Ураловед

Портал знатоков и любителей Урала

5 1 2 3 4 5 Рейтинг: 5.00 Голосов: 4

 

К началу 60-х гг. XVIII в. Курганская слобода (Царево Городище или Царев Курган) представляла собой крупный населенный пункт на левом берегу Тобола в южной части Ялуторовского дистрикта Сибирской губернии. В гражданском отношении слобода являлась административным центром для окружающих ее сел и деревень. Такими же центрами были расположенные по Тоболу слободы Утятская, Иковская, Белозерская и Усть-Суерская. Но в отличие от них Царево Городище уже в 40-е гг. XVIII в. было центром одноименного заказа, или духовного правления, объединявшего церковные приходы обширного округа на юге дистрикта, и состоявшего, в свою очередь, в ведении Тобольской духовной консистории. В этой части Тобольской епархии заказные правления находились также в Ялуторовской слободе, в Далматовском и Рафайловском монастырях и в селе Воскресенском, принадлежащем Тобольскому архиерейскому дому.

Причиной для такого возвышения Царева Городища среди прочих слобод было, вероятно, то обстоятельство, что со времени основания во 2-й половине XVII в. оно являлось важным военно-стратегическим пунктом в составе Ишимской укрепленной линии. В Царевом Городище в первом среди слобод по среднему течению Тобола была выстроена около 1689 г., когда слобода еще находилась на Арбинском яру близ Царева кургана, деревянная церковь во имя покровителя Сибири Великомученика Димитрия Солунского. Вскоре слобода была перенесена в более удобное место на 7 верст ниже по течению, где в начале XVIII в. строится деревянный кремль с башнями, а само поселение окружается укреплениями с бастионами. Отсюда на охрану границы выезжали караулы из числа находящейся в слободе роты драгун.

В 1-й половине XVIII в. в слободе размещались главная квартира войск Ишимской пограничной линии и штаб-квартира Сибирского драгунского полка. В то время гарнизон Курганской слободы был одним из самых крупных в Зауралье. Другие же слободы по Тоболу в военном отношении находились в статусе форпостов Сибирского драгунского полка. После строительства в середине XVIII в. Пресногорьковской оборонительной линии и прекращения набегов кочевников Царево Городище утрачивает значение военной крепости, но остается центром заказа и местом пребывания комиссара, в ведении которого состояли слободы Курганская, Утятская и Иковская. Во 2-й половине XVIII в. Царево-Городищенский заказ неоднократно ликвидировался и объединялся с Ялуторовским (точные границы между ними долгое время не были определены). После образования в 1782 г. в составе Тобольской губернии Курганского уезда и присвоения Курганской слободе статуса города за Царево-Городищенским заказом окончательно закрепляется наименование Курганского духовного правления, которому теперь были подчинены церковные приходы всего уезда.

После перенесения Царева Городища на новое место одновременно с крепостью была возведена и деревянная церковь. В 1710-е гг. храм в документах именуется Димитриевским, а к 1740 г. – Христо-Рождественским. Возможно, в 1-й половине XVIII в. он сгорал, перестраивался и расширялся. К началу 60-х гг. XVIII в. церковь имела два престола: главный - во имя Рождества Христова и придельный - в честь Димитрия Солунского. Храм этот был полностью истреблен пожаром в ночь с 29 на 30 апреля 1763 г., о чем Курганское заказное духовное правление доношением от 1 мая того же года уведомило митрополита Тобольского и Сибирского Павла (Канюскевича). Для отправления богослужений и исправления церковных треб до освящения нового храма «мирским коштом» было куплено бывшее помещение канцелярии Сибирского драгунского полка «о двух покоях», к которому пристроили алтарь.

Курган, Троицкая церковь, начало XX века

Троицкая церковь Кургана, начало XX века

На погорелом месте решено было построить новую церковь. Первоначально предполагалось выстроить ее такой же, какой была прежняя, - деревянной с двумя престолами, но вскоре прихожане ходатайствовали о возведении ее в камне. Возможно, инициатором этого начинания выступил митрополит Павел, который вообще отдавал предпочтение строительству в епархии каменных построек. Храмозданная грамота от его имени на заложение в Курганской слободе каменной церкви последовала 5 июня 1763 г. В ней указывалось, что по желанию прихожан храм будет иметь три престола: во имя Святой Живоначальной Троицы, Рождества Христова и Великомученика Димитрия. К 1765 г. были приготовлены кирпич, песок и известь для начала строительства, подряжены каменщики и прочие работники. Тогда же прихожане высказали пожелание, чтобы храм строился «по примеру и сочиненной модели» церкви Тобольского Богородице-Рождественского девичьего монастыря. По благословению митрополита Павла каменная трехпрестольная церковь была заложена 13 июля 1765 г. Строительство велось тщанием и средствами прихожан на протяжении нескольких десятилетий. Кирпич обжигали и доставляли крестьяне окрестных селений. В 1770 г. географ и путешественник П.С. Паллас, проезжая через Курганскую слободу, отмечал, что «вместо старой деревянной церкви начали строить каменную, но так как в окрестности сего места в извести недостаток и должно оную привозить из Шадринска и Тюменя, то строение производится медленно».

Точных сведений о времени окончания постройки и освящения каждого из приделов храма не имеется. В документах самой церкви датой ее постройки всегда значился 1767 г. Кроме того, известно, что рапортом в Ялуторовское духовное правление от 28 апреля 1778 г. протопоп Христо-Рождественской церкви Курганской слободы десятоначальник Иосиф Антонов, священники Федор Наумов и Иван Мартынов с церковным старостой Григорием Пушкаревым объявили, что «в той слободе каменная вновь строящаяся церковь во имя Святой Живоначальной Троицы в совершенное окончание приведена и всеми принадлежащими ко благолепию церковному надобностями ко освящению состоит в готовности», причем вместо предполагавшихся в храме деревянных полов устроены кирпичные. По рассмотрении дела в консистории 13 августа 1778 г. Ялуторовскому заказчику протопопу Иосифу Нагибину была выслана благословенная грамота от имени епископа Тобольского и Сибирского Варлаама, а также антиминс для выстроенной в Курганской слободе каменной церкви, которую ему предписывалось освятить «соборне» с местным причтом. До 1805 г. храм во всех документах именуется Христо-Рождественским, а с этого года - Троицким. Можно предположить, что сначала были выстроены и, вероятно в 1767 и 1778 гг., освящены отапливаемые Димитриевский и Христо-Рождественский приделы, а к 1805 г. церковь достроили и освятили главный холодный престол, по которому она и стала именоваться Троицкой. Этот храм был первой каменной постройкой в городе и первой по времени начала строительства каменной церковью в Курганском уезде. Долгое время Троицкая церковь носила имя собора, но в начале 1870-х гг., после реконструкции и расширения второй городской церкви – Богородице-Рождественской, получившей статус соборной, была переименована в приходскую.

Одноэтажный Троицкий собор, построенный разносторонним крестом, имел традиционную для сибирских церквей XVIII в. вытянутую по продольной оси композицию: главный храм, трапезная часть с примыкающими к ней с северной и южной сторон приделами, и в одной связи с ней колокольня. Храм производил впечатление основательности и прочности. Планировка его напоминала некоторые тобольские барочные церкви, для которых характерно наличие широкой трапезной с приделами, главного храма в виде крупного восьмерика на четверике, достаточно крупного верхнего восьмерика со световыми окнами и пятигранного оформления главной алтарной апсиды с главкой над ней. Также были устроены и придельные алтари, по две грани которых оказались вмонтированы в стены главного храма, вследствие чего с внешней стороны оставались видны только по три грани и часть четвертой. Как главная церковь, так и придельные были устроены в виде прямоугольных палат. Троицкий алтарь отделялся от храма каменной стеной с тремя пролетами, а придельные алтари – деревянными иконостасами. Главная церковь и трапезная часть также разделялись капитальной стеной с тремя пролетами, образовывающими два четырехгранных столба. Притвор был устроен в виде квадратной палаты, отделенной от храма стеной с пролетом. Над ним располагалась восьмигранная в плане колокольня с одним ярусом звона. Расположенные с левой стороны притвора сторожка, а с правой - ризница, закрывающие западные фасады приделов, вероятно, были пристроены позднее. В первый раз они упоминаются в 1836 г. Главный храм был перекрыт барабаном, опирающимся на крестовые своды, своды в алтарях также были крестовые, а в остальных частях здания полукруглые, покоящиеся на стенах. Никаких архитектурных украшений, а также рельефных и живописных изображений на внешних выбеленных стенах не имелось, кроме кирпичных оштукатуренных карнизов в виде поясков и гладких оконных наличников. Плоскостной декор фасадов уменьшал живописность здания, одновременно придавая церкви монументальность. На сохранившихся изображениях Троицкого храма видно некоторое сходство его с приходской Богородице-Рождественской церковью в Тобольске, которая до 1764 г. относилась к одноименному женскому монастырю.

Значительных перестроек основных объемов Троицкого храма за всю его историю не было, но некоторые изменения внешнего и внутреннего облика церкви в разные годы производились. Первый известный капитальный ремонт здания был проведен в 1-й половине 1830-х гг. с переустройством кровли, обновлением иконостасов и, очевидно, пристройкой ризницы и сторожки. В 1858 г. епископ Тобольский и Сибирский Феогност ходатайствовал перед Синодом о разрешении расширить теплые приделы храма из-за их крайней тесноты по вновь составленному для этого проекту «с некоторым изменением прежнего плана». Площадь приделов при этом должна была увеличиться за счет уменьшения размеров прилегающих к ним кладовой и сторожки. Кроме того, предполагалось перекрыть на церкви и колокольне купола и крыши новым железом, устроив вместо ветхих новые золоченые главы, возобновить потемневший иконостас окраской и позолотой, устроить новые полы в храме и выстроить новую каменную ограду с чугунными решетками. Проект этот был направлен в Главное управление путей сообщения и публичных зданий, где признан не вполне удовлетворительным, а взамен составлен новый, более подходящий к архитектуре церкви. Очевидно, им предусматривалось объединение помещений трапезы и приделов путем разборки разделяющих их стен. Новый проект был Высочайше утвержден и летом 1859 г. отослан в Тобольскую духовную консисторию для исполнения предположенных работ. По каким-то причинам расширение и ремонт Троицкого храма несколько лет не начинались. Только в 1863 г. архиепископ Тобольский и Сибирский Варлаам при обозрении церквей епархии обратил на это внимание и предписал местному благочинному и церковному причту срочно взяться за дело. Капитальный ремонт был проведен в 1864 г. при материальной поддержке старосты храма курганского купца Дмитрия Ивановича Смолина. В 1891 г. Троицкую церковь «за обветшалостью» снова капитально ремонтировали внутри и снаружи. В 1901-1905 гг., когда старостой был курганский купец Иван Павлович Колпаков, производится очередной ремонт. При этом в 1901 г. по благословению епископа Тобольского и Сибирского Антония в алтарях были сняты престолы для того, чтобы выложить под ними фундаменты. По окончании этих работ состоялось повторное освящение придельных алтарей, а в 1902 г. был подготовлен к освящению и главный престол.

Первоначально вся кровля Троицкого храма и кресты на нем были деревянными, какими они значатся в составленной в 1806 г. описи церковного имущества. К концу 1820-х гг. крыша была уже ветхой, отчего из-за «дождевой течи» даже имелись повреждения в сводах, поэтому в 1833 г. усердием прихожан она была перекрыта железом. Видимо, тогда же или несколько позднее деревянные кресты были заменены железными. По описанию 1884 г. шатровая на четыре ската кровля храма из окрашенного зеленой краской листового железа была исправлена в 1864 г., но и до этого она была такой же. Главный храм завершался сквозным гладким граненым фонарем, устроенным прямо над сводами. На нем покоилась гладкая без всяких украшений круглая шея, стоящая на скатах фонаря. Подобные же завершения, но в меньших размерах, имели колокольня и алтарные апсиды. Церковные главы были утверждены на венцах шеек, несколько напоминающих заостренные сверху шатры. Всего глав было пять: одна над колокольней, одна над главной церковью и три над алтарями. Венцы были покрыты железом и окрашены зеленой краской, каковыми были и до ремонта церкви в 1864 г., а сами главы – позолочены; на них – железные восьмиконечные кресты без всяких украшений. Изначально кресты снабжены были каждый четырьмя цепями, но в 1864 г. цепи были сняты, а сами кресты вызолочены. В 1890 г. купол главного храма был переделан. В 1914 г. главы и кресты на всей церкви заново вызолотил А.Е. Краснов. На колокольне к началу 80-х гг. XIX в. находилось 10 колоколов. Самый большой из них в 158 пудов был отлит в 1845 г. шадринским купцом Григорием Шишкиным и пожертвован храму вольноотпущенным крестьянином Вязниковского уезда Федором Яковлевичем Бухариным. В начале XX в. колоколов значилось уже 11, самый крупный из них весил 303 пуда.

Троицкая церковь Кургана в начале 20 века

Фото начала XX века

Сведений о внутреннем убранстве Троицкого собора сохранилось немного. Как упоминалось в документах 1778 г. полы в главной церкви и в трех алтарях были первоначально кирпичными. Несколько позже они были покрыты чугунными плитами. В приделах, трапезной части и в остальных помещениях пол всегда был деревянным и неоднократно ремонтировался. Стены храма сначала были просто побелены, росписи сделаны позднее. Из документов церкви видно, что в куполе главного храма в 1857 г. уже имелось изображение Всевидящего Ока Божия в окружении шести херувимов, выполненное туринским мещанином Иваном Тюленевым. В 1864 г. стены Троицкого придела местами были расписаны иконописными священно-историческими изображениями. В 1879 г. стенная живопись здесь поновлялась шадринским мещанином Иваном Васильевичем Прямоносовым. Но более богатые росписи на стенах главного храма и в алтаре выполнены в 1901 г. тобольским губернским секретарем Василием Васильевичем Логиновым, удостоенным звания учителя рисования Императорской Академии художеств. И.В. Прямоносов выполнил орнаментальные работы, а в куполе написал образ Господа Саваофа. Таким образом, Троицкий придел оказался богато украшен живописными ветхозаветными и новозаветными сценами и орнаментом, который, скорее всего, был растительным. По описанию середины 1920-х гг. вся церковь изнутри была выкрашена белой масляной краской, кроме главного храма, расписанного живописью.

Иконостасы главной и придельных церквей Троицкого собора всегда были деревянными. Когда и кем они были изготовлены изначально, неизвестно. Об алтарной преграде Христо-Рождественского придела, устроенной еще в XVIII столетии, сведений не сохранилось. Можно лишь предположить, что по составу икон она была характерна для своего времени и, кроме местного ряда, включала праздничный и пророческий ярусы с Распятием вверху. В 1783 г. причтом Христо-Рождественской церкви был заключен контракт со священником с. Рафайловского Ялуторовского уезда Захарием Ершовым, в котором он в качестве подрядчика обязался поновить иконостас и, между прочим, написать 14 новых икон двунадесятых праздников. Был ли сам Ершов живописцем или только руководителем работ, неизвестно. В начале XIX в. для главного Троицкого алтаря устраивается трехъярусный золоченый иконостас, местами отделанный резьбой с тридцатью резными фигурами ангелов. В царских вратах помещаются иконы Благовещения и четырех Евангелистов, а вверху – Господа Саваофа, над которым расположилось резное «сияние» с предстоящими ангелами. В иконах алтарной преграды звучала тема Праздников и Страстей Господних, завершающихся Воскресением и Распятием. Иконостас для Димитриевского придела был изготовлен также в три яруса, простой работы, без резьбы. В Христо-Рождественском приделе иконостас, видимо, был переделан ранее подрядчиком Ершовым.

В 1832-1833 гг. резной иконостас и заклиросные киоты в Димитриевском приделе изготовил крестьянин Введенской волости Курганского уезда Иван Никитин, а живопись выполнил дворовый человек господ Путьковских Василий Пермяков. В это же время поновляется иконостас в Христо-Рождественском приделе. Главный иконостас в 1835 г. описывается как трехъярусный золоченый с резьбой и резными фигурами ангелов, царские врата - золоченые с двумя резными главами ангелов, а вверху – короной и иконой Святой Троицы. Венчал иконостас образ Воскресения Христова с установленными над ним резными распятием и двумя ангелами.

Именно эти иконостасы увидел в 1837 г. присутствовавший на богослужении в Троицком соборе Наследник престола Великий князь Александр Николаевич, будущий император Александр II. Он прибыл в Курган в ночь с пятого на шестое июня, накануне Троицына дня. В качестве воспитателя его сопровождал поэт В.А. Жуковский, который был другом живших на поселении в Кургане декабристов. Друзья собрались в доме М.М. Нарышкина, расположенном рядом с Троицким храмом, и проговорили до утра. Декабрист Н.И. Лорер вспоминал: «Стали благовестить к обедне, Жуковский ушел будить Наследника. Только что он ушел, как прибегает к нам опять объявить, что Его Высочество желает, чтобы и мы были в церкви... тут, в храме Божием, мы... в первый раз видели нашего... Наследника. Он стоял на ковре один, скромно и усердно молился. Ему едва минуло 18 лет, и он был прекрасен...».

К середине 40-х гг. XIX в. иконостас в холодном Троицком храме обветшал, и в 1849 г. вместо него был устроен новый в три става. Авторами его были жители Невьянского завода Екатеринбургского уезда Григорий и Георгий Чернобровины, представители одной из самых известных династий невьянских иконописцев, работавших в так называемом «греческом» стиле. Иконостас был гладкий, с колоннами под слоновую кость, украшен позолоченной резьбой в виде деревянных листьев. Сначала резьба была на матовом поле, а в 1864 г. гладь вызолотили. Царские врата – резные золоченые «в форме деревянных листьев», над ними – рельефное золоченое изображение Святого Духа в облаках и сиянии. В местном ряду находились иконы под серебряными ризами: Господь Вседержитель, Богоматерь с Младенцем, Троица Ветхозаветная, Николай Чудотворец. На дьяконских и пономарских вратах - Архангелы Михаил и Гавриил. Над царскими вратами помещались изображения Тайной Вечери на полотне, двух апостолов на овальных досках и несколько малых икон с новозаветными и ветхозаветными изображениями. В третьем ряду – иконы Господа Вседержителя на престоле и Пророков, над ними – Воскресение Христово. Два более ранних придельных резных иконостаса до 1864 г. были окрашены вместе с колоннами, карнизами и пилястрами голубой краской, а в этом году резьба была вызолочена и помещена на алом фоне. Царские врата придельных иконостасов устроены по типу главного, над ними помещены золоченые короны в листьях. В документах 1884 г. отмечалось, что все имеющиеся в трех иконостасах образа «писаны, вероятно, при постройке церкви», о поновлениях живописи к этому времени уже ничего не было известно, кроме местных икон главного иконостаса.

В последующие годы в этих иконостасах чистили оклады, промывали и золотили резьбу. Они украшали храм до 1891-1901 гг., когда екатеринбургская мастерская Павла Феоктистовича Короткова по контракту, заключенному в 1890 г., не заменила их тремя новыми алтарными преградами. Скорее всего, они были изготовлены с богатой золоченой резьбой, а иконы выполнены в стиле академической живописи, что характерно для работ этой мастерской. Можно предположить, что иконы местного ряда Коротков использовал из иконостаса Чернобровиных, т.к. они находились под окладами и хорошо сохранились, тем более что в этом же году местные иконы главного иконостаса поновлял В.В. Логинов.

В 1913 г. прихожанами был заключен договор на украшение Троицкой церкви с орским мещанином А. Красновым. Очевидно, им к 1915 г. был переделан иконостас главного храма. К началу 1920-х гг. иконостас этот был пятиярусным, с колоннами, капителями и сплошной резьбой под золотом. Всего икон в нем, включая дверные, было двадцать шесть, из которых четыре местные в первом ряду – Спасителя, Божией Матери, Святой Троицы и Николая Чудотворца – в серебряных ризах с золочеными венцами, в четвертом ярусе – Господа Вседержителя в медной золоченой ризе. В двух резных золоченых заклиросных киотах помещались иконы Иверской Божией Матери и Иоанна Богослова с Николаем Чудотворцем в серебряных под золотом и эмалью окладах. Иконостас в Христо-Рождественском приделе в это время описывается как двухъярусный, окрашенный кармином, с вызолоченными колоннами и резьбой. В нем - девятнадцать икон, включая и дверные. Из них три иконы местные: по правую сторону царских врат – Рождества Христова, по левую – Божией Матери и Знамения Божией Матери; все три в серебряных золоченых ризах. В Димитриевском приделе иконостас был подобен Христо-Рождественскому, но местных икон четыре: Спасителя, Божией Матери, Святого Димитрия Мироточивого и Трех Святителей; все в серебряных позолоченных ризах. Придельные иконостасы соединялись тремя резными золочеными дугами над входами в Троицкий придел, а столбы при входе были украшены иконами в резных золоченых киотах.

Церковная ограда в начале XIX в. была деревянной, с дверями с трех сторон. В 1830 г. ее заменили каменной с тесовой крышей и деревянными решетками между кирпичными столбами. С западной стороны были устроены большие каменные ворота с двумя боковыми дверями, с восточной стороны - калитка. В 1864 г. ограду расширили в соответствии с рисунком коллежского секретаря М.Е. Левченко. В документах 1875 г. она значится каменной с железными решетками. В 1876-1877 гг. старанием старосты церкви, курганского купца Марка Кондратьевича Дунаева, ограда была заново оштукатурена с установкой новых перил. В 1890 г. по проекту курганского городского архитектора Александра Прокопьевича Юшкова с западной стороны храма строится новая каменная ограда со столбами на едином цоколе, железными решетками и каменными трехарочными воротами, а также каменный крытый коридор с окнами, соединивший притвор церкви с воротами. Строил ограду и ворота курганский мещанин К. Назаров. Над центральным входом в коридор был установлен образ Святой Троицы, а поверх ворот помещены пять металлических крестов, изготовленных курганским мещанином М.А. Головизниным .

Каменные лавки при Троицком храме впервые упоминаются в 1829 г. в количестве трех. В 1831 г. указом Курганского духовного правления было предписано свечи для всех церквей уезда покупать в специально построенной при Троицкой церкви лавочке. В 1835 г. на южной стороне церковной ограды значатся уже 4 каменные лавки, а в течение XIX столетия число их вырастает до 7. Лавки, обращенные фасадом на внешнюю сторону ограды, сдавались в аренду купцам во время ежегодных Дмитриевской и Рождественской ярмарок. Доход от аренды лавок и устраиваемых рядом балаганов поступал в пользу церкви. К концу 80-х гг. XIX в. лавки эти «по ветхости и малопоместительности» перестали соответствовать своему назначению, поэтому назрел вопрос их коренного переустройства. В конце XIX в. курганский купец 1-й гильдии Иван Иванович Дерягин начал переговоры с причтом церкви о перестройке лавок в магазин. С обоюдного согласия в 1898 г. в Тобольскую духовную консисторию был направлен проект нового магазина, который был утвержден 31 августа 1899 г. Дерягин с сыновьями обязались за свой счет выстроить на церковной земле магазин с условием его последующей аренды. К началу 1900 г. лавки были перестроены и заключен контракт на аренду магазина Дерягиным в течение 40 лет. В 1910 г. принадлежащее церкви торговое помещение описывалось как кирпичное, с выкрашенными снаружи стенами и крытое железом под зеленой краской. Кроме лавок, в церковной ограде имелся построенный к 1893 г. в северо-западном углу каменный одноэтажный дом с пятью помещениями, в которых размещались кладовая, библиотека и церковный архив.

До постройки в 1836 г. второй городской церкви – Богородице-Рождественской, Троицкий собор был единственным храмом города. К его приходу относились все близлежащие селения, в том числе д. Курганская. Появилась она в конце XVII в., после перенесения Царева Городища на новое место, когда некоторые жители прежней слободы обосновались вблизи Царева кургана, построив деревню, а в ней - часовню в честь Святой Троицы. По преданию, через некоторое время был установлен крестный ход в Троицын день из д. Курганской в Христо-Рождественскую церковь Курганской слободы. Накануне праздника, ко всенощной, в храм приносилась из часовни хранящаяся там икона Святой Троицы, а на следующий день, после литургии, торжественно возвращалась обратно в сопровождении множества городских и приезжих жителей, которые по заведенному обычаю оставались в деревне до глубокой ночи. Простой народ вблизи Царева кургана водил хороводы, состязался в борьбе и других игрищах, а представители высших классов располагались в устроенных здесь же палатках. Около этого же времени или несколько позднее в новую слободу был учрежден крестный ход из д. Смолиной. Из находившейся там часовни в курганскую церковь приносилась ко всенощной на 8 июля икона Святого Прокопия Устюжского, а назавтра, после литургии, относилась обратно. Эти крестные ходы проводились до конца 1920-х гг.

Согласно переписи 1689 г. первым священником Димитриевской церкви Царева Городища был Михаил Васильев. В последующие десятилетия число их менялось в зависимости от количества прихожан. В 1-й половине XVIII в. церковь в разные годы имела один или два штата причта, во 2-й половине этого столетия при храме находились протопоп и два священника, с начала XIX в. он был трехштатным. За это время здесь сложились священнические династии Антоновых, Серебренниковых, Трапезниковых, Кокшарских. В XIX - начале XX вв. духовенство Троицкой церкви оказывало значительное влияние на жизнь города своей культурно-просветительской деятельностью и активной жизненной позицией. Среди пастырей, пользовавшихся у современников заслуженным авторитетом, можно назвать Алексея Ивановича Абрамова, отца знаменитого исследователя Сибири, краеведа, биографа, педагога Николая Алексеевича Абрамова (1812-1870 гг.). Священник Стефан Яковлевич Знаменский (1806-1876 гг.) служил в Троицкой церкви г. Кургана в 1826-1836 гг. За это время он близко сошелся с находящимися здесь на поселении декабристами, став их духовником. Будучи человеком, преданным своему служению, строгим подвижником благочестия, почитавшимся в народе святым, как при жизни, так и после смерти, он был канонизирован церковью в 1984 г. в лике праведных. Служивший в начале XX в. в Троицкой церкви протоиерей Македон Иванович Волков, сын настоятеля Курганского Богородице-Рождественского собора Иоанна Филипповича Волкова, был известен в городе как усердный молитвенник и строгий постник. Долгие годы он был духовником не только городского, но и всего уездного духовенства. В 1899-1919 гг. священником Троицкой церкви служил Александр Серапионович Коровин, который был прекрасным преподавателем пения. В 1921 г. он был пострижен в монашество с именем Серафим, а в 1924 г. рукоположен Патриархом Тихоном в сан епископа Ялуторовского, викария Тобольской епархии.

К началу 20-х гг. XX в. в среде духовенства Тобольской епархии наметился раскол, вызванный стремлением тяготеющей к обновленчеству части причтов отдельных уездов отделиться от прежнего епархиального центра и образовать собственные епархии. 24-25 июля 1922 г. в Курганской Троицкой церкви прошел уездный съезд духовенства и мирян, на котором было принято решение прекратить всякое общение с Тобольским епархиальным начальством, оставшимся в ведении патриарха Тихона, и образовать самостоятельную обновленческую Курганскую епархию, перешедшую вскоре под управление Уральской митрополии. Местом пребывания нового епархиального управления на долгие годы стал городской Богородице-Рождественский собор. Община же Троицкой церкви, формально состоявшая с 1922 г. в ведении Курганской епархии, в 1925 г. порывает с обновленчеством и переходит в подчинение «тихоновского» Ялуторовского епископа Серафима (Коровина). С этого времени Троицкий храм становится объединяющим центром для «тихоновцев» Кургана и его округи. В декабре 1926 г. по предложению Заместителя Патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского) была открыта Курганская «тихоновская» кафедра, а в январе 1927 г. в город прибыл епископ Курганский Алексий (Орлов), викарий Тобольской епархии, местом пребывания которого стала Троицкая церковь. В сентябре 1927 г. его сменил епископ Георгий (Анисимов). В январе 1928 г. большая часть прихожан перешла в его ведение, зарегистрировав Троицкое общество «сергиевского» течения. Но уже в феврале 1928 г. договор с этой общиной на пользование храмом Курганским горсоветом был расторгнут. Под давлением Уральского облисполкома Троицкая церковь и все имущество передавались общине, находящейся под управлением поддерживаемого властями и ОГПУ митрополита Свердловского Григория (Яцковского), основателя «григорианского» раскола. Троицкая община «тихоно-сергиевской» ориентации была вынуждена проводить богослужения в частных домах. К середине 1930-х гг. эти общины, вероятно, постепенно слились и все прихожане Троицкой церкви стали относиться к «сергиевскому» течению, будучи формально зарегистрированными как «григорианцы». С закрытием в январе 1935 г. Богородице-Рождественского собора руководство Курганской обновленческой епархии обратилось к городским властям с ходатайством о совместном с «тихоновцами» пользовании Троицкой церковью. В феврале того же года горсовет удовлетворил ходатайство, храм был разделен на две самостоятельные единицы – летнюю и зимнюю церкви. Обновленческая община получила в свое распоряжение главный Троицкий придел, а «тихоновская» – более обширное помещение трапезной с теплыми приделами. Обновленцы ходатайствовали о передаче им всего здания. В апреле 1935 г. горсовет постановил ликвидировать «тихоно-сергиевскую» Троицкую общину, как не состоящую на регистрации, а занимаемое ей помещение передать в распоряжение горкомхоза. Решение это должно было быть утверждено Челябинским облисполкомом, но сведений о том, как разрешилось дело, не имеется.

В 1920-е – 1930-е гг. серьезных изменений внутреннего и внешнего облика Троицкой церкви не происходило, но храм постепенно утрачивал принадлежавшее ему имущество. В 1922 г. комиссией по изъятию церковных ценностей, вместе с драгоценной утварью были конфискованы серебряные ризы с икон во всех приделах. После прошедшей в начале 1930-х гг. компании по сдаче колокольной меди на нужды государства в распоряжении прихожан остались только 3 колокола, звон которых был запрещен властями в 1934 г. К 1926 г. в ведение горкомхоза было изъято помещение магазина, а в 1927 г. – дом на углу церковной ограды. В том же году дом этот был предоставлен горсоветом Троицкой общине под квартиру «тихоновского» епископа. В 1935 г. обновленческая община города ходатайствовала о предоставлении этого помещения под епархиальное управление. В 1936 г. прихожанами в храме был проведен ремонт, но в январе 1937 г. комиссия горсовета, произведя осмотр здания, дала заключение о его непригодности для продолжения богослужений из-за наличия большого количества трещин в стенах и сводах, появившихся от неравномерной осадки фундамента и конденсации водяных паров «по причине отсутствия вентиляции».

В феврале 1937 г. горсовет «ввиду серьезной угрозы обрушения сводов здания, во избежание могущих в связи с этим быть человеческих жертв» просил Курганский райисполком возбудить перед Челябинским облисполкомом вопрос о закрытии церкви. Вопрос был решен положительно и в мае 1937 г. Троицкая церковь была закрыта, а в июне началось изъятие церковного имущества. Часть утвари была распродана с торгов, часть передана в музей, часть просто разобрана по домам. До апреля 1940 г. здание занимал склад конторы «Заготзерно» и оно было засыпано хлебом. Потом храм был передан Курганскому районному музею, но сведений о его пребывании в церкви не имеется.

В годы Великой Отечественной войны в храме размещалось Сталинградское танковое училище, после войны – магазины, склады и столовая, а в угловом доме – горком комсомола. Послевоенным генпланом города на прилегающей к Троицкому храму территории было предусмотрено устройство предмостной площади. При этом здание бывшей церкви, как «не имеющее архитектурной ценности», предполагалось снести, за исключением притвора под колокольней, который намечалось реконструировать под трибуну. Но план этот не был осуществлен, и к концу 1940-х гг. в церкви продолжали работать магазины: промтоварный, хлебный, «Динамо» и «Союзохота». Размещение различных учреждений потребовало неоднократной перепланировки всего здания, внутренняя отделка которого была при этом уничтожена. К этому времени кресты с куполов были сняты, церковная ограда полностью разобрана. В первоначальном виде сохранялся только угловой дом, используемый под жилые квартиры.

Троицкая церковь Кургана, 1956 г.

Троицкая церковь Кургана, 1956 г.

 

В середине 1950-х гг. здание продолжало использоваться для городских нужд, в нем находились промтоварные магазины и база кинопроката. Между тем, с 1944 г. верующие города активно начинают добиваться передачи им храма и возобновления богослужений. В октябре 1956 г. Совет Министров РСФСР разрешил открыть Троицкую церковь, но областные и городские власти приняли решение о разборке здания «в связи с его аварийным состоянием».

Протесты верующих не были приняты во внимание и в мае 1957 г. начался снос храма. Сначала разрушили тракторами верхний ярус колокольни и центральный купол, обвязав простенки окон тросами, потом началась разборка стен. По словам очевидцев, церковь долго не поддавалась разрушению, но ночью 24 мая 1957 г. храм был взорван. Теперь о его существовании напоминает только название расположенной на его месте Троицкой площади.

© Андрей Михайлов,
г. Курган
UraloVed.ru

Город Курган на карте: