Ураловед

Портал знатоков и любителей Урала

5 1 2 3 4 5 Рейтинг: 5.00 Голосов: 6

В современной исторической науке все более широкое распространение получают исследования краеведческой тематики. Уральская история также не обделена историков. В историографической традиции закрепилось разделение Среднего Урала на «Строгановский» и «Демидовский» регионы. Критериями такого разделения выступают не только очевидные географические рамки владений (Приуралье и Зауралье), но и особенности организации хозяйственного комплекса у Строгановых и Демидовых. Распространенным в последнее время стало также употребление термина «Тагильский край» для обозначения территории, входившей в Нижнетагильский округ Демидовых.

Роль Строгановых в развитии этой территории кажется парадоксальной и надуманной. Но мы считаем возможной постановку такого вопроса. Некоторое отношение история строгановских владений на Урале имеет к Тагильскому краю.

Известно, что в середине XVI в. Строгановы получили обширные территории на Урале по рекам Каме и Чусовой и их притокам. В частности, 4 апреля 1558 г. Григорию Строганову была дана «жалованная грамота» на земли по Каме. Согласно ей, Строганову жаловались «места пустые, лесы черные, речки и озеры дикие, острова и наволоки пустые, а всего того пустого места 146 верст». Границы жалованных земель в тексте грамоты были обозначены по современным меркам довольно туманно: «по обе стороны Камы от устья Лысьвы до устья Чусовой и по рекам, что в той меже впали от устья и до вершин». Подобная формулировка может объясняться недостаточным знанием географии местности на момент пожалования. На пожалованные земли предоставлялась льгота – освобождение поселенцев от податей и сборов сроком на 20 лет (до 1578 г.). В грамоте были перечислены обязанности владельца: «чтобы Григорий городок поставил, пушки и пищали учинил для береженья от ногайских людей и от иных орд, лес сек, пашни пахал, дворы ставил, звал людей неписьменных и нетяглых, варницы ставил и соль варил, а руд [медных, серебряных и оловянных] не делал»[1]. Строганову запрещалось принимать в свои владения беглых холопов, воров и разбойников на поселение. Запрещалось также использовать земли, принадлежавшие коренному населению – охотничьи угодья и рыбные ловли. Помимо обязанностей, перечислялись и права владельца. Ему принадлежало исключительное право «судить и ведать» всех своих «слобожан» без вмешательства местной администрации. Если же кто-то имел «дело» до Григория Строганова, то оно должно было решаться в Москве государевыми казначеями.

Карта владений Строгановых

Такое положение дел было выгодно обеим сторонам – и государю, и предпринимателям. В 1550-е гг. Русское государство периодически подвергалось набегам со стороны Крымского ханства. А в январе 1558 г. началась Ливонская война. Поэтому, передав часть забот об освоении восточных границ государства Строгановым, Иван IV мог сосредоточить свои усилия на укреплении южных и западных рубежей. А Строгановы получили возможность осваивать богатства Урала. В 1566 г. специальной грамотой владения Строгановых были зачислены в опричнину[2], т.е. в «государев удел».

Выгоды заключенного договора вскоре стали очевидными. Строгановы решили закрепиться в Прикамье и расширить свои владения. В 1568 г. брат Григория Яков Строганов подал челобитную, в которой просил пожаловать ему земли по течению Чусовой и Каме ниже устья Чусовой. Просьбу он обосновывал тем, что на пустых землях найдены «росольные места» и существует возможность развивать соляной промысел и осваивать территории, с которых в государственную казну будут поступать налоги[3]. Эта просьба была удовлетворена. Яков Строганов получил во владение земли «по обе стороны реки Чусовой от устья и до вершины и по речкам и по озерам и до вершин», а также «по обе стороны Камы от устья Чусовой вниз на 20 верст по речкам до вершин»[4]. Практически, четкие границы владения обозначены не были, земли по берегам рек, впадающих в Каму и Чусовую в указанной «меже», попадали в земельный отвод Строгановых без ограничений. В грамоте 1568 г., также как и в грамоте 1558 г., была установлена налоговая льгота на жалованные территории – освобождение населения от уплаты податей сроком на 10 лет. Также как и Григорий, Яков брал на себя обязательство за свой счет заселить пожалованные земли и организовать их оборону. Он получал право «варить соль» и распоряжаться («судить») теми, кто придет жить на его земли («своих слобожан»), самостоятельно, без вмешательства местной администрации. Обе жалованные грамоты указывали срок окончания «льготных лет» 1578 годом, с которого в казну исправно должны были поступать налоги и сборы.

Естественно, что за двадцать лет заселить и освоить все пожалованные земли не получилось. Фактически, освоенными оказались территории вдоль Камы и по Чусовой вверх от ее устья до впадения в нее рек Вильвы и Лысьвы. В 1579 г., после окончания действия налоговых льгот, писцом И. Яхонтовым была произведена перепись уральских владений Строгановых. По результатам этой переписи в 1581 г. часть земель, незанятых и оставшихся «пустопорожними», была возвращена государству. В казну отошли земли от устья реки Чанвы (притока Яйвы) до вершины Яйвы, от устья реки Барды (притока реки Сылвы) до вершин Сылвы и от устья реки Утки до вершин Чусовой[5]. Границы строгановских владений, таким образом, были уточнены. Таким образом, восточной границей строгановских владений была указана река Утка, которая впадает в Чусовую по правой стороне. В подтвердительных грамотах XVII в. постепенно появляется ее новое, уточненное название – Межевая Утка. Окончательно это название закрепилось за этим притоком Чусовой после появления на Урале владений Демидовых. Река Межевая Утка стала естественной границей «Демидовского» и «Строгановского» Урала.

На этом история земель по берегам Межевой Утки, принадлежавших разным владельцам, не заканчивается. Территория формировавшегося округа Нижнетагильских заводов расширилась в конце XVIII в. за счет покупки земель у Строгановых. 19 марта 1782 г. граф А.С. Строганов продал Н. Ак. Демидову «недвижимое имение состоящее в Пермском наместничестве в Верхотурском уезде в двух деревнях именуемых Галашкинских поселение и владение свое имеющих по течению реки Утки на правой стороне в коих крестьян мужского пола 63 души с женами и с детьми». Земли, занимаемые деревнями Верхние и Нижние Галашки, составляли 29097 дес. 1800 кв. саж. и обошлись Н.Ак. Демидову в 10 тыс. руб.[6] Таким образом, часть территории «Тагильского края» была одно время собственностью Строгановых.

Не менее интересным выглядит еще один сюжет тагильской истории. На одной из старых «заводских» улиц (ныне улица Кирова) расположен дом, известный как «Строгановский». В краеведческой литературе утвердилось предположение, что здание было построено в 1840-е гг. по проекту известного уральского архитектора А.З. Комарова. Дом двухэтажный, в первом его этаже располагалась контора, занимавшаяся организацией работ по добыче руды на Высокогорском руднике, второй был отведен под квартиры служащих[7]. В центральном медальоне на аттике здания четко видны буквы «ГС», что для краеведов является дополнительным аргументом в пользу принадлежности дома Строгановым. В этом контексте наиболее вероятной нам представляется расшифровка «Граф Строганов».

Строгановский дом в Нижнем Тагиле

Однако более детальное рассмотрение этой истории вызывает больше вопросов, чем ответов. Приведем известные нам факты. В середине XIX в. Высокогорский рудник был разделен на 6 частей, три из которых принадлежали Демидовым, три – Яковлевым[8]. Естественно, все владельцы содержали собственный штат заводских служащих. С 1840 г. на Нижнетагильских заводах Демидова работал архитектор А.З. Комаров, который с 1842 г. по совместительству служил архитектором заводов и соляных промыслов Строгановых. В середине XIX в. он руководил постройкой комплексов заводских зданий во владениях Демидовых и Строгановых[9]. По проектам А.З. Комарова были построены здания в Нижнетагильском округе, в том числе «Строгановский дом». В краеведческой литературе встречается информация о покупке дома богатым купцом Шестаковым[10]. Известно также и то, что в 1878 г. некоторое время в этом доме проживал Д.Н. Мамин-Сибиряк [11]. В 1890 г. граф С.А. Строганов приобрел Уткинский чугуноплавильный завод [12], тогда же вместе с заводом в его собственность перешла часть Высокогорского рудника. Сопоставление этих фактов позволяет нам сделать несколько предположений.

План Высокогорского железного рудника (1828 г.)

1. В 1840-е гг. по распоряжению владельцев Суксунского горного округа в Нижнетагильском поселке было построено здание, служившее заводской конторой и жилым помещением для заводских служащих, контролировавших процесс добычи руды на Высокогорском месторождении. Руда поступала на действие Уткинского завода. Однако сложное финансовое положение округа, изменения его статуса и состава владельцев (Демидовы, акционерное общество, казенное содержание, вновь Демидов, банкротство и продажа округа по частям, покупка Уткинского завода С.А. Строгановым) создавали трудности в существовании заводской конторы. В результате здание было продано купцу Шестакову, а затем куплено новым владельцем части рудника, восстановившим в нем заводскую контору. Впоследствии детали забылись, за зданием закрепилось имя последнего его владельца.

2. Здание было построено по распоряжению Нижнетагильской заводской конторы как часть архитектурного комплекса, составлявшего улицу Большерудянскую, а затем было передано в пользование заводских служащих Суксунского горного округа. Финансовые трудности владельцев Суксунских заводов вынудили их отказаться от содержания заводской конторы. Администрация Нижнетагильского округа продала ставшее ненужным здание, а затем оно было куплено новым владельцем Уткинского завода, нуждавшемся в заводской конторе.

3. Здание заводской конторы принадлежало Строгановым, было построено по их распоряжению. В середине XIX в. один из заводов Строгановых – Билимбаевский – испытывал трудности с поставками руды, местные рудники оказались практически выработанными. Владельцы Билимбаевского горного округа арендовали часть Высокогорского рудника (возможно, Суксунскую, она же Уткинская), либо покупали руду на действие собственного завода. В этом случае понятна необходимость содержания заводской конторы и служащих. Впоследствии сложности развития Суксунского горного округа не позволили продлить соглашение. Дополнительным фактором могло стать также и то, что в Билимбаевской даче были обнаружены перспективные и богатые месторождения руды. Здание заводской конторы за ненадобностью было продано, а затем вновь выкуплено и вернулось владельцу, купившему Уткинский завод и причисленную к нему часть Высокогорского месторождения.

Строгановский дом в Нижнем Тагиле

Изложенные выше версии кажутся нам равновероятными. Опровергнуть, доказать или создать иной вариант исторической реконструкции возможно только при наличии исторических источников. Поэтому естественным и обоснованным нам представляется поиск соответствующих документов в архивах и музеях, тщательный анализ информации.

Рассматривая роль Строгановых в истории Тагильского края, можно упомянуть и косвенные аспекты этого влияния: земельные споры Строгановых, Демидовых и их наследников по поводу заводского строительства[13]; объединение усилий заводчиков в борьбе с заводским начальством[14]; установление дружеских, а затем родственных отношений между двумя крупнейшими предпринимательскими фамилиями Урала[15]. Очевидным становится вывод о значительной роли Строгановых в уральской истории. Вместе с тем, постановка неоднозначных, «мелких» вопросов стимулирует краеведческий поиск, поддерживает интерес к прошлому.

Примечания.

[1] Жалованная грамота Ивана IV Григорию Строганову 4 апреля 1558 г. // Андреев А.Р. Строгановы. XIV–ХХ века: энцикл. изд. – М.: Белый волк, 2000. – С. 226. Право «дуть железо и домницы делать» было дано Я. Строганову в 1577 г. (Струмилин С.Г. История черной металлургии в CССP. – M.: АН СССР, 1954. – С. 102).

[2] Волегов Ф.А. Хронологический реестр разных документов и случаев, относящихся до истории о Строгановых // Пермский край. – Т 3. – Пермь, 1895. – С. 150.

[3] Жалованная грамота 25 марта 1568 г. Якову Строганову // Андреев А. Р. Указ. соч. С. 231.

[4] Там же. С. 232.

[5] ГАСО. Ф. 9. Оп. 1. Д. 16а. Л. 30.

[6] Там же. Ф. 24. Оп. 3. Д. 192. Л. 28, 42 об.

[7] Нижний Тагил на перекрестках веков. Зримые образы прошлого и настоящего. – Нижний Тагил, 2002. – С. 44. 

[8] См.: Мезенина Т.Г. Высокогорский рудник: история разделов и владельцев // Тагильский край в панораме веков. Вып. 2. Сборник материалов краеведческой конференции / отв. ред. Е.Г. Неклюдов. – Нижний Тагил, 2001. – С. 192–198. 

[9] Алферов Н.С. Зодчие старого Урала: первая половина XIX века. – Свердловск: Свердловское кн. изд-во, 1960. – С. 36–40.

[10] Вендер Д. Старый дом // Тагильский рабочий. – 1981. – 31 декабря.

[11] Нижний Тагил на перекрестках веков. С. 44; Гуськова Т.К. Д.Н. Мамин-Сибиряк и Тагильский край. – Нижний Тагил, 2003. – С. 6.

[12] Шустов С.Г. Пермское нераздельное имение графов Строгановых во второй половине XIX – начале ХХ вв. – Пермь, 2008. – С. 54.

[13] Неклюдов Е.Г., Мезенина Т.Г. Река Чусовая во владении рода Строгановых // Река Чусовая: проблемы изучения и сохранения природного и культурно-исторического наследия: Материалы I научно-практического семинара (Нижний Тагил, 16–17 мая 2002 г.) / Отв. ред. Е.А. Гаджиева. – Нижний Тагил: РИО НТГПИ, 2003. – С. 95–101; Мезенина Т.Г. Земельные споры наследников Строгановых // Урал индустриальный. Бакунинские чтения. Материалы VII Всероссийской научной конференции, ноябрь 2005 г. – В 2-х тт. – Т. 1. – Екатеринбург: ООО «Издательство УМЦ УПИ», 2005. – С. 196–200.

[14] Мезенина Т.Г. «О чинении г. Татищевым нападков» // VIII Татищевские чтения. Материалы региональной конференции. 27–28 мая 2010 г., г. Екатеринбург. – Екатеринбург, 2010. – С. 71–74.

[15] Мезенина Т.Г., Неклюдов Е.Г. Демидовы и Строгановы: история родства // Тагильский край в панораме веков: Материалы научно-практической конференции, г. Н. Тагил, 12 – 13 мая 1999 г. / Нижнетаг. гос. пед. ин-т; Нижнетаг. Госуд. Музей-заповедник горнозаводского дела Среднего Урала. – Екатеринбург: Банк культурной информации, 1999. – С. 47–55.

Данная статья публиковалась в издании:

Город: годы, события, люди: материалы II региональной научно-практической конференции, Нижний Тагил, 17 февраля – 17 апреля 2012 г. / отв. ред. О. В. Рыжкова. – Нижний Тагил: Нижнетагильская государственная социально-педагогическая академия, 2012. – С. 273–277.

Т.Г. Мезенина

UraloVed.ru

Смотрите также: 

«Строгановский Урал» на страницах очерков Д.Н. Мамина-Сибиряка

Происхождение Строгановых

Бонапарты и Демидовы: история двух семейных династий

Комментарии   

Раиса Каштанова
# Раиса Каштанова 12.11.2018 14:35
Интересно.
А, почему здание в таком удручающем виде?
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору
Павел Распопов
# Павел Распопов 12.11.2018 15:40
Раиса, в нашей стране большинство старинных зданий и памятников архитектуры находятся в удручающем состоянии. "Денег нет, но вы держитесь". Увы...
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору
Раиса Каштанова
# Раиса Каштанова 12.11.2018 17:54
И, какой дурак догадался пластиковые окна вставить в историческом здании?
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору