Ураловед

Познавайте Урал вместе с нами!

Нападения волков на Урале и попытки лечения бешенства

В 1879 году на Урале наблюдалось небывалое нашествие волков. В поисках добычи хищники часто выходили из леса и их можно было увидеть даже в населённых пунктах. От волков страдали домашние животные, а иногда они нападали и на людей. Часто такие волки были заражены бешенством. В то время вакцины от бешенства ещё не существовало, и укус бешеным волком (если удавалось от него отбиться) через какое-то время обычно приводил к мучительной гибели.

О встречах с волками сообщала газета «Екатеринбургская неделя». Ниже я привожу заметки из этого издания из номеров за 1870-90-е годы. 

Нападение волка в Екатеринбурге

3 августа, около заката солнца, приближался к кирпичному сараю, вблизи вокзала, билетный рядовой Иван Теплых. Идя рядом с телегой, наложенной дровами, он вдруг заметил, что лошадь его чего-то испугалась, и с изумлением увидел большого волка, вцепившегося в нижнюю губу животного.

Он тотчас же бросился на непрошенного гостя, но, к несчастью, успел нанести ему только один удар кнутом, между тем как противник его, благодаря перелому ручки кнута, вцепился в предплечье правой руки смелого воина. Солдат, собравши все свои силы, едва успел отделаться от впившихся зубов ударами по голове животного оставшимся концом ручки кнута. Однако эти усилия были безуспешны.

Хищник отскочил и с новым остервенением бросился на солдата и ссадил ему коду на правой стороне груди, после чего последний, убедившись в своём бессилии в неравной борьбе, начал кричать о помощи.

Железнодорожный вокзал в Екатеринбурге
Железнодорожный вокзал в Екатеринбурге

На крик его выбежали из кирпичного сарая рабочие, и волк, быть может от крика или от другой причины, оставил солдата и, пробежав сажен 30, бросился на крестьянке Акилину Емельянову, возвращавшуюся с грибами в сарай. Он прокусил ей левую щёку, так что все мягкие части щеки, половина носа и два зуба отворотились на сторону, далее прокусил кожу на лбу и голове и оставил свою жертву только в то время, когда подбежавшие рабочие палочными ударами отогнали его. После этого волк, должно быть удовлетворившись на первый раз, удалился в лес.

Ночью некоторые из числа рабочих, сидевших вокруг огня в качестве караульных, вновь увидели приближавшегося к ним волка и тщетно бросили в него два раза топором: он ушёл обратно. На следующую ночь один из рабочих запасся ружьём и ожидал серого супостата. Волк не заставил себя ждать и явился недалеко от обжигальной печи, где был ранен подстерегавшим рабочим в ногу и при помощи товарищей последнего добили палками. Каково же было удивление присутствовавших, когда они убедились, что это был молодой, а не тот старый большой волк, который укусил солдата и женщину!

Трудно определить в данном случае, был ли первый вол одержим бешенством или нет. Предполагать можно то и другое. Укушенная крестьянка поступила на другой день утром в городскую больницу, где тотчас под хлороформом зашиты была рана.

Врач Екатеринбургской городской больницы Фолькман.

«Екатеринбургская неделя», № 3, 08.08.1879.

Вскоре стало известно, что в тот же первый день встречи с волком, 3 августа, от хищника пострадали люди около станции Исеть.

Волк у станции Исеть

3 августа в 9 часов утра близ станции Исеть, у сторожевой железнодорожной будки на барьерную сторожиху Долгих напал волк, схватил её за руку, уронил на землю и протащил около трёх сажен. На крик её выбежал сторож, при приближении которого волк оставил свою жертву и ушёл в лес. В тот же день в 11 часов дня вероятно тем же самым волком изранены слегка 3 коровы на 16 версте от Екатеринбурга, а на 8 версте – мальчик, сын сторожа, и ещё две коровы.

4 августа в 6 часов утра прибежал волк к будке на 18 версте, искусал корову и вошёл в дворик, где гонялся за курами. Сторож Воробьёв выбежал из будки с ружьём и стрелял, но промахнулся. Через два часа этот волк прибежал опять на 16 версту и с замечательной дерзостью вошёл на крылечко сторожевого дома. Сторожиха Неуймина успела однако затворить дверь и начала кричать, после чего волк побежал далее по направлению к городу. Сторож Иван Неуймин, бывший дежурным на линии, увидел бегущего на него волка, встретил его палкой и ловким ударом свалил с ног, а вторым убил на месте.

Искусанные переданы в попечение врача железной дороги г. Григорьева и в настоящее время чувствуют себя хорошо. Для осмотра и наблюдения за коровами приглашён ветеринар.

«Екатеринбургская неделя», № 5, 22.08.1879.

В следующем номере (№ 6 от 29.08.1879) автор сетовал на необходимость проведения облав на серых хищников:

«У нас, в последнее время, появилось такое множество волков, что было бы далеко не лишним, если бы земство взяло на себя труд устроить на них несколько тех больших народных облав, которые время от времени предпринимаются всюду, где дорожат человеческой жизнью, где не желают, чтобы серые хищники врывались безнаказанно в сёла, дома, резали скот, кусали людей и загрызали детей на глазах матерей. Для подобных облав, мы уверены, крестьяне собирались бы весьма охотно целыми тысячами, как на помощь, за приличное угощение от управы. За охотниками дело бы так же не стало, судя по цене на дичь».

В октябре того же года волков видели и в деревне Медный Рудник (ныне это Верхняя Пышма, город-спутник Екатеринбурга).

Появление волков

В своё время в «Екатеринбургской неделе» рассказаны были случаи дерзкого нападения волков на людей и животных. К этим фактам можно прибавить, что волки в последнее время появились в окрестностях Екатеринбурга в таком количестве, какого и старожилы не запомнят.

Дерзость этих хищников увеличивается по мере наступления холодов, так что зимой пригородным сёлам угрожает от них серьёзная опасность. Так, например, в деревне Медный Рудник (12 вёрст от Екатеринбурга) волками были разодраны: бык, корова и все жеребята. Смелость этих зверей дошла до того, что они среди белого дня бросались на скот, и одного из них застрелили в то время, когда он преспокойно грыз падаль, в нескольких саженях от жилья.

Жалобы подобного рода слышатся почти отовсюду. Недавно крестьяне нескольких деревень приезжали к более известным городским охотникам с просьбой устроить облаву, а «мы-де даром целой деревней будем загонять сколько вашей милости угодно будет. Мало будет мужиков – так и баб всех выгоним на облаву», – говорили они охотникам. Но эти слёзные мольбы оставлены были нашими доморощенными немвродами без всякого внимания, так как им более нравится сидеть в удобных шалашах, на мягких одеялах, и бить сотнями тетеревов, чем утруждать себя утомительной и притом небезопасной охотой на волков, а до горя крестьян им и дела мало.

В.Ш.

«Екатеринбургская неделя», № 15, 31.10.1879.

Картина Константина Стойлова. Нападение волков
Картина Константина Стойлова. Нападение волков

Но куда страшнее было, когда орудовали стаи волков. Весной 1885 года волчья стая держала в ужасе жителей посёлка Михайловского завода.

Волчья стая в посёлке Михайловского завода

В окрестностях завода появилось много волков, испугавших нас не на шутку. Пользуясь праздником Пасхи и, должно быть, соблюдая светские приличия, волки повадились делать визиты и к нам в завод. Не упомню, на который день Пасхи, стая волков (штук 10) гналась за жеребёнком по заводскому пруду и, догнав его против Загорной улицы, саженях в 20 от домов, покончили с ним на глазах удивлённых жителей.

Но этого мало. 31 марта, в полночь, волки зашли в одну из центральных улиц завода и против самой моей квартиры задали такой концерт под аккомпанемент собачьего лая, что у меня волосы дыбом встали – такое сильное впечатление произвело на меня это артистическое пение! Я побоялся даже выглянуть в окно, но очевидцы говорят, что волки (5 штук) чинно прошли по улице и удалились по направлению к соседней горе. Жаль, что на тот грех не случилось ночных караульных, а то бы наши ревностные «блюстители» непременно доставили волков к местному уряднику за бесписьменность.

Некто

«Екатеринбургская неделя», № 16, 24.04.1885.

А вот свидетельства из Шадринского уезда Пермской губернии (ныне Курганская область).

Волк в Шадринском уезде

Из Шадринского уезда пишут, что несколько южных волостей находятся в осаде бешеного волка в придачу к не бешеным, которые уничтожают массу скота, забегая даже в селения и на дворы. 11 сентября бешеный волк искусал в селе Бугаевском 5 штук рогатого скота и 3 лошадей. Отсюда направился в поскотину села Верх-Теченского, где искусал 11 голов рогатого скота; затем к деревне Анчуговой, в табуне искусал 8 голов рогатого скота.

Крестьяне последней деревни преследовали волка на протяжении 10 вёрст и, наконец, успели убить его вблизи деревни Баскарык. Во время борьбы с волком один крестьянин искусан в лицо и двое сильно изранены. Количество раненых животных нужно предполагать больше, так как пока сосчитаны только сильно раненые, а нужно предполагать, что есть и такие раны, которые не замечены. Так, в деревне Камышиной пали четыре свиньи с признаками бурного бешенства. Искусанный волками отправлен в Нижне-Петропавловскую больницу. Думаем, что шадринской администрации и земству следовало бы принять энергичные меры к предупреждению подобных массовых опустошений бешеными волками.

«Екатеринбургская неделя», № 41, 21.10.1890.

Чучело волка в экспозиции Музея природы
Чучело волка в экспозиции Музея природы в Екатеринбурге

Иногда волки нападали и на едущих по дорогам крестьян. Этот случай произошёл на дороге от Каслинского завода на Верхне-Уфалейский завод (ныне территория Челябинской области).

Нападение волка около Верхнего Уфалея

С 8 на 9 мая с.г. из Каслинского завода ехали два каслинских крестьянина к Никольскому празднику в Верхне-Уфалейский завод – один с рыбой, а другой с мукой. Не доезжая до Верхнего Уфалея шести вёрст, выбежал из лесу волк, напал на крестьян, шедших за своими возами, и ухватил одного из них за ногу.

Крестьянин моментально успел руками сжать волку морду, не давая кусать себя. Товарищ его, видя всё это, бросился бежать к лошади, сел на воз и поехал вперёд. Но на крик первого: «Останови лошадь, давай топор!» – он возвратился и принесённым топором ударил волка три раза по голове. Убивши волка, крестьяне двинулись вперёд и привезли его на местный рынок в Верхне-Уфалейский завод.

«Екатеринбургская неделя», № 20, 23.05.1893.

Волки причинили вред и жителям села Кашинского, погубив немало домашних животных.  

Волки в селе Кашинском Камышловского уезда

В окрестностях села Кашинского ежегодно по выпадении снега появляются целыми табунами хищники-волки, так что опасно выйти за поскотину не только домашнему животному, но даже человеку. Немало, конечно, губят волки домашних животных не только у нас, но и в окрестностях. Уничтожив здесь десятка два овец, волки удаляются в другие местности, продолжая губить скот и разорять крестьян. Для более успешной борьбы с хищниками некоторые земства выдавали вознаграждение за каждого убитого зверя. Ныне почему-то прекращена выдача, отчего уменьшилось и преследование волков, в особенности же крестьянами охотниками. Не мудрено, что волки за последнее время сильно размножились.

«Екатеринбургская неделя», № 48, 05.12.1893.

Как видно из этого сообщения, большое количество волков уральцы связывали с тем, что на них почти прекратили охотиться. Для борьбы с хищниками некоторые земства раньше выдавали вознаграждения за каждого убитого зверя, а затем делать это перестали. Охотникам преследовать опасных хищников стало неинтересно и те сильно размножились. Для борьбы с волками устраивали облавы, а также боролись с ними с помощью отравленного мяса.

«Волчий вопрос»

Всем известно, что волки наносят громадный ущерб сельскому скотоводству. Странствуя по сёлам и деревням нашего уезда, везде слышишь жалобы крестьян на серого хищника. И действительно волками истребляется масса крестьянского скота. Из статьи г. Лазаревского видно, что в течение 1873 года в Пермской губернии волками истреблено 4000 крупного и 16000 мелкого скота, на сумму 184000 рублей. А сколько умирает людей от яда, вносимого бешеными волками в организм человека! Сколько семей остаётся без кормильцев!..

Нынешней весной бешеный волк в деревне Нижних Таволгах напал на двух мальчиков (они рубили в лесу дрова), одного из них искусал и он в скором времени умер от водобоязни. А сколько бед волк натворил ныне же весной в Шурале!.. Долго будут шуралинцы помнить весну 1881 года…

Какие же есть средства для истребления волков? Средств «против волка, как и против зубной боли», очень много, но самое верное против первого, как говорят, это отрава стрихпином. «Действие стрихнина на волка ужасно: страшные судороги приковывают его к земле через несколько часов после отравы» (Брэм).

За истребление волка стрихнином нужно браться умеючи. Нужно знать, как приготовить отраву и отравленное животное, приготовить настолько умело, настолько хорошо, чтобы перехитрить волка, а волк, нужно сказать, хитрое животное!.. Для притравы употребляются обыкновенно овцы, собаки, ягнята, свиньи, кошки, зайцы, щенки и птицы. Вкладывают внутрь палочкой пилюли с ядом, не снимая шкуры…

Н. Смородинцев.

«Екатеринбургская неделя», № 37, 23.09.1881.

Участники облавы на волков. 1915 г.
Участники облавы на волков. 1915 г.

Нападавшие на людей волки обычно были больны бешенством – смертельным заболеванием, передающимся при укусе через слюну больного животного. После попадания в организм вирус распространялся по нервным путям, достигал слюнных желёз и нервных клеток коры головного мозга и, поражая их, вызывал тяжёлые нарушения, приводящие к гибели. Никакого лекарства от него в то время не существовало и почти все пострадавшие неминуемо погибали. Смерть от бешенства (или водобоязни, как часто называли эту болезнь) была ужасной. Вот описание одного их таких случаев (заражение произошло от собаки, но суть та же).

Смерть от укушения бешеной собакой

Мы получили от врача Екатеринбургской городской больницы, г. Фолькмана, рассказ о страшных подробностях кончины семилетней девочки, укушенной бешеной собакой. Вот что пишет г. Фолькман:

6 июня поступила в Городскую больницу с припадками водобоязни семилетняя девочка, Анна Батырева, дочь здешнего мещанина. Девочка эта, вместе с матерью, проживала весной в Солдатской улице, в доме Александра Гавриловича Пермикина и тут, на дворе, была укушена 30 апреля в левую руку бешеной собакой, которая принадлежала хозяину дома. Кроме её были укушены дочь хозяина и до того ещё какая-то девочка. Собака после того тотчас была убита хозяином.

Девочка, по словам доставившего её в больницу господина, у которого проживала она в последнее время, заболела в ночь с 4 на 5 июня лёгкими припадками спазматического сжатия глотки, которые в течение дня и следующей ночи появлялись чаще и чаще и в такой степени, что нашли нужным отправить её в больницу.

Действительно, трудно описать все страдания этой бедной девочки. Красивое, но побледневшее личико выражало в свободное от припадков время особенную грусть, какую-то глубокую печаль, смешанную с беспокойством, и в это время девочка в состоянии была отвечать отрывисто на некоторые вопросы. Но вдруг картина меняется. Она мгновенно схватывает себя руками за горло, поднявши несколько голову, лицо искажается, глаза выражают страшное отчаяние, дыхание останавливается, начинаются припадки задушения. С открытым ртом, бледная, с ужасом во всех чертах лица, она мечется из стороны в сторону, машет руками. Спазмы проходят, и она вновь несколько успокаивается, однако страх с бледного лица не сходит, предчувствуется близость следующего припадка. Нельзя было видеть без глубокого сострадания мучения этой несчастной.

В течение одного часа, до 12 часов дня, было до 20 припадков, к 5 часам – уже до 35, и чем далее, тем припадки становились чаще и сильнее, так что иногда изо рта выступала пена. Если от утомления и слабости больная на минуту ложилась головой на подушку, то новый припадок заставлял её мгновенно приподняться. От воды и от всякой другой жидкости: молока, бульона, лекарства, она отказывалась, но быстро схватывала смоченную в горячей воде и выжатую губку, прикладывая её к передней части шеи. Лекарственные клистиры успокаивали на короткое время, кураре трудно было применять.

В 7 часов вечера того же дня мать её, узнавшая о пребывании дочери в больнице, взяла её домой, говоря, что ей нельзя быть в больнице при больной дочери, имея дома ещё 8 человек детей и что ей легче, если дочь умрёт дома, при ней. Через два часа после того дочь её умерла.

«Екатеринбургская неделя», № 24, 18.06.1880

Поскольку не было лекарства, люди обращались к народной медицине и к разным суевериям. По поверьям, укушенный должен был пройти по дворам своих односельчан, собрать «сорок милостынь» и съесть их. По другому поверью, нужно было поймать заражённое животное, настричь шерсти, сжечь её и остатком присыпать рану.

Нападение волка и попытка лечения бешенства в Верхне-Тагильском заводе

25 февраля, среди белого дня, бешеный волк забежал в селение и перекусал 12 человек, 5 коров и одну лошадь. Волка убили и за заводом сожгли, только с какой-то стати содрали шкуру с головы и принесли в здание волости. Некоторые из покусанных приходили в волость, отстригали шерсти и подкуривали раны. Из пострадавших одному 85 лет, одному 2 года, все остальные в цветущем рабочем возрасте.

S.

«Екатеринбургская неделя», № 10, 09.03.1883.

Волк в питомнике Холзан
Волк в питомнике Холзан

Лечением бешенства в то время пробовал заниматься священник Каслинского завода.

Излечение от водобоязни священником Каслинского завода

Нам сообщают, что священник Каслинского завода, о. Павел, успешно излечивает больных от водобоязни. Как на факт такого излечения, указывают на выздоровление в Шуралинском заводе мужа и жены, укушенных бешеным волком. Этот волк забрался в Шуралинское селение на страстной неделе и искусал много скота, а из людей укусил старосту и сына волостного старшины и жену этого сына. Староста умер в страшных мучениях, а эта чета вылечена о. Павлом.

Средство, которое даёт больным этот священник, заключается в следующем. Луковичное растение, попадающее довольно часто в лесу, носящее название «водяной шильник» (alisma plontago), вырывают с корнем. Луковицу этого корня режут на ломотки и сушат на солнце, потом исстирают в порошок и дают больным: взрослым до 2 ½ золотников на приём, намазывая хлеб скоромным маслом, пересыпанным этим порошком; детям дают на приём до 1 золотника, тоже на хлебе с маслом. Всего дают три приёма, и этим лечение и кончается. Приёмы больше и чаще повторённые, производят рвоту. Но если впоследствии появится головная боль и горячечное состояние, то приём повторяется. Скоту дают, смотря по величине породы скота, до 8 золотников на приём, причём порошок дают в очень тёплой воде с маслом.

«Екатеринбургская неделя», № 25, 01.07.1881

Впрочем, всё оказалось не так однозначно. Вот продолжение той истории с попыткой лечения.

К вопросу о лечении водобоязни

С 6 на 7 апреля нынешнего года бешеный волк в деревне Федьковке и Шуралинском заводе искусал 40 штук скота и 5 человек. Искусанные животные все уже пали (за исключением двух коров). Из людей – один, сельский староста, умер в последних числах апреля, другой – сын шуралинского старшины Бердникова – умер 8 июля – тот самый, которого лечил «своими порошками» каслинский священник отец Лев Псаломщиков (а не отец Павел, как сказано в № 25 «Екатеринбургской недели»).

Говорят, что знание – сила, а невежество нашего народа разве не сила, да притом такая могучая сила, которая чрезвычайно трудно поддаётся веянию всего разумного? Не помню, кто-то сказал: «в небылице русских уверить легко, но трудно убедить их в истинном и вероятном». Посмотрим, чем, по понятию нашего народа, можно предупредить развитие бешенства у человека или животных. Послушайте.

Если бешеное животное искусает человека или домашних животных, то укушенный или хозяин животного ходят по дворам своих односельцев и собирают «сорок милостынь». Милостыню, полученную из сорока домов, должен съесть укушенный человек или скармливают скоту. Дальше, если бешеная собака укусит человека, лошадь или корову, то нужно эту собаку поймать, настричь несколько шерсти, шерсть сжечь и остатком присыпать рану. Выслушав от нашего крестьянина о таких средствах, предупреждающих развитие бешенства, невольно скажешь словами Корана: «Господи, прости наши ошибки!»

Г. Зарудный («Русская речь» 1880 г., октябрь и «Екатеринбургская неделя» за тот же год, № 49) против бешенства как у человека, так и у животных предлагает корень «молочая» и уверяет, что он, Зарудный, не имел ни одного неудачного случая лечения даже развившейся уже водобоязни. Кажется, профессор Быстров – хорошо не помню – применял способ лечения г. Зарудного против гидрофобии в двух случаях, но без успеха. Припомним слова Диоскорида, сказанные за много веков тому назад: «Люди, поражённые водобоязнью, осуждены на несомненную смерть». Это между прочим.

Отец Лев в своём письме к старшине Бердникову, от 18 мая, говорит: «Эти порошки вполне уничтожают водобоязненный яд как в человеке, так и животных, укушенных бешеными животными, что мною многократно было испытано». Старшина Бердников, получив 21 мая четыре порошка от отца Льва (к сожалению, мы этих порошков не видели, но из № 25 «Екатеринбургской недели» узнаём, что средство, предлагаемое отцом Пс-щиковым против бешенства, есть «водяной шильник» или «водяной подорожник» – alisma plantago), подал два порошка сыну и столько же снохе и успокоился. Но никакие «шильники» с маслом не избавили сына Бердникова от смерти: он, как и староста, в страшных мучениях 8 июля умер.

По понятию шуралинцев, если прошло шесть недель после укушения, то как люди, так и животные уже застрахованы навсегда от заболевания бешенством. Такому понятию шуралинцев противоречит на глазах им совершившийся факт: сын старшины умер через три месяца после укуса.

Но вот факт ещё рельефнее: в феврале нынешнего года умерла в Вене 15-летняя девушка от водобоязни. По сведениям, собранным, по-видимому, с большой точностью, девушка была укушена бешеной собакой, когда ей было 5 лет, т.е. за 10 лет до смерти.

Против бешенства, этой страшной болезни, было испробовано множество лекарственных средств, и к сожалению, все средства, всякие «молочаи» и «шильники» оказались бесполезными. Теперь вообще принимают, что бешенство как людей, так и животных представляет неизлечимую болезнь.

В эту минуту я припомнил следующие слова покойного профессора И.И. Ровича: «Нет, конечно, сомнения в том, что одна из вернейших мер к уменьшению несчастных случаев бешенства от укушения бешеными животными есть распространение в народе знаний явлений этой болезни страшной опасности её». Почему бы действительно не познакомить, путём печати, наш народ с этой страшной болезнью? Знаком ли наш народ с брошюрами гг. Лазаревского и Валевского «Об истреблении волков»? А волки среди белого дня заходят в наши деревни и сёла и свободно разгуливают по улицам, истребляя крестьянский скот. Вспомним о тех несчастных, которые каждогодно гибнут от страшной, неизлечимой болезни, вносимой в организм человека укушением бешеными волками.

Ни на «шильники», ни на «молочаи», ни на «милостыню из сорока домов» нужно возложить надежду, а нужно объявить непримиримую войну серому хищнику, – благо, для этого и средства есть. Но об этом –в следующий раз, а теперь скажем: «отвергать науки ­значит, совершать величайшее из преступлений против человеческого разума». Имея уши слышати…

Н. Смородинцов

«Екатеринбургская неделя», № 28, 22.07.1881.

Чучело волка в экспозиции Государственного исторического музея Южного Урала
Чучело волка в экспозиции Государственного исторического музея Южного Урала

Лишь в 1885 году француз Луи Пастер стал применять изобретённую им вакцину против бешенства. Его открытие стало настоящей сенсацией и спасло жизни многих людей.

По поводу нового открытия Пастера (Лечение водобоязни)

Последнее открытие Пастера наделало такого шума, что к знаменитому французскому учёному стали обращаться пациенты из Америки. Но, вероятно, пастеровские способы привития ещё не скоро распространятся в такой степени, чтобы благодеяниями нового открытия могли воспользоваться обитатели удалённых от центров сельских местностей…

В некоторых местах [сельское население] уже довольно успешно борется с этим ужасным бедствием средствами народной медицины…

Самое полезное из них, по-видимому, молочай (Euphorbia). Молочай заключает в себе острый молочный сок, который будучи приложен к коже, производит на ней нарывы, а принятый внутрь вызывает сильный понос и рвоту… Для лечения служит корень, который сушится на лёгком духу печи и, очищенный от земли, стирается в обыкновенной тёрке в порошок и хранится в банке… Прежде всего укушенному надо дать небольшую щепотку на полрюмки разжиженного кваса или слегка окисленной уксусом воды. Если после первого приёма, в течение дня, больной будет чувствовать попеременно лёгкий озноб и жар, общую слабость, тошноту или даже рвоту и при этом сильную испарину, то это служит признаком того, что лекарство подействовало. Когда же у пострадавшего обнаружились уже признаки водобоязни, так что принять порошок в жидкости он не в состоянии, –щепотку порошка следует закатать в пилюли из мякиша ржаного хлеба, сделав их 3-4 штуки. Если лекарство с первого приёма не подействовало, то такой же приём следует через 6 часов повторить, а на другой день натощак дать третий.

Места, на которых остались следы укушения, обмываются тотчас после укушения и дня через 3 спустя крепким отваром корня, из которого приготовлен этот порошок.

В газете «Современность» священником витебской епархии, Николаем Шишковичем, был сообщён случай, что сын его, 10-летний мальчик, укушенный собакой, получил излечение, благодаря майскому жуку. Некто Каменский в селении Кантебрюн в Курляндии, куда пострадавший был отправлен для пользования, приготовлял из майских жуков особое средство: он отрезал им головки и немедленно опускал в свежий мёд. Жуки выделяли из себя жидкость, которая, соединяясь с мёдом, служила верным средством от водобоязни. Когда большому ребёнку дали один приём этого лекарства, он после сильных страданий впал в глубокий сон, сопровождавшийся обильным потом. После сна мальчик встал  бодрым и совершенно поправился.

Такое же средство употребляется в Томской губернии. Г. Н. Потанин сообщает: «Бешенство или, как здесь называют, дурь излечивается настоем жука майки, заколотого непременно крестом. Этим же средством лечат и сбесившихся собак».

Рекомендуют ещё растение дрок (Genista Tinctoria), о котором недавно было писано, что оно употребляется в Оренбургской губернии…

Чеснок также оказался хорошим средством от водобоязни. Ещё в 1859 году был описан случай, как одна девушка, страдавшая водобоязнью, забравшись на чердак, где лежал грудой запас чеснока, впала в сон. Вскоре девица эта совсем выздоровела. После этого чесноком стали лечить и других, пострадавших от укушения бешеными животными, давая его есть сколько возможно более, в сыром виде. По принятии чеснока начинается слюнотечение, больного клонит ко сну, во время которого отделяется испарина…

«Екатеринбургская неделя», № 5, 29.01.1886.

До Урала вакцина Луи Пастера добралась нескоро. Даже спустя 8 лет после открытия Пастера спасительный укол можно было поставить лишь в столицах. В 1893 году «Екатеринбургская неделя» сообщала о проследовавших через Екатеринбург в сопровождении фельдшера четверых человек, укушенных бешеным волком. Им предстоял долгий путь до Москвы, где можно было поставить укол и получить шанс на жизнь.

Поездка укушенных бешеным волком

29 ноября проехали через Екатеринбург в сопровождении фельдшера четверо укушенных бешеным волком. Пострадавшие крестьяне – между ними 12-летний мальчик – Чердынского уезда, Юмской волости, двое из д. Дубровки, двое из д. Мыса. Укушенные бешеным волком 7 ноября, направляются для прививки на Пастеровскую станцию по несколько странному маршруту: Пермь – Екатеринбург – Челяба – Москва. Нечего и говорить о нерациональности отправки на Пастеровскую станцию в Москву, минуя Самару, единственно потому, что в последней Пермское земство не содержит койки. Фельдшер говорил, что если оставить кого-нибудь из пострадавших в Самаре, то там «слупят» за лечение… Было бы в высшей степени желательно, чтобы будущая очередная сессия губернского земского собрания решила в положительном смысле вопрос об учреждении бактериологической станции в Перми, при земской больнице.

«Екатеринбургская неделя», № 48, 05.12.1893.

К счастью, в наши дни нападения волков на людей стали большой редкостью, а прививку от бешенства можно получить почти в любом травмпункте. Хотя острая фаза болезни, которая может наступить даже через несколько месяцев после укуса больного животного, до сих пор неизлечима и приводит к гибели. Бешенство по-прежнему является одним из самых опасных заболеваний. Поэтому если подвергнетесь укусу, например, собаки, то обязательно сразу ставьте вакцину.

Павел Распопов

Читайте также: 

Поддержать «Ураловед»