Ураловед

Портал знатоков и любителей Урала

5 1 2 3 4 5 Рейтинг: 5.00 Голосов: 3

20 декабря 1935 года у проходной Первоуральского хромпикового завода было многолюдно. В центре внимания – группа лыжников из девяти человек в теплых спортивных костюмах и шапках-ушанках. У восьми из них через плечи перекинуты ленты с надписью: «Хромпик (Урал) – Москва», на ленте девятого – изображение серпа и молота.

По тому, что каждый из них имел за спиной тяжелую поклажу, было видно: путь им предстоял неблизкий. Проститься с ребятами пришли не только родные, друзья, но и руководители города, завода.

Завод Хромпик
Проходная завода "Хромпик". Фото с сайта prvregion.narod.ru

Слышатся последние напутствия, слова прощания и, наконец, возглас руководителя группы Глазырина:

- Пошли, ребята!

Вытянувшись в цепочку, лыжники делают первые шаги гигантского марафонского пробега.

- Счастливого пути! – несется им вдогонку.

Их следы уже замела поземка, а провожающие все не расходились, кто с тревогой, а кто с завистью думая об ушедших навстречу трудностям.

Отбор претендентов в команду был длительным и серьезным. В процессе тренировок, проходивших в окрестностях Первоуральска, проверялись волевые качества, выносливость, чувство товарищества. Не все спортсмены выдержали изнурительные испытания. Но вот месяц тренировок позади, и команда скомплектована.

Для чего же понадобилась такая тщательная подготовка спортсменов, и почему такими торжественными были их проводы?

Уральским лыжникам предстояло выполнить очень ответственное поручение своих трудовых коллективов – вручить лично народному комиссару тяжелой промышленности СССР Серго Орджоникидзе рапорты предприятий треста «Востокохим» о досрочном завершении производственного плана за 1935 год.

Потянулись дни томительного ожидания известий с трассы пробега. С не меньшей тревогой и нетерпением, чем первоуральцы, ждали их и полевчане – среди посланцев в Москву был их земляк Павел Ильич Засыпкин.

Из скупых строчек его трудовой книжки, сохранившейся в отделе кадров криолитового завода, из рассказов людей, знавших Засыпкина, о его жизни, к сожалению, известно очень немного.

Родился в 1909 году. В мае 1934-го уволен в запас из Красной Армии с довольно редкой специальностью – старшего оружейного мастера. Приехав в Полевской, поступил работать на криолитовый завод, где ему предложили должность ответственного исполнителя военного стола.

Павел был отличным спортсменом, о чем свидетельствуют рассказы ветеранов машиностроительного и криолитового заводов Владимира Ивановича и Фаины Павловны Терехиных. Супруги показали мне фотографию, на которой засняты сильнейшие спортсмены-криолитчики, неоднократные участники всесоюзных соревнований, проходивших в конце 1934 года в Москве: Владимир Терехин, Павел Засыпкин, Валентина Ощепкина, Нина Ладейщикова и другие ребята и девчата.

Со времени описываемых событий прошло много лет, и сейчас трудно установить, участвовали другие полевчане  в том, давнем, лыжном походе или нет. Удалось лишь узнать, что за право вручения наркому рапорта криолитчиков боролось немало достойных товарищей. На криолитовом заводе была создана специальная группа спортсменов, проводившая тренировки дома, в Полевском, Павел же тренировался в Первоуральске.

Однако вернемся к декабрьским дням 1935 года. Интересно отметить, что почти одновременно с уральцами - 24 декабря  - из Тобольска в Москву с рапортом к наркому пищевой промышленности А.И. Микояну стартовала команда лыжников Западной Сибири, состоявшей из семи человек. Когда 2 января 1936 года они прибыли в Свердловск, посланцы уральских химиков были уже далеко от родных мест.

Жители Первоуральска и Полевского узнавали о продвижении земляков из редких и коротких донесений руководителя пробега Глазырина, публиковавшихся в областной газете «Уральский рабочий».

«Кунгур. 25 декабря. Команда лыжников прошла 377 км в течение пяти дней. Среднесуточная скорость 75,4 км».

Представитель завода «Хромпик», участник того пробега Е.И. Белых спустя сорок лет вспоминал:

- Особенно трудно стало идти, когда вышли на просторы Татарии. Снег с песком затруднял движение, а надо было делать ежедневно по 86 с лишним километров.

«Бондюжский завод (Татреспублика). 2 января. Прошли 957 км. Среднесуточная скорость 87 км. Идем к Казани. Снегу мало. Дует сильный ветер. Команда здорова».

Поход имел огромное политическое значение. Рабочие-лыжники шли через самые отсталые районы. Только что вставали на ноги первые колхозы.

- В редких деревнях звучали примитивные детекторные приемники, - вспоминал далее Е.И. Белых. – Всяческие слухи бежали по селам впереди лыжников, а появлялись простые рабочие парни, говорили о своей работе, о предстоящем севе, о дружбе наций, о смычке города и деревни.

В то время, когда посланец полевчан нес по стране их депешу, преодолевая сильные морозы и ветры, его земляки совершали трудовые подвиги. 12 января директор криолитового завода Сергеев сообщал руководству  треста «Востокохим»: «За стахановские сутки 11 января магниевый цех дал рекордную выработку строительного магния – 211% к техническим нормам, а камерный цех – 52 тонны серной кислоты, или 115% к плану».

Лыжники должны были прибыть в Москву 15 января, и потому последнее донесение Глазырина сильно обеспокоило их родных и близких:

«Орехово-Зуево. 16  января. Команда прошла город Владимир. К 15 января пройдено 1030 км. Средний километраж – 81,5. Рекордным днем было 13 января, когда мы прошли 106 км».

«Почему же задерживается их прибытие в столицу? Ведь скорость продвижения все время высокая. Не случилось ли чего-нибудь?» - волновались земляки.

Их беспокойство было не напрасным. Последние сотни километров лыжники шли в сложнейших условиях. Нужно было иметь большое самообладание , выносливость, мужество, чтобы продолжать путь в сильнейшую пургу, разыгравшуюся на территориях нескольких центральных областей.

Шли след в след, с трудом преодолевая метр за метром, стараясь не терять из виду спину впереди идущего товарища. Утопая в снегу, падали под напором ветра.

Только 18 января москвичи встретили долгожданных гостей. После короткого отдыха они показали уральцам достопримечательности столицы. Всесоюзный Центральный Совет Профессиональных Союзов устроил в их честь торжественный прием.

Но самым памятным днем для лыжников был день встречи с Григорием Константиновичем Орджоникидзе. После принятия рапортов нарком выразил свое восхищение мужеством спортсменов, с теплотой говорил о трудящихся Свердловской области. Эта задушевная беседа запомнилась паренькам на всю жизнь.

Домой Павел привез немало наград – Почетные грамоты, спортивные знаки отличия, велосипед и патефон.

После возвращения из Москвы, Засыпкин становится руководителем заводского отдела физкультуры.

В мае 1941 года Павла призвали на военные сборы и отправили на Запад. На Витебщине лейтенант Засыпкин получил первое боевое крещение. Воевать ему довелось недолго – уже в декабре его комиссовали по ранению, но испытать горечь отступления, потерю фронтовых друзей, радость получения первой награды – ордена Красной Звезды – он успел.

После возвращения в Полевской Павел снова рвался на фронт и только тогда, когда убедился в своем бессилии против медицины, решил участвовать в борьбе с фашизмом своим методом. Он стал военным руководителем в ремесленном училище № 15 криолитового завода, где обучал допризывников до конца войны.

Рассказывают, что П.И. Засыпкин, как офицер запаса, служил на командной должности в лагере немецких военнопленных, расположенном в Полевском, где большое внимание уделялось физкультуре и спорту. Павел Ильич добился даже того, что пленные играли в футбол на стадионе южной  части города практически без сопровождения конвоя и никогда не нарушали установленного порядка.

© Алексей КОЖЕВНИКОВ
г. Полевской
UraloVed.ru