Ураловед

Портал знатоков и любителей Урала

5 1 2 3 4 5 Рейтинг: 5.00 Голосов: 5

Сейчас я расскажу вам историю самого большого, самого прекрасного и самого богатого храма города Полевского – храма Вознесения Господня, построенного по проекту академика архитектуры Константина Тона. В России по этому проекту было построено ещё два – Царскосельский и храм Христа Спасителя в Москве.

Полевской храм стоял в южной части города, на месте памятника В.И. Ленину, перед зданием первой земской больницы, в которой ныне располагаются городская типография и редакция газеты «Рабочая правда».

Следует отметить, что фонд «Р – 102» Государственного архива Свердловской области (ГАСО) был рассекречен только в 1991 году.

Подарок Государыни

В конце тридцатых годов прошлого столетия заводовладельцы Сысертского горного округа и полевское общество согласились «старую каменную церковь исправить и распространить» боковыми пристройками. По этому поводу было возбуждено ходатайство перед Священным Синодом, но архитектор Турский, которому было поручено это дело, нашёл невозможным перестраивать церковь, а возвести новую.

Будущий храм был заложен 29 июня 1845 года и строился 52 года на средства заводовладельцев и верующих (от каждого заработанного ими рубля отчислялся определённый процент).

21 мая 1887 года Преосвященным Нафанаилом был освящён левый придел – иконы Марии Магдалины. 21 сентября 1897 года – главный храм, а на следующий день правый придел – иконы Божьей Матери «Иверская».

Громадное здание храма представляло из себя крестообразную форму с огромным куполом, который держался  на четырёх колоннах. Оно имело 22 сажени в длину, столько же в ширину и 18 сажен в высоту (1 сажень = 2,13 м).

Храм Вознесения Господня в Полевском

Икона «Иверской» Божьей Матери была особенно чтимой у верующих полевчан. Его пожаловала императрица Мария Фёдоровна 30 января 1883 года. Вместе с иконой присланы были ею и священные облачения: риза, епитрахил, поручи и стихарь, сшитые из покровов, употреблённых при погребении императора Александра Второго.

Судя по описи церковного имущества, с которой мне посчастливилось познакомиться в подлиннике, эти дары императрицы были не единственными.

В Вознесенской церкви несли службу два священника, дьякон и два псаломщика. Её приход перед 1917 годом насчитывал 4712 человек. На обе церкви – Вознесения Господня и Петро – Павловскую – было выделено 192 десятины земли, шесть сажен дров и один дом для священнослужителей.

Под зорким глазом власти

Декретом «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» в стране была введена обязательная регистрация религиозных объединений, как «дополнительная гарантия охраны законных прав и интересов верующих».

Это касалось и Вознесенской церкви. Договор между верующими и Полевским районным исполнительным комитетом изобиловал условиями, явно навязанными верущим временем. Если коротко, то все они сводились к тому, чтобы община лояльно относилась к Советской власти.
О каждом верующем и священнослужителе в Свердловский окружной исполнительный комитет (ОкрИК) сообщались полные сведения. Боже упаси что – то скрыть! Полноту списков и их достоверность подтверждали своими подписями не только прихожане и члены причта, но и руководители прихода, местная милиция.

11 сентября 1926 года община храма Вознесения Господня была зарегистрирована. Но перед этим радостным для её прихожан событием произошли и неприятные. Правда, отвода районным исполнительным комитетом (РИКом) неугодных ему лиц, выбранных паствой в церковный совет, не произошло (закон позволял РИКу и это), но передача церкви и её имущества пастве произошла не без трений.

Уже 12 февраля 1927 года церковный совет направил в Свердловск, в окружной исполком, жалобу на неправильное заключение договора Полевским РИКом. Через четыре дня ОкрИК потребовал от руководителей Полевского района подробного объяснения. Ответ отправили на следующий же день.

В нём сообщалось, что «…община староцерковников, не глядя на  ряд предупреждений…договора… не представляла, а община обновленцев представила, что полагается и своевременно…никаких препятствий со стороны райисполкома общине староцерковников сделано не было…и, по мнению райисполкома, договор заключён правильно…».

Государству было не безразлично, какие ценности хранились под сводами культовых зданий. Поэтому власти строго требовали от священнослужителей подробной описи всего имущества храмов.

Перечисление и оценка имущества Воскресенской церкви заняли четыре больших листа – 312 позиций. Этот перечень, сохранившийся в ГАСО до наших дней, подтверждает народную молву о том, что храм Вознесения Господня был не только огромным, но и очень красивым и богатым. В списке названо немало предметов, украшенных золотом, серебром, драгоценными камнями, бисером.

Здание, ограда, имущество были оценены на сумму 103833 рубля 35 копеек и на 200 рублей – книги из церковной библиотеки. Нам трудно представить, насколько велики эти цифры, но поверьте – по тому времени эти деньги были немалыми.

Вид на храм Вознесения Господня в Полевском с Думной горы

Финал трагедии

Как и в 1940 году в селе Курганово власти пытались приспособить здание Никольской церкви под школу, таким же насильственным методом они хотели переделать под школу Вознесенский храм.

Прошло всего 13 месяцев (!) со времени регистрации его общины, начала молебнов, как один за другим стали появляться «документы» о решении различных собраний, «предлагавших» передать здание под школу.

Например, подобные «полногласные» решения принимались трудящимися гидростанции Штанговая, медеплавильного и химического заводов, райкома сельскохозяйственных и лесных рабочих, членами союза строителей и других коллективов. Правда, на некоторых собраниях здание храма предлагали отдать под клуб.

Интересно отметить, что в докладной Полевскому РК ВКП(б) фабрично – заводской комитет химического (будущего криолитового) завода признался, что «за время проводимой кампании по передаче здания под школу по 9 протоколам собраний, проведённых по цехам,…осталось не охвачено 71 человек, большинство из которых при голосовании мотивируют, что не принимали участия… по своим религиозным убеждениям».

Полевские РИК и РК ВКП(б) объясняли жителям эту кампанию тем, что «…здание церкви… начинает портиться, община его не ремонтирует, потому что верующих в общине мало». (А ведь десять лет назад их было более четырёх тысяч!).

Читаешь сохранившиеся протоколы и диву даёшься! Возьмём первый попавшийся под руку «общего собрания граждан Полевского завода». На собрании присутствоало 400 человек. Читаем: «По большинству голосов на передачу церкви под школу – 176 голосов. Против нет…» Как так?! А каково же мнение остальных 224-х?

В результате 15 января 1930 года, после изучения многочисленных протоколов рабочих и поселковых собраний, состоялось заседание президиума Полевского райисполкома. На нём – то и было решено просить окрисполком утвердить постановление о передаче церкви Вознесения Господня под школу.

0крИК удовлетворил ходатайство Полевского РИКа.

Приведённым документом и заканчивается «Дело № 546».

Так была решена участь храма, и его сердце – набатный колокол – полвека привычно звучавший чуть ли не на весь район, был сброшен.

Слухи и быль

Меня нередко спрашивают: «По чьей воле было взорвано здание храма Вознесение Господня?», «Куда делось церковное имущество?».

Я не знаю. Документов, что ответили бы на эти вопросы, не видел. Но полагаю, что сейчас из главных участников варварства едва ли кто остался в живых. В начале 1930-х годов причину взрыва здания они объясняли тем, что, якобы, понадобился кирпич для строительства новых цехов криолитового завода, образовательных учреждений.

Разбор завалов после взрыва храма в Полевском

Старожилы рассказывали, что стены с большим трудом поддавались разбору на отдельные кирпичи и их обломки не один год возвышались на месте прекрасного храма. И будто только небольшое количество отобранного кирпича было использовано на строительство школы № 1 и печного цеха химико-криолитового завода. После расчистки территории, занимаемой некогда храмом, на ней установили памятник В.И. Ленину и посадили деревца.

Теперь о церковном имуществе.

Одно должностное лицо (по его просьбе фамилию не называю) сообщил следующее. Его дедушка был уличным старостой. Однажды всех его коллег вызвали в поселковый Совет и потребовали сообщить жителям, чтобы на следующее утро они собрались на таком-то месте, где будут сжигаться  поповские принадлежности. Люди видели, как поздним вечером на объявленное место несколько машин действительно привезло церковную утварь – облачения, иконы…

Однако, прибыв ранним утром к месту предстоящего кострища, начальство изумилось: сжигать оказалось нечего. Ночью жители улиц Артамоновки, Сараевской, Церковной, Трактовой и других припрятали утварь от инквизиции. Напрасно посыльные ходили по дворам в поисках спрятанного.

- Но среди свезённых из церкви в кучу вещей особо ценных не было, - закончил рассказчик свои воспоминания.

В Полевском городском музее есть картина, видимо, скопированная со старинной фотографии. На ней – вид посёлка Полевского завода с высоты птичьего полёта. На его северной окраине, Среди обывательских домишек, возвышается стройное с несколькими куполами красивое здание. Такое, каким он было до разрушения.

Сходите, посмотрите. Да, «что имеем – не храним, а потеряем – плачем».

© Алексей КОЖЕВНИКОВ
г. Полевской
UraloVed.ru

Город Полевской на карте: