Ураловед

Портал знатоков и любителей Урала

5 1 2 3 4 5 Рейтинг: 5.00 Голосов: 21

Каким увидели Кунгур приехавшие на подводах или санях с западных окраин российской империи ссыльные, «почти из Европы»: Санкт-Петербурга, Вильно, Слонима, Пинска, Каунаса, Борисова, Кракова, Варшавы?

«Славен Кунгур церквами, кабаками да грязью»,  так звучит старая присказка. Церквами – да! На Соборной площади возвышался первый каменный храм Кунгура – Благовещенский собор «готической внешности» (1700 г.). «Над колоколами в шпиле колокольни (находились – С.Л.) часы, существовавшие, вероятно, с самого устройства собора; посредством пяти молоточков они отбивают минуты, четверти и часы. Для завода и проверки часов от Городской Управы нанят особый часовщик» [1].

Каждый прибывающий в город ещё на подъезде видел красивые церкви «со златыми главами», слышал «густой гул массивных колоколов, и мерный удар часового колокола, и гармоничный отбой четвертей часа» [2].

Кунгур

Кунгур в наши дни. Фото Владимира Котиковского

Это на уровне неба, а под ногами в городе (в середине XIX века) на улицах и площадях стояла непролазная грязь, несмотря на то что кое-где лежали остатки деревянных тротуаров. Центральная Соборная площадь в распутицу становилась сродни болоту.

До принятия нового Городового положения 1870 г. Кунгур представлял собой печальное зрелище. Экипажи часто застревали в грязи, ломались колёса, получали увечья лошади. Освещения городских улиц не было.

И только когда органом городского самоуправления стала Городская Дума и Городская Управа, взявшие на себя все вопросы благоустройства, стало что-то меняться.

В 50-е годы XIX века в подчинении городничего, кроме полицейской команды, была и пожарная команда, в которую входили «унтер-офицер и 12 рядовых».

При городском голове П.С. Фоминых купец третьей гильдии Михаил Васильев (сын – С.Л.) Клементьев и мещанин Н.Н. Суков содержали  «по 5 лошадей для пожарной команды. К ним пожарные машины, инструмент потребный: конская упряжь, телеги, сани. И ямщиков или работников хорошего и трезвого поведения не моложе 20 лет и не старых».

Ещё пожарная команда, по соглашению с Городской Думой, должна была на своих лошадях «к тюремному замку, в городскую больницу и к богадельням доставлять воду и дрова без всяких оговорок» [3].

Ночные караулы, возложенные на мещан города, неслись неисправно, поэтому на улицах в вечернее время было небезопасно.

Город Кунгур административно делился на 2 части: I -  нагорную, II – подгорную и засылвенскую (заречную) – это 13 улиц, 23 переулка и 4 площади. На 9 тыс. жителей было 9 каменных храмов, 84 каменных здания и 1134 деревянных. К казённым относились здания уездного суда с казармой для приходящих арестантских партий, уездного казначейства, городской больницы. К общественным – присутственные места, Кунгурский военный полугоспиталь [4] и две богадельни [5].

По середине города текли две реки: Сылва и Ирень. На третьей - Шакве (на канале Ириловка) - строили пароходы. Восемь озёр красили уездный Кунгур: Карасье, 2 Согринских, Кривое (против спуска с горы у Тюремного замка), Кротовское, Безымянное, Мочище и озеро за рекой Малой Шаквой.

В Кунгуре ещё в 1840 году появилась (одна из первых на Урале) общественная библиотека. «Основу её составили книги, завещанные городу нашим знаменитым земляком, учёным и путешественником К.Т. Хлебниковым. Сегодня от былого осталось и хранится в музее 87 книг, копии дневника и т.п.

В городе есть здание (новодел – 2008 г.) «Дом Хлебникова», в котором у родственников гостил Кирилла Тимофеевич в свой приезд с Аляски.

30 июня 1848 г. Степан Осипович Фоминых (1781 - 1860) подал прошение об основании Общественного банка, который впоследствии был назван в его честь. Банк располагался в Общественном здании (коррекционная школа сегодня).

В 1859 г. английский подданный П.В. Гакс, принявший русское подданство, заключил договор об аренде на 99 лет пустопорожнего места в засылвенской части города. Талантливый инженер в короткий срок перевёз из Екатеринбурга оборудование, возвёл в устье реки Шаквы заводские корпуса и дал объявление: «Заведение может принять заказ на постройку 4-х железных пароходов»

Спуск на воду пароходов на судостроительном заводе был событием в Кунгуре. Гакса характеризовали как «человека, превосходно знающего техническую сторону своего предприятия, крайне гуманного, неусыпно трудолюбивого и честного».

Но после смерти (1870 г.) инженера его сын не смог удержать на высоте предприятие, выпускавшее не только пароходы, но и паровые машины и котлы, водокачки и мукомольни, кессоны (камеры, в которых под водой работали строители мостов) и т.д.

Пароход в Кунгуре

Пароход на реке Сылве в центре Кунгура

(Дружили семьями судья В.В. Верещагин, инженер П.В. Гакс и купец М.И. Грибушин. В Метрической книге за 1866 год есть запись о крещении дочери Софьи «надворного советника Верещагина и законной жены его Веры Васильевны». Восприемниками записаны «Купец Михаил Иванович Грибушин и жена инженера Екатерина Эдуардовна Гакс».

Очевидно, с Гаксом прибыли в Кунгур инженеры, механики. Предположить это позволяют и другие записи в Метрических книгах: «Прусский подданный Александр Яковлев Рихтер и жена его Александра Фёдоровна (лютеранского вероисповедания) крестили сына Константина - Восприемники – Екатерина Эдуардовна Гакс» [6]

«Иностранец Абрам Абрамович Брунеллер» женился на дочери губернского секретаря. Поручители «прусские подданные Бернард и Адольф Васильевы - Гольфах» [7] (жених умер «29 лет в земской больнице от чахотки» в 1877 г.).

На заводе Гакса работал около года письмоводителем «состоящий под надзором полиции, переведённый из Красноуфимска Адольф Кручковский…вёл себя прилично, бывал в обществе, ни в чём предосудительном не был замечен» [8]).

О Кунгуре писали в российских изданиях. В 1848 г. в Журнале МВД появилась статья Я.М. Киттары, в которой он делился своими впечатлениями: «Лет 5 тому назад судьба доставила мне случай побывать в одном из старинных городов Пермской губернии – Кунгуре. Здесь любопытство моё в особенности возбуждено было находящеюся в окрестностях города пещерою, которая известна у кунгурцев под названием Ледяной… В назначенный день вооружённые факелами, шнурами, карандашом, бумагой, термометром и компасом рано утром выехали мы из города». М.Я. Киттары составил новый план Кунгурской Ледяной пещеры и дал подробное описание её ходов и гротов [9].

Кунгурские купцы покоряли мир. В 1861 г. на Санкт-Петербургской мануфактурной выставке купцы - сыновья Григория Пиликина: Дмитрий,  Андрей и Тимофей, представили юфть чёрную и белую, кожу для экипажа, ремни для шкивов, рукава к пожарным трубам, сапоги для простого народа; знаменитый пиликинский мездренный клей – с клееваренного завода; краски синь-кали и хромпик – с химического завода. Промышленники были «удостоены золотой медали и публичной похвалы» [10]. В 1873 г. на Всемирную выставку в Вену были вывезены сапоги и ботинки с кожевенных заводов купца 1 гильдии Василия Евдокимовича Фоминского (получили 2 диплома за изделия и кожи), различные кожи с заводов дяди и племянника Степана Никандровича и Алексея Павловича Чуватовых.

В 1864 г. Потомственный Почётный гражданин, купец I гильдии Андрей Григорьевич Пиликин  устроил в здании Кунгурской городской больницы «на собственные средства помещение для больных-арестантов (18 человек уже находились на излечении), так как помещение больницы при тюремном замке было тесным. Губернское начальство объявило ему благодарность» [11].

15 мая 1870 года в Кунгуре была открыта Уездная земская управа. Председателем избрали купца Василия Васильевича Расова, а членами - Кунгурского купца Андрея Григорьевича Пиликина, Кунгурского уезда крестьянина Фёдора Евдокимова Чайкина и Кунгурского уезда Кыновского завода крестьянина Дмитрия Иванова Языкова [12].

9 марта 1872 г. пост городского головы принял кунгурский купец, «значительное лицо  в городе» М.И. Грибушин. При нём зажгли на центральных улицах «первые 15 газовых фонарей. (Подставка-держатель для такого фонаря сохранился и по сей день слева от парадного входа в Кунгурское педагогическое училище). К концу года осветительных приборов стало 50, а в 1873 г. на улицах Кунгура уже горело более 100 фонарей». Через несколько лет улицы освещали 168 фонарей, при пожарной охране, кроме трубочистов, содержались четыре фонарщика, которые должны были зажигать фонари на улицах города.

Михаил Иванович сам, например, на Нижегородской ярмарке купил и привёз (для «общественной пожарной») стёкла и фитили для ламп, щётки для чистки стёкол, ножницы для обрезки фитилей, лампы для фонарей [13]. Именно эти наименования были указаны в счёте, предъявленном купцом к оплате в Управу.

Город обустраивали. Насыпали щебень и хрущ на Соборной площади. Начали мощение центральных улиц Кунгура раньше, чем в Перми.

В газете «Екатеринбургская неделя» появилась даже заметка: «Мы, грешные, безэкипажные, благодарны ему (городскому голове – С.Л.) за те мостовые на некоторых улицах, по которым теперь можно пройти, не рискуя оставить сапог в грязи» [14].

В ноябре 1872 г. были введены регулярные ночные караулы. Для пожарной команды, увеличенной до 10 человек, приобрели семь лошадей-водовозов. Городская власть подумывала о приобретении «пожарной машины американской системы».

Литература:

[1] Золотов Е.Д. Боль души.- С.175

[2] Пономарёв П.П. Описание церквей и приходов Кунгурского уезда.- С.229

[3] КГА Ф.585. О.1.Д.171.лист 642 (об.) Г.Д. (1838-1840г.г.)

[4] КГА. Ф585.О.1.Д.263.Л. 11-11(об.)

[5] Мушкалов С.М. Кунгур времён Василия Дурова. Тезисы конференцию - Елабуга, 2003.-л.101

[6] КГА Ф 202 О.2. Д.3 Л.248

[7] КГА Ф 202 О.2. Д.5 Л.341

[8] ГАПК Ф.228.О.1.Д.26. л.1

[9] Овсянников А.И. и др. ..Г.Кунгур на иллюстрированной открытке 1901-1917.-Екатеринбург, 2007.- С.30

[10] Обозрение Санкт-Петербургской выставки рус. Промышленности 1861г./Сост. М.Я.Киттары.-СПб., 1861.- С.109-218

[11] Ёлтышева Л.Ю. Купцы Пиликины.- Грибуш. Чт.-2006.-с.51

[12] Дмитриев А.А. Кунгурская летопись Пиликиных.-Пермь, 1886.-с.29

[13] КГА Ф.586 О.1.Д.9 Л.267

[14] Домославский Д. Нужен ли Кунгуру постоянный мост? // Екатеринбургская неделя, 1889

© Светлана Лапшина
UraloVed.ru