Ураловед

Портал знатоков и любителей Урала

5 1 2 3 4 5 Рейтинг: 5.00 Голосов: 6

В статье А.Г. Тиссо-Демидова рассказывается о малоизвестных фактах, которые свидетельствуют о значительном влиянии Анатолия Николаевича Демидова на возвращение семейства Бонапартов во Францию после более чем двадцатилетнего их изгнания. Перевод статьи с английского выполнен Татьяной Мезениной. 

1840 г. стал поворотным в судьбе семей Бонапартов и Демидовых. После смерти императора 5 мая 1821 г. его останки были возвращены наконец в любимую им Францию. В тот же день, 7 декабря 1840 г., когда ‘Belle-Poule’ пришвартовался в Шербуре с останками императора, правительство Луи-Филиппа, короля Франции, выдало Матильде Бонапарт, племяннице императора, разрешение въехать во Францию. Это важное решение было принято по случаю ее брака с Анатолием Николаевичем Демидовым, князем Сан-Донато 3 ноября 1840 г. Именно Анатолий подал ходатайство прямо Луи-Филиппу об окончании более чем двадцатилетнего изгнания Бонапартов из Франции.

Похороны императора состоялись 15 декабря 1840 г., в морозный зимний день. Несмотря на холод, улицы были переполнены зеваками, следующими за процессией от Триумфальной Арки до Елисейских Полей и от площади Согласия к месту окончательного успокоения императора через Сену и Дом Инвалидов. Ошеломляющий энтузиазм толпы был вызван ностальгией о днях Империи. Тоска по «дням славы» охватила Францию после публикации мемуаров императора в 1823 г. Издание мемуаров подтвердило слова Наполеона: «нет другого бессмертия, кроме воспоминаний, которые остаются в умах людей». Мемуары стали краеугольным камнем во французском романтическом течении, которое охватило более двух поколений. Для писателей – Гюго, Бальзака и Байрона, и для художников – Делароша, Делакруа, Гро - Наполеон Бонапарт был воплощением романтического героя. Возвращение императора и членов семьи Бонапартов во Францию было открытым актом, который мог привести к восстановлению власти Бонапартов во второй половине 19 столетия. Анатолий сыграл существенную, но малоизвестную роль в этих важных исторических событиях.

Анатолий Николаевич Демидов, первый князь Сан-Донато

Анатолий Демидов, первый князь Сан-Донато (1813 – 1870) родился в Москве, получил образование в Париже под руководством священника Аббата Брандта. Интересы Анатолия были довольно широки: он интересовался физическими, социальными и естественными науками, искусством, живописью, увлекался коллекционированием, музыкой, архитектурой, и, конечно же, промышленностью. Анатолий переехал в Париж на долговременное жительство в 1831 г., когда ему исполнилось 18 лет. Самозваный «денди» и «англофил», Анатолий и его друзья одевались в лучшие шелка, украшенные драгоценностями и носили английские брюки. Пиком «англомании» в парижском обществе был ленч (?) в английском клубе 11 ноября 1833 г. Этот эксклюзивный клуб, основанный пятнадцатью представителями высшей аристократии, включал, помимо Анатолия, других видных денди: Шарля Лафита, графа Адама Лагинского и Жозефа Наполеона Нея, князя Московского (1803 – 1857), сына знаменитого и храброго маршала Нея. Лорд Генри Сеймур (1805 – 1859), сводный брат четвертого маркиза Хертфорда, был избран первым президентом. Члены французского Жокей-клуба получили широкую известность благодаря регулярным посещениям парижской оперы, балерины которой были в середине 1830-х гг. больше известны своей доступностью, чем ролями в спектаклях. Обедая в лучших ресторанах, украшая одежду драгоценностями, блеск которых часто затмевал их спутниц, «денди» были первостепенными повесами в Городе Огней.

Анатолий Николаевич Демидов, князь Сан-Донато

В эти ранние годы Анатоль самоутверждался также как знаток и коллекционер «современного» искусства, идя по стопам поколений своих предков. Он был страстный и хорошо осведомленный покровитель художников романтического века, включая Поля Делароша, Эжена Делакруа, Эжена Лами и Огюста Раффа среди прочих. Полю Деларошу посылались важные заказы, среди них можно отметить картину «Казнь леди Джейн Грей» (1834), которая сейчас находится в Национальной Галерее в Лондоне. Эта картина, вместе со «Death of Poussin» Granet`а, заказанной раньше, в 1833 г., были самыми известными работами в салоне в 1834 г. Анатоль интуитивно тяготел к гигантам современного романтического течения в искусстве: Эжен Делакруа, получавший множество заказов, Ричард Паркс Бонингтон, чьи акварели Анатоль собирал в огромном количестве, акварельные рисунки лошадей Theodore Gericault также пополнили коллекцию. Анатоль приобретал вещи и на крупных аукционах, таких, как организованный герцогиней Беррийской в 1837, где с помощью тайных друзей и известного художника Огюста Раффа он приобрел тринадцать картин голландских и фламандских «старых мастеров».

Однако, без ведома Анатоля, который оставался связанным с иностранной службой как подданный русского царя, ко двору приходили донесения о его приверженности культу Наполеона, статьях во французских журналах об отмене рабства в России и экстравагантном поведении. Не помогло делу и то, что 19 марта 1837 г. Анатоль получил новый итальянский наследственный титул князя Сан-Донато от великого герцога Тоскании Леопольда II. Царь и придворные читали потоки донесений со все возрастающим чувством возмущения.

Примерно в это время Анатоль в Париже завел роман с молодой и красивой графиней Мари Валентиной де Сен-Альдегон (1820 – 1891). Анатоль встретил Валентину, работая с ее отцом, своим близким другом графом Шарлем Камиллем де Сен-Альдегон. Граф мог сопровождать Анатоля в июне 1837 года в его шестимесячной научной экспедиции в южную Россию. Мать Валентины, герцогиня Кастильонская, была придворной дамой Марии-Луизы. Подобно матери. Валентина тоже была придворной дамой Луи-Филиппа, короля Франции. Валентина получила это престижное место благодаря влиянию Эдмона де Талейрана-Перигора и его жены Доротеи, урожденной принцессы Курляндской. Эдмон и Доротея участвовали в интриге мадам Аделаиды Орлеанской в ее усилиях добыть престол своему брату Луи-Филиппу, коронованному в 1830 г.

Однако, из-за страсти Анатоля к путешествиям, научным поискам и сумасшедшей жизни денди, Валентине нужно было ждать. Анатоль дорого заплатил за свое решение. Пока он исследовал скалы и растительность в Крыму во второй половине 1837 года, а по возвращении провел много месяцев 1838 года, описывая результаты путешествия при помощи друга-писателя Жюля Жанена, шли приготовления к свадьбе Валентины. Влиятельная Доротея была вынуждена женить сыновей, после смерти ее дяди, герцога Шарля Мориса де Талейран-Перигор 17 мая 1838 г., она готовила свадьбу Валентины со своим младшим сыном - Александром-Эдмоном де Талейран-Перигор, герцогом Дино (1813 – 1894). Но Анатоль и Валентина продолжали свою связь, сначала тайно, а затем открыто, по крайней мере, до 1846 г., хотя оба к тому времени состояли в браке с другими людьми.

Анатоль встречает принцессу Матильду

По возвращении из южной России в конце 1837 года, Анатоль занялся подготовкой к публикации записей научной экспедиции. Роскошная и важная в научном отношении серия широкоформатных книг, включающих литографии, сделанные Огюстом Раффом, начала выходить в 1840 г. под названием «Путешествие по средней России и Крыму». Закончив эту работу, Анатоль вернулся на виллу Сан-Донато, где провел зимние месяцы в компании последней своей пассии – мадам де Монто, дочери известной мадам де ля Рошфуко. Жюль Жанен, на котором лежала ответственность подготовки к печати дневниковых записей Анатоля во время экспедиции, предложил отдохнуть и попутешествовать, и оба друга решили отправиться в Италию. 23 мая 1839 г. Жюль выехал из Парижа. Он заехал навестить Жерома Бонапарта, бывшего короля Вестфалии и брата императора, жившего тогда на вилле ди Кварто во Флоренции. Жюль и его спутники – Анатоль и некий господин Дювергер - были приглашены королем к обеду на вилле в честь праздника святого Жана 25 июня 1839 года. Анатоль был очарован молодой принцессой Матильдой Бонапарт (1820 – 1904), о которой Жюль отозвался так: «румяная, неамбициозная, очаровательная, безобидная, прекрасная и грациозная для своих восемнадцати лет, она относилась к нам как к молодым парижанам. После обеда она танцевала как простая итальянка, была грациозна, наивна и обворожительна». В тот вечер на реке Арно был фейерверк. Жюль и Анатоль пришли к мнению, что им встретилась не просто прекрасная принцесса, а простая девушка, невинная и робкая. Их представление о характере Матильды было не совсем полным и даже частично ложным. Она была, на самом деле, самостоятельной и независимой молодой женщиной. И после замужества отказалась молча страдать или закрывать глаза на аморальные поступки Анатоля.

Жюль с друзьями обедал на вилле ди Кварто с королем Жеромом и другими членами семьи Бонапарт 9 июля 1839 года. Во время обеда разговор шел о Париже. Анатоль сказал Матильде, что для него будет триумфом ее появление в Опере, герцог Орлеанский вручит ей букет цветов, Жюль – корзинку фруктов, а Дювергер – программку! Вскоре после этого обеда Анатоль и Матильда договорились о помолвке. Жером и остальная семья поддержала это решение, и Матильда стала с нетерпением ждать предложения о браке. Анатоль, однако, медлил. Если он собирался просить руки Матильды, прежде всего нужно было преодолеть серьезные препятстивя. Первым было мнение русского посла в Италии, и не было надежды жениться на Матильде, пока царь отказывал в разрешении на брак. Вторым была мадам де Монто. Она до сих пор жила с Анатолем на вилле Сан-Донато, и положить конец этим отношениям было сложно и болезненно. Наконец, была Валентина, которую он не мог забыть.

Матильда Бонапарт

Под предлогом улаживания некоторых дел Жерома в Брюсселе, Анатоль приехал на свадьбу Валентины с Александром-Эдмоном, герцогом Дино, которая состоялась в замке матери Валентины (Chateau Beauregard) 8 октября 1839 года. Подарок Анатоля невесте был необычным и вызвал много толков и сплетен. Он преподнес роскошный и великолепно сделанный убор из  драгоценных камней с инициалами VD, увенчанными герцогской короной. Валентина получала и другие шикарные драгоценности от Анатоля.

Не обратив  внимания на сплетни, вызванные его подарком Валентине, Анатоль вернулся во Флоренцию с твердым решением жениться на Матильде. Он порвал с мадам Монто, и, хотя для него это было психологически сложно, представил Матильде убедительные доказательства разрыва. Он также предпринял несколько шагов, чтобы преодолеть сопротивление царя их браку. Но Анатоль оказался жертвой интриг, поскольку 54-х летний бывший король Вестфалии, ныне принц Монфор, вступил в переговоры о замужестве дочери с определенной целью. Король Жером был хронически в долгах, и они постоянно росли. Пенсия, которую получала его жена, королева Катерина от своего отца, короля Вюртембергского и кузена, русского царя, прекратилась после смерти Катерины в Лозанне в 1834 году. Богатство Анатолия могло дать возможность выбраться из долгов. Но как бывший король Вестфалии попал во Флоренцию и в своем стремлении к роскоши вновь и вновь сталкивался с финансовыми трудностями?

Жером Бонапарт, король Вестфалии

Жером Бонапарт (1784 – 1860), самый младший из четырех братьев Наполеона, обычно получает нелестные отзывы о себе, даже от ранних историков. Пятнадцать лет отделяли его от Наполеона, и из всех братьев только Жером не знал нищеты. В детстве сказывалось влияние брата, чья «звезда» сделала его самым могущественным человеком в Европе. Достигнув пятнадцати лет, Жером переехал в Тюильри к Наполеону и Жозефине, и в 1799 г. закончил свое обучение в колледже. Жером уходил из Тюильри в поисках самых дорогих магазинов на улицах Парижа.

В одном из них он потребовал, чтобы ему показали самую красивую и дорогую вещь. Продавец с трудом удовлетворил желание пятнадцатилетнего подростка золотой шкатулкой, стоившей безмерно много – около 16 000 франков. «Хорошо, - сказал Жером, - отправьте это в Тюильри, l`aide de camp первого консула заплатит». Дюрок, думая, что шкатулка заказана Наполеоном, заплатил, а потом представил счет первому консулу. Наполеон был ошеломлен. В тот вечер за ужином Наполеон подошел к Жерому и оттаскал его за уши со словами: «Кто дал тебе разрешение покупать вещи за 16000 франков?» «Я сам, - был ответ, - я хочу все только самое лучшее!» Расхохотавшись, Наполеон с того времени финансировал расходы Жерома, даже после того, как тот повзрослел, что не могло не сказаться на его характере.

В октябре 1807 г. Наполеон сделал Жерома принцем Империи, и его ежегодное содержание возросло до 1 000 000 франков. Затем Наполеон организовал свадьбу Жерома с Катериной Вюртембергской и препоручил ему править королевством Вестфалия. Жером сказал брату, что, прежде чем брать на себя такую большую ответственность, он должен рассчитаться со всеми долгами. Он признался, что, несмотря на ежегодный доход и подарки, он задолжал 2 000 000 франков! Раздраженный император сдался и предоставил Жерому заем в размере 1 800 000 франков из императорской казны, остальные 200 000 он взял из своих собственных доходов. Жером должен был выплачивать долг из своих доходов короля Вестфалии.

Жером Бонапарт

Церемония бракосочетания с Катериной Вюртембергской состоялась 23 августа 1807 г. Ее отец, король Вюртембергский, дал за дочерью в приданое 100 000 флоринов и драгоценностей на такую же сумму. Наполеон и Жером предоставили Катерине драгоценности, включая жемчужное ожерелье стоимостью 300 000 франков, и ежегодное содержание в 100 000 франков. После свадьбы Наполеон лично подарил Катерине бриллиантовую диадему и великолепное жемчужное ожерелье в семь ниток, состоявшее из 384 жемчужин, каждая весом 4,200 гран, добытых в Персидском заливе. Затем, 22 ноября 1807 г. пара покинула Париж, чтобы начать новую жизнь как король и королева Вестфалии, въехав в столицу государства 7 декабря 1807 г. Жером стал таким образом «кузеном» русскому царю. Катерина, следуя традиции немецких принцесс, игнорировала серии дворцовых скандалов, которые касались Жерома и его «поклонниц».

Вслед за разрушением империи в 1814 г., Жером и Катерина бежали из Парижа. В эти трудные времена Катерина обратилась за помощью к царю. Он пообещал возместить ее мужу потерю Вестфалии, назначить ей пенсию и дать им двоим французские паспорта, чтобы они смогли доехать до Триеста. После побега императора с острова Эльба 20 марта 1815 г. на Венском конгрессе было решено арестовать Жерома. Жером бежал, скрывшись на неаполитанском корабле и через Корсику пробрался на юг Франции. Его жена и маленький сын, по распоряжению короля Вюртембергского, были заключены в Копенгагене на время «Ста дней».

Жером «воссоединился» с братом в Париже 27 мая 1815 г. Во время «Ста дней», краткого возвращения Наполеона к власти, Жером проявил себя как храбрый солдат и верный брат. Он занял довольно скромную должность: он был назначен командиром 6-й дивизии второго армейского корпуса под командованием генерала графа  Reille. Со своей дивизией численностью 7800 солдат Жером отправился на север, где сражался против сил коалиции.

В битве, состоявшейся 16 июня 1815 г., его дивизия успешно сражалась. Сам Жером был ранен в бою, но продолжил руководить атакой. Пуля ранила его в руку, которой он держал поводья, и он перевязал ее, не спешиваясь. На совете в штаб-квартире французов 18 июня 1815 г. Наполеон сказал, что в сложившейся ситуации 90% шансов в его пользу, и только 10% - против него. Дивизия Жерома, насчитывавшая к тому моменту 5000 человек, располагалась далеко слева. В 11:30 началось сражение. Дивизия Жерома отличилась в бою, несмотря на потери и превосходство в численности батальонов Нассау. Жером и его люди были вынуждены отступить. Когда Наполеон увидел брата с перевязанной рукой, испачканным пороховым дымом лицом и в порванной форме, он сказал: «Брат мой, как жаль, что я узнал тебя так поздно». Такого Жерома Бонапарта, сражавшегося бок о бок с императором в гуще битвы, готового пожертвовать всем, уважал Анатоль. Участие Жерома в истории современного романтического героя могло скрепить дружбу его и Анатоля, и стать впоследствии настоящим горем при разрыве Анатоля и Матильды, а также причиной просьб Жерома о неограниченных денежных суммах.

После разгрома при Ватерлоо Наполеон был отправлен на остров Св.Елена, где доживал свои дни в мечтах о завоеваниях и Империи. Жером и его семья поселились в Италии, наказанные изгнанием и невозможностью вернуться во Францию и вновь достичь неограниченной роскоши. Появление Анатоля стало ключом к запертому неиссякаемому фонтану богатства, возможности вернуться во Францию. Жером не был во Франции 32 года.

Брачный контракт и приданое Матильды

Положение Жерома было таково, что он не мог дать за Матильдой никакого приданого. Долги лишали какой-либо возможности располагать деньгами. Наконец, графский титул Анатоля казался недостаточным для брака с племянницей императора. Жером пренебрегал тем фактом, что никто иной, как Петр Великий пожаловал дворянством семью отца Анатоля, и что благодаря его матери они породнились с династией Рюриковичей, правителей России. Невероятная цена должна была быть заплачена, если Анатоль хотел войти в семью.

Несмотря на эти условия, Анатоль упорствовал, его горячо поддерживала Матильда и другие члены семьи Бонапарт, в частности, Мари Жюли Клер, бывшая жена короля Жозефа, брата Жерома. 10 марта 1840 г. в Лондоне, Жером сказал Анатолю, что для него невозможно обеспечить Матильду требуемым приданым в 200 000 франков. Жером использовал предлог свадьбы дочери, чтобы получить деньги, не предполагая даже, что эти деньги могут составить часть ее приданого. Анатоль был оскорблен, обнаружив обман, и в тот же день в Лондоне написал письмо королю Жерому, в котором говорил, что эти интриги вынуждают его разорвать помолвку. В том же письме Анатоль подтверждал, что не отступается от своей части соглашения и собирается возвысить свое положение и получить более высокий титул от русского императора. Однако, он не учел, что настойчивость короля Жерома в отказе обеспечить дочь приданым была основана на соглашении между членами семьи и тщательно скрывалась от Матильды, которая страдала весь период переговоров, когда дата свадьбы все откладывалась. 

После шести месяцев бесплодных переговоров, в отчаянии и без надежды, Анатоль потребовал встречи с королем Жеромом при свидетелях. Анатоль недвусмысленно дал понять всем присутствовавшим, что он соблюдал свою часть соглашения, тогда как король лавировал, чтобы максимально увеличить собственную выгоду. Король, поставленный лицом к лицу с будущим зятем, вооруженным сильными аргументами и твердым желанием жениться на Матильде, но с честью, дал в конце концов свое согласие. Приданое должно было быть обеспечено.

1 сентября 1840 г. предварительный брачный контракт был подписан и помолвка утверждена. 10 сентября Матильда писала подруге: «Я на вершине всех своих желаний и я счастлива так, что не могу этого выразить. Свадьба назначена на 15 октября и состоится здесь, во Флоренции. Я настолько очарована Анатолем, что не могу найти слов… он вел себя безупречно в этих обстоятельствах…». К сожалению, эта победа была бесполезна для Анатоля. Брак мог быть отложен вновь. Поскольку Жером и Анатоль бесконечно спорили, пытаясь составить устраивающий всех брачный контракт. Наконец 20 октября 1840 г., при помощи Жюля Жанена, который представлял интересы Анатоля как его адвокат, брачный контракт на 32-х страницах был готов к подписанию. Свидетелями стали: не кто иной, как муж Валентины – Александр-Эдмон де Талейран–Перигор, полковник Григорий Орлов, граф  von Mandelsloh, и Генри Фокс, будущий лорд Холланд.

Было решено, что приданое Матильды в целом составит 290 000 франков, из которых 50 000 – стоимость ее украшений, гардероба и музыкальных инструментов, включая арфу. 240 000 будут уплачены наличными ее будущему мужу, или наследнику (наследникам) Анатоля в случае его смерти по первому требованию без промедления. В случае, если он умрет раньше Матильды, сумма в 500 000 франков будет уплачена его наследнику (наследникам).

5-й пункт брачного контракта касался бриллиантов и драгоценностей, оцененных в 1 000 000 франков. Анатоль объявлялся законным владельцем. Список включал знаменитое жемчужное ожерелье Катерины Вюртембергской, подаренное ей императором по случаю ее свадьбы с Жеромом и оцененное в 225 305 франков. Вдобавок, были опалы, стоимостью 140 000 франков и бриллиантовое ожерелье, ценой 150 000 франков. Далее в список были включены Мальтийский крест, подаренный отцу Анатоля императором Павлом I, стоимостью 10 800 франков, а также драгоценности его матери, баронессы Елизаветы Строгановой.

Это странное соглашение, по которому муж, Анатоль, объявлялся владельцем драгоценностей жены, в дальнейшем послужило основой махинаций Жерома. Хотя Жером согласился выделить приданое, он сослался на недостаток денег. Так что, чтобы быть уверенным, что Жером сдержит свою часть соглашения, Анатоль согласился уплатить его долги и увеличить наличные покупкой реликвий империи, которые могли быть перевезены на виллу Сан-Донато и в дом в Париже. Анатоль купил статую императора за 11 000 франков и статуи Жерома и мадам M`ere по 10 000 каждая. А потом Жером продал Анатолю драгоценности Катерины Вюртембергской, которые должны были войти в приданое Матильды! Жемчужное ожерелье было продано Анатолю за 500 000 франков! Потом Анатоль приобрел за 20 000 франков украшения из бирюзы и бриллиантов, которые Матильда унаследовала от Шарлотты Вюртембергской. В дальнейшем зять не только сдержал условленные обещания, но был вынужден помочь выполнить тестю свои обязательства, чтобы свадьба не была сорвана! Ситуация была довольно печальна: все усилия Анатоля и его помощь будущему тестю ни к чему не привели. Он не получил ни гроша из приданого Матильды. В добавление к ее гардеробу, мебели и музыкальным инструментам были только две табакерки, серебряный орел императора и меч Франциска I, захваченный Наполеоном в ходе одной из войн.

Король Жером и члены семьи получили от Анатоля ежегодное содержание в размере 117669 франков, из которых 24 000 отошли самому Жерому, 6 000 – его сыну, 1200 – мадам де Реддинг, подруге и наперснице Матильды, 85 000 – Матильде. Этот обман лег в основание брака и действовал как яд, приведя в итоге к его разрушению через шесть лет.

В выполнение другого обещания, данного Жерому, только за неделю до свадьбы, 11 октября 1840 г., Анатоль получил более высокий титул князя Сан-Донато от Леопольда II, герцога Тоскании. Это обеспечивало Матильде положение принцессы, она не «опускалась» до простого графского титула ее мужа, который был у него прежде. 11 сентября 1840 г. Анатоль обратился к Луи-Филиппу с просьбой разрешить Матильде вернуться во Францию. Анатоль лично гарантировал, что ее возвращение не будет носить угрозы для Франции. Министры разрешили им въезд в страну 7 декабря.

Церемония бракосочетания состоялась 3 ноября 1840 г. по русскому православному и католическому обрядам. После мессы графиня Жюли Клер, бывшая жена Жозефа, председательствовала на роскошном обеде. На Матильде было белое шелковое платье, сделанное в Лондоне, и жемчуг ее матери, а также украшения с «наполеоновскими» мотивами. Кузен Матильды, сын королевы Гортензии, Луи-Наполеон, прислал из своей тюрьмы поздравления новобрачным. Они, конечно же, собирались быть в Париже в декабре, по случаю возвращения останков императора, но Анатоля вызвали в Санкт-Петербург по довольно неприятному делу.

Демидовы приехали в Париж только 17 августа 1841 г. когда они ехали к дому Анатоля, Матильду переполнили эмоции, и возле Триумфальной Арки она неожиданно выскочила из экипажа и расцеловала опешившего французского солдата. В доме Анатоля на улице Сен-Доминик, 109 в тот вечер Матильда увидела на стенах картины современных художников и старых мастеров, наряду предметами обстановки, купленными у короля Жерома. Она была так взволнована, что не могла спать в ту ночь, а на следующий день супруги сходили на могилу Наполеона. Для Валентины Анатоль заказал украшение из эбенового дерева из гробницы Наполеона.

Матильда не смогла выносить отношений Анатоля с Валентиной. В сентябре 1846 г. она решила разойтись с ним и сбежала из его дома, взяв его бриллианты. В этот момент кризиса Матильда обратилась к графу Орлову и своему кузену, русскому царю Николаю I. Она послала им письма, объясняя причины своего решения. Эти письма были для нее единственным способом получить свободу и компенсацию от Анатоля. Анатоль просил Матильду вернуться, договорился с ее отцом, предложил ей жить в доме Жерома. Его письма к Матильде не отличались тактом. Он называл ее решение уйти в монастырь до решения царя «нелепицей». Он также напоминал Матильде о ее долге, ссылаясь на то, что «ее мать, которая была королевой, оставила по себе память благодаря тому, что после потери трона осталась верна своей судьбе и своему мужу… и тем самым заслужила честь и уважение».

Прошли недели, прежде чем уход Матильды от Анатоля был узаконен царским указом. По условиям развода Анатоль был вынужден выплачивать Матильде ежегодное содержание в размере 200 000 фунтов до ее смерти, из которых 40 000 шли королю Жерому. Он был также вынужден сдать паспорт в русское посольство во Флоренции, где препятствовали его возвращению в Париж. И Анатоль не смог восстановить своих прав на драгоценности. 

Бриллианты сыграли важную роль в восстановлении Второй Империи. В ноябре 1848 г. Матильда получила в банке заем под залог драгоценностей Анатоля в размере 500 000 франков, которые она отдала кузену – Луи-Наполеону, чтобы он смог выиграть выборы президента Франции. Бонапарты вернулись к власти и Матильда заняла важное положение, стала второй персоной после Наполеона III. Со своей стороны, Анатоль так и не дождался ни возвращения бриллиантов, которые были проданы много позже на аукционе в 1904 г., ни возмещения обещанного приданого. Хотя в мире искусства имя «Демидов» означает высокое качество, звучит для коллекционеров также как  Вандербилт, Карнеги или Ротшильд, вклад Анатоля в политические события, тем более такие важные, как возвращение Бонапартов к власти, остается вне внимания историков.

А.Г. Тиссо-Демидов

Перевод Татьяны Мезениной

UraloVed.ru

Читайте также: 

Никита Демидов против Никиты Демидова

Когда заложил сад Григорий Демидов? Правда и вымысел о ботаническом чуде

Деревня Харёнки. Памятник Акинфию Демидову на Чусовой