Ураловед

Портал знатоков и любителей Урала

4.2 1 2 3 4 5 Рейтинг: 4.20 Голосов: 5

Легенда гласит:

Давным-давно это было. Жил мальчик сирота со своей больной бабушкой. Жили бедно. Бабушка была старая и больная, потом и вовсе ослепла. Питались бабушка и внук тем, что мальчик добудет. А он был ещё мал: бегал на полянки - ставил силки на птичек, ходил в тальники - ставил петли на рябчиков. Так и перебивались: принесёт внучек добычу – сварят, а когда ничего не добывал… – голодали. Помочь им было некому. Редко, правда, везло им: кто-нибудь из жалости угощал то кусочком мяса, то рыбкой. Тогда уж наедались досыта.

Однажды сирота пошёл на берег реки в тальники ставить петли на рябчиков. Услышал шорох и говор. Тихонько, между тальников, прокрался к берегу и увидел: много людей ехало по реке на лодках. Подъехали к берегу. Люди в лодках были роскошно одеты, у всех луки со стрелами. До мальчика едва долетели слова: «Дождёмся вечера и нападём на деревню! Молодых девушек и женщин забрать с собой! Парней молодых сразу связать и тоже забрать! Всех, кто будет сражаться, - убивать на месте! Стариков и детей - убить!..»

У сироты дух перехватило. Испугался, задрожал сирота. Опомнился - надо бежать домой, сообщить бабушке!

Дрожа от волнения и страха, мальчик тихонько выбрался из своего укрытия и бросился бежать в деревню. Рассказал бабушке всё, что видел, что слышал. Бабушка попросила обежать всю деревню и сообщить, чтобы люди быстро собирали свой скарб - кто что сможет унести, и уходили в лес. Обняла сироту, поцеловала и попросила: «Внучек, ты тоже уходи в лес!».

Сирота заплакал:

- А ты, бабушка?!..

- Я стара и больна… - сил нет. Я достаточно прожила на свете и навидалась всего. Не жалей меня! Уходи! Медлить нельзя!

Вытерла бабушка слёзы внуку:

– Беги, внучек! Торопись!

Мальчик обежал деревню, предупредил людей о приближающихся чужаках. Жители быстро собрались и ушли в лес. Опустела деревня.

Мальчик вернулся домой, сообщил о том бабушке и сказал, что встретит пришлых воинов на берегу. А берег был высокий... – яр!

Сел сирота на обрыве, свесил ноги с него и стал наблюдать, как подъезжали лодки.

- Эй, скажи! В деревне есть народ?.. – крикнул ему чужак.

- Есть, - отвечает сирота.

- Много?..

- Много.

- Тогда иди и созови всех сюда!

- А все… - тут! Только дома - моя бабушка. Она больная лежит, не встаёт.

Поднялся хохот. Обошли чужаки деревню – ни души не нашли. Тогда их главарь приказал сжечь избы. Мальчик, услышав это, подбежал к нему и попросил не сжигать деревню, предложив: «А давай посоревнуемся! Кто лучше стреляет – Вы или я?!.. Если Вы лучше, то поджигаете избы! А если я лучше стреляю, то сохраните избы!»

Предводитель захохотал. Хохочет - до слёз. Поднялся вокруг хохот. Обхохотался Атаман и рассвирепел:

- Гадёныш! Оборвыш сопливый! Что мне предлагает!.. Да ведь я лучший стрелок! Ну, давай! Пусть будет по-твоему!.. Подайте мне лук и стрелы! Скажи, сопляк, куда стрелять!

- Стреляем по одному разу, - с достоинством сказал мальчик и показал - Видите, на том берегу лежит коряга, сидит на ней кулик. Давайте стрелять в кулика!

Чужак вставил стрелу в лук, натянул тетиву и выстрелил.

- Мимо!..

Схватил ещё стрелу…

- Мимо!

Ещё дважды стрелял, - кулик сидел на коряге, вертясь, словно привязанный…

Дали лук и одну стрелу сироте. Мальчик не спеша вставил стрелу в тетиву, прицелился и выстрелил…

Попал! Кулика разрезало на две половинки!..

Потёр руки главный. Досадно было, да делать нечего! Уехали чужаки, и избы не сожгли. Мальчик сообщил об этом людям, и они вернулись в деревню, к своим очагам.

Уважать стали сироту, а деревню с тех пор стали называть Хатпшелвош, что по-хантыйски: «Хатп» – «кулик», «шел» – «половина», «вош» – «деревня, село», то есть «деревня половинчатого кулика».

***

Записав легенду со слов старожила села Саранпауль, я подумала: «Что это?.. - сказка? быль?!..» И со временем пришла к выводу: «Речь идёт о реальных событиях времён XV-XVI веков. Вероятно, в сказании говорится о набегах на Югру войск татарского хана Кучума или племён кодских остяков (хантов), которые в средние века широко использовали рабский труд аборигенных жителей Западной Сибири. Враждебные племена разоряли и грабили таёжные поселения в бассейне реки Обь; сжигали постройки и уводили в рабство молодёжь, а стариков и детей убивали. (От стариков нет пользы, а малых детей не довезти – слишком долог путь до границ ханств). Можно предположить и то, что речь в легенде идёт о завоевании Сибири Ермаком, но русская рать обычно не брала в плен сибиряков. Хотя в походе Курбского Ляпинские городища по реке Сыгве (Сакве) были сожжены, немало жителей убито и полонено; некоторые пленённые угры из семей вождей уводились в Московию. Но позже они вернулись обратно на родину. После же заключения мира с Русью народами коми и ненцами угорские поселения не разорялись, население платило ясак русскому царю.

Косвенно, в пользу предположения о набегах отрядов хана Кучума на хантыйские (остяцкие) и вогульские поселения говорят и саранпаульские легенды, слышанные мною от местных старожилов. Так в устных сказаниях жителей Ляпинского края до наших дней пришлые чужаки именуются неласково «татарами», и нигде, ни в одной сказке не упоминаются русичи! В таёжном глухом селе в верховьях реки Северной Сосьвы (приток Оби) - Няксимволе от местных охотников в 1990-х годах я слышала часто употребляемую фразу, обращённую к попусту лаявшей собаке, к человеку, - громко и не понятно о чём говорившему: «Что лаешь, как татарин?!..»

Собака Кучумка

На мой вопрос: «Откуда появилась эта фраза и почему в ней говориться «татарин» (татар среди жителей в селение не было) охотники пояснили: «Так раньше говорили наши деды и отцы - няксимвольские коми и манси. А почему так говорится – никто сейчас не думает и не знает, - просто говорят». Получается, что фраза за века трансформировалась в поговорку. Получается, что ей более 500 лет! Прежде она означала чужую, непонятную для северных жителей речь, несущую явный негативизм – угрозу. Много бед принесли северу Югории набеги сибирских татар, что память о том хранится полтысячи лет.

Ещё три десятка лет назад многим няксимвольским лайкам давалась кличка «Кучум», «Кучумка». Эта кличка в конце XX века была распространена и у собак на Южном Урале в Челябинской области вблизи с Башкирией. А по некоторым историческим источникам считается, что часть родов угров жило на данной территории, расселившись с Волжской Булгарии. Многие осели в Башкирии, ассимилировались местным народом и стали называть себя башкирами. Другие угры ушли в Сибирь и осели в Югре. Поэтому становится ясным, почему местных «хвостатых» друзей человека часто кличут именем некогда грозного хана Кучума, держащего в страхе южные окраины Урала и Сибири. Получается, что находясь десятилетиями под гнётом татар, Сибирь и Русь имя жестокого хана Кучума перенесла на собак, первоначально на злых, а затем и на всех прочих. Только мне не доводилось встречать «Кучумок» среди мелких болонок. Чаще Кучумами кликались беспородные дворовые псы или охотничьи лайки. Слова «собака» и «Кучум» отожествлялись изначально со «злом». И лишь спустя века «Кучумками» стали именовать не только злобных цепных сторожевых псов, но и весёлых хвостатых друзей – безобидных «Кучумок». Слово же «Кучум» окрасилось добродушным и ироническим оттенком.

В легенде имеется, на первый взгляд, неправдоподобный момент: состязание подростка с врагом в стрельбе. Но в те былинные времена подобные споры в военном искусстве практиковались. Случалось, что до боя сражались лучшие воины враждующих сторон. Иногда сражение начиналось и заканчивалось поединком самых сильных ратников. Военноначальники прошлого дорожили «словом воина», победой в поединке.

Так что можно считать, что события, рассказываемые в древнем повествовании, реальны. Став сказкой, они из века в век дословно пересказываются югорскими бабушками, и дошли до нас практически в неизменённом виде. Народный фольклор мудро хранит и передаёт память об историческом прошлом.

***

Легенда о мальчике-сироте записана и обработана с рассказа жительницы посёлка Саранпауль Вокуевой Полины Михайловны в 1999 году.

Краеведческие сведения собраны в селениях Берёзовского района Тюменской области: Саранпауль, Ясунт, Щекурья и Няксимволь в 1985 году; на Южном Урале.

© Татьяна Немшанова

UraloVed.ru