Ураловед

Портал знатоков и любителей Урала

4.88888888889 1 2 3 4 5 Рейтинг: 4.89 Голосов: 9

Портрет Акинфия Демидова

Известный портрет А.Н. Демидова и его зеркальное отражение, поскольку портрет его брата - Н.Н. Демидова - до сих пор не обнаружен. А они все-таки были чрезвычайно похожими.

Приказчик Ревдинского завода Иван Торопов [1] соскочил со взмыленной лошади и, зло колотя кнутовищем по пимам, вбежал в контору. Рожа красная, сведена судорогой, жилы вздулись на лбу, глаз свирепо торчит из-под мехового околыша. Огляделся и рявкнул так, что все присутствующие вздрогнули. Досталось зазевавшемуся писарю, тщательно выводившему очередную загибулину и потому не успевшему увернуться от хлесткого удара. Кнут рассекал воздух налево и направо, взвизгивал на головах, плечах и спинах конторских.

Отдышавшись, Иван потребовал лист бумаги, чернила, перо, которые были ему незамедлительно принесены, и, не раздеваясь, уселся на лавку писать доношение своему хозяину - действительному статскому советнику Акинфию Демидову [2]. Но буквы лихорадочно скакали под рукой, никак не желая попадать в створ строки.  В конце концов, измаявшись, он отшвырнул бумагу и, бегая из угла в угол избы, начал крикливо диктовать. Писарь же, время от времени потирая вздувшийся рубец, снова увлекся любимой каллиграфией, высунув от напряжения кончик языка. Особенно ему удавались завитушки к буквам «А», «Д» и «К». Эти буковицы он выписывал с особой тщательностью. Чего-чего, а именно их в тексте доношения было предостаточно: «О чинимых обидах от приказчиков господина дворянина Евдокима Демидова».

Суть дела заключалась в следующем. Двух родных братьев - Акинфия и Никиту Демидовых [3] - никак мир не брал. С тех пор, как помер батюшка их, Никита Демидыч Антуфьев, Царствие ему Небесное, братья жили, словно кошка с собакой. У Никиты заводы все были в Подмосковье, у Акинфия в основном на Урале. Но в 1730 г. Никита умудрился-таки прорваться в уральские земли, получив разрешение на строительство чугунолитейного железоделательного завода на речке Шайтанке, близ горы Волчьей. Акинфий сам собирался осваивать эти места, но закрутился: много дел - одно важней другого - лежали на его плечах. Этим обстоятельством, а также поддержкой могущественных покровителей из Москвы и Санкт-Петербурга и воспользовался Никита. В 1731-32 гг. он возводит Шайтанский завод [4], параллельно Акинфий запускает Ревдинский. Земли под строительство братья приобрели у местных башкирских общин. Граница между их владениями прошла по реке Чусовой. Правый берег с его лесами и рудами отошел Никите, а левый – Акинфию. Но вот незадача, в 1740 г. Никита получает дополнительное разрешение на строительство двух заводов по реке Серга и тогда же вступает в переговоры с башкирскими старшинами Терсяцкой волости о покупке их родовых охотничьих угодий в верховьях реки Серга, а это рядышком с ревдинскими владениями Акинфия, только-то за Коноваловским увалом.

Помятуя о ценности лесных дач (нужно иметь в виду, что леса вокруг уральских заводов уничтожались сплошными вырубками лет за 15-20, а дальше цена на извоз древесного угля – основное топливо для железоделательных заводов – начинала душить заводы, превращая их продукцию в неконкурентоспособную)… Так вот, памятуя о ценности лесных дач, ревдинские приказчики начали осваивать дальние делянки, в том числе и на границах с сергинскими владениями.

* * *

В июле 1741 г. ситуация на северо-западе Российской империи внезапно обострилась. Шведский король потребовал у России пересмотреть условия Ништадского мира [5], подписанного в результате Северной войны, и вернуть «всю Карелию, Кексгольм, Выборг, Петербург, Кронштадт…со всей рекой Невой». Начались военные действия. И вдруг выяснилось, что значительная часть русского флота на Балтике, состоящего из 14 линейных кораблей, 2 фрегатов, 6 мелких судов и 130 галер, попросту сгнила за бездействием. На судах катастрофически не хватало моряков. Бездействовали на побережье маяки. В общем, все как всегда. И оказалось, что противопоставить сильному шведскому флоту практически нечего.

Спешно началось пополнение и переоснащение балтийского флота. Адмиралтейство распределяло солидные военные заказы между лучшими железоделательными заводами страны.

Получил заказ из Адмиралтейской коллегии и действительный статский советник Акинфий Демидов, дабы изготовить за зиму 1742-43 гг. на Ревдинском заводе «литьем пушечные военные припасы» и будущей весной отправить их «по вешней полой воде».

Для надзора за неукоснительным исполнением указа вдогонку ему был послан из адмиралтейства «ундер-лейтенант Александр Рындин».

Театр военных действий русско-шведской войны 1741-43 гг.

Театр военных действий русско-шведской войны 1741-43 гг. [6]

* * *

В декабрьскую стужу 1742 г. приказчик Иван Торопов отрядил 70 подвод на сергинский курень, где целое лето ревдинские углежоги заготавливали древесный уголь.

Томясь на медленном огне в кучонке, древесина утрачивала практически всю органику. Трехметровое бревно становилось невесомым. Сохранялся только древесный скелет – чистый углерод. Он-то и служил бесценным топливом для передела чугуна в железо. Каменный уголь еще долго не смогут использовать в металлургии. В нем обнаружилось большое количество вредных для железа примесей – серы, фосфора.

С доставкой угля ревдинцы надеялись управиться за один день. Основной караван выехал еще затемно. Наперед ему отправили четыре подводы проторить путь. Все равно через 18 верст лесной неезженой дороги и лошади и возчики изрядно притомились. А еще предстояло возвращение. Поэтому сразу же по приезде на курень работники приступили к погрузке угля в короба. Когда работа приближалась к завершению, послышался нарастающий гул и свист. На поляну вывалили еще несколько десятков подвод. В руках приехавших грозно торчали дубины, рогатины, топоры и ружья. Начался гвалт, крики и ругань. Вперед выступил въедливый бородатый малый. Служил он приказчиком у Евдокима Демидова [7] на Верхнем Сергинском заводе и звался Петром Блиновым[8]. Именно он втолковывал перепуганным ревдинцам, что те воровски забрались в чужие владения, ибо земля эта по купчей, заключенной летом 1742 г., принадлежит их господину - Никите Никитичу Демидову и его сыну Евдокиму.

Карта Урала 1744 г.

Карта Урала 1744 г. Цветом выделены Верхне-Сергинский и Ревдинский заводы и место нахождения Сергинского куреня

«Мне приказано от господина Евдокима Никитича на показанный Сергинский курень ехать и, хотя смерть принять, но уголь вам с оного куреня возить не дадим» - заявил Петр Блинов, поднимая ружье на изготовку.

Но и ревдинским углежогам летом рубить лес в отведенных приказчиком местах, выжигать уголь, зимой тащиться за тридевять земель, грузить полные короба и так просто отдать уголь показалось до обидного несправедливым. Они попытались отстоять свое право на отъезд. Однако, Петр Блинов потребовал разгружать сани. Началась драка. Стенка на стенку. Но одно дело расквасить нос в пьяной потасовке, другое – ломать дубьем ребра, руки и ноги. Ревдинские к такому обороту событий готовы не были. Не спасли их и несколько топоров, оказавшихся по случаю в санях. Когда послышалась пальба, бросились мужики врассыпную, теряя шапки, кушаки, проваливаясь по пояс в снег. А сергинские с гиканьем принялись рубить отвоеванные сани и угольные короба. Через час, немного успокоившись, великодушно разрешили забрать лошадей и верхами убираться восвояси, пока целы.

Вот о таких драматических событиях поведал Акинфию Демидову ревдинский приказчик, завершив свое доношение рассуждениями на тему, что ежели угля в ближайшее время раздобыть не удастся, то придется домны гасить, и окажется завод вместе с хозяином Акинфием Никитичем несостоятельными перед Адмиралтейством.

Второе аналогичное доношение полетело в Екатеринбург, в Канцелярию Главного Правления заводов. Пришлось Канцелярии срочно вмешиваться в спор родственников, требовать предъявления доказательств. Евдоким Никитич отправил копию купчей, по которой выходило, что «река Серга, также Бардым, Атиг, Демид, Козя со впадающими речками и урочищами … получил в вечное и потомственное владение дворянин Никита Никитич Демидов».  Однако, и Акинфий Никитич предоставил планы межевания ревдинских земель, составленные Иваном Шишковым. По ним выходило, что прав ревдинский хозяин.

- Ну их, этих братьев Демидовых, к лешему! – принял соломоново решение исправляющий после отъезда В.Н. Татищева должность Главного горного командира Леонтий Угримов [9]. За каждым из них стоят громадные деньги, фантастические связи. У каждого бешеный темперамент. Любому могут свернуть голову. Пускай воюют, ежели хочется. И здоровье Леонтия Дмитриевича дрогнуло – цинга свалила горного командира.

*  *  *

П.П. Ласси

П. П. Ласси

А пока братья перепирались, в Сенате ломали голову, как разрешить конфликт между Демидовыми. Россия потихоньку войну со Швецией выиграла и без морского сражения. Войска под командованием генерала-фельдмаршала Петра Ласси [10] овладели крепостью Гельсинфорс, а вслед за тем и всей Финляндией, после чего у Швеции остался только один выход: просить Россию о заключении «Вечного мира», что и было сделано 7 (18) августа 1743 г. в г. Або. По абоскому мирному трактату Россия в качестве компенсации получила часть юго-восточной Финляндии.

© В.С. Трубецкой
UraloVed.ru

Примечания:

[1] Торопов Иван - приказчик Ревдинского завода в 40-е гг. XVIII в.

[2] Демидов Акинфий Никитич (1678-1745) - старший сын Никиты Демидова. Действительный статский советник. Крупнейший в России производитель чугуна и железа. Заводы на Урале и Алтае.

[3] Демидов Никита Никитич (?-1758) - младший сын Никиты Демидова. Статский советник. Владелец 11 металлургических заводов в центральной России и на Урале.

[4] Шайтанский завод – современный Первоуральский.

[5] Ништадский мирный договор (09.10.1721) завершил Северную войну между Россией и Швецией.

[6] http://ru.wikipedia.org/wiki/Русско-Шведская война 1741-1743 гг.

[7] Демидов Евдоким Никитич (1713-1782) – второй сын Н.Н. Демидова. Непосредственный строитель Верхне – и Нижнесергинских заводов

[8] Блинов Петр Пименович - крестьянин Ромодановской волости. Служил управляющим волостью при Н. Демидове. Имел винный завод под селом Ромоданово. В 1731 г. приказчик в Шайтанском заводе при Василии Демидове. С 1741 г. приказчик на Сергинских заводах. В 1752 г. жил в Санкт-Петербурге в доме Н. Демидова у Крюкова канала. Пытался выяснить у крестьян Оболенской волости, как им удалось доказать незаконность покупки волости Н.Н. Демидовым и, тем самым, вернуться в состояние дворцовых крестьян. Сыновья его - Аврам, Иван и Алексей - приняли активное участие в Ромодановском восстании 1752 г., за что и были сосланы на «Сибирские заводы». В 1816 г. 78-летний Алексей Петрович Блинов еще проживал в Н-Сергинском заводе.

[9] Угримов Леонтий Дмитриевич (1700-?) – государственный деятель, дипломат. В 1737-1744 гг. исправлял должность Главного горного командира.

[10] Ласси Петр Петрович (1678-1751) - российский генерал-фельдемаршал. Участник Русско-турецкой войны (1735-39) и Русско-Шведской войны (1741-1743)

Смотрите также: 

Великая русская река Серга

Почему Верхние Серги так и не стали крепостью

Книга «Река Серга. Жемчужина парка „Оленьи ручьи“»

Нижние Серги (Свердловская область) на карте: