Ураловед

Портал знатоков и любителей Урала

5 1 2 3 4 5 Рейтинг: 5.00 Голосов: 3

«Божиею милостью смиренный Поликарп, Епископ Екатеринбургский и Ирбитский по благодати, дару и власти Всесвятого и Животворящего Духа, данней нам от Самого Великого Архиерея, Господа нашего Иисуса  Христа, чрез святыя и священныя его Апостолы, и их наместники и преемники, Благословили Мы Благочинного Николая Гаряева с местным причтом заложить вновь восстанавливаемый храм в деревне Кургановой Горнощитского прихода Екатеринбургскаго уезда во имя Святителя и Чудотворца Николая.

Дана сия грамота в Богоспасаемом граде Екатеринбурге за подписанием нашим и приложением печати. Апреля 24 дня 1889 года».

Селом Курганово стало 19 августа 1891 года – в день, когда с благословения того же епископа Поликарпа, была освящена Николаевская церковь. Объяснение этому можно прочитать в словаре Ф. Брокгауза и И. Ефрона: «Село – селение с церковью».

Храм Николая Чудотворца в Курганово, Свердловская область. 1920-е гг.

Новый храм был деревянным, однопрестольным. Иконостас – в два яруса, тоже деревянный, окрашенный красною краской, с золочёной резьбой. В его нижнем стане иконы были писаны на чеканном золочёном фоне. До 1898 года церковь входила в состав прихода Покровской церкви Горнощитского села.

На страницах сборника «Приходы и церкви Екатеринбургской епархии» читаем: «Время основания Кургановки относят к первой четверти XVIII века, когда Татищев и Де Генин устраивали на Урале казённые горные заводы. Первые поселенцы Кургановки работали сначала на Елизаветинской кварце – дробильной мельнице, а потом причислены были к Екатеринбургскому Монетному двору.

Название села произошло от находившихся тут старинных земляных насыпей – курганов. Жители все православные, по сословию – бывшие сельские работники казённых заводов. Занимаются преимущественно горными работами на прилегающих к селу рудниках и золотых приисках, немногие – земледелием.

В 1915 году приход Николаевской церкви составлял 1270 человек обоего пола. Священнику и псаломщику жалование платила казна – 600 и 200 рублей в год соответственно. Братский доход был невелик – 920 рублей. Храму принадлежали 10 десятин пахотной земли и 20 – сенокосной. Жили богослужители в общественных домах.

Церковная жизнь храмов во имя апостолов Петра и Павла при Полевском заводе и Николаевского в селе Курганово оказалась дольше, чем сроки, отведённые советской властью другим культовым зданиям Полевского района. Но были обречены и они. С Николаевской церковью произошло это так.

В начале 1940 года по району расползся слух: в Кургановой власти арестовали священника за то, что будто бы он обирал верующих.

- Неужели, правда? – недоверчиво, шёпотом спрашивали одни.

- Суд покажет, - неопределённо пожимали плечами другие.

И "народный" суд вынес священнику пространный приговор. Вот его краткое содержание.

«10 февраля 1940 года народный суд Полевского района, рассмотрев в открытом судебном заседании дело по обвинению Словцова Анатолия Александровича, 60 лет, уроженец с. Захаровское, Камышловского района, является служителем р/культа в с. Курганово, семьи нет, одинокий, грамотный, неимущий, судился в 1936 году по ст. 61 УК, дано было один год исправтрудработ, отбыл 5 месяцев и якобы дело прекращено было, обвиняется по ст. 61-3 УК…

Предварительным и судебным следствием было установлено, что подсудимый Словцов злостно не платил подоходный налог государству, а имен: он, Словцов, был обложен в 1938 – 1939 гг. подоходным налогом, какового он до сих пор не уплатил в сумме 5272 рубля, несмотря на предупреждения и главным образом от 25 марта 1939 года, которым решено взыскать с него недоимку».

У одного старожила и ветерана труда я поинтересовался:

- Велика ли названная сумма?

- В то время корова стоила до 300 рублей, обед в столовой 10-15 копеек, а за 3500-4000 рублей можно было купить дом на три окна.

Читаем текст приговора дальше. «Факт уклонения от выполнения государственного налога явствует и то, что при личном обыске у Словцова денег 1849 руб. 92 коп. и на сберегательной книжке в г. Свердловске 2750 рублей, итого 4599 руб. 02 коп. Следовательно, состав преступления налицо.

Словцов вину на процессе категорически отрицал и мотивировал тем, что исчислен доход у него неправильно, но и данный довод опровергается рядом документов (к сожалению, этого «ряда» автор этих строк в «Деле» не видел).

Основываясь на материалах, "народный" суд приговорил: Словцова Анатолия Александровича подвергнуть к мере наказания по ст. 61-3 УК сроком на два года лишения свободы, кроме этого применить ст. 20 УК, на основе которой поразить в политических правах на пять лет. (При чтении последних слов, упомянутый ветеран труда воскликнул: «На пять лет?! Пропал человек! Он уже не увидит свободы»).

Обнаруженные деньги и книжку сберегательную при личном обыске изъять в погашение недоимки. Меру пресечения изменить на содержание под стражей».

Старая церковь Курганово на картине Станислава Иванова
Старая церковь Курганово на картине Станислава Иванова

Как здесь, так и далее автор намеренно опускает имена действующих лиц – ведь сейчас живы не только их дети, но и кто-то из них самих.

Прочитав приговор, читатель всё равно как–то отреагирует на решение суда. Только не подходите к этому опрометчиво, не забывайте, что речь идёт о времени, в котором подлог и фальсификация фактов представителями власти и правовых органов были распространены очень широко.

Пусть подтверждением последних слов послужит продолжение рассказываемой истории.

11 февраля 1940 г., то есть на другой день после суда, в Курганово экстренно собралось заседание сессии сельского Совета. Руководители района дали понять его председателю сельсовета, что суд над священником – это ли не повод к закрытию церкви? А опыт на этот счёт уже был – они уже приложили руки к культовым зданиям в Полдневой, Мраморском, на Полевском и Северском заводах. Вот и эта сессия вынесла постановление: «Вызвать из Полевского в помощь агитатора – пропагандиста и убедить массу верующих о вреде церкви и ненужном существовании её. Прикрыть церковь в ближайшие дни и вынести решение на общее собрание».

Поразительно! Приехавшему тотчас из райцентра якобы с лекциями «О международном положении СССР» секретарю райкома ВКП(б) по идеологической работе удалось в мгновение ока – в течение недели – «убедить массу верующих» колхозов «Красный Урал» № 2, «Красный пахарь», жителей деревни Раскуиха и села Курганово в том, что религия, а особенно церковь Николая Чудотворца, являются причиной всех бед в стране.

Присутствующие на «лекциях» были так потрясены услышанным, что все до одного проголосовали за правильность постановления местной власти. И что особенно удивительно – даже члены церковного совета!

Как следует из документов, кое – кто с возмущением соскакивал с мест и кричал:

- Насчёт церкви на 23-м году социалистической революции и разговаривать не должны! Наш поп оказался жулик. Церковь нужно закрыть бесспорно, а здание передать в распоряжение сельского исполкома.

- Нужно сбросить весь этот дурман! Церковь закрыть – она сеет вражду, разделяет неравенство женщины и мужчины.

- На примере обмана бывшего священника Словцова…нужно понять, что завтра может прийти такой же проходимец. Пора осознать, что на 23-м году Советской власти калечить молодое поколение нельзя!

Присутствующие на собраниях и «лекциях» районное начальство – заместитель прокурора, председатель райисполкома, заведующий райземотделом, председатель Кургановского сельского исполкома - одобрительно кивали каждому из восклицавших подобное.

Кто из «гостей» имел большее влияние на аудиторию – судить читателю, но результатом каждой встречи было «единогласное» голосование за постановление сельского Совета.

15 февраля в Курганово впервые появилось сразу несколько документов с просьбой о закрытии церкви и о передаче её здания и имущества в распоряжение исполнительного сельского комитета и об открытии в её здании школы для учащихся 6-7 классов.

Вникнем в два из них. Вот первый. «В Кургановский исполнительный комитет депутатов трудящихся от председателя церковного совета Николаевской церкви…и секретаря…заявление. Нас в церковном совете осталось только два человека, служителя нет в церкви. Здание содержать церковный совет не может, она приходит в разрушение, поэтому просим принять здание и имущество по описи.

От содержания здания отказываемся. Присоединяемся к решению общего собрания о закрытии церкви. К сему подписуемся».
Вместо подписи председатель совета поставила два крестика.

Какому-то заинтересованному лицу глас членов церковного совета показался .неубедительным. Тогда, вместо старушек, (но под их «визами») этот кто-то выпустил документ № 2. Обратите внимание на то, как мастерски он «перекроил» заявление женщин! Ниже приводится содержание протокола уникального «заседания» членов церковного совета, на котором одна из них была «избрана» в президиум «заседания» председателем, другая – секретарём. Обсуждалась «Повестка дня: о положении церкви в связи с обманом нас бывшего священнослужителя Словцова».

Но какое же заседание проходит без доклада? И как следует из протокола, его сделала председатель совета.

Читаем протокол дальше: «После горячего обсуждения этого вопроса, церковный совет решил: «Возмущённые обманом бывшего священнослужителя Словцова, мы обсуждаем (старушки, видимо, имели ввиду слово «осуждаем») его антисоветский и противонародный поступок в том, что он преступно обманывал нас и всю нашу общину верующих – выпрашивал средства будто для уплаты налога, а на деле, припрятывал их… и стремился вымогать ещё больше…в целях личной наживы.

Мы, церковный совет, не желая дальше попасть под руководство опять какого – нибудь шарлатана – обманщика и учитывая малочисленность нашей общины верующих, которая будет не в состоянии содержать храм и вести расход по его сохранению, постановили (вот тебе и безграмотные старушки!):

От содержания церкви отказываемся и просим райисполком принять его, согласно описи, для использования для культурных нужд населения. Данное решение обсудить на общем собрании верующих».

Протокол, конечно, был кем-то подкорректирован в духе партократии, а потому после даты и подписей (председатель вновь «расписалась» двумя крестиками), видно, что позднее, появилось «Дополнение: кроме того…в связи с обманом нас проходимцем попом… Словцовым не хотим поддерживать обман попов против народа и отказываемся совершенно от должностей членов церковного совета, в чём и расписуемся».

В обоих документах подписи старушек были заверены печатью сельсовета.

Не ведаю, состоялось ли общее собрание верующих, а вот заседание местного исполкома было собрано срочно - в тот же день - и на нём официально, протоколом, было утверждено решение двух старушек. Простите, членов церковного совета.

Чтобы заручиться на сей счёт согласием как бы всех здравомыслящих сельчан, 17 февраля вышеупомянутый «лектор» (об этом тоже есть протокол) провёл информацию на знакомые нам уже темы и со школьниками села. Почти половина этого протокола занята приветствиями в адрес «Вождя и учителя любимого товарища Сталина» и героической Красной Армии, пожеланием последней «быстрой и решительной победы в борьбе за освобождение трудящихся Финляндии». И только в конце протокола можно было прочесть. «Мы, учащиеся Кургановской школы в количестве 170 чел., с огромной радостью приветствуем единодушное решение наших родителей о закрытии церкви и передаче помещения для организации в нем школы, чтобы мы могли учиться в своём селе, а не ходить за 8-10 км в Мрамор, как сейчас. Долой поповский обман! Да здравствует наука и знания!».

Из справки: «По материалам последних выборов в низовые советы избирателей числится 654 человека, голосовало за закрытие церкви…613 человек».

Собрав необходимые документы, исполком Полевского райсовета постановил: просить исполнительный комитет Свердловского облсовета депутатов трудящихся закрыть Николаевскую церковь в селе Кургановском и передать её под организацию в ней трёх классов неполной средней школы.

Через день в облисполком была отправлена стопка документов и докладная за подписью председателя Полевского райисполкома.

В отличие от провинциалов, облсовет осторожничал, ему ретивость полевчан, конечно, была понятна, но поступать опрометчиво он не собирался: - закон есть закон.

По требованию секретаря облсовета Постовалова 23 февраля ему высылается ещё несколько протоколов, эскизы и фотографии храма с очередной просьбой ускорить решение вопроса. На нетерпеливую настойчивость Постовалов сдержанно отвечает, что 10 марта на заседании облисполкома вопрос будет решён в пользу полевчан. «Однако, - пишет он - настоящее решение объявите церковному совету под расписку, которую вышлите в исполком облсовета». И далее предупреждает, что «в соответствии с Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 29 апреля 1929г. «О религиозных объединениях» к фактическому изъятию церкви и ликвидации культового имущества вы можете приступить по специальному разрешению облсовета, которое будет вам выслано по истечении 15-дневного срока после объявления решения исполкома облсовета. До получения вами этого разрешения церковь, безусловно, должна находиться в пользовании верующих…».

Делать нечего, пришлось снова наведаться к старушкам: не получишь от них «добро» - затея провалится. И снова в срочном порядке родилась ещё одна казённая бумага с удостоверяющими её подлинность крестиками. Уже на следующий день Полевской РИК отправил в ОКРИК очередную депешу.

То ли руководство облсовета стало раздражать нетерпеливость их коллег из Полевского, то ли оно решило выдержать законную «паузу», но свой отклик на письмо полевчан оно дало только в конце следующего месяца, разрешив приступить к закрытию молитвенного здания.

Однако 40-е годы – не конец 80-х. Председателям сельского и районного исполнительных комитетов последнего письма ждать было и ни к чему – ведь они ещё 19 февраля сообщили в область о том, что «здание и имущество принято по приёмочной ведомости. Общим собранием граждан решён вопрос о закрытии церкви и передаче её под школу».

Хлопотное «церковное дело», наконец – то было прекращено в их пользу.

До возведения в селе каменного клуба, центр сельской культуры (но не школа) располагался в тесном деревянном церковном здании до тех пор, пока находиться в нём стало небезопасно.

Если поедете из Полевского в Свердловск, и проехав мост через Чусовую, на въезде в село, посмотрите налево, то увидите на берегу группу старых тополей. Это всё, что может напомнить о местонахождении церкви во имя Святителя и Чудотворца Николая, и – рядом с нею - красивой деревянной часовни Святого и Благородного князя Александра Невского.

31 октября 1991 г.

Храм в Курганово в наши дни

ПРИМЕЧАНИЕ: В настоящее время в селе построен новый одноименный храм.

© Алексей КОЖЕВНИКОВ
г. Полевской
UraloVed.ru
Фотографии с сайта kurganovo.prihod.ru