожиданно ухватился за бутылку "Портвейна" Ефим, начиная борьбу с солдатом по имени Вася, стараясь вырвать из его рук бутылку.
Неожиданно раздаётся выстрел. Срубленная пулей ветка падает на лицо Пискунова; он выпускает из рук бутылку.
- То-то сопляки! - удовлетворённо дует на мушку автомата сержант.- Кружки давайте.
Лаврухин поставил перед ними эмалированные кружки, одновременно
отмечая: "Если солдат начинает грабить, то он - бандит, так как убить может  ради обогащения или удовольствия".
- Менделеев будешь что ли? - прорезался вдруг голос у солдата Васи.
Сержант громко захохотал, разливая портвейн по двум кружкам.- Вы размещайтесь на другой стороне костра и главное: вовремя в него подкладывайте дрова. Поняли! Мы отдыхать будем от ратных дел. А кроссовки снимайте! Не слышали!? - Он угрожающе выставил автомат в направлении юношей.
- Зачем? - Снимая обувь, интересуется Данил.
- Чтоб не убёгли,- гогочет старший по званию солдат.- А то учёные слишком,- босиком по лесу не побежишь! Ха-ха, иг-иг...
После того, как воины полностью опорожнили бутылку "Портвейна", они разлеглись на готовом ложе для ночлега, приготовленное ранее бывшими выпускниками школ. Кроссовки мальчиков охмелевшие солдаты положили себе под головы. Юноши наломали для себя веток ивы, черёмухи и разместились возле костра с противоположной стороны от военнослужащих, укрывшись, взятыми про запас куртками.
- Они, вероятно, на учениях... В разведке?- Тихо шепчет на ухо другу Лаврухин.
- А-га! Как бы не так. Убежали! С какой бы стати он стал стрелять по мне. 
- А почему грабят? Ты сам сказал: бандиты! Влопались! - ответил, сдерживая возмущение Ефим.
- Жаль, что вина мало взяли.- неожиданно сетует Данил.
- Этого для бандюг лишнее.
- Они бы напились: мы спокойно взяли бы их вместе с оружьем...
- Только "бы" и мешает...
- Товарищи солдаты, а вы находитесь в разведке?- Осторожно интересуется Лаврухин, поднимаясь с земли, чтобы подбросить в костёр дров.
- В разведке... В длительной,- усмехается сержант.- Теперь вместе с вами...
- У-гу.- заворачивает сучковатый пихтовый ствол на костёр Данил.
Через минуту он лежит уже рядом с Пискуновым.

- Завтра они - "заразы" будут раздеты, коли у нас кроссовки сняли...
- Но у нас оружья нет.- недоумевает Ефим.
- "Витамин" учил, чтобы у костра ночью не сгореть: ель и пихту не использовать... А я положил толстое пихтовое бревно,- искрить будет бешено! Да ты не бойся: мы ближе к реке находимся - с наветренной стороны, - так учил "Витамин"! - Объяснил свой замысел товарищу Лаврухин.- Ты в лицее ОБЖ не проходил - вот так!
- Ты - "молоток" и достоин восхищения,- мы будем отомщены. А кто такой "Витамин"?
- Наш учитель по ОБЖ - Иван Венеаминович, среди учеников просто: "Витамин"
- А-а...Я на рыбалку с папаней хожу, а такой науки не знал. А ты оказывается хорошо подготовлен к "экстриму".- Восхищается ещё раз товарищем Ефим.
- Только теоретически... Может уйдём тихонько?
- Босиком? Если ноги наколем о сучья - погибель. Нет, и лодку жаль - папаня нагоняй сделает. Может утром уйдут: выпивки нет, да и хлеба уже немного осталось...
- Посмотрим.- Рассудительно ответил Лаврухин, заворачиваясь плотнее в куртку.
- Надо было чуть-чуть дальше проплыть,- сетует Ефим,- и не встретили бы этих "хануриков".
- Спи. Слышишь как трещит пихта?
- Ага.
Ночь окончательно вошла в свои права; вновь где то на лугах начал "пилить" дергач. Туман медленно запролнял открытые пространства, которые днём хорошо прогрелись. Звёзды бледно обозначились, на странно приблизившемся к  спящим юношам небосклоне. Козодой, так неприятно поразивший слух Лаврухина, прекратил "мяргать".

 

 Глава 4
Утро для туристов началось с яростной ругани сержанта, который не выбирая выражений бранился по поводу костра.
- Ты чего, "Серый"? - впервые обозначил имя сержанта напарник.
- Вставай, дурень!- Горим!
Рядовой Василий лихорадочно вскочил, отрясая пепел с одежды.- Дыр то сколь появилось,- чуть не захныкал он, разглядывая свою форму.
- А у меня!- Ты видел?- чуть сапоги не сгорели,- хорошо поспали... Буди этих "козлов"!
Вася подошёл к лежащим юношам и потыкал носком сапога Ефима.

- Вставайте!
Юноши медленно, протирая глаза, поднялись.
- Раздевайтесь, "сучары"! - Поигрывая автоматом Калашникова закричал сержант.
- Почему? Зачем?- Удивляется Ефим.
- За костром следить, суки, надо было! - скрипел зубами Сергей.- Раздевайтесь!
Туристы сняли с себя куртки и брюки: Ефимка - камуфляжный рыболовный  костюм, Лаврухин - новенький спортивный костюм, привезённый отчимом из загранки. Скинутую одежду Вася отнёс на противоположную сторону костра.
- А теперь, Вася, мы разденемся по очереди. Смотри, чтобы это шакальё не сбежало.
- Куда голышом-то,- хихикнул Василий.
Сержант отобрал из верхней одежды иностранный спортивный костюм и вскоре уже был в нём, тут же он на ноги одел кроссовки.- Вот теперь приличный "прикид" , а не то что раньше. Одевайся и салага,- указал он на верхнею одежду Ефима.
Через несколько минут бывшие войны были в гражданской одежде.
- Это вам!- кинул военное обмундирование он юношам, которые уже дрожали на утреннем холоде. Выбора у туристов не было; им пришлось одеться в прожжённую солдатскую форму. 
- Вот вам сапоги с "потниками",- бросил растерянным юношам обувь Сергей.- Послужите родине... Один идёт рыбачить, а другой у костра: если один убегает - другой умирает. Поняли условие сопляки?
- Угу,- мрачно и безрадостно ответил Ефим, собирая снасти.- Пусть Вася насадку половит, а то долго придётся рыбачить.
- Иди, Вася, разомнись, - миролюбиво разрешил бывший сержант. 
Звучно шлёпая сапогами по сырой от росы почве, Пискунов отправился к устью речушки Ижбалды, надеясь там наловить ручейников. Вася тянулся за ним босиком; он не желал промочить вновь приобретённую обувь росою.
- Лови здесь ручейников и давай мне,- распорядился Ефим, - под камнями или на отмели... Держи банку!
Через несколько минут юный турист таскал из реки некрупных голавлей и ельцов, иногда "проскакивали" даже хариусы. Когда солнце поднялось над кустами, разогнав туман над рекою, рыбаки вернулись к костру. В котелке уже кипела вода; Данил своевременно и основательно всё подготовил:

- Опускайте рыбу.
- Ещё чистить надо,- ответил попутчик Ефима.
- А сколько надо плыть до Пермской области?-  Интересуется вдруг "Серый".
- Если хорошо махать вёслами то за пять дней можно доплыть, только крепко нужно поднатужиться,- выдал информацию Ефим.
- Придётся вам поднатужиться,- загадочно с лёгкой иронией заметил сержант, перекладывая автомат с одного колена на другое.
Первыми уху ели "солдаты" практически выловив из котелка всю рыбу; ушку доели туристы. И вероятно вскоре бы начался сплав по реке, но здесь "Серый" обшарил карманы спортивного костюма. - Глянь, сотня!- Он похрустел бумажкой в руке.- Посмотри "Дохлый", что у тебя в карманах?- Обратился он к своему напарнику. Вася усердно осмотрел карманы и в нагрудном обнаружил ещё восемьдесят рублей.
- Давай сюда! - Распорядился бывший сержант.- Всего сто восемьдесят рублей. Когда будет ближайшая деревня, в которой есть магазин?
- "Тушенку" и хлеб купим? - Наивно, но не без интереса спросил Лаврухин.
- Для вас - хрен собачий,- учёные... Учить вас будем жить! Так когда  деревня будет?
- Схема маршрута в моей куртке, - даёт пояснение Ефим.
- Эта бумажка что ли?- Протягивает небольшой листок "солдат" Вася.
- Я чуть её не использовал "по назначению".
 - "Дохлый",- так называл своего товарища "сержант"  Сергей,- ты меня выведешь из терпения, - "замочу"... Давай сюда!
Вася суетливо и угодливо подал мятый тетрадный лист товарищу по общей на данный момент судьбе.
- Иди "академик" объясни,- обратился он к Пискунову.
Ефим подошёл к к "солдату" и взглянув на схему сказал:" Коптелы - большая деревня. Там магазин точно есть".
- И скоко плыть до магазина?
- Масштаба на карте нет, но папаня говорил, что километров шесть или семь...
- Значит: выплывем ровно в восемь часов утра! Ефим с Васей ещё  могут порыбачить, чтобы к обеду рыбку подсолить… - задержки надо будет уменьшить... Всё! Поняли? Второй пацан остаётся здесь в заложниках, - отдал распоряжение бывший военнослужащий Сергей.
Пискунов взял телескопическое удилище  и с неохотой отправился к речке; за ним уныло засеменил Василий, стараясь попасть точно в след  впереди идущего рыбака, чтобы в меньшей степени замочить одежду росой. Уже редкий и лёгкий туман клочками отрывался ветерком от тёмной поверхности реки. Вот уже зачастили летать через речку дрозды; там на противоположном берегу реки обширный луг с обильем крупных насекомых: стрекоз, бабочек, жуков. Выпорхнули из своих гнёзд деловитые кулики, важно раскачиваясь, начали ходить по прибрежной полосе реки, выискивая ручейников.
- Вася, а вы долго намерены с нами плыть? - задаёт неудобный вопрос Ефим в данный момент помощнику рыболова,- у нас свои планы, а вы помешали... Да и лодка только двухместная, хоть и выдержит, но плыть будет медленно...
- Как "Серый" скажет.
- У тебя своего ума нет.
- С ним не поспоришь - прикончит... Злой очень. У него девушка вышла за другого...
- Вас ищут уже,- как думаешь?
- Не знаю. "Рыбаль" лучше, а то "Серый" узнает; он запретил мне вести с вами разговоры.
- М-гы. Вон там, у камней более крупные ручейники, набери...
Через десять минут Ефим пристроился рыбачить на небольшом тягуне. Пойманную рыбу он складывал в полиэтиленовый мешок. И вероятно, он ещё бы продолжал рыбачить, если бы их не окрикнул Сергей. Возле костра Ефим вычистил рыбу, подсолил её, и аккуратно уложил обратно  в мешок.
- Теперь на обед есть что сварить.
- "Закусон" будет,- отметил "Серый" , поднимая и унося лодку к реке. - Укладывайте все вещи! И быстрее... Грести, пацаны, будете по очереди: один устал - другой сменил... Поняли?!
На носу лодки разместился большой рюкзак, на который лёг Лаврухин, чтобы рассматривать фарватер реки. Ефим сел спиною к нему, взявшись за вёсла. Бывшие военнослужащие разместились на корме; у "Серого" на коленях лежал автомат.
- Греби! Поработай на армию, "сучара"!- Скривив губы, скомандовал он.
Лодка довольно сильно просела в воде под большим грузом. - Не делайте резких движений, а то опрокинемся.- Предупредил Ефим, сделав несколько сильных гребков, выводя плавательное средство на середину реки. Примерно через полчаса, когда Ефим начал " заваливать" вёсла,- лодка заходила из стороны в сторону, последовал приказ: "Длинный" смени "Толстого". Это надо понимать так: Ефим уступи место за вёслами Данилу.
Юноши осторожно, стараясь не раскачать лодку, поменялись местами, и "судно" вновь уверенно заскользила  вниз по течению. Сменив друг друга за вёслами дважды компания юношей подплыла к берегу возле деревни Коптелы. Сергей опустил автомат на дно лодки, между ног, лязгнув предварительно затвором.
- Вася, идёшь в магазин. Купишь три пузыря водки самой дешевой... Сигареты и хлеб... Сигареты тоже самые дешёвые, лучше "Приму".- Он вытащил из кармана спортивных брюк сто восемьдесят рублей и подал их своему товарищу.
- А тушенку? - робко заметил Данил.
- Дерьмо через тряпочку не хочешь?- обозлился неожиданно бывший сержант. - Не "вякаем",- добавил он ещё через несколько мгновений. 

 

Глава 5
Вася начал взбираться по крутому склону берега к жилой зоне посёлка.
В деревне мычали коровы, лаяли собаки и доносился шум бензомоторной пилы. В это время со стороны населённого пункта в направлении  лодки двигался мужчина с двумя удилищами на плече.
- Отплывай, "Толстый"! - приказал Сергей.
Данил оттолкнул лодку от берега руками, а Ефим взмахнул вёслами. Отплыв от берега метров на пятнадцать, Лаврухин был вынужден распаковать удилище, дабы обозначить видимость рыбалки.
- Мужики!- Кричит неожиданно рыбак с берега,- здесь всё выброжено: надо "рыбачить ниже.
- Мы поплывём туда,- бодро ответил бывший сержант,- товарища ждём.
- Ну, - ответил мужчина на берегу, продолжая свой путь вдоль реки.
- Чуть "засранец" на пулю не напоролся - любопытный очень,- дал неприязненное пояснение Сергей.
Через полчаса по склону берега в направлении реки спускался Василий. Пискунов направил лодку к берегу.
- Что купил? - поглядывая на растопыренные карманы "сослуживца", интересуется Сергей.
- Литр водки, бутылку "Портвейна" и сигарет с хлебом.
- Почему не три бутылки водки7
- Дорогая очень...
- Залезай. Пацаны пусть гребут за поворот реки, а мы покурим... 
Ефим налёг на весла. Бывшие военнослужащие, если читатель заметил, то отношение туристов к ним уже давно  определилось,- с удовольствием начали пускать сигаретный дым; легкое удовлетворение жизнью наступило в настроении агрессивных солдат. Выбросив окурок сигареты за борт, Сергей вновь обрёл привычный для юношей жесткий образ действий.

- Причаливай к берегу! Будем вино пить... "Академики" пусть закуску и чай  готовят! Потом до вечера  - ходом, без остановок пойдём... Ясно!
Пискунов повернул лодку к левому берегу реки. Чем ближе они подходили к выбранному месту, тем больше их атаковали кровососущие насекомые.

- Лучше уж плыли бы,- выражает своё неудовольствие Ефим.
- Ещё нагребёшься,- назидательно заметил бывший сержант,- а пока разводи костёр, вари уху и чай...
Стоянка была выбрана возле невысокого в полуметровую высоту берега, поросшего осокой и аиром, запах которого все ощутили одномоментно.
- Место для голавлей - любитель аира, - отметил, как настоящий рыбак, Пискунов.
- Искупаемся? - вытирая пот, отгоняя надоедливых и чрезмерно активных 
насекомых, спросил Данил.

- Вначале костёр оформите, а уж потом купаться,- скорректировал просьбу юноши форменным, как в армии, приказом "Серый"
С костром юноши справились  почти мгновенно, оборудовав его в виде колодца.- Так нас учил "Витамин",- с гордостью отметил Данил. Возле костра установили распорки, поставили котелок с водой для ухи. В это время бывшие военнослужащие купались по очереди, чтобы пацаны не завладели оружьем.

- Смотри, Дань,- обратил внимание друга Пискунов,- какая на спине у "сержанта" татуировка, - орёл!
- Ага,- восхищённо отметил Лаврухин, в упор рассматривая объект, который медленно погружался в воду. Через полчаса, когда уха в котелке была готова, начали купаться и бывшие школьники с удовольствием подныривая друг под друга. Со стороны вполне могло казаться, что здесь отдыхают обычные подростки и нет никакой трагедии. Вот из воды выскочил Ефим и попросил Данила не нырять, подплыть поближе.

- Там большая  бобровая нора,- можно в случае чего спрятаться... Давай покажу!
Друзья нырнули вместе.
Из воды поднадзорные вылезли по приказу Сергея, который выпив немного вина, отведал ухи, вдруг захотел ещё и чаю, отметив это упрёком,- Не могли больше денег взять,- на заварку даже нехватило... 
Бывшие школьники быстро вымыли чашки, доели уху и поставили на костёр котелок с водой.- Пойду поищу заврку,- надевая сапоги произнес Ефим.
- Другой сидит и ни-ни!- Показывает на автомат бывший сержант.
- Знаем,- ответил за Пискунова Данил.
В это время бывшие военнослужащие выпили полбутылки "Портвейна" и уже закурили по второму разу,- у них было самое благодушное настроение с момента встречи с туристами на реке; они начали с определённым интересом оглядывать местные природные красоты.
- А река-то у вас, пацаны, клевая,- у нас в Челябе таких нет! Много дикого, почти не тронутого, - восхищался Сергей.
- Е-ё,- подтверждал сослуживец,- только кровососущих тварей много.
В этот момент в закипевшую воду Ефим опустил пучок заварки, подсев к Данилу, сказал:

- Я туда вместе с листом смородины положил чемерицу.
- Зачем?- Удивился Данил.
- Уснут,- мы возьмём их в плен.
Данил покрутил указательным пальцем возле виска  друга, - реакция может быть самая непредсказуемая. "Витамин", если вспомнить, говорил: сон при отравлении этой травой не наступает, но чувство страха обычно приводит к трагедиям... Вот и жди.
Через пять минут, тщательно закупорив остатки вина в бутылке, бывшие солдаты наполнили кружки чаем, не пожалев для этого сахарного песку.- Вино по дороге допьём, а пока чай, который ещё и с собой взять надо - жара стоит,- отметил Сергей.
Через пару минут, а может чуть больше он с удивлением спрашивает у друга: "У тебя нет никакого царапания в горле?"
- Жжёт и что-то покалывает,- подтверждает Василий.
И тут юные школяры отмечают: у солдат появилось странное возбуждение - они начали подёргивать головой.
- Вот, суки! Отравили! - Хватая автомат, закричал бывший сержант.
- Сейчас кишки пускать буду
- Ныряй, Даня!- крикнул Ефим, бросаясь в воду. За ним следом прыгнул Лаврухин. Длинная автоматная очередь разрезала дневное умиротворённое состояние реки Сылвы; фонтанчики от пуль обозначились на кругах воды, которые оставили туристы на поверхности.
- Пальцы в рот, Вася!- отбросив автомат в сторону, приказал "Серый", оглашая окрестности реки не естественным звуковым "аккордом". Вскоре они исполняли процедуру дуэтом. Очистив желудки, они в качестве противоядия допили "Портвейн".
- Убираемся! - зычно прикрикнул на Василия бывший сержант, скидывая хозяйственный скарб в лодку, перед этим он пнул со злостью котелок с чаем.- Ты смотри: какие лопухи вместо смородины!- Здесь последовала похабная брань, - положили в чай!!! Знаешь такую траву?
- Нет.
- Умные засранцы оказались на свою голову...
- Не всплывают? - обречённо отмечает Василий.
- Туда им и дорога сучарам,- всплывут через двое суток. Кажется, так
утопшие "поступают"? А?
В это время в старой бобровой норе, в абсолютной тьме, прижавшись друг к другу, находились юные туристы.
- Лягушка, на меня упала,- с омерзением, но без крика жалуется Данил.
- Терпи. Они там что-то бегают... Слышишь?
- Ага. Только скользко и я скатываюсь обратно в речку.
- Упрись ногами сильнее в стенку. Получилось?
- Ага. А ты слышал что-то "зенькало" в воде, когда нырнули?
- Слышал... Стреляли гады... Тихо,- вода начинает в норе колыхаться...
- Поплыли наверное, - сделал предположение Данил.
- Подождём ещё с полчаса - воздух есть, потом выйдем на поверхность.
- И как это бобры живут, ведь здесь одна минута пребывания равна земным суткам. А мы под водой или под землёй находимся?
- Тише! Не болтай! лучше прислушивайся... Вот и на меня "лягуха" прыгнула... Зараза жирная очень...
Вскоре в норе установилось затишье и когда прекратились шумы с поверхности земли, друзья решили вынырнуть на поверхность речной глади. В начале это сделал Данил. Тихо. без всплесков, выставил голову из воды, огляделся: на берегу, на видимом просторе реки никого уже не было. Он нырнул обратно и дёрнул Ефима за ногу. На берег друзья  выскочили одновременно.

- Я не мог  по началу даже на деревья смотреть - всё казалось ослепительно ярким,- отмечает Пискунов.
- Это после бобровой норы. Надо костёр вновь развести, отмыть от глины одежду, высушить, а потом обратно в Коптелы,- Данил бросил несколько сухих веток в костер и встав на колени, постарался раздуть его.- Помоги!
С другой стороны на тлеющие угли начал дуть Ефим, и когда в костре обозначилось хорошее пламя, туристы отправились в реке отмывать одежду.
Сняв мундиры, стоя по грудь в воде, друзья дружно мяли  и колотили верхнею одежду о поверхность реки. Когда стирка была закончена и форменная одежда бывших солдат висела возле костра, а сапоги с "потниками"  болтались рядом на кольях, юноши начали анализировать прошедшие сутки.

- А ты Даня - идиот!- Начал Ефим,- додумался : в костёр пихту положить,- видишь, как классно теперь одеты!
- Повтори ещё раз.

- Идиот!
- Ну, получай!- Лаврухин примочил своего партнёра кулаком под правый глаз. Ефим не заставил себя ждать и ответил ударом в челюсть. Через секунду они катались по земле, угощая друг  друга тумаками. Единоборство могло продлиться и дольше, но в пылу борьбы противники не заметили, как скатились  в воду. Руки соперников невольно сами собой разжались.
Ефим удивлённо взглянул на Данила.

- Ты помнишь с чего началось?
- Угу,- вытирая кровь на губе,- ответил товарищ.- Ты назвал меня идиотом, а кто придумал усыпить солдат? Я что ли?
- Извини, Даня. В гневе кажется, что все виноваты,- ведь папаня за лодку не похвалит... Хотел как лучше, а получилось - сам знаешь... Это всё от страха,- уписаться можно было...
- Мог бы в начале, прежде, чем чемерицу  использовать, спросить!  Нам "Витамин" подробно о ней рассказывал... У тебя под глазом классный синяк получился,- кажется с некоторым удовлетворением отметил Лаврухин, подавая руку для примирения.- Давай никогда не ссориться.
- Давай. Пошли одежду сушить...
Возле костра друзья сменили положение одежды и обуви.

 

Глава 6
Через полтора часа, когда одежда и обувь почти высохли и юные туристы надели её, как-то сам собой возник вопрос: как быть дальше?
- Что делать?
- Идём в Коптелы,- вновь выдвинул свою версию Лаврухин, поигрывая пустыми автоматными гильзами. - Одиннадцать штук насчитал...
- Не слабо они оценили нас,- отметил Ефим. - Только кажется мне, что надо идти в Симонята,- подонки вооружены и ещё много чего натворить смогут, а мы предупредим...
- Пусть ими милиция занимается.
- Ты прав, Даня, и мне возразить нечего, но когда армия губит сама себя - страдает в первую очередь народ, ибо вынужден с ней бороться.
- Мы партизаны что ли?
- Нет. Просто я думаю: если мы пойдём в Коптелы, то после того как ты уедешь в Одессу, я останусь на Урале, то у нас не возникнет потребности друг друга видеть.
- Поясни. Не понял,- отмахиваясь от гнуса, заинтересовался Лаврухин.
- Вот сейчас мы подрались - обозначили своё мужество, дважды в течении суток делали пакости узурпаторам - отменно поступили, около часа высидели под водой, или под землёй,- не поймёшь, но всё это качества нашей силы. А если мы пойдём в Коптелы, то проявим слабость...Кстати, нашим часикам хана - водичкой наполнены.
- Причём здесь наши отношения в будущем?- взглянув на часы, удивляется Данил.- Снимая часы с руки.- И что теперь с ними делать?
- Притом. Ты, меня слушаешь или часами занят?
- Слушаю.
- Если ты будешь знать о моём малодушии, то будет ли у меня желание ехать к тебе в Одессу? А?
- Вероятно и мне не захочется ехать на Урал,- соглашается неожиданно партнёр по "экстриму".
- То-то. Только вот спичек нет, а вдруг дождь или ночь настигнет, ведь нам надо торопиться,- Ефим хлопает сильно по затылку ладонью – убивает слепня.- Даже головных уборов нет,- вот ситуация,- настоящее приключение.
Со спичками мы разберёмся - проблема решаема,- заверил товарища Лаврухин.- Я одним  доволен: мы не прислуживаем больше этим гадам, ведь не должно "добро" работать на "зло". Это уже хорошо,- правильно?
- Молоток,- похвалил его Пискунов.- Подумай о спичках...
- Чего думать: костёр понесём с собой - нас на ОБЖ учили... Достать огонь вращением палочки здесь почти невозможно - это не пустыня. В чехол из бересты,- надо найти гнилую берёзу,- положим мох, угли и сухие палочки. Только палочки догорят - разводим костёр и вновь готовим для переноса огонь в бересте. Понял?
- Теперь ясно. Иду искать мох и бересту для чехла.
Поиски продолжались почти четверть часа. Скрутив чехол из бересты, оформив днище, положили мох и осторожно закатили в чехол угли, а сверху на них поставили несколько сухих еловых  прутиков.
- Пошли,- бодро сказал Данил. взяв чехол из бересты под мышку.
- Идём,- ответил Ефим.- Определюсь только с азимутом. На прямую от Коптел до Симонят не так далеко, как мне папаня объяснял.
Пискунов первым вошёл в заросли ольховника, в котором, как в джунг-лях росли крапива, таволга, репейник, вех. клещевина и череда. Данил с осторожностью следовал за другом.- - А как ты узнал о чемерице?- в лицее у вас этого не проходили.- Неожиданно решил выяснить причину трагической развязки он. 
- Очень  всё просто: на покосе был у Воробьёвых,- молоко у них берём,- и, они, когда гребли сено просили отбрасывать в сторону эту траву, так как можно было ею всю скотину хозяев отравить. Вот. Я и подумал: если корову можно отравить, так почему нельзя это сделать с подонками,- подробно, не поворачивая головы, ответил Ефим.
- А - а- а-а.... С тобой всё ясно: авантюрист.
- Может быть... Смотри под ноги: овраг и большая бочага...
- И когда эти заросли кончатся?- Начал слегка поднывать Лаврухин. 
- Здесь самое плодородное место: весь чёрнозём в низину стекает, потому и заросли; скоро вылезем на косогор, там хоть земляники немного поедим, а то есть страшно хочется.

- У-гу,- ответил Данил, перекладывая под другую руку берёзовый чехол с углями,- и, костёр надо развести, а то угли прогорят... Гнус задолбал...
- Я ещё такого количества заразы не встречал - здесь почти нет ветра. Ещё немного и выйдем на простор и там найдём средство от гнуса,- утешил товарища Ефим.
- Какое?
- Муравьиную кислоту  у меня папаня использует; натрётся ею – мошка и комар уже не лезет...
Через некоторое время туристы выползли на небольшой пригорок, который был покрыт бурной травяной растительностью; изредка возле небольших земляных холмиков, созданных муравьями, мелькали красные капельки земляники. Юноши дружно, без уговора, начали лакомиться сочной уральской ягодой. Когда пригорок был полностью обследован, друзья начали подъём по хвойному лесу, который местами из-за ветровала был превращён в неприступные "баррикады".
- Давай разведём костёр - уже устал,- взмолился Данил.- Тебе хорошо: руки не заняты...
- Давай, - принял сразу предложение товарища Пискунов.- Наберу сейчас сушняка...
Он отправился к завалу, который находился в небольшом ложке.
И тут же он быстро прибежал обратно:

- Чешем! Там волчье логово, щенки уже большие. Если волчица нас здесь застанет - мало не покажется.

Любители "экстрима" быстро бросились вправо от лесного завала в ложке. Быстрым темпом они уходили от волчьего логова более получаса.
- Если не разведём костёр, то хана нашему огню, - предупредил Пискунова Данил
- Ага, только вначале осмотримся...
- Ты обследуй, а я начну,- Лаврухин склонился над землёй и начал вытряхивать содержимое берестяного  чехла на небольшую кучку сухой, рыжеватой по цвету хвои. Кроме золы с небольшими искорками углей в чехле уже ничего не было. Данил начал потихоньку раздувать золу, выискивая в ней краснеющие угольки - пылинки. Вот появилась первая струйка молочного  дымка, а за ней пошли клубы обычного дыма.

- Ес,- воскликнул Лаврухин, выкинув руки вверх, и навстречу, несущему охапку сухих сучьев, Ефиму.
- А с волками ты меня надул?- недоверчиво посмотрел на Пискунова товарищ.
- Не-а-а,- укладывая тонкие сухие сучки ели и пихты на маленькое пламя костра,- ответил Ефим,- там было четыре волчонка; они меня не заметили, - играли друг с другом, как "собачьи детки".
- А я думал, отмахиваясь от комаров,- отметил друг,- что ты меня обманул... Где твоя хвалёная муравьиная кислота?
- Сейчас. Там муравейник... Пошли...
В нескольких шагах от костра. на корневищах большого пня, возвышался огромных размеров муравейник. Ефим смело положил руки на верхушку сооружения и ждал когда муравьи облепят кисти рук.

- Вот так,- начал он растирать муравьёв на ладонях, а затем втирать содержимое в кожу лица и волосы на голове остро пахнущим веществом. Такую процедуру он повторил не один раз. За ним следом эту процедуру выполнил Лаврухин.

- Слышь, Фима, - не лезут больше,- значительно лучше,- удовлетворился он приобретённым опытом..- Ещё бы поесть...
- Пиканы только,- направляясь к костру, посоветовал Пискунов.
- А ты веришь в судьбу?- Усевшись на небольшое бревно возле костра, спросил Ефим, стараясь отвлечь друга от неприятных мыслей.
- Я не знаю что такое судьба. Если мы не попали под пули этих придурков, и это судьба, то кажется: надо верить... А если был бы другой расклад? Но можно сказать, что от пули сейчас уже не погибнем.
- Но умрём когда-то!
- Конечно умрём,- продолжил рассуждение Данил.- Все обречены - это и есть судьба. Кто - то управляет этой обречённостью... Подсунул нам кто - то бобровую нору ?А?
- Точно. Ты, Даня - философ,- подкинув толстых сучьев в костер, сделал умозаключение товарищ.
- Ты лучше скажи: в какую сторону нам идти?
Ефим уверенно махнул рукой в одну из сторон света.
- Ы-гы,- усомнился Даня,- мы много раз меняли маршрут возле ветровала?
- Так по солнцу - на запад.
- Подождём, когда угли появятся....И снова сделаем переносной костёр - вдруг дождь будет... Что-то хмарь разная лезет: тучки заползали...
- Ничего, к вечеру всё равно придём... "Ханурики" плывут медленно, да ещё водку будут "хлестать".
- Почему медленно плывут, ведь нас нет - лодка полегчала?
- Гребёт - то один Вася.... "Сержант" за вёсла не сядет...
- Может быть,- удовлетворился ответом Данил, расправляя осторожно берестяной чехол.- Принеси мох!..
- Этого добра здесь в изобилии,- подал охапку мха Ефим.
Перед тем как отправиться в путь друзья ещё раз провели "процедуру" возле муравейника. Хвойный лес постепенно начал переходить в лиственный; намечались все признаки, что вскоре покажется открытое пространство.
- Фима, мы на клещей не осмотрелись, - аккуратно положив на траву берестяной футляр с углями, испугался Лаврухин.
- Не прививался?
- Прививался, но осмотреться не мешает...
- Давай раздевайся, потом меня осмотришь.
Данил снял форменную куртку и приспустил прожжённые брюки. Ефим обошёл вокруг и снял одного клеща, начавшего присасываться под лопаткой.- Вот и нет его, только ранку прижечь нечем.
- Ладно,- быстро одевшись, успокоился Лаврухин,- давай теперь ты...
У товарища Данил обнаружил аж шесть клещей, из которых два уже сумели довольно глубоко проникнуть в кожу.

- Не ворочайся,- терпи! Тебя они больше "любят".
- У-гу,- мычал что - то неопределённое пациент,- потому что впереди иду - всех собираю...
Профилактические мероприятия против клещей, как быстро начались, так почти мгновенно и закончились. Друзья вновь пошли вверх по склону горы сквозь невысокую липовую рощицу с небольшим количеством вязов. 
Вдруг из-под ног с шумом выскочила большая серая птица, а небольшие черно-жёлтые птенцы начали разбегаться в разные стороны. Юноши в испуге замерли.

- Не фига себе!- Опомнился первым Ефим,- копалуха!
- Ага. Может поймаем птенца? - есть хочется,- сделал лестное предложение Данил.
- Попробуем. Давай ты сюда, а я с той стороны,- пиканы страсть, как  надоели.
Туристы постарались охватить небольшой участок лесной территории с высокой почти по пояс травой.- Вижу ,- закричал Данил, падая на землю. Через мгновение он поднялся и с нескрываемым неудовольствием сказал:

- Ушёл, зараза!
- Кончаем, - решил прекратить бесполезное занятие Пискунов,- их не найти... Тут самой природой всё отработано: совершенная маскировка. Бери свой "костёр".  Скоро уже вечер близится, а мы до Симонят дотянуть не можем.
Юноши вновь направились на закат солнца и вскоре выскочили  к большой поляне абсолютно чёрного цвета и без растительности.

- Вспахали недавно,- высказал предположение Лаврухин,- значит: дорога есть, которая
к деревне ведёт,- направляясь прямо на поляну.
- Стой!- Закричал Ефим.
- Чего?
- Смотри: на поляне скелеты, и птичьи и животных и вон, кажется, человека...  Давай в начале поэкспериментируем,- мне это очень не нравиться, даже птицы и насекомые здесь не летают,- Пискунов сломал тонкую березку, обломал у неё сучки, оставив только верхушку, и как копьё бросил её на поляну. Буквально на глазах, за несколько секунд листва на верхушке "пики" пожелтела и обуглилась.- Ну, чего стоишь? - Иди!
- Нашёл дурака.
- То-то,- тяжело вздохнул Ефим,- "мёртвая поляна" - феномен, которого в нашем районе ещё никто не знает.
- И не узнали бы,- мрачно пошутил Данил,- если пошли через неё.
- Это радиация, наверное? Какой-то придурок забежал на поляну. Жуть!
- Может и радиация, но ещё вероятнее: здесь осуществляется приземление НЛО; плохо, что с нами нет "знаменитого"  шалинского уфолога Воробьёва Валентина.
- И Макс бы Гульфиков обрадовался; он тоже любит работать по этой теме. Для них подобное место раем могло показаться; анализы бы почвы и воздуха производили...
- Да-а. Нам лучше это место обогнуть.- Пошли,- направляясь вправо  от поляны,- двинулся Ефим, перешагивая, через упавший ствол вяза. Через час они обогнули поляну и продолжив путь, постоянно производя смазку открытых частей тела "муравьиным спиртом"  они вышли на едва заметную тропинку. На ней решили развести промежуточный костёр и лишь  затем идти дальше. В это время небосклон уже полностью был покрыт облаками, которые впрочем не предполагали большого дождя – они гуляли высоко. 

 

Глава 7

Костёр на тропинке, под высокой елью, юноши развели быстро - сказался приобретённый опыт. После того, как туристы вторично осмотрели друг друга на наличие клещей, они прислонились к стволу ели и впали в лёгкую дрёму.

- Плохо, что часов у нас сейчас нет, - прервал молчание Ефим, - корпус
часов вскрыть даже нечем...
- Да-а. Если бы пошли в Коптелы, то все проблемы мы уже решили бы и чай с печеньем пили,- никогда за день я не съедал такого количества травы,- сделал небольшое жалостливое суждение Лаврухин.
- Даня, определённый риск всегда есть во всём, даже если ты просто находишься у себя дома, и иногда неизвестно. в том числе в данной ситуации, где ты больше рискуешь: дома или здесь... Поэтому не нужно никогда бояться рискованных предприятий,- сделал назидательное нравоучение для друга Пискунов.
- Ну, ты даёшь: отказался бы сейчас от мягкой постели и котлеты?
- Конечно нет. Но ты должен знать, что если твоё тело будет руководить всегда тобою, то Душа определённо утратится.
- Значит, чтобы я не утратил своей Души - должен пройти через испытания.
- Ну, если не через это испытание, так через другое. А в принципе: каждый имеет то, чего он желает; данная ситуация лишь результат твоего желания, ведь ты хотел сохранить честь и показать характер, чего и я желал, так о чём спор? Ради этого есть смысл встать и шагать дальше. Подъём!
- Почему Симонята до сих пор не обозначились?
- Откуда мне знать, но ещё хуже будет если мы будем сидеть и ждать. Подъём!
- Туристы вновь упаковали берестяной чехол с углями  и двинулись по едва заметной тропинке вдоль лога. Тропка, по которой, по всей видимости, уже не ходили много лет, крутилась по склону расширяющегося ложка. Невысокие лиственные деревья постепенно перешли в сплошной глухой хвойный лес. И совершенно неожиданно они вышли к небольшой избушке, собранную из пихтовых жердей. Односкатная крыша, покрытая толстым слоем дёрна, была обращена в сторону лога.
- Охотничья,- догадался Ефим.
- Там охотники всегда припасы оставляют,- сделал оптимистическое предположение Лаврухин.
Двери в избушку были выполнены также из обычных жердей, но держались за счёт кованых навесов. Пискунов осторожно приоткрыл дверь, протяжно и жалобно заскрипела дверь.
- Проржавело всё, - дал комментарий Данил.
Избушка не имела окон, слева от входа находился очаг.
- Черно кругом. Где труба для печи? - недоумевал Лаврухин.
- "По-чёрному" сделано,- так раньше жили. Бани некоторые люди до сих пор так делают, - пояснил Ефим.
Вдоль стен избушки были установлены лавки из тех же самых жердей, которые. вероятно, служили и местом для ночлега. Между лавками находился стол из двух толстых плах липы.  На столе стоял деревянный сосуд с крышкой. Данил снял крышку.
- Соль, - попробовал на язык, сказал он, - но очень крупная. Такой ещё не видел...   
- Старинная ,- информировал друга Ефим.- Вот здесь и спать останемся: комаров хоть не будет.
- Я согласен, но есть здесь ничего нет,- осмотрев стены избушки и пространство под лавками, загрустил вновь Данил.
- Сварим пиканы. Их здесь полно по склону оврага. Поставь здесь свой  берестяной "сосуд" ,- попросил товарища Пискунов, выходя из избушки.
Почти полчаса туристы собирали пиканы для ужина, обнаружив попутно небольшой родничок рядом с избушкой. Когда друзья вернулись в избушку, то сам собой у Лаврухина возник вопрос: "Где котелок?"
- Придётся просто жарить, недовольно ответил Ефим,- а потом солить и есть, и конечно без сметаны,- пошутил он в заключении.- Давай собирать дрова. На заготовку дров ушло немного времени, но сумерки начали уже опускаться в овраг. Туристы развели огонь в очаге. Дым из избушки через дверь большими чёрными клубами выкатывался наружу. На раскалённые камни, прежде очищенные от пыли, юноши положили пиканы, которые вначале закоптились, а затем стали выпускать капельки влаги.

- Поджарились,- отметил Ефим, сняв первый горячий пучок с камней; он посыпал его
солью и почти не кусая проглотил.- Вкусно! Бери, Даня. - Лаврухин не заставил себя уговаривать. И вот весь собранный урожай буквально за несколько минут исчез в пустых желудках туристов.
- На "перину" не похоже,- развалившись на лавке, отметил Пискунов,- как думаешь?
- Бывает и хуже,- размещаясь на второй лавке. отметил Данил.
- Камни нагреются - спать тепло будет,- отмечает деловито Ефим.
- Когда всё прогорит, избушку закроем, чтобы не было комаров,- в тон другу - также основательно,- отвечает Лаврухин.
Через несколько мгновений они неожиданно посмотрели друг на  друга, и хотя в темноте не было видно глаз, но можно было понять: их что-то тревожило.
- Ты ничего не ощутил?- интересуется Данил.
- Ощутил. А ты чего?
- Кажется как будто здесь кто-то есть; воздух двигается и ветерок...
- Вот и я тоже почувствовал, что меня кто-то потрогал,- не вставая с лавки испуганно отметил Ефим.- Ты как хочешь, но я лучше буду спать в лесу, чем здесь.
- И я.
- Набираем углей и сматываемся: здесь что-то нечисто.
- Куда набирать?- чехол берестяной сожгли.
- В карманы,- рассердился Ефим.- Головёшку зажмём между двух
палок... Понял!
- У-гу,- отреагировал Лаврухин, подыскивая палку.- Одну нашёл, ещё надо!
- Вот держи,- протянул Пискунов толстую суковатую еловую палку. - Вот эту головню...Потолще...Ага!
Через мгновение друзья вышли из избушки и направились по тропинке в обратном направлении. Пройдя метров двести, или чуть более, когда избушка исчезла из виду, они решились развести вновь костёр в нескольких метрах от тропы. Место выбрали удобное, между двумя толстыми елями. На дымящую головёшку набросали сухой травы, еловых мелких веточек. И вот костёр вновь обозначил себя небольшим языком пламени.
- Теперь крупнее ветки можно, а потом и валежник пойдёт, - удовлетворённо отметил Данил. 
- Молодец.- Похвалил его Ефим,- притащив толстый сухой ствол пихты.
- Ты что волочёшь?- сгорим к лешему!- возмутился Лаврухин.
- А ты найди здесь дрова У!?
- Придётся спать осторожно. А ты об избушке что думаешь? Что могло там быть?
- Хренотень какая-то, только страшно... Мистика! У тебя, Даня, по компьютеру "Хитман" хорошо идёт? - Неожиданно переключает разговор Пискунов.
- Хорошо. А у тебя "видяха" на сколько?
- Шестнадцать мегабайт.
- Мало. Надо или тридцать два, а лучше шестьдесят четыре мегабайта.
- Прошу папаню купить новую видеокарту, он в никакую, говорит: мне этого не нужно - хватает и так...Мне зато не хватает...
- Не "продвинутый предок",- тебе "загрузить" его надо. Давай подремлем...
- Давай.
Друзья постарались удобней разместится на еловых ветках между крупных корней толстых елей и уже казалось заснули, утомлённые дневным переходом, как вдруг услышали шум и крик, который раздавался со стороны избушки. Какой-то мужчина кричал: "Федя, Федька!"
Юноши испуганно устремили взор в направлении избушки, и тут мимо их по тропе пробежал в кирзовых сапогах, в телогрейке неопределённого цвета, старомодной кепке на голове, мужчина среднего роста, постоянно выкрикивая имя: Федя.
- Привидение, - тихо прошептал Данил.
- Ага,- только и смог вымолвить Пискунов,- далеко бежит и всё кричит... Там на поляне, можно предположить, был его скелет?
- Может быть,- подтвердил догадку товарища Лаврухин.- Вот почему нам в избушке тошно было. Ты понял? Я испугался!... Трясусь весь.
- Я тоже. Никогда не думал, что в реальности может быть виртуальность... Иди рядом ложись,- здесь есть место между корней...А то вдруг побежит опять...
- Ладно, - поднялся Данил со своего ложа.- Он видел наш костёр?
- Не знаю. Привидения обладают зрением или нет? Ты читал об этом?
- Нет. А вообще ты что-то читаешь?
- Так же как ты: ничего..
Друзья разместились к дальнейшей ночёвке под одной елью. На небосклоне изредка, в промежутке между облаками показались редкие звёзды или мигая, бесшумно, проносился по орбите спутник. Сон в очередной раз был нарушен, ухающим по близости филином.- Вот зараза! - возмутился Данил,- запоролись в жуткое место.
- Ничего,- завтра выберемся. Зато как нам завидовать будут Воробьёв и Гульфиков. Им такого "счастья" и во сне не увидеть: привидение, площадка для НЛО.
- Может гуманоиды этого мужика затащили на корабль, потом бросили...
- Может и того: кого он ищет... Считается если труп не погребён, то привидение образуется- вот это я точно слышал,- сделал окончательный вывод Ефим , перед тем как уснуть. Наступал рассвет. 

 

Глава 8

Проснулись туристы неожиданно, когда верхушки деревьев были озарены уже довольно поздними утренними лучами солнца. Утреннее небо, покрытое лёгкими облачками, наполнилось птичьим гомоном; в самой близи от прогоревшего костра, на сухой ели, начал свой трудовой день дятел.
- "Будильник" уже долбит,- вставай! - Размазывая на лице набухшего кровью комара, потянулся, разминая мышцы спины Ефим, затем он размял шею, поворочав голову руками.
- Э-ге,- сонно отозвался Данил, поднимаясь на ноги, слегка поёживаясь от утреннего холода. - Что делать будем? 
- Пойдём дальше.
- Куда?
- Куда и шли. У тебя есть другой вариант, или ты поражён недугом, название которому: нерешительность.
- Опять привязался к словам!?
- Ладно,- не буду больше. Пошли на тропку.
Юноши молча проделали десяток шагов до тропы.
- Фимка,- удивлённо воскликнул Лаврухин,- глянь: на тропе роса сбита и даже следы от сапог с круглыми "пупырышками" видны.
Ефим долго и внимательно  изучал следы на тропе.- Это  не привидение, а вполне нормальный человек, только не пойму: почему он наш костёр не заметил? У тебя есть версии?
- Конечно нет; не могу представить: как  привидение из избушки  "перешло" в нормального человека?  Привидение не может ведь следы оставлять?
- М- да. Пошли,- там видно будет.
- Угли из костра берём?- Озаботился Данил.
- Нет. Сегодня уж точно выйдем куда-нибудь...
Юноши вначале вяло, а затем всё быстрее зашагали по тропинке прочь от лесной избушки.
- Вчера мы пошли не в том направлении, - сделал неожиданное умозаключение Ефим.
- Да - уж...
Через полтора часа друзья дошли до того места, где они начали обход "мёртвой поляны"
- Вот пошли по тропе дальше! Вчера мы "маленько" не в том направлении тронулись,- ещё раз оправдался Пискунов.
- Ага - "тронулись", ещё как "Тронулись" ,- съиронизировал Данил.
Тропинка постепенно начала подниматься по склону горы и вскоре за стеной деревьев начала появляться "редина"- просвет.
- Скоро на поле выйдем,- уверил друга Ефим.- Данилка,- вдруг заплясал он, переходя на "реп", и характерно для данного песенного жанра, растопырил пальцы рук:
- Привидение и ночь, - был в испуге я...

Могила и утро,- я песню пою-ю-ю...
Теперь уверяю: мы будем жить!
Даня, давай! Хип- хоп,- отрывай...
- Чего расплясался?- удивился Лаврухин.
- Могила,- продолжал выделывать крутые виражи Пискунов,- а это значит:  Симонята рядом!
- Отчего ты это придумал?
- Папаня рассказывал: в Симонятах нет кладбища и покойников хоронят в лесу или даже в огороде,- кому где нравиться...Понял?
- Да,- начал  разглядывать едва различимую надпись на деревянном кресте Данил. - Останин Федя... тысяча девятьсот сорок седьмой – тысяча девятьсот пятьдесят восьмой... Одиннадцать лет всего ему было...
- Ну - ка, ну -ка,- наклонился над могильным холмиком Пискунов.- Всё ясно: с нами произошло интересное явление- "выверт" времени.
- Чо?
- По научному называется: диссинхронизация... Мы были свидетелями истории , которая произошла в одна тысяча девятьсот пятьдесят восьмом году... Этот мальчик потерялся, и по всей видимости - погиб; его искал отец, которого мы видели, и тоже, видать, "залетел" на "мёртвую поляну"... Теперь он как призрак, но в пятьдесят восьмом году он был ещё жив,- мы это видели... Вот почему на тропе оставлен был след,- мы с тобой побывали в пятьдесят восьмом году... Некоторые даже подобным образом были свидетелями Куликовской битвы...
- Врёшь!!!
- У вас кто физику преподавал?
- Шелемова...
- У нас в лицее - Черемичкин - голова... Он рассказывал, что такие процессы могут иметь место  под влиянием Чёрных дыр в галактике... Если ты выворачиваешь носок, то на определённых участке соприкасаются разные поверхности изделия... Время - это чехол, которое сплетено из годовых "волокон"... Вот "волокно" - две тысяча третьего года соприкоснулось с "волокном" - одна тысяча девятьсот пятьдесят восьмого года... Понял?
- Нет.
- Поясняю:  у тебя слабо надутый шар, на одном участке которого, как на чехле  времени имеется две тысячи третий год... Ты надавливаешь это место пальцем... этот участок на противоположной стороне шара соприкасается с одна тысяча девятьсот пятьдесят восьмым годом... Понял? Чёрные дыры производят векторное излучение, и если вектор коснулся определённого участка Земли, то может быть "выверт" времени, как в нашем случае...
 - Здорово,- теперь всё объяснимо...
- Всё, да не всё! Как быть с "мёртвой поляной"? Вдруг это тоже "выверт"?
- Допустимо...
- Вот так сверхъестественные явления объяснились обычной наукой, - и нет никакой магии... А главное случилось,- что ты думаешь?
- Ничего.
- Плохо, Данил, очень плохо: мы избавились от страха. Вот главный итог нашего пребывания здесь, когда явление лежит в области науки, то ужас и страх перед таинственной неизвестностью исчезает. Так?
- Да.
- Ну, в таком случае тронулись...
- Теперь по-настоящему "тронемся",- отшутился Лаврухин. 
Через четверть часа друзья вышли на большое поле, на самой высокой точке которого маячили стожары, с алюминиевой  проволокой на вершинках. Вблизи стожаров, на большой ивовый куст были поставлены подпоры для зарода.
- Покос. С него должна быть дорога в деревню, - и это абсолютно точно - обрадовался Ефим.
И действительно, грунтовая дорога вывела туристов на большое поле,  с которого были видны Симонята. Деревушка раскинулась вдоль реки Сылвы. Большой лог делил поселение почти пополам. Возле моста, через ложок находилась небольшая сельская пилорама и ферма. От полей деревня была отгорожена изгородью из жердей. По деревне
бродило небольшое стадо овец. Куры и гуси забирались под навес, спасаясь от летнего зноя. Друзья перелезли через изгородь и спустились в деревню. Собаки  не потревожили дремотного состояние поселения, не обозначив появление чужаков...
- Попросим вначале хлеба и воды,- обозначил своё намерение Данил, - а потом расскажем о дезертирах. Ладно?
- Хорошо. Только вот в этот богатый дом возле моста заходить не будем.
- Почему?
- Богатые не любят нищих. В Шале попрошайки никогда не ходят в "Сиротский посёлок", там где коттеджи построены...
- М-м-м ... Давай вот в этот дом... Там вон баба во дворе стоит... Возле деревянного, крытого шифером дома, с  голубыми ставнями на окнах, напротив хозяйственных построек стояла в лёгком полинявшем ситцевом платьице неопределённого цвета женщина, в резиновых, заляпаных навозом сапогах,- обувь была явно не по сезону. На голове у женщины красовался платок, стянутый узлом на затылке.
- Здравствуйте,- как можно тактичнее обратились друзья к жительнице деревни; далее речь продолжил только Ефим,- мы - туристы, остались без хлеба...Пожалуйста дайте нам хлеба и воды...
- Как Григория скажет, - повернувшись, ответила женщина, направляясь в избу.
- А что у них всем мужики командуют?- удивился Данил.
- Староверы... У них так!
Через непродолжительное время из ворот сарая, с вилами в руках, показался хозяин дома. Это был невысокого роста мужчина, но его коренастая фигура говорила, что её обладатель был физически силён и вынослив.
 - Сейчас я вам и хлеба, засранцы, дам и гуся ещё одного зажарю!
- Неожиданно вместо приветствия выпалил он.
- О-го, Фимка, "чешем"! - Опомнился первым Лаврухин, начиная бег вдоль по улице. За ним следом бросился бежать Пискунов. Данил бежал, далеко вперёд выбрасывая длинные ноги; его тело и голова отклонялись назад  и как  бы несколько отставали по скорости от нижних конечностей. Более плотный  Ефим всем телом "скрутился" в клубок, погрузив голову в плечи; он необычайно быстро частил ногами и размахивал руками. Вскоре он обогнал друга и остановился напротив разрушенной фермы, на краю деревни. Через мгновение к нему подбежал, сильно запыхавшись, Данил.
- Придурки, "какашки",- да их всех надо побить,- озлоблённо реагировал Пискунов.
- "Умойся",- успокоил друга Лаврухин,- посмотри: на кого ты похож? Грязный, в прожжённой одежде не по размеру....
- Им хлеба жаль?!
- По всей видимости, нас опередили "солдатики", - которые стащили у них гуся, а нас только "поблагодарили" за это,- объяснил странное поведение жителей деревни Данил.
 - Мы благородно хотели их спасти от возможного убийства, а эти деревенские "обезьяны" чуть нас на вилы не посадили. Что стоишь? - Пошли!
- Куда?
- В Рощу, мимо этой старой фермы, на лесную дорогу.
- Ты знаешь дорогу?
- Не сомневайся: мы здесь когда - то в походе были. Ну, и "тупые" здесь жители,- могли бы вначале спросить...
- Не ругайся,- двигался вслед за Ефимом Лаврухин, перепрыгивая через тёмные от навозной жижи лужи, - они ведь твои родственники...
- Нашёл родню!
- А ты знаешь, что даже обычная мышь тебе родня?
- Ты далеко зашёл.
- А вот и нет. Нам "биологичка" говорила, что геном мыши - вся наследственная информация, только на два процента не совпадает с геномом человека, а разница с обезьяной всего две сотых процента... Вот и получается: все люди  - родня, и жители Симонят тем более,- между ими и тобой в геноме можно не найти различий...
- Почему люди в таком случае воюют друг с другом?
- Всё просто: их разделили религиозные, политические и другие причины... Мы, мы кажется, об этом уже говорили?
- С другой только позиции...
- Если люди будут это знать, то есть надежда, что наши потомки будут молиться одному Богу - Единому Геному,- будет так!- Сделал неожиданный "пассаж" Данил.
- Мудрец! Разум ты мне дал, а теперь накорми и напои,- попробуй – во рту всё пересохло.
- Это уж ты...
- Только ягоды и пиканы,- другого не дано: гусей едят только грабители... Через два примерно километра будет мост через ручей - там и попьём... Хорошо!
- Уговорил. А далеко здесь до Рощи?
- Около пяти или шести километров. Только боюсь: вдруг нас там встретят, как в Симонятах...
Дорога до Рощи тянулась вдоль правого берега реки, не приближаясь  к водоёму на расстоянии  более  одного километра. и лишь возле Рощи река, делая большую петлю, становится видимой для невооружённого глаза. Дорога, которая возникла с незапамятных времён была в хорошем состоянии, так как проходила по самому гребню горы и полностью была вымощена природным камнем; отсутствие глины и суглинков сохранило дорогу в проезжем состоянии. Вдоль трассы, главным образом с левой стороны, располагались живописные поляны с редкими для этих мест соснами. Солнце поднялось высоко; полуденный зной вынудил животных спрятаться в тень и только слепни роем крутились вокруг вихрастых голов юношей. Высоко, в небесной синеве, парил канюк с привычным для земной живности криком: къить- къить, къить - къить.
- Вот и ручей,- отмахиваясь берёзовой веткой от насекомых, обозначил Ефим для друга место для утоления жажды.- Спускайся...
Небольшой ручеёк почти бесшумно протекал под деревянным мостиком, вымощенного из цельных стволов ели и пихты. В глубоком логу было очень душно; в один миг резко увеличилась численность насекомых.
- Пока я пью - ты отгоняй от меня оводов, а потом я тебя буду охранять, - подал товарищу берёзовую ветвь Пискунов, встав на колени возле ручья, начал ладонью захватывать прохладную воду в ручье и пить. Через несколько мгновений он встал, утирая пот со лба отметил:

- Хорошая вода... Много ручейников для рыбалки... Пей! Я буду тебя от насекомых охранять.  Ещё через некоторое время туристы сидели на мостике и свесив
вниз ноги весело ими болтали.
- Пойдём землянику пособираем? А? - Обращается Данил.
- Чуть отдохнём... вот я всё думаю: у нас и этих солдат – прохвостов есть Души, которые являются невидимой частью нашего видимого мира. Я писал в лицее реферат по обществоведению: религия и мораль,- кстати, получил: пять баллов. Все религии считают, что наш мир только часть невидимого.... Все религии говорят: каждый должен сохранить свою Душу, то есть  ты ,я, и они - дезертиры должны поступить также... Почему Бог сам не сохраняет для себя невидимое? - Не значит ли это: человек имеет большую власть над невидимым? Как думаешь?
  - Есть хочу,- ничего не думаю... Если не поем, то исчезнет и видимое и невидимое... Понял?
- А всё же кто лучше сохранит невидимое: мы или " солдаты"? А есть в человеке то, что называется человеческим духом и отвечает за поступки больше чем Бог? А у животных всё ясно: поступки у них определены биологическими  задачами и всё, а человек? Он имеет что - то иное, которое в ответе даже за существо, которому имя Бог.
 - Не знаю. А вот землянику  бы я с удовольствием пощипал...
- Значит так тому и быть,- вскочил на ноги Ефим.- Этим самым желанием ты проявил заботу  о всём видимом и невидимом мире. Пошли.
 Друзья  зашли в глубь поляны, где на бугре, возле невысоких берёзок нашли целую "плантацию" ягод. Душистая и спелая земляника только притупила чувство голода. Юноши помахивая ветвями берёзы вновь вышли надорогу, направляясь в Рощу. Чуть меньше,чем через час, они были уже в Малых Урмах. В этой живописной точке открывалась река и с востока и с запада. Любовались такой картиной друзья всего несколько мгновений.
- Купаемся!- Бросился вниз по склону Ефим, вбирая голову в плечи.
- О -го-го,- откликнулся друг, набирая скорость.
И вот туристы уже возле моста. Скинув почти на ходу одежду и сапоги они с ходу забежали на мелководье, на котором с противоположной стороны реки купались деревенские ребятишки. Найти глубокое место на реке на этом участке друзья не смогли, а потому просто руками перебирая по дну ползали поперёк реки. Купались долго, пока не надоело.

- Портянки бы выстирать,- брезгливо дёрнув ноздрями, отметил Данил,- вставляя ноги в сапоги 
- У-гу. Что делать будем?- Буркнул Ефим.
- Найдём милицию,- посёлок большой.
- Что рассказывать будем?
- Всё как было: как нас "грабанули", как мы сбежали, как нашли скелет в прошлом веке...
- Ага! Так тебя "менты" и поняли!  Их нельзя загружать недоступными для их мозга "байтами". Понял! Ни слова о пятьдесят восьмом годе. Он - "мент": о Черных дырах ничего не ведает, а тем более  о их влиянии. Отправит нас в "психушку" на экспертизу... А сможем мы найти сейчас эту поляну? Попадём ли вновь в пятьдесят восьмой год? - всё под большим вопросом. Кто проверит эту информацию? - лучше об этом ни слова.  

 

Глава 9
Село Роща открывалось туристам крутым правым берегом, который  в южном направлении постепенно терял высоту, переходя в обычный луг поросший жесткой
осокой. По крутому склону лениво ходили овцы и козы, изредка порхали и квохтали
куры, которых вспугивали озорные деревенские мальчишки, стайками сбегающие
к речке купаться. Вдоль всего берега привольно раскинулись деревенские дома с
большими огородами. Вдалеке был слышен шум трактора.
Юноши спокойно, шаркая сапогами, поднимая лёгкие клубочки пыли за собой,
поднялись на крутояр и сразу очутились на деревенской улице, пахнущей, особым
характерным сельским запахом. Вдоль улицы, в домашних стоптанных тапочках, и
вылинявших шароварах, шла с литовкой на плече, с обветренным красным лицом
женщина.
- "После бани",-  бросил реплику Ефим, отмечая её цвет лица.
- Спросим её о милиции,- сразу решил Лаврухин.- Здравствуйте, тётенька!
Женщина посмотрела на мальчиков и обнажив редкие коричневого цвета зубы ответила: "Ну, коли не врёте..."
- Где у Вас здесь милиция
- Далеко. У нас участковый только в Платоново имеется...
- А другой власти никакой?- вступил в разговор Пискунов.
- Есть, - отошла немного в сторону с дороги женщина - мимо проехал на велосипеде мальчишка, - глава администрации Брюшинкина  Надежда Матвеевна. Там за
школой, в деревянном здании... Найдёте, если на обед ещё не ушли...
- Поняли. Спасибо!- ответил Ефим, направляясь вдоль улицы, в направлении, указанном  жительницей села. За ним следом шатаясь всем телом из стороны в сторону двигался Данил.
Школу юноши узнали в один миг: большое двухэтажное кирпичное здание было самым значительным сооружением села. Возле школы "примостилось" небольшой строение кочегарки с неимоверно короткой трубой. Перед зданием, на клумбах, трудилась группа девчонок.
 - Практику отрабатывают,- вздохнул почему-то Данил.
- Светку вспомнил? Ага?- Ухмыльнулся Пискунов.
- Они сытые и вон какие все толстые...
- Ты это серьёзно? Завидуешь?
- Чуть-чуть ... В нашей ситуации даже сытой собаке позавидуешь.
- Девочки!- крикнул Ефим,- где здесь администрация?
Школьницы одновременно подняв головы, удивлённо посмотрели на ребят и робко,
почти с испугом, показали в направлении школы, тем самым обозначив: администрация села находится дальше, за зданием сельской школы. Пройдя между школой и
котельной, протиснувшись в лаз - большая щель в заборе - юноши вышли на улицу
ведущую  к реке.
- Вон и администрация,- направил указательный палец  Данил  на голубое деревянное 
здание с надворным туалетом. Туалет был окрашен в серо-желтые тона. На крыше
здания развевался российский триколор. По скрипучему, низкому в две ступеньки 
крыльцу, друзья осторожно вошли в здание. В прохладном помещении находилось
несколько женщин, которые наполняли сумки и пакеты продуктами; они готовились
уйти на обед.
- Здравствуйте,- сделал вступление Ефим.- Нам нужна Надежда Матвеевна.
- Уже обед,- после обеда, мальчики,- отвергла возможность приёма худенькая в белой кофточке женщина, не без удивления разглядывая ребят.- Солдаты что-ли?
- Не-а, - отреагировали одновременно юноши.
- Заходите,- показала рукой на кабинет крупная с короткой стрижкой женщина.
Небольшие  маленькие темные глазки отражали природную сметливость и рассудочность, однозначно: она не делала в жизни опрометчивых поступков. Голос у неё был мягкий, обволакивающий, точнее - убаюкивающий. В кабинете женщина заняла место в кресле за столом. Юноши уселись напротив.
- Я слушаю вас.
- Мы - жители посёлка Шаля; нас ограбили солдаты,- сбивчиво начал объяснение
Пискунов. - Два дня не ели. Там они на лодке плывут и могут кого-то убить; они с
оружьем,- в нас стреляли...
- Понятно. Анна  Денисовна, - крикнула глава администрации,- Вы не ушли?
В дверном проёме обозначилась сотрудница в белой кофточке.

- Не ушла,- Вас ждём!
- Меня не ждите. Молоко ещё не унесла?
- Не успела, -  в холодильнике стоит.
- Неси сюда,- распорядилась Брюшинкина, доставая из сумки булку пшеничного
хлеба. Затем она вышла из кабинета и вскоре вернулась с трёхлитровой банкой 
молока и двумя фарфоровыми кружками.- Ешьте. Вот нож,- хлеб режьте, а  я пока
займусь решением  вашей проблемы.
Друзья не позволили уговаривать себя, дружно набросились на холодное аппетитное
молоко с хлебом. В это время Надежда Матвеевна, прикрыв дверь кабинета  начала
названивать участковому милиционеру. Быстро найти представителя правоохранительных органов в соседнем селе не удалось, но с помощью Платоновского главы администрации - товарища по судьбе, она смогла выдать милиционеру  необходимую, как ей казалось информацию: "Два паренька в военной форме говорят, что их ограбили солдаты... У солдат как будто есть оружье... Надо их проверить".
- Где они находятся?- Интересуется участковый милиционер.
- В кабинете молоко пьют... 
- Пусть пьют...Задержите их... Я найду транспорт и сразу выеду. Всё!
Надежда Матвеевна удовлетворённая проделанной работой, заглянула в кабинет, приготовившись вести пустые разговоры с юношами. Данное "мастерство" у глав местных администраций всегда в цене. На этот раз оно - "мастерство" не пригодилось: туристы спали так крепко, что тонкие струйки слюны скатывались с уголков  рта. По горловине пустой банки из-под молока ползала жирная, с золотистыми отливами, муха. На окне с металлическими решётками, за горшком  с геранью, гудел надрывно шмель. 

- Как хорошо и умно я поступила,- подумала Брюшинкина, прикрывая дверь кабинет.- Теперь посидим и подождём, пообедаем, потом главное: вовремя перевести "стрелки" на другой путь. - Она присела за стол секретаря в приёмной.

 

Глава 10
Капитан милиции Лунегов прибыл в администрацию села Роща через два с половиной часа; войдя в здание, коротко спросил мирно беседующих сотрудниц : "Где?"
- Там,- кивнула головой на свой кабинет Надежда Матвеевна.
Сотрудник правоохранительных органов оперативно щелкнул наручниками на вялых послушных руках юношей.
- Эй, вставай, - потрепал он за плечо Данила.
Лаврухин приподнял голову и недоумённо взглянул на стоящего в мышиного цвета мундире милиционера с пистолетом в кобуре.
- Э-э,- попытался он развести руки в наручниках,- это как понимать? Фима проснись! 
- Ого, как нас "урыли"!- проснулся Ефим, разглядывая наручники.- Разобраться вначале надо было,- высказал он своё возмущение.
- Разберёмся, а сейчас вставайте и едем - машина ждёт.- Распорядился страж правопорядка.
- Мы, конечно, поедем, но просим: примите меры по поиску солдат-дезертиров, ограбивших нас,- у них оружье... Людей могут здесь пострелять,- попробовал вразумить милиционера Пискунов.
- Ну-ну, вас ещё надо проверить, вдруг неправду говорите "голубки"... Солдатская - то форма у вас... Чего говорить,- пошли! - скомандовал Лунегов.
Юноши встали и вышли из кабинета. В приёмной администрации молча, как на похоронах стояли сотрудницы, жалостливым взором провожая пленённых. О чём они в этот миг думали? - трудно предположить, но кажется  сочувствовали,- русские женщины всегда были сердобольными к попавшим в беду, а милиция или жандармы воспринимались всегда, как большое несчастье. Капитан милиции открыл переднею дверцу "Уазика", показал на сидение Лаврухину, сам же сел с  Ефимом на заднее сидение.-  Трогай, Иванович,- хлопнул он по плечу водителя,- а то тебя начальство агрофирмы уже ждёт,- отпустили только на два часа.
- Ага,- убирая рычаг ручного тормоза ответил водитель, нажимая на стартёр.
- Товарищ милиционер,- вновь решил привлечь внимание Ефим.
- Чего?
 - Солдаты-то с  оружьем и пострелять могут людей; на лодке они плывут,- упредить надо!
- И гусей кушают!- отметил как бы между делом участковый милиционер.
 - Да,- уверенно ответил Пискунов.
- Ориентировка на вас поступила из Симонят... Жалоба. По описанию заявителей Периных - ваша работа по краже гуся. Показания придётся снимать...
 - Не крали мы! - почти разом возмутились туристы.
 - Вот и посмотрим в участке,- отреагировал страж правопорядка.- Как говорит майор Буров: верить сердцем милиционер даже жене не должен, только факты и мотивации. Поняли!
 Село Платоново располагалось в двадцати километрах от Рощи. Дорога в основном пролегала вдоль живописных берегов реки Сылвы. Удобно и уютно чувствует себя Матушка - река в глубокой пойме уральских отрогов. Местами, на переборах, река убыстряет свой бег, становится необычайно весёлой и разговорчивой. На равнинной части река она становится вдруг тихой, задумчивой и не готовой поделиться своей радостью о солнечном лете. Изобилье луговых и полевых трав издавна привлекает сюда пчеловодов и сборщиков лекарственного сырья. Вот дорога поднимается в гору, и для юношей открывается живописная картина, где ранее располагался хутор Шайдуры. Далеко внизу, серебристой от солнечных бликов, змейкой бежит река. Чуть выше, на крутом берегу, привольно раскинули свою крону несколько сосен и кедров.
- Даня, такую крвсоту миновали,- посетовал Ефим.
- А-га.
   Водитель, закурив сигарету "Прима", отметил: "Мы привыкли, кажется,  обычная местность и ничего особенного".
- Не сравнишь с Шалей - то,- возразил ему Данил.
- Везде хорошо, лишь бы деньги были,- подвёл материальную основу в полемике шофёр.
Дорога "нырнула" в перелесок и ещё чуть - чуть поднялась в гору, а затем повернув налево начала спуск к реке. Путь вниз был длинным и извилистым пока из-за поворота не показались деревянные домики правобережной части Платоново, носящей автономное название Кузнецовка. По одному  из двух мостов через реку автомобиль переехал на левый берег, затем через ложок выскочил непосредственно в центр села. Жизнь
этого населённого пункта и окрестных деревень была привязана к большому административному двухэтажному в кирпичном исполнении зданию. Здесь располагался сельский Дом культуры, контора местного сельхозпредприятия, администрация сельского Совета, почта и опорный пункт милиции. Представитель правоохранительных органов завёл юношей в здание, подтолкнул в спину направо, звякнул ключами, щёлкнул выключателем. Часть небольшого помещения была отгорожена металлической решёткой; там находилась только широкая скамья. С правой стороны от двери стоял двухтумбовый стол с телефонным аппаратом, пепельницей, замызганным журналом и небольшим количеством канцелярских принадлежностей в стакане. Единственный в помещении стул предназначался для его хозяина; для посетителей и задержанных - табуреты. Окно в помещении опорного пункта милиции отсутствовало, по всей видимости по проекту здесь должно было быть какое - то хозяйственное помещение. В углу комнаты находился массивный металлический сейф.
- Присаживайтесь,- кивнул на табуреты капитан Лунегов, доставая из ящика стола несколько чистых листов бумаги. Написав на листе дату, точное время по часам он указал пальцем на Данила, сказав "Начнём с тебя. Фамилия, имя, отчество?"
- Лаврухин Данил Русланович.
- Адрес?
- Шаля, улица Свердлова, дом тридцать четыре, квартира номер восемь.

- Дата и место рождения?
- Родился десятого ноября одна тысяча девятьсот восемьдесят шестом году в п.Шаля.
- Чем занимаешься?
- Закончил школу номер девяносто, одиннадцать классов.
- Хорошо. А теперь отвечай ты,-  милиционер показал пальцем на Пискунова.
- Пискунов Ефим Петрович, проживаю в Шале, по улице Свердлова, дом номер тридцать восемь, квартира три; окончил одиннадцать классов в лицее города Екатеринбурга. Родился одиннадцатого ноября одна тысяча восемьдесят шестого года в посёлке Шаля.
- Другой даты рождения не мог придумать?
- Дети за родителей не отвечают,- отшутился Ефим.
- Ну-ну, а сейчас ты мне, шутник, расскажешь всё чем вы здесь занимались? Откуда у вас военная форма? И как вы в Симонятах гуся у Периных стащили? Понял?
- У-гу,- кивнул головой Пискунов, звякнув наручниками.- Мы после окончания выпускных экзаменов решили сплавиться по реке Сылве, на лодке. Когда остановились на первую ночёвку, к нам подошли два сол-дата с автоматами. Мы их накормили, а они у нас даже выпили бытылку "Портвейна", а потом отобрали деньги: сто восемьдесят рублей. Утром, когда проснулись, они заставили нас снять свою одежду, а эту нам отдали...
- Почему они это сделали?
- У них ночью местами форма прогорела от искрящегося костра,- посмотрите: одни дыры,- Ефим встал с табурета  и повернулся вокруг оси,- видите!
- Вижу. Садись! Дальше рассказывай.
- Потом плыли дальше, в Коптелах - деревне, старший из них. Сергеем которого зовут, отправил младшего- Василия за вином в деревню. После опять плыли немного.  когда сделали остановку. я в чай положил чемерицу, думал: они уснут - мы заберём оружье и заарестуем их...
- И что?
- Взбесился сержант, схватил автомат... Мы нырнули в воду и спрятались в бобровой норе.
- Ну уж? Так я вам и поверил!
- Это было на самом деле. Они стреляли,- вот смотрите: патроны!
- Ефим вытащил из кармана гильзы от автомата "Калашникова" Мы в норе чуть от страха не обмерли...
- А может вы убили солдат?- такой вариант нельзя исключать?!
- Какой интерес нам это делать,- бросил реплику Данил.
- Мотивы пока не ясны. Дальше что было?
Решили мы идти в Симонята, чтобы предупредить население об этих дезертирах; заблудились, пришлось ночь провести в лесу, - хорошо что угли от костра носили с собой. На следующий день мы пришли в Симонята, хотели попросить хлеба, а нас какой-то мужик встретил вилами. Он кричал, что мы гуся у него  своровали, но мы этого не делали. Затем убежали в Рощу. А дальше Вы всё знаете.
Милиционер закончил писать.

- Теперь нужно точно установить вашу личность.Так?
- Да,- почти одновременно ответили юноши.
- Давай первый,- капитан милиции кивнул головой в сторону Данила, - называй родителей и соседей по дому.
- Мама - Наталья Дмитриевна в Одессе; она плавает на пароходе, папа - Руслан там же, а бабушку зовут Зоя Михайловна,- я у неё живу. Рядом с нами в квартире номер семь живёт бабушка Леонтьева, а в квартире номер шесть Сухановы. Лаврухин подробно рассказал о
всех членах их семей.
- Теперь ты рассказывай о соседях,- обратил свой взор на Ефима милиционер.
- Папа - Пётр Михайлович,- мама - Лидия Николаевна работает в  школе номер девяносто,- далее он подробно рассказал о семьях Лукашиных и Шипулиных, живущих на одной лестничной площадке.
- Молите бога, чтобы ваши сведения были не ложными. Теперь идём за решётку,- он звякнул ключом, вынимая замок из петли на двери решетки.
- Нам бы в туалет, товарищ милиционер,- обозначил свою нужду Данил.
- Сходим,- ответил страж порядка.- Только по очереди. По "маленькому"?

- Не а,- ответил Ефим.
- Тогда, господа - туристы по очереди. Один за решёткой, со вторым иду в туалет. Понятно?
- Да.- Сказал Ефим, направляясь за решётку.
Через несколько минут за решёткой уже сидел Данил, а чуть позднее  юноши остались за решеткой одни в гнетущей тишине.
- И чего он не позвонил в Шалю? - расстроился Ефим,- Нам что приятно здесь сидеть? Вот Вася Рогов сразу бы понял, что мы не преступники,- а этот милиционер - полный "отстой", ещё и строит из себя опытного сыщика. Вот допустим есть один прекрасный ум, как у Энштейна. Как его измерить? Всё просто: миллионами идиотов, и всё равно таких идиотов  дебилов на Земле будет не достаточно.
- Ты опять начал?- Слегка ткнул кулаком в бок Ефима Лаврухин.- Подерёмся!
- К тебе не относится,- я в общем...Ну давай скажем абсолютно индеферентно: один твой ум равен одной тысяче Мт.
- Что такое Мт?
- "Мент", или сто тысяч Пмт.
- А это?
- Поганые "менты". Теперь ты спокоен?
- К чему ты всё это?
- Подвинься немного,- я чуть прилягу,- попросил друга Ефим.- А то, что ни одного "мента" нельзя измерить единицами разума и только такими же "ментами"... Расстояние чем измеряется?
- Метрами и километрами...
- Расстояние измеряется тем же расстоянием. Время измеряется какими - то циклическими промежутками движения чего либо: часовой стрелки, планеты Земля или её спутницы Луны, то есть в принципе тем же расстоянием. Чтобы сравнить два треугольника, то их надо наложить друг на друга, а как сравнить время? Время друг на друга не наложить, в то же время - оно время и пространство, как единое находится, а лучше базируется на движении. Вот Чёрная дыра направила вектор и изменила контур пространства, а вместе с ним и время. Здорово. Как тебе моя теория?
- Ничего. Мне только сейчас серьёзные вещи в голову не приходят.
- О девчонках подумал - "сексуалишь"?
- Ай, привязался! Я из-за этого проклятого секса чуть не пострадал...
- Как?
- У нас в школе проходила олимпиада по биологии; меня попросили развлечь участников олимпиады в компьютерном классе, пока у них проверяют работы... Я поставил им игру про барана....Тут приходит из какой - то районной школы "училка" и директору Елене Петровне нажаловалась: в компьютерном классе ученики играют в сексуальные игры.... Мне попало здорово. Я же не виноват, что в условиях игры баран должен всех овец в стаде оплодотворить, избегая пастуха, собак - овчарок... Да- а...У нас в лицее один ученик живёт с разведённой женщиной; ей двадцать семь лет, а ему всего семнадцать... И ничего, даже хорошо учится... Мне папаня рассказывал, что раньше гимназистам в старших классах родители специально подыскивали женщин для секса- вот – это я понимаю: забота...Теперь осуждение только, и даже за игру с бараном, - подумать что - ли нельзя про это? А7 Сами - учителя тоже ведь " сексуалят"?!
- Ещё как: они даже дерутся из-за самцов, как в дикой природе... Есть хочется...А ведь "мент" кормить нас точно не будет?- С грустью посмотрел на друга Лаврухин.
- Это не тюрьма, а только "отстойник",- жратву не готовят... В этот момент дверь в помещении открылась; в дверном проёме показался капитан Лунегов.
- Ну, пацанва, вам повезло: ваши сведения верны,- по всему видать: вы невиновны... Дезертирами ОМОН займётся. Долго сведения о вас искали: паспортный стол уже не работает - вечер, а вашего участкового в Шале едва нашли. Завтра отправлю вас на рейсовом автобусе домой. Сейчас подпишите протокол...
Он положил на стол булку хлеба, бумажный кулёк, пачку чая и поставил поллитровую банку с белой массой, после чего подошёл к решётке, открыл замок и снял наручники.
- Зачем надо было одевать наручники? И так сидели за решёткой? - Спросил Ефим.
- Надо. Решетка хлипкая, и дверь в помещение не надёжная,- для  безопасности. Сейчас поставим чай, перекусите со сметаной деревенской, потом погуляите... Часов в одиннадцать вечера я снова вас здесь закрою. Переночуете, а уж утром я отправлю вас на автобусе...
- А как же наша лодка, вещи,- вновь озаботился Пискунов.
- Найдут - вернут... Только с местными ребятами не "заедайтесь" - почти все посещают кружок каратэ... Поняли?

 

Глава 11
Маршрут для прогулки был выбран сразу туда, где звенели детские голоса. Спустились под горку юноши быстро. На противоположном берегу Сылвы купалась основная масса сельских ребятишек. Женщины на деревянных помостах, подобрав подолы юбок, полоскали бельё. Возле одного из помостов по грудь в воде стоял мужчина, с обильно
покрытой мыльной пеной головой.
- Искупаемся выше,- предложил Ефим.
- Идёт.
Туристы прошли вверх по течению реки, разделись и  с  восторгом бросились в тёплые воды реки; плескались и ныряли они долго, почти полтора часа. Уставшие. но бодрые вышли на берег когда солнце склонилось к линии горизонта.
- Хорошо,- выразил удовлетворение Данил надевая сапоги и одновременно отмахиваясь от назойливого слепня.
- Да. Не то слово,- поддержал его Ефим, который уже успел облачится в армейский "прикид" и начал танцевать и петь:
- Я- колобок....
 Солдаты наехали - я утёк...
Я - колобок....
  "Мент" нагрузил
  - я его "опустил"...
Я - колобок....
  Утро настанет - я в Шалю уеду...
Я - колобок....
Там будут красотки - меня они  съедят...
Ха -Ха , такая жизнь у колобка!
- Пошли "колобок",- он хлопнул Лаврушкина по плечу.- Пора спать - "мент" нас уже ждёт.  
 - Там же условий для ночлега нет,- слегка огорчился Данил.
- Ты спишь за решёткой, на лавке, а я составлю табуреты и стул... Так всё же лучше, чем на улице комаров кормить. Идём!

Утро следующего дня пришло невыразимо быстро: с командного голоса капитана Лунегова: " Встаём орлы! Скоро автобус! Ждать долго не будет.
Разминая окоченевшие тела, юноши неохотно встали и направились к выходу. Легкий прозрачный тумантихо поднимался над землёй, розоватой дымкой  он покрыл и одновременно скрыл окресность села Платоново. Деревенский пастух  на улице собирал "розовых" коров. Возле стада с визгом носилась "розовая" собачка. Возле "розовых" подворий стояли "розовые" деревенские труженицы, провожая взглядом своих  "бурёнок" в стадо. По всему было видно: начинался новый трудовой день в селе. "Розовый" автобус подкатил к центру посёлка и развернулся возле магазина. Туристы, сопровождаемые милиционером, подошли к нему. Капитан Лунегов о чём - то переговорил с водителем автобуса, который стоял в дверях салона; он взимал плату за проезд
- Идите,- махнул ребятам рукою сместный страж порядка.- Через пять минут отправляется. Я пока сделаю звонок в райотдел милиции.- Он отправился назад в знакомое уже юношам административное здание.
Автобус с пассажирами вначале дёрнулся, затем пустив облачко дыма, медленно повернул в сторону спуска. Впереди обозначилась река с правобережной частью Платоново _ Кузнецовкой.
- Красиво здесь,- начал восторгаться Данил.
 - Ещё бы,- ответил Пискунов.
 В это время автобус начал осторожное движение по мосту. Ефим бросил прощальный взгляд вверх по течению реки.
- Даня! - Заорал он на весь автобус.- Плывут! Остановите!- Бросился он к водителю транспортного средства.
- Ну, чего орёшь,- рассерженно нажал на тормоз шофёр.- Выползай...
Ефим бросился в открывшуюся дверь, за ним выскочил и Лаврухин.
- "Чешем" к "менту"!- Кинулся бежать обратно в село Пискунов. Рядом с ним, далеко выкидывая вперёд ноги молча набирал ход Данил. Они не заметили как быстро выскочили в гору и запыхавшись вновь оказались в опорном пункте милиции.
- Вы?- выразил удивление капитан Лунегов. - Не уехали! Что с вами
теперь делать?
- Ничего с нами делать не нужно,- там дезертиры плывут! Опередить надо,- уже у моста наверное,- почти в один голос объяснили положение юноши.- Быстрее!
- Бежим,- потрогав пистолет в кобуре и звякнув ключами от помещения, поддался эмоциональному порыву сотрудник правоохранительных органов. Лунегов бежал быстро и на несколько десятков метров опережал уже уставших от бега в сапогах юношей.
 - Проплыли  паразиты,- выскочив к реке, отметил Данил.
- Вон уже к большому мосту  приближаются... Не догоним,- огорчился Ефим.
И когда лодка с дезертирами проплывала под мостом, а капитан милиции был уже вблизи от него.

- Стой! Милиция!- Закричал он, вынимая из кобуры пистолет. Вот он уже перегибается через перила моста. В это время юноши вбегают на мост.  Слышна автоматная очередь.
- Ложись!- крикнул Данил, падая на тёмный, сырой от росы, асфальт.
Ефим встал на четвереньки, оглядывая всё пространство на мосту; там на середине дорожного сооружения крутился, зажимая руками бедро правой ноги капитан Лунегов. 
- Ползём, Даня, на четырёх "костях" - милиционера зацепило.... Осторожно, чтобы и мы под огонь не попали...Внимательно смотри! С "Макаром" против "Калаша" решил на чистом месте... Даже в компьютерных играх "таким Макаром" не выиграть.... Ползём,- оценил обстановку Ефим.
Через две минуты юноши приблизились к  капитану.
- Товарищ милиционер! - сочувственно начал Данил.
Скривившись от боли, Лунегов посетовал: "Говорил майор Буров: горячим умом можно быстро охладить пламенное сердце,- предупреждал... Эх, я не понял... Нужно перетянуть ногу вначале".
- И мы предупреждали,- скидывая  форменную одежду с себя, отметил Ефим, затем он, стараясь во весь рост не вставать разорвал футболку на две части.
- Повыше раны нужно,- приподнимая конечность у раненого, инструктировал друга Лаврухин.
- Знаю. Не мешай,- затягивая прочно узел, деловито ответил товарищ.
- Всё. Теперь в больницу нужно.
- Сбегайте в село, там по Первомайской найдите Калинина Павла,- дал поручение Лунегов,- у него бортовой "Уазик". Пусть едет сюда...
- Беги, Даня. Я буду здесь, только не вставай во весь рост,- дал разумный совет Пискунов.
Лаврухин осторожно выглянул за бетонное ограждение моста.- Они уже далеко отплыли! ...Он бросился бежать по мосту, не соблюдая прежней осторожности. "Уазик" подъехал через три четверти часа.
В это время возле раненого милиционера собралась небольшая толпа местных жителей, которые с негодованием осуждали этих "паскудников", посмевших поднять оружье на человека и как в таких случаях происходит: желали мерзавцам всяческих козней. Капитана Лунегова осторожно положили в кузов машины на телогрейку, под голову сделали валик из пахучего сена. Юноши запрыгнули в кузов автомашины, примостившись на корточки возле представителя правоохранительных органов. Автомобиль тихо тронулся с места, а потом всё быстее начал набирать скорость. Сделав петлю возле реки, дорога пошла в гору, вдоль кромки засеянного пшеницей поля.
 - Больно на нырках, товарищ милиционер,- сердобольно сочувствует Данил.
- Не-а ... Ничего - видать, кость не задета...
- Хорошо.- Отмечает Ефим.- Вот смотри, Даня, скоро будет речка Крюк... Ты здесь был?
- Нет.
- Давай проследим  за этими подонками, а то они могут пешим уйти? А?
- Давай,- быстро согласился друг.
- Не сметь! Приказываю,- простонал капитан Лунегов.
- Товарищ милиционер, мы вам больше не нужны! Водитель доставит Вас до больницы,- уцепившись за задний борт, Ефим перебросил ноги. И вот он уже стоит на дороге. Тут же эту нехитрую операцию проделал Лаврухин. Оказавшись вновь вдвоём Данил посетовал: " Опять лес... Не хотелось мне, но у меня всегда: вначале делаю - потом рассуждаю... Ну, пусть их - гадёнышей ОМОН ловит,- мы -то причём?
- Причём, причём,- передразнил его Ефим.- Уйдут пешком - и всё. Никакой ОМОН не поможет! Рядом Пермская область! За каждым кустом милиционера не посадишь! Верно?
- Пошли. Избавь только от чтения нравоучений...
Юноши сходу углубились в лес, направляясь в сторону реки, которая местами была видна с автомобильной дороги.
- Наша незабвенная Симакова Людмила Александровна всегда говорила: чтобы избежать  нравоучений - нужно избегать порочащих человека поступков. Во всех остальных случаях мораль просто необходима. Однажды она застукала курильщиков в общежитии лицея. Этого делать у нас не допускалось. Все курильщики утром надели костюмы и принесли ей перед завтраком по букету цветов. И ты думаешь её сердце  "размякло"? Как бы не так.- Здесь Ефим перепрыгнул через большую валежину и
начал обходить вокруг елового выворотка.- Так она во - время завтрака,  при всём честном народе - лицеистах, прочитала им лекцию о вреде курения. После этого они стали бегать курить на автобусную остановку.
- Но курить - то не бросили,- усмехнулся Данил.
- Да. Но зато тех, кто желал сделать первую затяжку, остановило.
- Значит мораль может укрепить только тех, кто в принципе не порочен?
- В этом и есть её основная польза; мерзавцев  "лечат" более крутыми мерами.

 

Глава 12
Через три четверти часа друзья выскочили на крутой берег реки.
Внизу, метрах в тридцати спокойно катила свои воды Сылва. Юноши решили остановиться здесь,- более подходящего места отыскать было трудно: обзор местности был просто прекрасным; вверх по течению на рас-стоянии более трёх километров и вниз до одного километра. Противоположный берег реки - низменный, порос густыми, почти непроходимыми зарослями ивняка и ольховника. Там находили убежище вся водоплавающая живность: утки, крачки и даже цапли, которые несколько лет назад облюбовали эти места. Кулики озабоченно сновали по берегу в поисках пищи, покачивая хвостом, как канатоходец шестом - балансиром. В воздухе стоял лёгкий шелест от крылышек активных стрекоз.
- Присаживайся. займём здесь позицию,- определился с выбором места Ефим.
- Только не мни эту траву, - лучше чуть влево,- возразил ему Данил, показывая на ползучее растение с мелкими листочками и розовыми в виде мутовки, цветами.
- Что это?
- Богородская трава. Мне баба Зоя её показывала, когда собирали землянику. Тебе надо было её в чай - то заваривать, а не чемерицу. Понял, - хохотнул Лаврухин.
- Ага.
- Этой травой Богородица слёзы вытирала, когда Христа на кресте распинали,- так мне бабушка рассказывала. С тех пор эта трава спасает от болезней и хворей и даже от беды, напасти различные отводит... А пахнет-то как! Понюхай...
Ефим оторвал листочек и разминая его между пальцами, поднёс к носу.
- Здорово, как французкие духи. А есть можно?
- Конечно. Траву использовали раньше в качестве приправы.
Юноши устроились  в тени небольшой пихтушки, после того как провели осмотр друг друга от клещей. Отмахиваясь ветвями берёзы от кровососущего гнуса они устремили свой взор вверх по течению реки.
- А вдруг они решили пешком идти?- Выразил сомнение Данил.
- Может быть,- тогда мы "пролетели". Ждать придётся часа два: мы быстро на машине доехали, а им махать вёслами надо. Ждем... А трава свои свойства обрела после того как Богородица ей попользовалась, или раньше? И как такими мелкими листочками на жёстком стебле можно слёзы вытирать,- лопух лучше для этих целей подходит?
- Бабушка говорит: после того, как Богородица слёзы вытерла свои...
- М-м-м...Значит: язычники не знали о ней ничего.
- Не знаю.
Друзья ещё долго не весть о чём разговаривали, как вдруг Данил обратил внимание  товарища, показывая рукою вверх по течению реки.

- Плывут!

На речной глади обозначилась лодка, которая медленно приближалась к месту, где расположились туристы. На носу лодки находился Сергей, и часто  резко, повернув голову к гребцу, делал замечания махающему веслами Василию. Последний видимо сильно устал и временами делал совершенно неуклюжие взмахи вёслами. Вот лодка почти поравнялась с юношами на берегу. Был явственно слышен грубый мат "сержанта".
- Пойдём по берегу за ними,- принял решение Ефим.
- Ы-гы,- согласился Лаврухин, поднимаясь с земли.
Высокий берег, на котором находились юноши в южном направлении,
то есть по течению реки, шёл на понижение, и совсем исчезал при впаде-нии небольшого ручейка. Друзья начали по крутому склону спускаться вниз, как вдруг лодка возле ручья причалила к берегу. На берег вышёл Василий, направляясь в прибрежные кусты. Ему вслед кричал Сергей:

- Давай быстрее!
- Сейчас,- ответил последний, углубившись в лес, начиная подъём по крутому склону.
- Обнаружили что-ли? - испуганно воскликнул Данил.
- Осторожно. У него "Калаш" на спине.
Туристы притаились в густых зарослях черёмухи, стараясь как можно меньше совершать неловких движений. Через несколько минут Сергей вышёл из лодки и угрожая автоматом закричал: "Дохлый! Я тебя сейчас "укатаю"! Иди обратно!!!
- Я ухожу! - крикнул в ответ Вася.
- Ах так! Получай! - Раздалась автоматная очередь. Юноши видели как пулей срезало веточку ели над Василием. Дальше ситуация складывалась совершенно непредсказуемо: чуть не пострадавший от товарища бывший солдат лёг на землю, пристроил ствол автомата на еловый вывороток и уверенно пустил очередь в Сергея.  Последний как-то неестественно и картинно упал, скорее завалился, на бок.
- Не хрена себе! - "Пришил" "Серого",- удивлённо хлопал длинными ресницами Данил.
- Нечему удивляться: довёл до этого мерзавец,- рассудительно заметил Ефим.- Но это в наши планы не входило... Что делать? - Осторожно отгоняя гнус от вихрастой головы, размышлял  он над создавшейся ситуацией.- Подойдём ближе к Васе... Вероятно, побежит пешим ходом... Что делать с трупом? Ой, как я их - "жмуров" боюсь... Идиот,- мог ведь и не стрелять... Сейчас в тюрьму спрячут... 
Юноши раздвинув заросли черёмухи, начали осторожно спускаться, пригибаясь за кустами, к месту схрона Василия. Он был уже виден отчётливо. Вот он сел на еловый вывороток, безучастно посмотрел на лесные заросли, бросив взор на пышные облака, бегущие весёлой толпой с запада на восток, по пути заглядывая, как в зеркало, в зеркальную гладь реки  Сылвы. В этот момент он ощутил жуткую никчемность собственной жизни, абсолютную её ненужность: он неудачник и не имеет права на жизнь. Наставив ствол автомата в рот он уже хотел нажать на спусковой крючок, отрешённо уставив взор на бегущую по травинке муху с фиолетовым отливом.

- Такого цвета трупные мухи,- тоскливо подумал он.
- А ведь он покончит с собой! - озаботился вдруг Данил.- Я выхожу...
- Нас он может тоже "пришить", - поосторожничал Ефим.
- Нет. Нас уже пули не взяли и мы богородскую траву ели...
- Ну, давай! А что скажем?
- Про маму скажем... У него ведь есть мама. Эй, Вася, не стреляйся! - выставился из-за ствола берёзы Лаврухин.
- Не надо, Вася, а то маму никогда не увидишь!- крикнул Пискунов. 
"Солдат" отвёл ствол автомата, опуская его к земле.
- Идем. Только осторожно,- шепнул Данил другу.
Юноши мелкими шагами приблизились к дезертиру, который сидел в каком-то полуобморочном состоянии. Данил подошёл первым и вытащил автомат из рук Василия; он не оказал сопротивления, из его глаз катились слёзы, а веки хлопали как у совы, которую вытащили из дупла на дневной свет. Только тут Ефим отметил, на бледных веках бывшего солдата крупные веснушки.

- Я не знаю как в него попал... В части в мишень никогда не попадал.- Окончательно расстроился Василий.- Как это получилось?
- Зато, увидишь маму. Тебе сколько лет? - Хлопнул бывшего врага по плечу Ефим.
Вытирая слёзы, всхлипывая, он ответил: "Восемнадцать полных..."
- Еще детей успеешь вырастить,- покровительственно ещё раз, уже по другому плечу, хлопнул бывшего "врага" Пискунов.- Идём вниз.
- А вы как в живых остались? Ведь там утонули... Мы считали, что вас порешили... Только в этой деревне где вы бежали за "ментом" мы поняли: вы живы... Я уж думал: нам немного присудят, коли вас не убивали, да только "Серый" пальнул по милиционеру и убил его.
- Вася, не переживай: "мент" только ранен.- Успокоил бывшего противника Данил.- Спускаемся!
Юноши начали спуск к реке. Впереди важно, с автоматом в руках, шёл Данил. За ним гуськом следовал Василий и Ефим. Со стороны вполне могло показаться: парни - погодки рыскают по лесу в поисках насадки для рыбалки. Пискунов явно не торопился выскочить первым к трупу бывшего сержанта; он испытывал мистический страх перед лицом, искажённым смертью. Под предлогом сходить "по-маленькому" он задержался в пятнадцати метрах, за кустом ивы.  С небольшой нервной дрожью он начал крутить пуговицы на гульфике. В этот момент он услышал яростный крик бывшего сержанта: "А, сучары, попались! Думали, что "завалили" меня! Хрен вам в глотку!"
Ефим инстинктивно втянул голову в плечи слегка повернув её  на крик. Перед ним вырисовалась следующая картина: перед Данилом и бывшим солдатом стоял абсолютно невредимый Сергей, потрясая автоматом Калашникова.
- Где ещё один? Сейчас всех "засранцев" кончать буду! Оружье на землю! - ткнул он стволом автомата в сторону Данила. - Осторожно, без лишних движений, положи.
В это время Ефим тоже наклонился и схватил на каменистом грунте большую круглую величиною с кулак "галю"- яйцевидный окатыш. И пока Данил выполнял поручение дезертира, Ефиму в полный рост открылся. Сергей, ранее он был скрыт длинным телом Лаврухина. Размах руки был быстрым и камень угодил прямо в левую надбровную область бывшего сержанта; он обмяк и как мешок с отрубями повалился к ногам Данила.
- Вяжите, - крикнул Ефим,- устремляясь к поверженному "Голиафу".
Данил быстро оценил обстановку и навалился на потерявшего сознание дезертира, а тут ещё подбежал и Пискунов, который тоже навалился на поверженного, отбросив его автомат в сторону.
- Вася, режь бечёвку у лодки и неси сюда!- сообразил быстро Ефим.- Быстрее! Складной нож был у меня в куртке. Не потерял?
- Нет.- Через пару минут земляк и сослуживец Сергея принёс бечёвку.
- Вначале руки свяжем,- повернув тело дезертира на бок, распорядился Пискунов.- Свяжем сзади. Поняли!
Данную операцию друзья с помощью Василия выполнили оперативно.
- И ноги надо! - отметил Данил.
- Надо,- согласился Ефим.- Вася, режь ещё у лодки шнур...
Прошло не более трёх минут как друзья уже спокойно сидели на берегу, изредка поглядывая на своего пленника, который в один миг потерял свою силу и агрессивный напор; шишка темно-фиолетового цвета явственно обозначилась в его надбровной области.
- Как ты его,- восхитился Василий,- а если бы не попал?
- Рассчитывал, что отвлеку его внимание на себя: в это время вы на него навалитесь... А вообще-то я в прошлом году осенью таким образом на диких уток на пруду охотился: с пятнадцати метров прямо в голову попадал,
- Даня не даст соврать.
- Не дам соврать,- деликатно отметил он.- Плывём...
 - Его куда? - показал на связанного дезертира Ефим.- Пусть гнус его жрёт. "Менты" заберут... такого гадёныша убить мало! Подонок!
- Нельзя так,- вступился за Сергея Данил.- человек всё же; может когда-то одумается...
- Ага. "Горбатого" только могила исправляет,- не унимался Пискунов.
- Вообще - то он вначале был ничего, даже меня под защиту от старослужащих взял, но после того, как узнал о своей девушке правду, "сошёл с ума". Я в тот день стоял в карауле, он был пьяный, взяв командирский "Уазик", влетел в бетонные ограждения... Разбил машину... Испугался, что сильно влетит от командира. До "дембеля" ему оставалось всего пять месяцев. Он принудил меня бежать с ним. За территорией части мы умудрились заскочить в кузов грузовика, думали: автомашина идёт в направлении Екатеринбурга, а там и до Челябинска недалеко. Грузовик уехал в сторону, оказался в деревне под названием Колпаковка... Дальше уж пешком прошли сюда...Маму  очень жаль, ведь она одна меня воспитывала,- он начал всхлипывать.
- Ладно, Вася, - мы всё поняли.- Успокоил его Ефим.- Давай положим его на корму лодки. Несём.
Юноши положили уже пришедшего в сознание Сергея в лодку. Оружье Данил, предварительно убрав рожки с патронами в карманы, разместил на носу лодки. Бывший сержант удивлённо ворочал головою и злобно оглядывал юношей.

- Я вас, суки, запомнил! Если бы не удар по голове - все в могиле бы уже были.
- Только "бы" и мешает,- отталкивая лодку от берега, отметил Ефим, усаживаясь за вёсла.- А где наши пластиковые удилища?- неожиданно спрашивает он оглядывая лодку.
- Продали за сто рублей в Роще,- пожав плечами, хлопнув веками, ответил Василий.- Купили сигарет, бутылку водки и хлеб...
- Придурки,- удилища стоят не менее пятиста рублей каждое,- расстроился Ефим.- Платить будете?
- Да, Фима, не привязывайся - и так тошно,- урезонил товарища Данил.
- Лучше греби интенсивнее.
Пискунов начал энергичнее заглублять вёсла в воду.- Если бы в администрации Рощи нас послушали, то "голубчиков" взяли бы там при продаже наших удилищ.
- Только "бы" и мешает,- ухмыльнулся осмелевший Василий.
Лодка вышла на середину реки и заскользила по волнистой глади реки вниз по течению. Над рекою изредка пролетали крупные стрекозы, иногда они садились на зелёные "полянки" из водорослей на водной поверхности.
К  ним устремлялись грациозные "франты" - голавли, которые выбрасывались из водных глубин, пытаясь схватить насекомое.
- Красавец какой!- восторженно восклицает Ефим, обращаясь к юношам.
- Видели?
- Да,- соглашаются они. Только Сергей, как затравленный волк молчал.
- Интересно до куда плыть будем? - вглядываясь в фарватер реки, интересуется Лаврухин.
- В двух местах до Коптело - Шамар можно устроить засады: возле реки Крюк, и чуть ниже на перекате. возле  автомобильной дороги.
До речки Крюк ещё нужно плыть километра три.

- Давай смени меня, а потом и Вася немного побалуется вёслами,- попросил Данила, уставший Ефим.  

 

Глава 13
Через час, а может чуть больше, лодка приблизилась к месту впадения речки Крюк. Никакого движения в прибрежных зарослях юноши не отметили, как услышали неожиданно усиленное посредством рупора указание милицейского начальника: " С вами говорит майор Буров! Оружье положить стволами вниз! Руки поднять вверх! Вы у снайперов на мушке! Поняли?
Ефим повернул автоматы стволами вниз и поднял руки, оглянувшись назад отметил: тоже самое сделали Данил и Василий.
- Сидящий за вёслами - греби к берегу!- раздался приказ майора.- Остальным не шевелиться.
Данил начал вновь работать вёслами, стараясь завернуть лодку к правому берегу. Вот лодка ткнулась в берег, и из прибрежных кустов выскочили три милиционера в камуфляжной форме с автоматами в руках. Один из них быстро вытащил из лодки "Калаши", другой щёлкнул наручниками на запястьях Василия, тритий разрезал бечёвку на ногах Сергея; его сняли с лодки и поставили на ноги на берегу. 
- Где рожки от автоматов?- посмотрел на туристов один из милиционеров.
- Вот,- вытащил из карманов магазины для автоматов Данил.
В это время из кустов с рупором в руках вышёл майор Буров. Это был  крупный седой мужчина похожий чем - то на бегемота. Больших размеров голова переходила плавно в широкую грудь, на которой покоился рупор и радиотелефон; большой округлый живот лишь дополнял сходство с африканским животным, только маленькие ручки, скрещенные на груди, говорили об определённой детской наивности в характере руководителя операции. Педантично осмотрев задержанных, он отдал приказ: "Этих двоих в машину и сразу в отделение".- Он показал на дезертиров.- Их сопровождают лейтенант Максимов и сержант Сарафанов.- Здесь он достал из нагрудного кармана радиотелефон и передал информацию начальнику милиции: "Товарищ полковник! Дезертиры задержаны, юноши – жители посёлка Шаля живы и здоровы. Операция закончена без осложнений".
После некоторой паузы милиционер майор вновь кого - то вызвал по телефону: "Маяки снимаются. Машина "УАЗ-452" подберёт вас возле дороги. Всё."
Далее руководитель операции отдал хозяйственные распоряжения:

- Собирайте лодку. Вам поможет милиционер Нестеров. Выходим к дороге, к мосту через речку Крюк. Поняли?
- Товарищ Буров, а как здоровье капитана Лунегова?- выкручивая пробки из днища лодки, интересуется Ефим.
- Хорошее. Пуля срикошетила, - в этом ему повезло. Если бы пуля напрямую из-под моста попала в него, то насквозь бы прошла и вышла бы через голову... Майор Буров ему говорил: историю пишет холодный и расчетливый ум: "мент" с пылким умом становится только сырьём истории. Многие сотрудники органов оказались лишь "сырьем" в истории криминальных авторитетов. Вот вы написали свою криминальную историю, только мне до сих пор не понятно: как вы без оружья задержали опасных дезертиров?
- Строго следуя наставлениям майора Бурова, - отшутился Пискунов.
- Шутить будешь в отделении, когда показания давать будешь.
- Мы уже дали показания капитану Лунегову,- вмешался в разговор Лаврухин.
 - Ещё раз придётся, ибо он теперь тоже, как пострадавший, должен давать показания...
- Что с ними дольше будет? - закладывая лодку в мешок, вместе с милиционером Нестеровым, интересуется Данил о судьбе дезертиров.
- Трибунал.- Односложно отвечает представитель правоохранительных органов. - Для того, который ранил милиционера - тюрьма надолго.
- Так как вы задержали вооружённых дезертиров?- вновь интересуется майор Буров.
- Они между собой перессорились и чуть друг друга не перестреляли... Мы этим и воспользовались,- Ефим вкратце осветил события, которые произошли на реке несколькими часами ранее.
- Вы - счастливчики!- только и смог вымолвить майор.- Собрались?
- Да.- Ответили дружно юноши.
- Тогда пошли.
- Товарищ майор, мы не в своём "формате",- обратился к руководителю операции Пискунов.
  - Это ещё что?
   - Не своя одежда,- пояснил Ефим , тряхнув прожжённой солдатской формой.
 - Смените в отделении...
 - М-гы -ы...
- Через четверть часа милиционеры, и нагруженные рюкзаками туристы вышли к автомобильной дороге.
- Товарищ майор, а почему Вы о себе говорите в третьем лице?- скидывая лодку с плеч с лёгкой ехидцей в голосе в голосе любопытствует Лаврухин.
 - В трёх лицах только Бог, у меня только два лика. Одно лицо – это майор Буров, как исполнитель, а другое лицо - учитель, наставник, судья. Второе лицо всегда оценивает поступки и действия первого. Вот если бы капитан милиции Лунегов слушал второго Бурова, то ранения можно было избежать. И запомните: у настоящего "мента" всегда два лица...
- Как у Януса,- ёрничает Ефим.
- Уголовный авторитет что ли?- вытирая обильный пот на лысине, недоумевает майор.- У нас такой по отделению в районе не проходил...
- Древнеримский бог...
- В древнем Риме может быть такой бог, а в Шале почему нет? Тоже есть! Всё верно - люди не дураки: всё настоящее и возвышенное обожествляют и выбирают... Я правильно осмыслил?
- Так точно товарищ майор!- улыбнулся Ефим, дёргая за руку смеющегося Лаврухина.
Уазик подъехал, примерно через три четверти часа. Юноши загрузили рюкзаки в салон, где уже находились три человека в камуфляжной форме с карабинами, оснащёнными оптическими прицелами, бинокли болтались у них на груди.
- Эти, вероятно, дорогу контролировали, сидя на деревьях,- шепнул на ухо Пискунову Данил.- "Маяки".
- Ага. Только я всё думаю: можно поставить эксперимент на земле, чтобы время и пространство "изогнуть", так как это делают Чёрные дыры. Сколько людей числится пропавшими, может они "заблудились" во времени... С помощью прибора мы их найдём...Как? Здорово?
- А я думаю, что мы с тобой по реке не сплавлялись, только бегали в её окрестностях.
 - Ничего. Ещё раз, после экзаменов в институт, сплавимся. Давай!
- Давай.- Ефим подставил ладонь для дружеского шлепка.- А, Васёк-то, кажется, доволен остался...Улыбался даже...
- Ещё бы не улыбался: самоубийства избежал и землячок жив,- в убийцах не значится,- с нескрываемой улыбкой ответил Лаврухин.
Милиционеры в салоне страдали от жары, в особенности сам майор Буров, постоянно вытирающий носовым платком обширную лысину.
- Искупаемся, товарищ майор,- обращается милиционер Нестеров.
- Майор Буров не советует,- оттопырив губы, ответил он.- Вначале выполним задание в полном объёме: снимем показания с пострадавших, доставим пацанов родителям... лучше поучитесь у мальцов, как вооружённых преступников "камушками" брать.
Машина быстро бежала по раскалённому асфальту. Слева от дороги показалась излучина реки, которая быстрым перекатом переходила в спокойную. слегка волнующую зыбью, серебряную гладь реки. там, в дали, за поворотом, уже зрела новая интересная история, которую готова была рассказать красавица река - Сылва.

© Павел Патлусов