Ураловед

Портал знатоков и любителей Урала

5 1 2 3 4 5 Рейтинг: 5.00 Голосов: 9

Пьесу Н.В. Гоголя «Ревизор» в школе проходили все. Литературного героя - городничего со странной фамилией Сквозник-Дмухановский многие помнят. А вот о реальных личностях - о кунгурских городничих - ранее было почти ничего неизвестно, тогда как о купцах, городских головах города Кунгура в XVIII-XIX веке написано уже немало…

Городничий по своей  должности был главой административно-полицейской власти каждого уездного города России с 1775 по 1862 год. Он назначался Сенатом по представлению генерал-губернатора. О занимаемой вакансии и должности сообщалось в «Месяцеслове», позднее – в «Адрес-календаре».

Городничий

Рисунок, по некоторым данным, был подарен Гоголю А.С. Пушкиным

В XIX веке городничие определялись в уездные города из отставных военных и гражданских чиновников, чаще из уволенных от службы раненых офицеров, состоявших под покровительством Комитета о раненых (18 августа 1814 года). Вышедшие в отставку были оставлены под покровительством этого комитета с сохранением им жалованья  пожизненно или до получения другого штатного места по чину и того содержания, которое они получали по должности городничего, которая соответствовала 8 классу Табели о рангах.

В качестве начальника исполнительной полиции в уездном городе городничий ведал всеми делами безопасности и благосостояния; производил суд по маловажным полицейским проступкам и взыскания по бесспорным обязательствам; имел обязанности по делам казённым, по делам военного ведомства; одним словом, на городничего с подчиненными ему частными приставами и квартальными надзирателями возлагались все обязанности исполнительной полиции, столь многочисленные и разнородные, что точное выполнение их фактически было невозможно. При чрезвычайных обстоятельствах городничему (под угрозой лишения служебного места и чести) запрещалось покидать город.

Первый городничий  секунд-майор Фёдор Андреевич Тунцельман (1743-?) служил в Кунгуре с 1775 г. Отставной военный был «выходцем из беспоместных дворян», окончив Петербургский кадетский корпус, участвовал в сражениях при крепостях Хотин (за время войн русские ею овладевали 4 раза) и Килия   во время первой русско-турецкой войны (1768 - 1774). В 1771-1774 участвовал в походах против конфедератов в Польше. В Кунгур был назначен чиновником «первого призыва». (Возможно, его брат, Владимир Тунцельман, был в 1788 г советником Пермского генерал-губернатора Е.П. Кашкина).

С 1784 г. городнические бразды правления принял секунд-майор Иван Петрович Телепнёв. К сожалению, пока о нём информация минимальна.

Следующий кунгурский городничий коллежский асессор Богдан Иванович Остермейер упомянут в своих записках А.Н. Радищевым. В ноябре-декабре 1790 г. и в мае 1797 г опальный писатель дважды встречался с ним.

Городничий из Обвинска капитан Б.И. Остермейер был переведён Указом Пермского наместнического правления от 5 октября 1790 г.  Ему предписывалось «немедленно отправиться в Кунгур… и от правящего городническую должность принять всё казённое имущество и воинскую команду».  А через два неполных месяца в город прибыл столичный житель, знающий Германию, её язык, обычаи – А.Н. Радищев. Русский писатель, которого за книгу (!) сослали в Сибирь. Городничий с удовольствием показал ему свои новые владения.

В списках чиновников губернии за 1794 г. об Остермейере сказано: «…в службе с 1 мая 1777 г., крепостных не имеет, к должности способен». Богдан Иванович был «из иностранцев прусской нации», выехав «из отечества своего в прошлом 1762 г., записался в российскую службу и подданство». «В капитаны произведён 23 июля 1780 г., через четырнадцать лет получил очередной гражданский чин коллежского асессора». Близко был знаком и поддерживал отношения, видимо, только с пермским губернатором К.Х. Модерахом. Скончался в Кунгуре  в июле 1797 г., через 5 месяцев после смерти жены (во время родов), оставив пять малолетних сыновей (Александра -12 лет, Григория – 9 лет, Фёдора – 4 лет,  Алексея - 3 лет).

Городничий

После Б. Остермейера в 1797 г. под документами подписывался «правящий должность городничего в Кунгуре коллежский асессор Фёдор Краузольд».

Через несколько лет и тоже на недолгое время:1802-1803 гг. в городническом правлении вершил правое дело Надворный Советник  Николай Дмитриевич Зверев.

Следующему  чиновнику Пермский губернатор адресовал депешу от 14 января 1804 г.: «Кунгурскому городничему Господину Надворному Советнику князю Маматказину (Николаю Ивановичу – С.Л. «…препровождая при сём с губернским архитектором план с фасадом деревянным лавкам… По оному плану деревянные лавки в городе Кунгуре строить позволяю. К. Модерах».

В 1810 г. всего один год городничим в Кунгуре был Надворный Советник Николай Васильевич Алисов.

С 1811 по 1820 гг. – во время Отечественной войны с Наполеоном и после неё - должность городничего исправно нёс сначала коллежский асессор, а под конец уже Надворный советник  Алексей Яковлевич Привалов.

В его правление долго разбирались Городская Дума и Магистрат, кому отдать «в оброк для сбережения общественных сенокосных мест Басинский луг, Стрелецкие поля и лежащие по течению рек Сылвы и Ирени ниже города острова».

При нём был получен Указ Александра I  «собрать рекрут со всего государства по одному с 500 душ» для «наполнения произошедшей в армии убыли, а не для военных приготовлений, которые, благодарение Всевышнему, не нужны».

Оказались невостребованными и хранящиеся в городской Думе «ружья и сабли», купленные на средства  градского общества для «вооружения следующих с здешнего общества ратников» (на войну с Наполеоном – С.Л.). Уведомил об этом городничий по просьбе Думы градское общество, и кунгурские жители всем миром решили: сабли и ружья не продавать, а  предоставить «кому следует хранить» (и 3 листа подписей – С.Л.)

О постройке деревянных лавок, о ремонте моста через реку Ирень в 1821 - 1825 гг. докладывал Думе, городскому голове сначала Степану Фоминых, а потом Григорию Пиликину  другой – «Господин городничий майор Степан Павлович Какурин». Когда Дума утвердила «постройку по Никольской улице через проток мосту и по набережной Успенской улице под наблюдением городничего», на него была возложена обязанность «принудить мещанина Резанова  со товарищи убрать ветхие строения». А так как Рязанов не выполнил предложение градской думы, городничему рекомендовали «обязать их подпискою».

На целое десятилетие  (с 1826 по 1837) задержался в Кунгуре в должности городничего капитан Николай Романович Полянский.

Городническое правление (офис) тогда размещалось «в трёх комнатах каменного здания, принадлежащего кунгурскому купцу Ивану Хлебникову ценою за 180 рублей в год».

Следил Господин городничий за «выкопкой канав возле общественного дома, занимаемого городовым магистратом и Пермской Межевой конторой, за постройкой тротуаров с выкладкою по обе стороны камнем», за «чисткой со всех торговых площадей навоза».

При нём через Кунгур в ссылку проследовали декабристы. Но случился в «Кунгурском уезде открытый (картофельный) бунт». Был уволен и предан суду Сената Пермский губернатор Действительный Статский Советник Гавриил Корнеевич Селастенник. Формулировку «За слабый надзор за чиновниками», видимо, приписали и кунгурскому городничему. Хотя он выбил суммы на «покупку провианта для воинской команды, находящейся в д. Байкиной» и на «сделание железных решётов в окна у комнат, занимаемых уездным земским судом, где были помещены крестьяне, взятые на бунте».

Потому что с 1837 г. на пару лет к нам был назначен подпоручик Баратынский. Очередной городничий «показав служебную несостоятельность и неблагонадёжность» был, скорее всего, тоже освобождён от занимаемой должности. Он в 1837 г. завёл следственное дело на братьев Пиликиных и купца Хлебникова. Те во время пребывания в Кунгуре наследника престола цесаревича Александра  Николаевича (будущего императора Александра II) движимые верноподданническими чувствами, выразили желание «везти на себе экипаж Его Высочества и представить ему сохранившиеся от времён Ермака пушки». Городничий отказал им в такой просьбе, а после  отбытия высоких особ завёл на купцов дело.  Завязавшаяся переписка между пермским вице-губернатором Кабрит, генерал-адъютантом Кавелиным, сопровождавшим цесаревича, и министром внутренних дел Д.Н. Блудовым поставила точку в карьере принципиального кунгурского  градоначальника Баратынского.

1840-1841 гг. наводил порядок в Кунгуре новый городничий штаб-ротмистр Константин Матвеевич Боцкой (Воцкий?). Год прослужил с городским головой С.О. Фоминых и начал год с К.Е. Кузнецовым.

Полиция состояла в это время из Городничего, «при нём письмоводитель, два квартальных надзирателя и 20 полицейских служителей». Только городничий получал жалованье от казны.  Остальным содержание выплачивалось из городских сумм.

Ввели нового Градоначальника в комитет по разработке и составлению «Проэкта положения о доходах и расходах уездного города Кунгура», пригласили на заседание Думы. Послушав, отписался: «…нахожу составленный проэкт мне вовсе не известным. А  так как начальство требует скорейшего окончания…, прошу господ членов заняться оным каждодневно в части по усмотрению всех присутствующих…» Оттого, видимо, и не задержался в Кунгуре.

В июне 1841 г. в купеческий Кунгур прибыл подпоручик Андрей Яковлевич Рандорф (в других документах добавлено: Рандорф 2-й). Потомственный дворянин Рязанской губернии  (владел 22 душами), лютеранского вероисповедания  в«службу вступил из Императорского Военного сиротского дома в гренадерский Императора Австрийского полка прапорщиком 1811 г. 23 числа февраля». «Был в походах 1812 г. А 6 октября  в сражении против французов под Полоцком при прикрытии артиллерийской роты орудий полковника Музария»  ранен ядром в левую ногу, за что «Всемилостивейше награждён орденом  Св. Анны 4-ой степени. После отставки (в 1816 г.) служил верой и правдой царю и Отечеству вначале городничим г. Ливны, надзирателем питейного сбора в г. Егорьеве, г. Данкове, исправлял должность Михайловского земского исправника. О себе, живя в Кунгуре, писал: «Пороков за собой не имею. Холост». Домашними хозяйственными делами городничего ведала чета его крепостных Медведевых.

При нём была «устроена ограда вокруг кладбищ: Вознесенского и вновь выстраиваемого Всех Святых». Справедливое требование оградить место постройки нового дома купца Семёна Губкина оказалось последним. Купчина написал на городничего жалобу.

В 1847 г.  и этого градоначальника сняли с должности, потому что на него было заведено Сенатом уголовное дело.  Семимесячная  судебная тяжба, начатая 16 апреля 1847 г. и законченная 11 ноября 1847 г. как «Дело об освобождении от суда и следствия Кунгурского городничего Рандорфа за причинение якобы обиды купцу Губкину» лишила Андрея Яковлевича должности. Разобравшись, его вынуждены были перевести сначала в Красноуфимск, а потом разрешили вернуться в Кунгур уездным исправником.

На освободившееся место назначили городничим Титулярного Советника Павла Алексеевича Заева. (Его брат Иван Алексеевич был городничим тоже по одному году то в Верхотурье, то в Шадринске).

Начал было он действия по одному из доставшихся неоконченными делу «о взыскании с мещанских  девок Фёклы Грибушиной, Евдокии Белозёровой, Соломониды Грачёвой, Анны Кротовой, солдатских девок Ольги и Федосьи Гороховых и прочих за содержание и пользование их в Кунгурской Городовой больнице денег». Но переписка затянулась…

Очевидно, высокая должность была ему не суждена, карьера «остановилась» на  уровне Исправника сначала г. Шадринска, а в 1855 г.- Екатеринбурга.

 

Взыскать деньги через год своего правления смог следующий градоначальник, «из дворян», потомственный городничий ротмистр Василий Андреевич Дуров (1799 – 1860?). Его отец служил городничим в г. Сарапуле. А младший и единственный сын Василий был «любезным знакомцем»  А.С. Пушкина. Русский поэт и писатель, в 1836 г. в своём журнале «Современник» опубликовал повесть его сестры, участницы Отечественной войны 1812 г. Надежды Дуровой - «Записки кавалерист-девицы».

Служил В. Дуров на месте отца в Сарапуле, в Елабуге, снова в Сарапуле, потом получил предписание «Господина Министра Внутренних дел от 3 июня 1848 г.» о перемещении в город Кунгур (с жалованием 250 руб. 20 коп. серебром в год). Новый городничий приехал в наш город с семьёй: женой и двумя младшими детьми – Николаем (обучался в Пермском пансионе при гимназии) и Александрой.

Старший сын Андрей уже учился в Оренбурге, дочь Вера получала образование в Казанском Родионовском институте благородных девиц. Когда, окончив курс, девушка приехала в родительский дом, Дуров выдал её замуж за уездного судью Василия Верещагина. Живя в Кунгуре, городничий взял «на воспитание  уволенного кантониста Леконского».

Через 10 лет городнического правления (Дуровское десятилетие) ротмистра Дурова отдали под суд. Видимо, натура авантюриста, замеченная и описанная  ещё А.С. Пушкиным, со временем только уродливо укоренилась. Василий Дуров «в 1858 году был уволен и отдан под суд по обвинению в попустительстве изготовления фальшивых денег и по иску купцов, у которых городничий, вроде, брал деньги взаймы и не возвращал долгов». В 1864 г «дворовые люди помещика Дурова»: Семён Фёдоров сын Романов, Константин Петров сын Поляков с женой были причислены в кунгурское мещанство».

С 1858 г. место начальника в городническом правлении переходило  из рук в руки. Чаще на место  выбывшего городничего  временно заступал уездный судья. Подписывались «исполняющим должность городничего» Павел Петрович Анисимов. 6 мая 1859 г. исполнял обязанности кунгурского градоначальника «инженер Магор».

С 13 августа 1859 г. «Господином, исполняющим должность городничего», в документах числится Николай Михайлович Столбов Окончив курс Вятской духовной семинарии, он в Кунгуре   занимал должность городского почтмейстера, был мировым судьёй. Получил сначала чин надворного советника, потом дослужился до статского советника. Был женат на племяннице А.С. Губкина – Фёкле Степановне.

Позднее, в 1859 - майор Яков Фёдорович Мейер.

Какое-то время был градоначальником Кунгура некто  Н.С. Привалов.

В 1861-62 гг. кунгурским городничим был единственный  КНЯЗЬ Действительный Титулярный Советник Леонтий Степанович Кугушев.

В июне градское общество в числе 125 человек было приведено к присяге в зале общественного собрания. Слушали Указ из градской Думы. Городничий уведомил Думу, что «мещанин Мельников большей частью проводит время в пьянстве и праздности. Имеет отца и мачеху, а от роду 24 ½ года. В собрании оправданий никаких не предоставил…

Кунгуряки решили: «Просим правительство удалить из нашего общества мещанского сына Егора Мельникова как уже находившегося под судом неоднократно и безнадёжного члена обществу… Оного Мельникова …отослать в Сибирь на поселение. Составление сведений о росте и приметах на отсылку в Сибирь предписать кунгурскому городничему. О чём уведомить Тобольский приказ о ссыльных».

После князя Кугушева  почему-то снова городничим Кунгура (по данным «Адрес-Календаря»- С.Л.) назначен был майор Яков Фёдорович Мейер.

Указом от 25 декабря 1862 г. звание и должность городничего были упразднены, городнические правления  переименовали в городские полицейские управления. Функции городничего передали Кунгурскому Уездному полицейскому управлению, которое возглавил в 1863 г. Титулярный Советник Егор Павлович Дьяченко, получивший повышение из приставов I стана г. Чердыни.

© Светлана Лапшина,
краевед, г. Кунгур
UraloVed.ru

Комментарии   

Иван Иваныч
# Иван Иваныч 07.08.2013 14:36
Очень интересная статья.
А где сделаны фотографии?В музее Кунгура?
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору