Ураловед

Портал знатоков и любителей Урала

5 1 2 3 4 5 Рейтинг: 5.00 Голосов: 4

Очерк из цикла «Неторопливое путешествие в долине реки Серги длиною в жизнь». Продолжение. Начало смотрите здесь.

Вспоминая те времена (конец 70-х - начало 80-х), необходимо отметить, что личный состав дружины существенно изменился. Начать с того, летний отряд дружины, занимавшийся  благоустройством  туристских маршрутов в центральной части парка и борьбой с браконьерством, получил статус ССО (Студенческого строительного отряда), члены которого были освобождены от участия в осенней уборке урожая с колхозных полей. Это привлекло в отряд некоторое количество людей, главной мотивировкой которых было избежать тяжелого труда на картофельных полях.

Те ребята, которые в 1975 году начали работу по изучению территории парка и систематическую рейдовую работу по борьбе с браконьерством, уже закончили учебу и принимали лишь эпизодическое участие в деятельности Дружины, но свои традиции и опыт передали новому поколению. Особую роль в формировании этих традиций сыграл Миша Бокачев.

Михаил Бочкарев

Михаил Ренатович Бокачев

Его отец, Ренат Иванович, будучи по профессии геологом, большую часть своей жизни посвятил охоте и охране животного мира, работая егерем, охотоведом и председателем Областного общества охотников и рыболовов. Он привил сыну не только навыки лесной жизни и охоты, но и тонкое понимание природы, любовь к ней и убеждение в необходимости защиты живых существ, включая правовую базу и практическую  борьбу с браконьерством. При Мише в дружине сложился особый сектор - БСБ (борьба с браконьерством). Однако, БСБ ставила задачи не только по изъятию оружия и орудий браконьерства и продукции незаконной охоты и рыбной ловли, но и по воспитанию нарушителей. Бывало, конечно, и ломали «крутых брэков», но чаще всего, расходились по хорошему. Однажды, находясь на базе у Митькиного ручья, мы услышали выстрел в районе Митькиных озер.

База у Миткиного ручья

Группа туристов расположилась на базе у Митькиного ручья, 1970-е гг.

Отряд из четырех человек, рассыпавшись в редкую цепь, побежал на выстрел. Но на группу из четырех вооруженных человек, в числе которых оказались работники правоохранительных органов, вышел в одиночку только Миша. После беседы с нарушителями (охота в заказнике) Миша вернулся на базу с четырьмя ружьями, среди которых оказалась бельгийская двустволка «Зауэр».

Михаил Бочкарев

Миша Бокачев с "удачной охоты"

Ружья нарушители впоследствии получили у местного охотоведа, заплатив приличные штрафы. Мой личный опыт участия в рейдовой работе по борьбе с браконьерством не лишил меня глубокого внутреннего убеждения, что убийство животных  ради развлечения – занятие безнравственное. Другое дело, когда охота есть способ пропитания. Однако, должен признать, что подавляющее большинство охотников тонко чувствуют природу и по-своему любят ее. На этой основе возможен диалог между нарушителем и инспектором. Члены сектора занимались и другими направлениями деятельности дружины – изучение территории Парка с целью подготовки технико-экономического обоснования его проекта, проектирование и благоустройство учебных троп природы и работы со школьниками.

В числе наиболее активных и талантливых ребят назову Василия Пономарева, Татьяну Иванову, Григория Машанова, Анатолия Жесткова, Павла Наумкина, Вадима Федорова, Эдуарда Поленца, Халида Нафикова. Вова Чернов принадлежал к этой же генерации. Особыми талантами он не выделялся, правда, любил поспать. Но его страстью были набеги в Аракаево в компании таких же, как он энтузиастов. Из этих рейдов они возвращались груженые сетями, изъятыми у аракаевских мужиков, которые веками занимались этим промыслом и не понимали, за что их наказывают. Года через три случаи браконьерства стали заметно реже, и местные нарушители практически перестали попадаться – территория стала приобретать статус реально охраняемой, хотя государственное учреждение  «Природный парк «Оленьи ручьи» появилось лишь спустя двадцать лет.

В  период с 1978 по 1983 годы руками этих ребят были построены такие сооружения, как противоэрозионный спуск у Дыроватого камня. Основная заслуга в этом деле принадлежит Грише Машанову, который три недели провел на Михайловском заводе, изготавливая элементы этой конструкции.

Григорий Машанов

Григорий Машанов

Год спустя был изготовлен и смонтирован спуск в Большой провал. Элементы спуска были изготовлены Сережей Ковалевым на Нижнесергинском  заводе. Мы были вынуждены заняться этими сооружениями ввиду начавшейся эрозии почвенно-растительного покрова, связанной с существенно возросшей нагрузкой. У Дыроватого камня ширина вытоптанного растительного покрова на тропе достигла семи метров. Вместе с остальными растениями исчезли и пять видов эндемиков и реликтовых растений. Кроме того, в сырую погоду поскользнуться и получить серьезную травму (крутизна склонов более 30 градусов) стало проще простого.

Спуск в Большой провал

Металлический трап – спуск в Большой провал

Наблюдения за состоянием растительного покрова после устройства спусков показали, что в течение пяти лет растительный покров полностью восстановился. Сегодня редкие и исчезающие растения можно увидеть прямо под трапами.

В эти же годы была выполнена маркировка основных маршрутов на территории Парка, включая многокилометровый маршрут Большой провал – Шунут-камень.

Маркировка тропы

Первоначальный вариант маркировки тропы

Тогда же было завершено благоустройство стационара на Митькином ручье и построена баня, примерно в километре вверх по течению от стационара. В 1978 году появился приют для туристов в устье Федотова лога, приют «Голубятня» напротив скалы Писаница, приют у Дыроватого камня и, наконец, приют на Диком Западе («Западня»), просуществовавший всего 3 года. Впрочем, и другие приюты оказались недолговечны – ни одна из избушек не просуществовала более 11 лет, но благодаря нашим усилиям, количество туристов, посещавших эти места за последние 5 лет нашей строительной деятельности увеличилось в 5-6 раз, прежде всего, за счет приезжих из Екатеринбурга и других крупных городов. Но жители Нижнесергинского района, находясь в меньшинстве, наносили основной ущерб нашим постройкам. Прежде всего - автографы типа «БАНАН, ПЯВА, КОСОЙ И МАНЯ-ДАВАЛКА ЗДЕСЬ  БЫЛИ», затем неубранный мусор и порча оборудования, поскольку за дровами в лес идти лениво, поэтому на дрова шли столы, скамейки, нары и даже стены. Конечно, если бы у нас была возможность регулярно убирать мусор, заготавливать дрова, делать ремонт и т.д. избушки служили бы дольше, но ни финансовой, ни правовой базы у нас для этого не было. Правда, спуск в Большой провал и к Дыроватому камню служат до сих пор.

Я всегда был и буду благодарен директору Михайловского завода ОЦМ Сергею Михайловичу Якимову и директору Нижнесергинского металлургического завода Владимиру Ивановичу Руденко [2] за их бескорыстную поддержку и глубокое патриотическое понимание целей и задач нашей работы.

Владимир Руденко

Владимир Иванович Руденко – бывший директор Нижнесергинского металлургического завода

Ключевую роль в наших делах сыграл Геннадий Васильевич Арефин, бывший в те времена председателем совета народных депутатов Нижнесергинского района, что соответствует нынешнему статусу главы администрации района. Геннадий Васильевич рос и воспитывался в семье деревенского кузнеца, который привил сыну разнообразные трудовые навыки, передал ему природный ум и крепкий характер.

Геннадий Арефин

Арефин Геннадий Васильевич – председатель совета народных депутатов Нижнесергинского района

Арефин пользовался большим авторитетом в районе и всемерно использовал свои связи и административные ресурсы для поддержки нашей работы. С его помощью удалось увеличить количество памятников природы на территории района до 20, в том числе и в долине Серги. А когда Нижнесергинский леспромхоз, ведя рубки главного пользования, приблизился к Митькиным озерам, Арефину удалось остановить эти рубки и спасти от уничтожения ландшафтно-исторический памятник который сегодня входит в территорию природного парка.

Можно назвать и другие примеры его участия в создании парка, но, лично для меня, важна  была его моральная поддержка в трудные моменты моей жизни. Со временем мы стали друзьями, и я горжусь этой дружбой, согревающей наши сердца по сей день.

Было бы неправильно обойти молчанием тот факт, что до прихода Бокачева и его друзей в Дружину никакой работы в Университете не велось. Ещё за два года до нашей встречи на биофаке существовала инициативная  группа, лидером которой был Валера Шамин. В эту группу входили также Серёжа Криницын, Юра Фёдоров и Филаред Гафуров. Однако, о конкретных делах этой группы мне почти ничего не известно, кроме того, что Серёжа Криницын вёл активную переписку с природоохранными дружинами других вузов страны, что обеспечило наш контакт с Группой Охраны Природы (ГОП), начавшей свою деятельность на географическом факультете  МГУ. Куратором этой группы была Вера Павловна Чижова, кандидат географических наук, сотрудник геофака [3].

Вера Чижова

Вера Павловна Чижова в поезде "Москва-Свердловск" во время первой поездки в «Оленьи ручьи» в 1977 г.

В 1977 году небольшой отряд московских студентов под руководством В. Чижовой принял участие в изучении территории будущего парка «Оленьи ручьи». С этого момента началось наше регулярное сотрудничество, главным результатом которого стала разработка туристских маршрутов особого типа – учебные тропы природы, с подробно  разработанными  сценариями экскурсий, как для самостоятельного посещения, так и под руководством экскурсоводов.

 Мост через Миткин ручей

Мост через Митькинский ручей

Важным  этапом нашего сотрудничества стала подготовка и проведение всесоюзного семинара дружин в 1978 году, прошедшего на Серге в период с 5 по 10 сентября. Всего в семинаре приняли участие более 60 человек. Кроме нас и москвичей были делегации из Литвы, Белоруссии, Украины, Казахстана и Таджикистана, а также из разных городов России. Кроме весьма полезного обмена опытом, была проведена учебная имитационная игра в полевых условиях по борьбе с браконьерством. В ходе игры небольшим инспекторским группам были предъявлены наиболее типичные ситуации, возникающие в реальных  рейдах. Поведение групп оценивалось опытными инспекторами, а в финале был проведён детальный «разбор полётов», который сделал работу нашего сектора БСБ более эффективной.  К сожалению, такая учёба проводилась у нас всего лишь один раз.      

Шли годы напряженной работы. Мои студенты сообщили мне, что в приюте у Дыроватого камня поселился человек, который начал  оказывать своеобразные услуги гостеприимства, используя построенные нами избушки. В ожидании туристов, он выходил к нижнему концу спуска, и если группа появлялась, он, представляясь смотрителем парка, строгим тоном задавал вопросы: откуда прибыли, кто старший, цель посещения, надолго ли прибыли и т.д. Если группа была небольшой, то он приглашал  их к себе и за проявленное гостеприимство туристы, слушая его байки, приглашали самозваного смотрителя за стол. Ежели группа оказывалась больше 5 человек, то «смотритель» провожал туристов в другой приют, желал им приятного отдыха и наказывал: после себя порядок навести, лишние продукты оставить и дров заготовить - «так положено». В то время я работал преподавателем в Институте повышения квалификации работников туристско-экскурсионных организаций, используя Сергу, как учебный полигон для проведения практических занятий и учебных экскурсий для слушателей Института.

Я специально поехал на Сергу глянуть на этого «волонтера». Им оказался мужчина лет сорока с небольшим, кудлатой бородой с коричневыми от чифира зубами и бойкой речью, охотно отвечавший на мои вопросы. Он назвался Максимом Башировым, пояснил, что работает на городской свалке Михайловска мусоросжигателем, и работа позволяет ему часто и подолгу отлучаться, а поскольку он любит рыбалку, то значительную часть времени проводит на Серге, помогая нам за одно поддерживать порядок в приютах.

Вернувшись в город, я рассказал об этой встрече директору Института и предложил принять Баширова на полставки в качестве сторожа и уборщика, но, увидев фотографию Вермишелевого Макса (так Баширова прозвали студенты), Валерий Федорович категорически отклонил мое предложение. И как в воду глядел!

Вскоре у Макса появились «друзья» - какие-то чумазые ребятишки, которые вместе с Максом, а потом и самостоятельно стали собирать продукты, оставленные туристами в приютах.

Вскоре туристы начали жаловаться на пропажи. У кого-то пропал спиннинг, у кого деньги, а у кого и дорогостоящее снаряжение, и я попросил Макса прекратить свою «педагогическую» деятельность. Макс пообещал уехать, но тщетно. Я обратился в милицию. Участковый, выслушав меня, ахнул: вот он где! Оказалось, что Баширов, отсидев небольшой срок за «неквалифицированное мужеложество несовершеннолетних», был переведён на «химию», то есть на принудительные работы на свалке Михайловска.

Вскоре наряд милиции выловил Макса на Серге, а чумазые друзья порассыпались в разные стороны, а затем исчезли в неизвестном направлении.

Однако, следует заметить, что именно эта  компания предвосхитила современную практику Парка по вполне законному отъёму денег у посетителей за предоставляемые Парком услуги – пользование оборудованными маршрутами.

В начале восьмидесятых деятельность Дружины понемногу пошла на спад, главным образом потому, что исчезла надежда на скорое создание Парка. Нормативная база для создания особо охраняемых природных территорий такого типа в России по-прежнему отсутствовала, хотя наши усилия в какой-то степени ускорили разработку этой базы.

В 1984 году произошло трагическое событие, поставившее точку в истории Дружины. Борьба с браконьерством превратилась в рискованную забаву, в которой были забыты и  этические принципы этой борьбы, и опыт предшествующих генераций Дружины. Женя Семухин, один из немногочисленных последних инспекторов Дружины, собирал образцы лишайников для своей дипломной работы вместе со своим помощником неподалёку от села Аракаево. Сварив на костре обед, ребята сели перекусить. Во время застольной беседы, Женя обронил фразу: «неплохо было бы в город ружьё привезти…» В этот момент невдалеке раздался выстрел. Ребята побежали в строну выстрела, причём Женин помощник отстал от него на несколько десятков метров. Женя, увидев человека с оружием, вытащил своё инспекторское удостоверение и на бегу стал размахивать им. Человек хладнокровно прицелился и первым же выстрелом нанёс Семухину смертельную рану. Подойдя к раненному, убийца сделал второй выстрел прямо ему в лицо.

Помощник уцелел потому, что упал, спрятавшись за дерево, а убийца заторопился, желая поскорее скрыться с места преступления.

На место происшествия выехала следственная бригада из Свердловска и менее, чем через месяц преступник был задержан. Им оказался житель Аракаево Айдар Аракаев, отсидевший недавно небольшой срок за избиение пенсионера. Дело Аракаева рассматривалось в открытом судебном заседании, собравшем представителей десятков дружин из разных городов страны. Аракаев держался вызывающе, если не сказать нагло до того момента, пока суд не огласил приговор - высшая мера наказания.  

Тут Аракаев растерялся – начал просить прощения у отца погибшего, который еле стоял на ногах после перенесённого инсульта, обращаясь к суду просил сохранить «его молодую жизнь», в общем, зрелище было тягостным. В феврале 1985 года приговор суда был приведён в исполнение, а Семухин был посмертно награжден орденом Трудового Красного Знамени. Лично я оказался на перепутье - попытаться возродить Дружину и продолжить работу на общественных началах (что было уже нереально), найти какой-то способ реального заработка и сохранить своё присутствие на Серге или же распрощаться с мечтой о Парке навсегда. Однако, пророчество Б.П. Колесникова удерживало меня от этого поступка и вскоре в конце тоннеля появился свет…

 

Примечания

[1] Бокачев М.Р. Родился в 1952 году в Магаданской области. Окончил Уральский государственный университет. Работал егерем опытного хозяйства "Малый Исток", лаборантом кафедры зоологии УрГУ, главным охотоведом, начальником охотхозяйства Бисертского леспромхоза, начальником отдела охраны животных и растительного мира областного комитета по охране природы. С 1998 года был советником заместителя председателя правительства Свердловской области. С 2000 г. заместитель министра природных ресурсов Свердловской области.

[2] Руденко В.И. Родился 21.02.1947 г. в г. Нижние Серги Свердловской обл. После окончания Нижнетагильского металлургического техникума поступил на Первоуральский новотрубный завод, где проработал в 1965-1968 гг., одновременно учился в УПИ (УрФУ) (окончил в 1975 году металлургический факультет). С 1968 года Владимир Иванович работал на Нижнесергинском металлургическом заводе, прошел путь от инженера-конструктора до Генерального директора.

[3] Чижова В.П. Родилась 8 декабря 1943 г. в г. Туапсе Краснодарского края. Училась в МГУ на географическом факультете (1965). Кандидат географических наук (1974). С 1966 г. по настоящее время работает на географическом факультете МГУ, сменив должности от рабочего до старшего научного сотрудника (последняя - с 1996 г.).

© А.В.Добров

UraloVed.ru

Смотрите также: 

Дружина

Зигзаги судьбы

История названия и логотипа природного парка «Оленьи ручьи»

Комментарии   

Юрий Федоров
# Юрий Федоров 19.04.2016 09:13
Про приговор Аракаеву в феврале 1975 года -опечатка, видимо, в 1985 г.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору