Ураловед

Познавайте Урал вместе с нами!

Исследования "чудских ям" и городищ на реках Яйве и Колве, а также Дивьей пещеры (1890-е гг.)

Отчёты члена УОЛЕ С.И. Сергеева об изучении «чудских ям» и городищ на реках Яйва и Колва, а также Дивьей пещеры в 1890-х годах. Публикую по журналу «Записки УОЛЕ» том 22, 1901 г.

Следы Чудских поселений по реке Яйве

Раскопки в пещере на речке Чаньве, левом притоке реки Яйвы, Соликамского уезда Пермской губернии, обнаружили предметы культуры Пермской Чуди, относимые к X веку нашей эры. Стоянка эта оказалась отделённой значительным пространством от известных чудских поселений, которых границу проводят в пределах Чердынского, Соликамского и Пермского уездов, по долине реки Колвы, нижнему течению реки Вишеры и по левому берегу реки Камы. Естественно возникал вопрос о необходимости исследовать берега реки Яйвы в среднем и нижнем её течении.

Раскопки в пещере на реке Чаньве. Старое фото

Ещё летом 1893 года я случайно посетил местность в 5-6 верстах ниже Усть-Игума, левого притока реки Яйвы, где мне показывали так называемые «чудские ямы», а в июле 1894 года мне удалось совершить путешествие вниз по реке Яйве от деревни Камень (Селище) до села Романова (свыше 200 вёрст).

За деревней Нартяной река Яйва вступает в область распространения пород Пермской формации и течёт в широкой аллювиальной долине, приближаясь местами к высотам правого или левого берега. За версту до деревни Вижай река Яйва подходит к высокому правому берегу, подле которого течёт до самой деревни. Берег покрыт красной глиной и обломками известковых песчаников и конгломератов. У самой деревни берег пересечён оврагами, разделяющими деревню на отдельные посёлки. Покрытый осыпью крутой склон берега состоит из зеленовато-серых и желтоватых песчаников и тёмно-серого или тёмно-бурого цвета песчано-глинистых плитняков.

Яйва у деревни образует значительный остров, разделяясь таким образом на два рукава, причём русло её, – прежде главное – между островом и деревней, летом значительно мелет и деревенский скот переходит реку вброд, пастись на острове. Здесь на крутом берегу над самой деревней, на крестьянской усадебной земле, имеется площадка, на которой виднеются небольшие ямы, расположенные вокруг насыпного бугра. Лет 25 тому назад дети выкапывали из бугра разные металлические вещи «чудские пуговицы». Хотя, проездом, я останавливался в деревне Вижай, но, к сожалению, не слыхал об этих ямах. Подобной формы ямы мной более нигде не встречены.

Далее, вниз по течению, указывают «чудские ямы» близ деревни Разим. Деревня эта расположена на высоком правом берегу реки Яйвы, верстах в 4-5 выше речки Игума, левого притока Яйвы. На берегу обнажаются известковистые песчаники и конгломераты. На высоте 3-4 сажен над рекой имеется в конгломерате пещера. Пещера мной осмотрена 17 июля 1893 года. Узкий ход, в который приходится вступать согнувшись, ведёт в пещеру в рост человека. Пещера шириной достаточная для прохода одного человека, в нескольких шагах раздваивается и каждый рукав заканчивается в 5-6 шагах. Мокрые стены отвесны, в стенах щели. В одной из них я видел завязшего и погибшего ягнёнка. Дно покрыто толстым слоем овечьего помёта: пещера посещается овцами.

Верстах в двух от деревни находится несколько «чудских ям». Этих ям я не осматривал, предполагая обратить на них внимание уже после исследования «чудских ям» у деревни Коврижек.

Верстах в 10-12 приблизительно от деревни Разим, ниже по течению, на левом берегу реки Яйвы, наблюдаются обнажения красновато- и зеленовато-серых известковистых песчаников и серых песчаниковых мергелей. Выше обнажения берег покрыт лесом, за которым все поднимающийся склон горы находится под пашнями. Обнажение пересечено несколькими оврагами. У одного из них, за лесом, находится деревня Лубнище (см. таб. I, № 1).

Схемы чудских ям и раскопок

Деревня Коврижки, или Ковригина, расположена на южном склоне горы, высокая часть которого среди окружающего леса, выступает в форме ковриги хлеба (печёного). На самой возвышенности горы находятся большие ямы, носящие название «чудских». Ямы расположены группами по две, по три или более, и находятся у грани крестьянских наделов и Яйвенской дачи графа Шувалова. Ямы в крестьянском наделе заросли травой, многие заплыли и только одна из них покрыта кустарником, в другой растёт дерево. Земля вокруг них запахана. В даче графа Шувалова целая группа ям поросла лесом (ель и пихта).

С этой части горы горизонт очень широк: долина Яйвы видна на большом пространстве, хорошо видна деревня Разим. Крестьяне говорят, что чудь перекидывалась на этих двух горах топорами и ложками, т.к. топоров и ложек было мало (другие добавляли: всего одна ложка).

В одной из ям будто когда-то нашли какую-то «оловянную посуду». На полях ничего не находили, кроме нескольких ральников и топоров.

Ближе к деревне Лубнище (см. таб. 1, № 2), недалеко от грани с дачей графа Шувалова, на крестьянской пахотной земле одна яма (а) длиною по направлению SE к NW 3 саж. 2 арш., ширина, по направлению SW к NE 4 саж., яма заплывшая. Одна яма большая у самой грани крестьянских наделов (б) поросла кустарником и травой, величина не измерялась. В 1893 году 18 июля производилась в ней пробная раскопка от середины ямы канавой, не давшая никаких результатов. Середина пробовалась железным щупом на ½ арш.: под песком оказался материк (зеленовато-серый песчаник). Невдалеке от неё дне ямы (в и г), общая длина 3 саж. 2 арш.; промежуток между ними одна сажень один аршин; ширина ямы в 2 саж. и ямы г 4 саж. 2 арш., направление от одной ямы (в) к другой (г) от SEв NW. По тому же направлению расположены далее 3 ямы д, е и ж; общая длина 25 саж. 1 арш. 6 вер., длина промежутков между ямами 5 и 6 сажен; ширина ям: д 4 саж., е 4 с. 2 арш., ж 3 с. 1 арш.; яма ж как бы состоит из двух ям и в ней растёт дерево. В стороне от них, ближе к деревне Коврижки, две очень больших ямы почти четырёхугольных, расплывшиеся з и и. Яма з длиной 6 с. 1 а. (по направлению от E к W), шир. 5 с. (от N к S). По направлению E к W (на запад от ямы и яма к, в расстоянии 3 саж. 10 верш., яма длиной 3 саж 10 вер. и шир. 3 с. 8 верш. Кроме того, совсем в стороне от всех этих ям, влево от первой (а) ближайшей к деревне Лубнище, через просёлочную дорогу, есть ещё одна большая яма, поросшая травой, на арендованной крестьянами земле, кругом запаханная (л); в ней будто бы и находили какую-то посуду. В даче графа Шувалова имеются у грани крестьянских наделов группа ям, скученных вместе и заросших лесом; некоторые заплыли. Весной они до краёв залиты водой.

Яма № 1-й образовалась как бы из двух ям, длиною 5 с. 2 а., шириной 2 с. 2 а. 27 июля 1894 года вся раскопана. Сначала проведена канава по самой середине ямы от N к S, затем проведены канавы от неё к NE и S, середина ямы углублена на 1 ½ арш. и наконец по направлению склонов ямы (северо-восточного и северо-западного) срезалась земля. Под тонким слоем растительной земли везде оказывался жёлтый песок; каких-либо следов раскопки песка вглубь и в склоны ямы не оказывалось. Яма № 2 совершенно заплыла и покрыта травой. Ямы №№ 3, 4, 5, 6 идут по направлению от SW к NE, круглые, глубокие, заросли лесом и покрыты травой. Диаметр № 3 6 саж., № 4 5 саж., расстояние № 3 от № 4 1 саж. 2 ар.; в яме № 4, на склоне со стороны просёлочной дороги, растёт ель обхватом в комеле 1 с. 8 в. В яме № 3 углублена середина ямы до 1 ар. и проведена канава по направлению с S к N до большой пихты, растущей на склоне ямы, длиной 2 с. 1 а., глубина до 2 ½ ар., шириной до 1 ½ ар., у пихты на дне канавы обнаружился хрящ (зеленовато-серый песчаник), затем от середины, по склону к яме № 4, проведена канава и такая же канава в яме № 4, и под огромной елью копана земля. Ничего не найдено. В расстоянии 5 с. 1 а. от ямы № 4 находится яма № 5, диаметром 6 с. 2 арш.; раскопана самая середина ямы, где был замечен как бы отвал, но оказалось, что это происходит от стока воды. В 2 саж. от ямы № 5 находится яма № 6, диаметр 4 саж. Далее в лесу видны ещё ямы №№ 7, 8, 9 и 10, сильно заплывшие. Через дорогу видна большая четырёхугольная яма и такая же трёхугольная далее (у дороги) в сторону деревни Коврижек. Обе поросли травой и кошены.

«Чудские ямы» известны ещё по реке Яйве на косогоре к речке Волоховой, левому притоку реки Яйвы, в 2 й/2 верстах от деревни Гремячихи – 3 больших ямы, поросших березняком в даче графа Шувалова.

Ниже деревни Коврижек по реке вёрст 5, а просёлочной дорогой по правому берегу версты 4, на правом высоком берегу реки Яйвы находится деревня Жуклина. Здесь по реке тотчас за деревней начинается длинное обнажение (около ½ вер.) пластов пермской формации – песчаника и мергеля. Обнажение у самой деревни покрыто лесом. У леса, по направлению течения реки, видны рядами небольшие ямы, причём сохранилось несколько ям в первом ряду и во втором ряду две – одна большая и другая малая, остальные заросли лесом. Ямы эти не похожи на ямы у деревни Коврижек, малы и сильно напоминают могилы.

Между ямами и краем деревни находится усадьба крестьянина Степана Артемьева Шибанова, а прежде место это у склона к самой речке было пахотным полем. Старики рассказывали, что прежде выпахивались разные вещи: маленькие ральники, медные кольца, идолы с фигурой птицы («курочкин бог») или человека и т.п. Но лет 14-15 тому назад деревня погорела и вещей не сохранилось. Ямы эти старики называют «чудскими могилками». Говорят, что близ этих ям, на середине высоты крутого берега, была пещера, но вход в неё занесло землёй и завалило землёй пещеру (см. таб. 1, № 3).

Ниже по реке, верстах в 30 от деревни Жуклиной, находится деревня Сосняк (всего два двора) на правом высоком и крутом берегу, в котором указывают пещеру. К сожалению, попав во время страды, я не нашёл проводников, по собранным сведениям (рассказам) пещера эта представляет небольшую нишу в рост человека.

При повороте реки Яйвы на деревню Сметанину на левом берегу выступают зеленовато- или красновато-серые известковистые песчаники, слои которых прикрыты мощными отложениями наносного жёлто-бурого песка с гальками. В 3 верстах выше деревни Сметаниной на левом берегу Яйвы при впадении речки Калаширки приметно в лесу городище. Канава дугообразно огибает городище и немного не доходит до берега Яйвы. Здесь вдоль берега через площадь городища идёт тропа, выходящая к основанию стрелки городища и к устью речки Калаширки. Стрелка обращена против течения Яйвы, которая в этом месте направляется с S на N (см. таб. 1, № 4). Таким образом, городище имеет два склона: восточный очень крутой – берег Яйвы и более пологий – юго-восточный склон стрелки, выходящий на устье речки Калаширки. Оба склона, вал и канава заросли лесом; на самом городище поляна, покрытая травой. Городище длиной 24 саж., канава 37 саж. 2 ар., ширина её местами доходит до 4 арш. и 9 вер. (у конца к речке Калаширке). Раскапывался юго-восточный склон на разных высотах, а также вал и канава у края к речке Калаширке. Вал и канава состоят из жёлтого песка. Этот же песок составляет почву юго-восточного склона, залегая под тонким растительным слоем. В этом песке найдены черепки и шлак (кусок). На восточном склоне ничего не найдено. Под неглубоким слоем песка оказалась галька и в склоне родники, окрашивающие гальку в красно-бурый цвет. На поляне городища слой чёрной земли до 4 вершков, под ним до 2 верш. тёмно-серый песок, глубже жёлтый песок до 1 арш.

На поляне выкапывались черепки. К сожалению, черепков собрано немного и потому трудно составить себе ясное представление о сосудах. Тем не менее, привожу отзыв о них Ф.А. Теплоухова: «сосуды были, судя по искривлению краевых черепков, подобно чудским (и чаньвенским), с выпуклыми стенками и отогнутым краем, но в глине нет обычной примеси измельчённой раковины и вообще эта глина дурного качества (но от того ли так кажется, что черепки лежали в песке?). Горшки, по-видимому, не подвергались обжиганию и вообще были сработаны небрежно. Следы орнамента, и при том самого примитивного, заметны только на одном черепке, да  кроме того, один черепок снабжён по краю вдавлениями. Вообще эти черепки существенно отличаются от большинства чудских».

На правом берегу у деревни Сметаниной наблюдаются высокие до 10-17 м, изрезанные оврагами обрывы, сложенные из постплиоценовых: зеленовато-серого песка и песчанистой глины. Ниже деревни, по правому берегу Яйвы, на довольно значительном расстоянии замечаются красновато-серые известковистые песчаники, но затем далее по правому берегу наблюдаются обрывы одних лишь наносных образований второй террасы.

Ниже деревни ¼ - ½ версты на правом берегу Яйвы находится городище, любопытное тем, что занимает самую вершину горы – «релку», как говорят крестьяне (см. таб. 1, № 5). На круглой плоской вершине горы, покрытой лесом, как и склоны горы, видно три канавы. Первая канава длиной 25 саж. 2 ар. идёт дугообразно у одного конца NW, у другого S; вторая канава как бы продолжение первой, от E к W, длиной 14 саж. и третья канава немного выше по склону горы, тоже от E W, длиной 5 саж. 2 ар. Таким образом, все три канавы огибают вершину со стороны леса. Вал, канава и вершина горы состоят из мелкой гальки и песку; при раскопке ничего не найдено.

У самой деревни на поле крестьяне указывают место, где была по их мнению «чудская кузница», так как они находили в этом месте в большом количестве шлак. Место это запахано и засеяно.

Вёрст 7 ниже деревни Сметаниной, близ речки Уньвы, правого притока реки Яйвы, между деревнями Палаширом и Вогулем, находятся чудские ямы. По рассказам одних это «чудские могилки», по рассказам других эти ямы напоминают остатки «чудской деревни», «селища ихнего». Место это принадлежит к общепромысловой даче (солеваренных владельцев – графов Строганова, Шувалова, княгини Абамелек-Лазаревой, Любимову, князю Голицыну и пр.).

Наконец, у самого села Романова на правом берегу реки Яйвы берег называют «чудской горой». «Такое уж исстари название», - отвечают на расспросы.

А. Краснопольский указывает, что в песчаниках села Романова встречаются медные руды, малахит, медная синь, зелень, красная медная руда и в прежнее время производилась добыча этих руд, но по бедности руд добыча брошена. Так как и в верховьях речки Гремячей существовали медные рудники, то не служат ли названия «чудские» указанием, что Пермская чудь производила разведку и добычу руд по реке Яйве?

Я записал ещё одно любопытное указание в деревне Сметаниной. Крестьянин Сельверст Пименов Овчинников сообщил, что в деревне Зуятах (Зуевой) одно семейство называют исстари «чудским коленом», которые «ни обличьем», ни «образом жизни», словом ничем не отличаются от остального крестьянства.

27 декабря 1894 г.

Раскопки на реке Колве в Чердынском уезде Пермской губернии

I. Чудское костище

У деревни Боец врезывается река Колва в область развития верхнего горного известняка. Здесь на правом берегу выступает камень Боец, выходящий на реку Колву, отвесной стеной до 50-60 м высоты. Немного ниже по течению, на том же берегу, находится другой камень Рёлка, крутыми склонами обращённый к реке и к камню Бойцу, а покатыми – к деревне Боец, расположенной приблизительно в полуверсте от берега между этими камнями. Покатый склон запахан, а на крутых склонах растёт лес. В этом камне есть небольшая пещера, но осмотреть её не удалось, так как пещера была затоплена водой из близ лежащего озерка.

У камня Бойца река Колва течёт с севера на юг. Приблизительно в версте ниже по течению от камня Бойца река Колва круто поворачивает на запад и у поворота, на низменном левом берегу, находится другой выход верхнего горного известняка – камень Светик, имевший до 8 м высоты, а немного ниже его, ближе к деревне Подбобыки, два обнажения пластов тонкослоистого, кремнистого известняка.

От камня Светика низменный левый берег начинает постепенно возвышаться и в 1-2 верстах образует высокую гору с крутыми склонами к реке, частью покрытую лесом и с небольшим шиханом на вершине. На этой горе, верстах в двух от реки, расположена деревня Бобыка. По высоте гора эта не уступает Девьему камню, находящемуся почти напротив, на правом берегу реки Колвы, и выступающему над рекой отвесной стеной до 100 саж. высоты.

Скалы на реке Колве

Таким образом, левый берег реки Колвы, постепенно возвышаясь от камня Светика, образовал две береговые террасы. На нижней береговой террасе расположена деревня Подбобыка, через которую совершается зимнее грузовое движение.

До 1885 года у камня Светика левый берег имел приблизительно такой вид (см. таб. 1, № 6).

С 1885 года началась разработка известняка купцом Г.З. Юшковым, и я застал это место покрытым кучами известнякового щебня. Выработка известняка началась с указанного выше выступа, находившегося ближе к камню Светику и, наконец, камня Светика, от которого осталось его основание. В камне Светик была небольшая пещера в рост человека и сажени полторы глубиной, но завалена. Говорят, в ней попадались какие-то находки.

На третий год работ, во время уборки остатков вышеупомянутого выступа, крестьянин деревни Боец Аристарх Иванов Язев нашёл несколько бронзовых вещиц, которые были у него немедленно отобраны купцом Юшковым, так что он не успел их рассмотреть. Впоследствии, копая хрящ, крестьяне деревень Боец и Подбобыка находили разные вещи, чаще всего «образки». Вещи приобретал священник села Ныроба о. Филипп, а по смерти его урядник Береженцев. Последнее время раскопками занимался крестьянин деревни Подбобыка Селел Харитонов Чагин.

Прибыв в деревню Подбобыка 14 июля сего года, я повидался с С. Чагиным, купил у него бронзового идола с изображением человека в рост, наконечник железной стрелы и стёртую монету – подвеску, и, узнав приблизительно место находок, приступил к раскопкам.

Я повёл раскопку от края берега к основанию выхода известняка, снимая пласт щебня толщиной от полуаршина до одного с четвертью аршина. Щебень выкидывался на склон берега, а под ним обнажался пласт чёрной жирной земли толщиной в несколько вершков. Здесь вскоре я напал на «огнище», состоящее из речной колотой и обожжённой гальки, перегорелого слоя земли и значительного количества костей и зубов животных, как то лошади, коровы, медведя, оленя и других, среди которых преобладали челюсти и зубы лошади и зубы медведя (клыки). Нашёл череп медведя, два черепа росомахи (?) и челюсть бобра. Вместе с костями животных найдены костяные и железные наконечники стрел. В соседстве огнища, главным образом влево от него (если стать спиной к реке), найдены идолы, литые изображения животных и разные бронзовые вещи.

Фигурки пермского звериного стиля

Работа велась медленно. Исследуемый пласт чёрной земли разбивался кайлом, перебирался лопатой и руками, затем перебрасывался к берегу (на склон) и, благодаря хорошей тёплой погоде, земля пересыхала хорошо и вновь перебиралась лопатой.

Таким образом, в течение трёх с половиной дней 14, 15, 16 и 17 июля производились раскопки, имевшие вид развёрнутого веера, основание которого составлял край берега длиной 5 саж. и 9 вер., наибольшая ширина 4 с. 5 вер., а окружность у места наибольшей ширины касалась больших камней, составлявших основание выступа горного известняка. У этих камней (составлявших основание выступа) и между ними в расселинах, набитых чёрной землёй, найдены: хорошо сохранившаяся сассанидская монета, бронзовая стрела, костяная острога и железный наконечник дротика. В плотике под слоем чёрной земли, ударом кайлы один из рабочих вырыл зуб мамонта.

7 октября 1895 г.

Находки

II. Городище в Девьем камне и Девья пещера

П. Кротов даёт следующее описание Девьего камня. Девий камень, на правом берегу реки Колвы, сложен из пластов серого, частью дырчатого тонкослоистого известняка с желваками и прослойками тёмно-бурого кремня. Прослойками глины он разделяется на мощные отделы. Над Колвой он возвышается почти отвесной стеной, достигая, по мнению Попова, 100 саж. высоты. Девий камень, ограниченный с западной стороны впадающей ниже его речкой, а с юго-восточной – Колвой, оканчивается остроугольным высоким мысом. На оконечности этого мыса находится Чудское городище с валами и рвами. Наконец, относительно Девьего камня нужно ещё добавить, что в нём находится пещера, состоящая из разнообразных гротов и достигающая, по мнению Попова, 200 саж. в длину.

Относительно высоты камня такую же давали бывшие со мной крестьяне деревни Ветлан. Что же касается до указания П. Кротова о нахождении пещеры в том же камне, где и городище, то ошибочность его будет видна из дальнейшего описания.

Дивий камень на реке Колве

«Взошед на вершину сея горы – говорит капитан Рычков, – нельзя без ужаса смотреть на низ к текущей тут реке по причине неописанной крутизны каменных утёсов, кои так как бы слиты из однослойного камня. Там находится небольшое городище, обнесённое валом, где поныне ещё видимы земляные врата, ведущие внутрь укрепления. Крестьяне, живущие близ сей горы, выдумали, что будто бы тут живала некогда чудская девица, владела сим местом так, как и другими тамошними городками. По сему иногда называют они сии горы «Девьим камнем».

Я посетил городище 13 и 17 июля 1895 года. Отвесный утёс над рекой Колвой, по показанию крестьян, имел на вершине у мыса выступ, состоящий из огромных камней. Несколько лет тому назад этот выступ обвалился, камни при падении разбились и превратились в осыпь щебня на берегу реки Колвы. Растущий на самой вершине кедр очутился на самом краю обрыва. Некоторые крестьяне уверяли, что обвал случился летом в сенокосную пору и грохот падения камней был так силён, что напугал окрестное население, бывшее на сенокосе.

Городище стрелкой обращено на ЮЮВ. Вал дугообразно огибает городище от реки к логу. Юго-восточный склон городища составляет отвесный утёс над рекой Колвой, западный и юго-западный склон очень крутой, обращён в лог, отделяющий этот камень от другого камня, несколько удалённого от реки и покрытого лесом. Камень этот называется тоже Девьим и в нём пещера.

Длина городища от стрелки до вала 36 саж. 1 ар. 5 верш., высота вала 1 арш. 7 вершк., длина по валу 20 саж. 2 арш. Городище заросло высокой травой, покрыто деревьями и завалено сушинами. Вал перерезывался канавой с севера на юг. По площади городища выкопаны во многих местах пробные ямки. Под очень тонким растительным слоем – плотный, белый или жёлтый, песок, и затем камень, выступающий ближе к стрелке и на стрелку под самым растительным слоем. При раскопке канавы у вала было найдено несколько мелких кусочков черепков глиняной посуды без орнамента, а у западного склона, в одной из пробных ямок, обломок кремневой стрелы. Осколки кремня попадались во многих местах. Несколько рабочих спускались по крутому склону в лог, кайлом обнажая растительный слой во многих местах склона, но ничего не нашли.

За логом возвышается другая гора, покрытая лесом и травой. Против лога, на левом берегу Колвы – Бобыльский камень, тоже весь покрытый растительностью.

Гора за логом – Девий камень, крутой склон, которого, обращённый к реке, удалён от берега не менее 100-120 саж. На этом склоне, на высоте 101 сажени, находится вход в пещеру, образовавшуюся в верхних слоях известняка. От входа очень небольшой подъём по склону до вершины камня.

Вход представляет яму шириной 6 вершк., длиной 2 арш. и глубиной 1 арш. 5 вершк. В стене ямы полукруглое отверстие. Устье пещеры, обращённое на восток, шириной 1 арш. 9 верш. и наибольшей высоты 14 вершк.

Ползком проникнув в это отверстие, попадёшь в узкий канал, по которому приходится идти довольно долгое время согнувшись, затем канал увеличивается настолько, что можно идти выпрямившись. Чем далее от входа, тем труднее становится идти, вследствие загромождения  канала разных размеров камнями. Канал местами расширяется, образуя широкие помещения-камеры, сажен до 4 высоты и ширины от 5 до 10 сажен. Пройдено три таких помещения. Переход из третьего помещения в четвёртое особенно труден: канал из камеры загромождён тремя огромными плитами, соприкасающимися под углом, образуя таким образом два прохода, выше и ниже, откуда, попав в канал, предстояло пролезть через узкое отверстие в четвёртую камеру. Камеры более или менее круглые, потолок в виде свода, без выступов. Дно этих камер представляет круглую воронку, усыпанную мелким щебнем и покрытую местами огромными плитами, свалившимися с потолка и упиравшимися друг в друга под разными углами. На потолке сталактитов нет. Рассматривая отвалившиеся от потолка огромные плиты, я заметил, что нижние плиты, т.е. первые упавшие с потолка, были покрыты снизу сталактитовой корой и сталактитами, разбившимся при падении и разбившими сталагмиты, на которые плиты упирались. Сталагмиты находились ближе к стенам и у края воронок, занимавших всю средину дна этих камер. Таким образом, в камерах этих находиться было труднее, чем в канале: приходилось ютиться на плитах, ближе к стенам, выбирая более горизонтальные плиты. Стены казались сплошь покрытыми сталактитовой корой и местами заметны новообразования сталактитов. Во второй камере имеется ниша в стене, в которой эти новообразования особенно заметны.

Температура камер +4°R. Три термометра были установлены во второй и третьей камерах и при установке показали +8°R, постепенно спускаясь до +4°R. Везде чувствовалась большая сырость. Захваченный мной бенгальский огонь отсырел и давал только слабые вспышки.

Третья камера освещалась магнием, при свете которого моим компаньоном И.И. Юхневым была сделана попытка снять фотографию небольшим прибором, но, к сожалению, снимка с камеры и со входа в пещеру отсырели и попорчены водой во время ливня при раскопках у камня Светика на левом берегу реки Колвы.

Устройство дна этих камер лишило меня возможности измерить пройденное пространство рулеткой. В пещере я пробыл с 1 ч. до 3 ч. 45 м. дня 13 июля 1895 года (моменты входа и выхода из пещеры). Три летучих мыши встречены, не доходя до первой камеры, из них удалось поймать двух.

Форма дна камер и входного отверстия (устья) дают повод предполагать отсутствие культурных остатков в пещере.

Гора Дивья на Колве

Тем не менее пещера настолько интересна, что для полноты описания считаю необходимым привести здесь описание пещеры капитана Рычкова, относящееся к 1770-му году, Ф.М. Истомина – к 1881-му году и учительницы земской школы в селе Губдор А.И. Шипулинской, описавшей по моей просьбе своё путешествие в пещеру в 1894 году.

Капитан Рычков. «Между вышеописанными хребтами на западном берегу реки Колвы, близ вершины лесистой горы, отделявшейся от Девьего хребта, находится удивительной величины пещера. Вход в неё, заключённый внутри каменной глыбы, столь труден, что должно ползти несколько сажен по острым каменьям, низпадающим изнутри сея горы. После сего путь становится час от часу способнее и приводит узким, но при том высоким переулком до пространной храмины, находящейся в 50 саженях от наружного отверстия. Круглый вид сей палаты делает ей равной почти во всём её пространстве: ибо длина её 11 саж.; в ширину не достаёт одной сажени противу длины; высота стен её две сажени. Как сия пещера есть ничто иное, как игралище или действия подземных вод, то верх её, устроенный как бы сводом, и непорядочные стены отторгая от себя ужасные глыбы дикого камня, представляют сие здание весьма непорядочным. Все части сих подземных храмин составляет сей твёрдый камень, идущий огромным слоем от Дивьего хребта, и распространяющийся по всему западному берегу реки Колвы. Он приемлет различные виды, от истекающих с поверхности его водных капель, которые, садясь на твёрдый камень, превращается в горный жир, и окаменев составляют различные, удивления достойные вещи. Инде слились они наподобие искусством сделанного столба, инде висят на верху храмины, как свечи из белого воска, нарочно будто поставленные для освещения храмины.

При конце вышеописанной храмины видимы как бы пространные врата, в которые взошед находится другая большая храмина, сделанная наподобие первой, 12 саж. длина её, 8 иширна, высота стен 3 сажени с половиной. Следовательно в ней нет такого равенства, какое примечается в первой. Огромные глыбы камней, свалившихся сверху, лежат повержены посреди её и слитки водяных камней украшают так же её стены. При самом входе сия палата разделяется на две части, из которых одна ведёт в западную сторону и пересекается на 10 саженях. За нею уже не видно ни других палат, ни отверстий, показующих бытие оных. Другая находится в стороне от входа в первую. Вход в неё весьма узкий, глубокий и опасный, ибо должно пролезать туда между ниспадающих каменных глыб, но спустившись в неё найдёшь там ущелье шириной не более 2 аршин с половиной, длиной в 14 аршин. Действия сей подземной храмины отличаются от всех других пещер, ибо капли, исходящие из поверхности её стен, превращаются в прозрачные сталактиты, которые, сливаясь в большие круги, делают совершенный вид лесных сморчков, сросшихся один с другим так крепко, что едва можно отшибить их железным орудием. Сколько известно нам пещер, то ни в одной из них не видно, чтоб натура столь щедро источила в них редкости творения своего. Все стены сея палаты украшены сими чудными фигурами. Не меньше того тут находится и каменных свеч, находящихся во внутренности других пещер, так же и горного жиру, рождающегося от водяных купель и украшающего белизной своей все стены оные храмины. Посреди сего подземного убежища находится маленькое круглое озерко. Вода его исходит из горного материка, а потому нет в ней силы того действия, чтобы превращаться в разновидные камни. Сие, как видно, сродно только одним с верху каменьев исходящим каплям. Нет никакого различия между водами простых источников и между теми, которые составляют сие малое источище.

От сей палаты идучи к востоку, вздымаешься на высоту, которая тем более умножается, чем ближе к концу её приходить; и, наконец, путь её пресекается крутизной каменных глыб. На самой высоте оные видим небольшая круглая лазея, в которую взошед, найдём, что сия палата соединяется с тою, которая находится на краю от наружного входа».

Из этого описания можно заключить, что капитан Рычков осмотрел всю пещеру, найдя в ней три палаты, последнюю сталактитовую, причём одна оказалась двойной (разделялась на две части); кроме того, очень важно указание на соединение последней палаты с первой, т.е. пещера от первой палаты оказалась круговой.

Камень Ветлан на реке Колва

Ф.М. Истомин. «Близ деревни Ветлана мне удалось посетить пещеру, называемую Дивьей пещерой. Пещера находится в правом, нанесённом берегу реки Колвы. Переправившись из Ветлана на противоположный берег реки, нужно несколько углубиться вглубь по лесной тропе. Версты через 2 пути знающий проводник выведет через лес опять к берегам той же реки и здесь против Ветлана – камня, находящегося на противоположной стороне реки Колвы, в полугоре лесистого правого берега скрывается едва заметный вход в пещеру. Отверстие, обращённое на СВ, имеет в диаметре не более ¾ аршина. Спустившись ползком по несколько наклонному вниз узкому коридору, длиной сажени в 1 1/2 , я вступил в коридор более широкий, дающий возможность идти согнувшись. При дальнейшем движении (общее направление, сколько я заметил, на ЮВ), ширина и вышина коридора видоизменяется от узости, позволяющей лишь ползти, до высоты в рост человека. Эти коридоры последовательно приводят в дальние «палаты», как называл их проводник, имеющие в длину 10 саж., в ширину до 4 саж. и в вышину до 5 саж. Дно, стены и потолок, как коридора, так и палат, неправильные, представляющие груды скал, выдающихся острыми углами из общей скалистой массы. В пещерах абсолютный мрак и сырость. Приток свежего воздуха замечается иногда сверху – при приближении свечи к некоторым углублениям в потолке, замечается тяга. Со стен и потолка каплет влага, причём образовались каменные сосульки, называемые проводником «капами» (капы). В пещере я находился в продолжении часа и углубился в неё на расстояние около 200 саж.

Кроме мелких камней различной формы и образования и отвалившихся кап, в пещере этой мной никаких остатков не найдено. Продолжение пещеры неизвестно. Сопровождающий меня ныробский священник о. Филипп Пономарёв – археолог-любитель – и урядник Береженцев сообщили, что ранее они хаживали значительно дальше, но до конца не дошли, а проводник – местный сельский староста, ходивший ещё далее рассказывал, что покойный дед его странствовал по этой пещере трое суток и встретил там подземные озёра».

Последнее указание о странствовании трое суток по пещере может быть объяснено описанием капитана Рычкова о круговом направлении канала пещеры.

А.И. Шипулинская. «В 1894 году удалось мне побывать в Дивьей пещере, отстоявшей от села Ныроба в 6 верстах. 10 августа, захватив проводников из деревни Ветлан, мы переправились на левый берег Колвы и поднялись по крутому подъёму горы. Проводники наши, несмотря на то, что несколько раз были в этой пещере, долго искали на этом лесистом склоне горы вход в пещеру, что меня удивило. Удивляться было нечему: вход в пещеру представлял яму, в которую нам приходилось спускаться. Отверстие в пещеру было около аршина и окружено высокой травой. Вход непривлекателен, он представляет узкий наклонный коридор. Далее он расширятся, давая возможность идти согнувшись, а ещё далее выпрямиться во весь рост. При входе, в одной из расселин скалы, висели четыре летучих мыши. После довольно узкого пространства, замыкающего длинный коридор, мы вступили в довольно большой грот, сажен 10 длиной и сажени 4 шириной. Во всём своде камни лежали местами гладко, местами торчали выступами. В первом гроте камни на полу лежали пластами. Проводники говорят, что обвалившиеся камни значительно уменьшают объём проходов: «вот ещё лонись (в прошлый год) легче было проходить, а ныне вон их сколько нападало», - объяснял один из проводников [Мой проводник, крестьянин деревни Ветлан Трофим Васказов, утверждал, что значительных обвалов не было: 35 лет, часто посещая пещеру, изменений в ней не находил – Прим. Сергеева]. Чем дальше мы шли, тем больше и лучше были гроты, но и проходы, ведущие к ним, становились всё уже и уже. Интерес наш увеличивался, хотелось посмотреть, что-то там за следующим гротом, или за узким коридором. Пройдя несколько гротов, мы не встретили ничего, кроме камней и местами просачивающейся сверху воды, но далее на камнях выступал горный жир и разные формы сталагмиты: чашки, просфоры и пр. В одном из узких коридоров мы встретили сталактиты в виде сахарных голов и столбиков. После узкого отверстия сейчас же начинается крутой спуск, образованный из двух ровных камней. Спустившись по ним, глазам нашим представлялась ещё лучшая картина: огромный грот, на противоположной стороне которого два входа в коридоры, один налево ниже, а другой прямо – выше. Налево нам не удалось пройти: было очень грязно, а потому мы направились к проходу, лежащему прямо. При свете свечи удалось рассмотреть наклонный выступ, симметрично усаженный сталактитовыми головками, а сверху над этой глыбой спускался другой выступ, унизанный по края бахромой из сталактитовых сосулек. Этот выступ шёл далее вправо, а под ним находилось отверстие для входа в коридор пещеры. Несмотря на наше сильное желание, идти далее нам не удалось: свечи наши догорали, а запас их остался у наших двух спутников, которые, боясь узких проходов пещеры, остались в одном из первых гротов. Пещеру мы оставили в 2 часа утра. Многочасовая прогулка в подземном мире оказалась истинным удовольствием».

Сопоставляя эти описания, приходится обратить внимание на то, что все они разнятся в приблизительном подсчёте числа камер (палат, гротов), которых во всяком случае больше, чем указано у капитана Рычкова, измерявшего первые две камеры и одну из дальних. Остаётся нерешённым вопрос о размерах пещеры и направлении её. Надо надеяться, что будущие исследователи, имея под руками приведённые здесь четыре описания, исправят и пополнят пробелы исследования.

По типу и расположению камер (гротов) пещера напоминает знаменитую ледяную пещеру в окрестностях Кунгура, описанную М.Я. Киттары, развившуюся в алебастре (гипсе).

Следующее и последнее обнажение пластов верхнего горного известняка на реке Колве находится на левом берегу реки в известном Ветлане-камне. Г. Гофман определяет высоту Ветлана в 92-122 м. Ветлан стоит среди леса отвесной стеной, едва доступной для исследования. Он сложен из тонко-слоистого кремнистого известняка серого цвета, вообще сходен совершенно с породой Девьего камня. П. Кротов приводит определение высот, сделанное А. Штукенбергом, горноизвестковых выходов между Бойцом и Ветланом: 100-200 саж. и Поповым – Бобыльского камня 150 саж. Принимая во внимание измерение крутого склона Девьего камня и того обстоятельства, что на высоте Девьего городища соседние высоты не кажутся ниже Девьего камня, считая определение А. Штукенберга совершенно правильным. Капитан Рычков указывает на Ветлане городище, укреплённое валом. Подъём на Ветлан совершен мною от деревни, отстоящей от утёсов Ветлана версты 1 ½ - 2. Городища я не нашёл: возможно, что взятый со мной проводник, молодой парень, не знал о нём.

Ниже Ветлана река Колва выходит из области развития горного известняка; от Бойца до Ветлана по реке всего 6 вёрст. От Ветлана горный известняк направляется высокой грядой на реку Пильву (в северо-западном направлении), на Дёмину (в ЮЮВ) и т.д. Выходы его я осматривал между Ныробом и Искором. Это обнажение находится на городище, названном так потому, что на высоких выходах известняка здесь находятся следы Чудского городища с валами и рвами. Здесь обнажены вертикально стоящие пласты серовато-белого глинистого известняка. К описанию этого городища я перейду в следующей статье.

Д. чл. С.И. Сергеев

«Записки УОЛЕ», т. 22, 1901 г.

Читайте также:

Поддержать «Ураловед»