Ураловед

Портал знатоков и любителей Урала

5 1 2 3 4 5 Рейтинг: 5.00 Голосов: 1

Зима сидела в засаде. Я так говорю, потому что был уже октябрь, по всем канонам и историческому опыту полагалось быть серьезным заморозкам. У нас на Урале в середине октября это нормально.

Если копнуть историю и приложить ее на географию, то получается весьма интересная картина. Уральский хребет рассекает континент с севера на юг, сползание холодов, откуда бы они ни наваливались, с северо-запада ли, или с северо-востока, происходит вдоль этой естественной горной стенки. Причем с северо-запада, как правило, идут увлажненные воздушные массы, обычно циклонического происхождения, падают дожди или снега, а с северо-востока – крутые сухие, антициклонические. Извините, я не метеоролог, всего лишь технарь и рассматриваю эти закономерности чисто с технической точки зрения, пытаясь найти механическое объяснение происходящему. В конце концов, шарик наш в конечном счете подчиняется законам небесной механики. Механики! Теперь понятно, что на западном склоне Урала выпадает много больше осадков, чем на восточном (в Чусовом, да и в Медногорске снегу выпадает выше человеческого роста, лично видел). Это и география, и физика и механика в одном флаконе.

А история здесь вот причем. Когда осваивали Урал, то первые поселения закладывали на реках, ведь в то время самым дешевым источником энергии была вода, запасенная в прудах. Таким образом, заводы и поселки привязаны были к рекам, то есть к понижениям в горах. Вот так образовался и мегаполис – Екатеринбург. На Исети сделали плотины, поставили заводы, поселился народ, а много столетий спустя поняли, что низина в горах – не очень хорошее место. Во-первых, болотистое, а во-вторых – седловина, через которую переваливают идущие вдоль гор холода. Что, как говорится, мы и имеем, когда вдруг (как всегда неожиданно) накроет нас холод или ненастье. На казанской железной дороге даже сразу за Красноуфимском, чуть западнее, есть станция Ненастье. Неспроста!

Ну, хватит вступления, перейдем собственно к обещанному хариусу. Нам, увлекающимся рыбалкой, здорово повезло, что в уральских реках, что с востока, что с запада, водится очень приятная во всех отношениях рыбка – хариус. Светлая, быстрая, живущая только в чистой воде, яростная на крючке, дарящая рыболову несравнимые ни с чем переживания. А зимой только что выловленный хариус неожиданно пахнет свежим огурцом! Ученые спорят, сиговая это рыба, лососевая или достойная собственного, обособленного вида, но в гастрономическом отношении, очевидно, что сиговая. Её подсаливают, по одним рецептам с сахаром, по другим – с лимоном, а то и вместе, и едят, нахваливая, через двадцать-тридцать минут. Авторитетно заявляю – вкусно.

Хариус

Подтвердить сказанное могу одним любопытным происшествием. Как-то сын мой Алексей в возрасте около двадцати годов уехал в небольшой, но надежной компании на сплав по одной из забайкальско-БАМовских рек. Конечно, в семье переживали за благополучие этого путешествия, и очень обрадовались, когда на пороге появилось нечто обросшее и немытое, но весьма довольное. Сопровождавшее явление амбрэ не удивило, но каково же было удивление, когда с шеи был снят и поставлен на стол котелок. Запах усилился, он явно шел из котелка.

«Извини, отец, - сказал сын – За шесть дней дороги они подхватились, но мы сейчас сделаем толу» (толу – ударение на последней букве). Действительно, котелок был полон хариусов, но они по моим представлениям, мягко говоря, в пищу не годились. Тем не менее, рыбу легко отделили от костей, порезали ломтиками и смешали с луком и подсолнечным маслом.

Через некоторое, поборов обоняние, провели пробу, оценили положительно, и рыба была съедена очень быстро. Вкус победил запах! Потом сын объяснил, что в Якутии даже специально заквашивают рыбу, чтобы она дольше сохранялась, а на стол подают толу. Не знаю, правда это, или нет, ни подтвердить, ни опровергнуть..

Вернемся к зиме. Её еще не было, и мы с приятелем договорились поехать за хариусами на небольшую быструю речку Вижай. Находится она в Пермской области, километров восемьдесят не доезжая до города Чусового, течет в широтном направлении и впадает недалеко от него в одноименную реку. По логике и по описаниям хариус там должен быть. Вечером сели в поезд до Соликамска и часа в три ночи были на станции Вижай. На путях стояли странные вагоны-платформы, как оказалось, специально предназначенные для леса. По имеющимся картам от станции на север идет железнодорожная ветка, видимо, оттуда и возят лес. Ветка пересекает Вижай, и, дождавшись рассвета, мы двинулись по ней.

Река Вижай

Река Вижай. Фото Александра Шатунова

Шли мы не столько по шпалам, что, наверное, было бы комфортнее, сколько по разъезженной грунтовке (на станции нам показали ближнюю дорогу), но где-то через час вышли к реке. Река оказалась неширокой, в среднем метров двадцать, берега гористые с овражками. Пригревало солнце, осень была золотой, ветер отсутствовал, мы двигались вниз по течению и искали удобное место для рыбалки и ночлега.

От реки отделялся неширокий рукав, образовав довольно протяженный остров. Соблазнительно было встать на острове, в этом случае рыболовное пространство увеличивалось, но, помня о времени года и возможных дождях, которые легко могли поднять воду в реке и заблокировать нас на острове, от этой идеи отказались. Вскоре нашли небольшую приподнятую полянку под крутым бережком и стали оборудовать стоянку. Вблизи нас радовал перекат, на него мы возложили наши надежды на хариуса.

Костер сделали быстро, перекусили и стали мастерить кораблик, снасть такую для рыбалки на верховую рыбу, каковой как раз и был хариус. Мастерили из березового полена, подвязали поводки с мушками и завели на перекат. Первая поклевка, и первый хариус уже через полчаса был торжественно посажен в садок. Хариус небольшой, чуть больше ладони, но лиха беда начало.

Дальше заколодило. Часа два сидели на перекате, а кораблик молчал. Дело перевалило за обед, мы решили, не теряя времени, погулять вдоль берега и половить чего-нибудь на традиционную снасть – телескоп с поплавком. Клев был бешеный, но ловился исключительно мелкий гольян. Совсем это не тот трофей, за которым ехали, и мы заскучали. Пейзаж несколько оживила живущая где-то недалеко норка, но это незначительно добавило положительных эмоций.

Дело к ночи. Палатку мы не брали, в наличии был только бязевый полог, который удобно растянули между елками и положили под него имущество. Приятель мой, старый (не по возрасту, а по опыту) таежник завернулся в бушлат и лег у костра. Неподалеку в спальном мешке прилег и я. Кораблик молчал.

Проснулся я от легкого шороха. Это снег шуршал по спальнику. Реку и лес накрыло толстым белым покрывалом. Пейзаж был изумительным, тихо шел снег, тихо шумел перекат. Тут мы и поняли, почему обломилась наша рыбалка – резкая перемена погоды. Хариуса торжественно выпустили. Рыбачить было бессмысленно, и мы, свернув мокрый полог, потопали на станцию. Снега было чуть выше щиколотки, но под снегом часто попадались мочажины, спасибо, мы были в болотных сапогах. К вечеру дошли до окраины станционного поселка, но на вокзал не пошли, помнили ночь приезда – в вокзале было холодно, еще не отапливалось, и стали искать пристанище – до поезда было часов шесть.

На околице нам попалась открытая избушка, войдя туда и осветив фонарем, мы обнаружили, что попали в заброшенную мастерскую. Верстаки, тиски, кой-какой инструмент, разобранные редукторы, шестеренки и пр. Но самое главное – печка-буржуйка. Было несколько тревожно - мы понимали, что так не бывает, должно быть что-то, что хоть как-то будет компенсировать подвалившие нам блага.

Предчувствия нас не обманули: на боку валялась разбитая деревянная бочка с разлившимся по поду солидолом. Щепок и дровяных обломков полно, в избушке быстро стало тепло, но мы стали кататься по солидолу, как по катку. Немного сообразительности, и зло было превращено в добро – солидол оказался хорошим топливом. До поезда удалось даже подсушить намокшие одежду и тент. Правда, все провоняло солидолом, но мы не были в обиде.

Поезд прибыл около полуночи, стоял около минуты. Поскольку билеты нам продали далеко в двенадцатый вагон, пришлось пробежаться по перрону. Спали с устатку крепко. Утренний вид из окна нас порадовал – дома тоже был снег, но к утру он практически растаял. Было только немного грязновато, но нас было уже ничем ни запугать, ни огорчить.

© Владимир РАСТЯПИН
UraloVed.ru