Ураловед

Портал знатоков и любителей Урала

4.69230769231 1 2 3 4 5 Рейтинг: 4.69 Голосов: 26

«Алмазы редко встречаются в земной коре,
и их отыскание стоит потому в среднем большего рабочего времени.

Следовательно, в их небольшом объеме представлено много труда».

Карл Маркс

«Собирайте факты – из них родится мысль».

«Собирайте факты для того, чтобы получить идею».

Ж.Л. Бюффон

«Будем собирать факты, чтобы появились идеи».

Л. Пастер

В международной периодизации алмазной промышленности выделяются 4 эпохи [Fumey P. Diamant. Rev. gemmol. AFG, 1987, 92]:

- XVI – XVII века – эпоха Индии;

- XVIII век – эпоха Бразилии;

- XIX век – эпоха Африки;

- XX век – эпоха России.

Запасы алмазов России составляют 30% мировых запасов (первое место среди 43 стран). Понятно, что эпоха России выделена благодаря обнаруженным советскими геологами в 1954 – 1955 гг. месторождениям алмазов в кимберлитовых трубках Якутии, из которых в настоящее время добывается почти четверть алмазов мира.

Однако более ста лет, с первой трети XIX века до середины XX столетия (до находки якутских коренных алмазных месторождений), понятие «русский алмаз» в мире прочно ассоциировалось с Уралом. Алмазная промышленность и алмазная геология России начались на западном склоне Урала. С 1941 до 1956 гг. алмазы в СССР добывались только в Пермской, тогда еще Молотовской, области. Сегодня это известно немногим.

Среднеуральские алмазы

Среднеуральские алмазы. Фото Тимура Харитонова

До первой случайной находки алмаза на западном склоне Урала о русских алмазах даже не помышляли, т. к. считалось, что алмазы и драгоценные металлы родятся только под жарким солнцем в тропических широтах. М.В. Ломоносов в своей работе «О слоях земных» (1761) первым из русских ученых допустил возможность их присутствия на территории Российского государства. Да и он основывал свое допущение на находках в России ископаемых теплолюбивых флоры и фауны: «Представляя себе то время, когда слоны и южных земель травы в севере важивались, не можем сомневаться, что могли произойти алмазы, яхонты и другие дорогие камни, и могут обыскаться, как недавно серебро и золото, коего предки наши не знали».

Это заблуждение бытовало среди русских ученых вплоть до первой находки. Академик В.М. Севергин в своем «Подробном Словаре минералогическом» (1807) утверждал: «Отечество алмазов в самых жарчайших климатах земного нашего шара». Позже в одной из статей [Севергин В. О влиянии климатов на образование ископаемых тел. Умозрительные исследования Императорской Санктпетербургской Академии Наук. Том IV. СПб., изд-во Имп. Акад. Наук, 1815] он повторил, что алмаз «существованием своим обязан ...действию перпендикулярных лучей солнца, коих вещество проникает почву до нескольких футов глубиною, далее которой не находят алмаза. Достопамятно притом, что в обоих полушариях земного нашего шара, алмазы находят в равных расстояниях от экватора, то есть почти на 18 градусов широты, северной и южной».

Когда в 1819 г. среди россыпей золота Верхне-Исовских приисков на Урале была открыта платина, русские геологи обратили внимание на сходство составов тяжелой фракции уральских россыпей и россыпей Бразилии. Появилась надежда на обнаружение российских алмазов. В 1824 г. начальник Гороблагодатских заводов Н. Мамышев [Николай Родионович Мамышев – обер-бергмейстер 7 класса, горный начальник Гороблагодатских заводов с 1819 по 1828 гг. При нем в дачах этих заводов были открыты золото (1823 г.) и платина (1824 г.)] давал распоряжения о поисках алмазов в золотоплатиновых россыпях. Бывший проездом на Гороблагодатских заводах и ознакомившийся с этими идеями, профессор минералогии и геологии М. фон Энгельгардт в письме ректору Дерптского университета [Дерптский университет – в настоящее время Тартуский университет, Эстония. Дерпт (Тарту) основан в 1030 г. Ярославом Мудрым как г. Юрьев] Эверсу привел как собственные соображения уральских геологов о возможности обнаружения алмазов на Урале. Письмо было опубликовано в 1826 г. в Journal de St.-Petersbourg (№ 118). В письме на основании сходства минерального состава платиновых россыпей реки Ис с минеральным составом алмазных россыпей Бразилии Энгельгардт предполагает вероятность обнаружения алмазов в россыпях Нижнетуринского завода. Ответ Н. Мамышева на эту публикацию с довольно резкими комментариями и подчеркиванием приоритета уральских геологов был напечатан в Горном Журнале («Извлечение из письма...», ГЖ, 1826, ч. IV, кн. XI).

После этого в 1827 г. Горный департамент разослал начальникам уральских заводов предписание, где сообщалось, что «обербергмейстер Н. Мамышев и профессор Дерптского университета Мориц фон Энгельгардт, основываясь на сходстве уральских россыпей с бразильскими, считают возможным, что в уральских россыпях, подобно бразильским, находятся алмазы. Имея в виду таковое предложение, которого отрицать совершенно нельзя, г. Министр финансов изволил приказать сделать распоряжение, чтобы командируемые для разведок гг. Горные офицеры обращали, между прочим, внимание свое и на отыскание алмазов».

Первый алмаз России и Европы был найден в 1829 г. в Пермской губернии, в даче Бисерского завода, на Адольфовской золотоносной россыпи, расположенной на р. Полуденке, левом притоке реки Койвы, у села Крестовоздвиженские Промысла (в настоящее время – пос. Промысла, Горнозаводского района Пермского края), где производилась разработка золотоносных россыпей. Первое краткое сообщение об этом появилось в «Санкт-Петербургских ведомостях» (Journal de St.-Petersbourg, 1829, № 135 от 9 ноября). Находка хоть и была случайной, но она же была и ожидаемой. Ее возможность предсказывали русские геологи, работавшие на уральских россыпях, а не Гумбольдт, как это принято считать. Александр фон Гумбольдт, знакомый с мнением русских геологов на эту тему, просто с помпой озвучил ее перед императором Николаем I и его свитой, обязавшись не возвращаться без русского алмаза [«Кидал понты», как сказали бы сейчас].

Летом 1829 г. граф А.А. Полье [Адольф (Антон Антонович) Полье – граф из древнего рода бывшей провинции Франции Гюйень, родился в Авиньоне 18 июля 1795 г. Переселившись в Россию, в 1826 г. женился на вдове графа П.А. Шувалова, графине В.П. Шуваловой, урожденной княжне Шаховской. Умер 13 марта 1830 г.], супруг владелицы Бисерского завода, в дачах которого располагалась Адольфовская россыпь Крестовоздвиженских промыслов, по пути на Урал пообщавшийся какое-то время с Гумбольдтом, по прибытии на Крестовоздвиженские промысла дал распоряжение промывать вторично грубые шлихи (эфеля), остающиеся после промывки золотоносных песков. Но еще до приезда графа четырнадцатилетний Павел Попов, уроженец деревни Верхнее Калино (на р. Чусовой), нашел первый русский алмаз (т. е. и здесь Гумбольдт ни при чем). Возможно, из желания преувеличить свое участие, граф Полье писал в своих записках: «5 июля (старого стиля, т. е уже после находки – Т.Х.) я приехал на россыпь с новым управляющим рудником господином Ф.Ф. Шмидтом [Ф.Ф. Шмидт оставался управляющим прииском до своей смерти 12 января 1832 г. Интересно, что Полье не прожил и года после находки алмазов, а Шмидт скончался через два с половиной года после этого. Выполнили свое предназначение?], и в тот же день мне показали алмаз, найденный среди множества кристаллов железного колчедана и галек кварца. Алмаз был найден накануне 14-летним мальчиком из деревни, Павлом Поповым, который, имея в виду награждение за открытие любопытных камней, пожелал принести свою находку смотрителю». То же изложено в письме графа Полье министру финансов графу Е.Ф. Канкрину. Через два дня другим подростком, Иваном Соколовым, был найден второй алмаз, затем третий. Их определение произведено Ф. Шмидтом, управляющим прииском, минералогом и выпускником Фрейбергской горной школы. Ф. Шмидт, определивший находку, а не Попов, должен считаться первооткрывателем русских алмазов. Г.Е. Щуровский (1841) приводит дату первой находки– 23 июня (4 июля н. ст. [В начале XIX века разница между новым и старым стилем составляла 12 дней] – Т.Х.) 1829 года. Дата, приведенная Г. Щуровским, представляется более точной [На стр. 79 «Календаря-справочника Пермской области на 1964 г.» указана еще одна дата находки первого алмаза – 17 июня (29 июня н. ст.).]. А вот находки второго и третьего алмазов, возможно, действительно сделаны 7 – 8 июля (19 – 20 по н. ст.), через два дня после приезда графа на прииск.

Первый найденный кристалл весил 105 мг, два других – 132 и 253 мг. Всего в течение 1829 г. было обнаружено 4 кристалла. Один из них (второй) весом 132 мг был подарен А. Гумбольдту в день его 60‑летия, отмечавшегося в Миассе 2 (14) сентября 1829 г. Третий преподнесен ему же. В свою очередь Гумбольдт алмаз, найденный вторым, подарил Берлинскому Королевскому музею, а третий в Берлине преподнес в ноябре 1829 г. жене Николая I императрице Александре Федоровне. В 1830 году было найдено 26 алмазов суммарным весом 2 998,13 мг (14,63 кар.) [Карат в XIX в. (до 1907 г.) не был метрическим и равнялся 205,3 мг (т. н. лондонский карат) или 4,62 русских доли (доля равна 44, 435 мг). Несколько ранее считалось, что 1 000 карат равняется 0,5 фунта или 48 золотникам, в таком случае карат равнялся 204,768 мг]. К 1858 году был найден 131 алмаз общим весом 60 карат.

Драга на речке Чурочной

Драга на речке Чурочной. Фото Тимура Харитонова

На восточном склоне Урала первый алмаз был обнаружен в 1831 г. в золотоносной россыпи реки Исеть у села Малый Исток, в 18 км восточней Екатеринбурга (на т. н. «заимке Меджера», ныне район аэропорта Свердловска Кольцово). Позднее, на протяжении более 100 лет, в пределах восточного склона было найдено около 30 алмазов, самым крупным из которых был кристалл массой 325 мг. Обычно это были единичные находки при разработке золотоплатиновых россыпей. Наибольшее количество алмазов (около 10 шт.) встречено в долине речки Положихи – правого притока реки Реж. Все находки восточного склона сделаны в узкой полосе – от бассейна реки Туры до широты Екатеринбурга. Алмазы найдены здесь в россыпях, расположенных в верховьях рек Иса, Туры, Салды, Тагила, Режа, Исети, Нейвы.

После первых находок поисковым и геологическим партиям, работавшим в Пермской губернии, вменялись в обязанность поиски алмазов и опробование рыхлых отложений. Например, Рышковский (1835), проводивший геологическое изучение четвертого участка Пермского горного округа и поиски меднорудных месторождений в медистых песчаниках, в своем отчете, помещенном в Горном журнале, замечает: «К открытию золота или алмазов ...нет надежды, ибо и на сей предмет обращено было внимание партии».

В районе Промыслов пытались продолжать поиски алмазов. В 1830 г. сюда прибыли упомянутый выше дерптский профессор Мориц фон Энгельгардт, Георг Энгельгардт и горный инженер Николай Карпов. Последний был командирован по Высочайшему повелению и в 1831 г. опубликовал отчет в Горном журнале (Карпов, 1831). В восьмидесятые годы XIX столетия на Крестовоздвиженских приисках, принадлежащих уже графу П. Шувалову, французами делались попытки использовать методики поисков алмазов, применявшиеся на южноафриканских россыпях. Французский инженер Е. Бутан, автор монографии об алмазах, приглашенный на Крестовоздвиженские Промысла графом в 1898 г., пытался внедрить систематическую расшурфовку россыпи, отсадку промытого материала и разборку концентрата на столах. Им предлагалось также проведение опробования песков на алмазы с целью установления какой-либо закономерности в их распределении. Результаты работ Е. Бутана, насколько мне известно, в русской литературе не освещались. Имеется только упоминание у А.Е. Ферсмана в книге «Драгоценные и цветные камни СССР», где он цитирует хранившийся в архиве Шуваловых отчет Е. Бутана, касающийся Крестовоздвиженских промыслов и рекомендуемой методики поисков. На основании рекомендаций Бутана Бисерским заводоуправлением была составлена записка, в одном из пунктов которой описывался порядок действий при находке алмаза: «Как только рабочий отыщет алмаз ...завести такой порядок, чтобы место нахождения алмаза было с точностью намечено как в натуре, так и в плане. Немедленно же приступить (на особом Гарцовском станке) к промывке прилегающих песков, причем отложить и хранить в конторе от 2 до 3 фунтов этих песков из непосредственно сопровождающих найденный алмаз. За открытие алмаза (с точным указанием его места нахождения) назначить достаточную премию». Ферсман, признавая рациональность предложений, рекомендовал принять их за основу при всякой новой находке, но предварил выписку из этих предложений замечанием, что этим планам «не было суждено сбыться». Позже (1948) А.П. Буров [Александр Петрович Буров (родился 12 сентября 1898 г.) – основоположник и руководитель алмазопоисковых работ в Советском Союзе, первооткрыватель месторождений алмазов России. Незаслуженно забытый советский геолог, выдающийся организатор. Умер А.П. Буров 2 ноября 1967 г. в Москве] отметил, что предложения Е. Бутана вообще были проигнорированы. О происхождении алмазов района Крестовоздвиженских россыпей Е. Бутан не имел однозначного мнения: он считал возможными их источниками и черные углистые доломиты, слагающие плотик россыпей, и кварциты (итаколумиты), и зеленокаменные породы. В 1914 г. Крестовоздвиженские прииски посетил А.Е. Ферсман. По вопросам происхождения местных алмазов он, вслед за Бутаном, высказался весьма осторожно, заметив, что источниками могут быть как песчаники, так и доломиты, и основные изверженные породы.

После 1829 г. в разных районах Урала в некоторых россыпях, помимо россыпей Бисерского завода, отмечались единичные находки. Было известно около 18 пунктов находок, расположенных на обширных территориях западного и восточного склонов Среднего и Южного Урала. На западном склоне Среднего Урала выделялся район Крестовоздвиженских промыслов (речка Полуденка), где было найдено не менее 250 кристаллов алмаза. Во всех остальных пунктах Урала: на рр. Положихе, Кушайке, Журавлике (восточный склон Урала), на рр. Каменке, Сурень (Южный Урал) и других местах были известны только единичные находки. Кушайская находка (конец 1838 г.) была первой, сделанной на казенных землях. Кушайский алмаз был вставлен в булавку и преподнесен императору Николаю I к Новому, 1839, году. Через месяц, 30 января 1839 г., был опубликован сенатский указ «О выдаче наград за отыскание алмазов», где сообщалось: «Его Величество, в 30 день минувшего декабря Высочайше повелел соизволить: 1) Тем, которые впредь отыщут алмаз в округах казенных заводов, производить, применяясь к постепенной оценке алмазов в торговле, следующие награды: 1) за алмаз до ½ карата 10 руб., от ½ до 1 карата 20 руб., от 1 до 1 ½ карата 50 руб., от 1½ до 2 каратов двадцать 80 руб., от 2 до 2½ каратов 130 руб., от 2½ до 3 каратов 160 руб.; 2) Награды сии выдавать немедленно из заводских сумм, с возвратом в последствии из Государственного Казначейства и 3) Если же кто отыщет алмазы выше 3 каратов, что была бы редкость, то такому испрашивать особую награду чрез начальство» [Указ за № 11979 от 30 января 1839 г. (Полное собрание законов Российской Империи. Собрание второе. Том XIV. Отделение первое. 1839. От № 11909 – 13043. СПБ., 1840)]. Эти положения с корректировкой выплат в меньшую сторону вошли в Горный Устав (статья 1574) [Продолжение Свода Законов Российской Империи. Издание шестое, содержащее в себе: а) все ныне действующие статьи прежних изданий Продолжения Свода Законов; и совокупно с ними б) законы 1838 и, частию, 1839 года. Часть третия. Статьи к 7, 8, 9, 10 и 11 томам Свода. СПб., 1839. 2) Свод Законов Российской Империи, повелением Государя Императора Николая Павловича составленный. Уставы Казенного Управления. Издание 1842 года. Свод Уставов Казенного Управления. Часть третия. Уставы: Монетный, Горный и о соли. СПб., 1842]. В примечании к статье сообщается, что правила, изложенные в статье 1574 «последовали по случаю вымывки в 1838 году в первый раз на казенных землях России (в Гороблагодатском округе) алмаза весом 7/16 карата».

Правительство старалось стимулировать промышленников на поиски алмазов и наказывать их за сокрытие находок. Публиковались указы и законы, поощряющие предпринимателей. В статье 185 к 7 тому Свода Законов Российской Империи (Устав горный) о податях посессионных заводов пункт «в» гласит, что владельцы посессионных заводов не платят в казну податей от добычи алмазов, «до того времени, пока добывание оных значительно усилится; между же тем находимые алмазы должны быть записываемы в шнуровые книги от Горного правления». К нарушителям предполагалось применять санкции, оговоренные статьей 609 главы четвертой (О нарушении уставов горных) раздела VII (О преступлениях и проступках против имущества и доходов казны) Уложения о наказаниях уголовных и исправительных (СПб., 1866): «...Кто, нашедши алмаз, не запишет онаго в выданную от Горнаго правления шнуровую книгу с того взыскивается тридцать рублей в пользу богадельной службы Уральскаго горнаго управления».

Помимо принятия указов и законов, поощряющих поиски алмазов, устраивались специальные выставки алмазов для ознакомления с их видом владельцев приисков и старателей. Подобные выставки, например, дважды проводились на Крестовоздвиженских приисках (в 1888 и 1895 гг.).

Несмотря на предпринимаемые правительством меры, специальных поисков алмазов не производилось. Алмазопоисковые работы, проводившиеся в то время, не были систематическими, и, начинаясь ажиотажно после очередной случайной находки, не приводили к успеху. Это давало повод скептически относиться к находкам и даже долгое время сомневаться в их подлинности. В 1840 г. П.М. Карпинский, отец известного геолога, академика А.П. Карпинского, в статье «О золотоносных россыпях» скептически высказался о находках алмазов в золотоносных россыпях Урала: «Утверждают, что в Бисерском заводе княгини Бутеро (в Адольфовском руднике) и в заимке Меджера [Ныне район аэропорта г. Екатеринбурга Кольцово], в 15 верстах от Екатеринбурга, находился в россыпях также алмаз; но слух этот в скором времени прекратился». На заседании Санкт-Петербургского минералогического общества 20 ноября 1864 года среди прочих обсуждался вопрос о достоверности находок алмазов в Адольфовском логу. Ввиду сомнений многих членов общества в действительности этого факта собрание постановило обратиться с просьбой к владельцу приисков о предоставлении дополнительных данных по этому поводу [Зап. Имп. С.-Петербургск. мин. о-ва. Вторая сер. Часть первая. Протокол заседания 20 ноября 1864 года. Стр. 294]. Б.П. Онгирский (1872) предполагал, что алмазы Крестовоздвиженских промыслов фикция, и высказал мысль, что эти «алмазы были перенесены из Бразилии рукой доброжелателей Гумбольдта». В 1890 г. академик Н. Кокшаров высказал мнение, что все известные находки алмазов на Урале являются результатом «подсаливания» россыпей для повышения их продажной стоимости.

А.Д. Озерский (1836) заметил вскользь, что улучшение и механизация технологии промывки золотоносных песков, свели к минимуму контакт человека с промываемым материалом и затруднили просмотр «легких галек и зерен, среди которых встречались алмазы». «Это причина того, – считал он, – что случайному открытию этих драгоценных камней суждено лишь составлять любопытный факт в науке».

В 1891 г. М.П. Мельников отмечал возможные причины неудач поисков. Среди них основными он считал недостаточные масштабы поисков и отсутствие опыта: «алмазы мало искали или искали их неумело». Кроме того, поиски были сосредоточены на золотоносных россыпях, а золото «не есть благоприятный спутник алмаза». Автор отметил, что все находки на Крестовоздвиженских россыпях приурочены к местам с бедным золотом. Другой причиной неудач он считал то, что алмазы при производстве работ на золото и платину могут оставаться незамеченными: «если на вашгердах сносится кварц, то будет сноситься и алмаз, который будет обязательно пропущен, если специально не обращать на него внимания». Тем более, добавил Мельников, что «мы не умеем отличать сырые алмазы, которые иной раз столь непохожи на алмаз, что напоминают собой скорее жемчуг, окатыши кварца и пр.». Ниже указана еще одна причина, никем никогда не учитываемая, в том числе и не учтенная М.П. Мельниковым, и, более чем вероятно, игравшая главную роль в неудачах.

В послереволюционное время трест «Уралплатина» сделал попытку привлечь к поискам алмазов старателей. Были названы цены и назначены премии за находки алмазов. Однако ни одного алмаза старателями сдано не было. Возможно, это происходило от предрассудка еще античных времен, что алмаз невозможно разбить. Тит Лукреций Кар во второй главе своей поэмы «О природе вещей» намекнул, что алмазы «ударов совсем не боятся». Плиний Старший позже писал в своей «Естественной истории»: «Сии (алмазы – Т.Х.) испытываются на наковальне, ибо они так сопротивляются ударам, что железо с обеих сторон разлетается, и самая наковальня растрескивается» (Плиний Кай Секунд, 1819). Этот миф почти через тысячу лет повторил Бируни (1963): «Главное свойство его заключается в том, что он все разбивает, его же самого ничто не может разбить». Этому вторит одна из русских летописей: «Адамант есть ...жесточайши так, что не может никакоже преломитися, точию кровию козлию».

Месторождение алмазов Волынка

Месторождение алмазов Волынка. Отработка депрессии шагающими экскаваторами. Затем пески отвозят на СОФ (сезонная обогатительная фабрика), где их промывают. Фото Тимура Харитонова

В главе «Минеральные богатства» обзорного раздела «Списка населенных мест Пермской губернии» (1875) прямо указано как «определяли» алмазы на золотых россыпях: «Прежде для отыскания алмаза разбивали гальки» [Списки населенных мест Российской Империи, составленные и издаваемые Центральным Статистическим Комитетом Министерства Внутренних Дел. XXXI. Пермская губерния. СПб., 1875. Стр. LXXVII]. Об этом же говорится у Виктора Астафьева, посетившего пос. Промысла во времена, когда еще были живы дети свидетелей находки первого алмаза. Он писал: «...выясняется, что алмазов этих они по дурости перевели множества. Не умея отличить алмаз от топаза и прочих «блискучих» камней, они каждый найденный минерал клали на наковальню и лупили по нему кувалдой. Рассыпался, значит, не алмаз, не рассыпался – алмаз» [Астафьев Виктор. Нет, алмазы на дороге не валяются. Урал, 1962, № 11]. В 1926 г. в долине реки Атиг, 0,5 км ниже поселка Атиг, старателями был найден алмаз размером со спичечную головку. Он также был разбит при «проверке» (Вербицкая, 1945). Наверное, это один из последних алмазов, павший жертвой более чем тысячелетнего предрассудка. Интересно, сколько уральских алмазов утеряно при таком методе «диагностики»?

Всего к 1928 году было обнаружено около 300 кристаллов уральских алмазов, в том числе и на Южном Урале. Наибольший из найденных к 30-м годам XX столетия камней был найден в бассейне реки Койвы и весил 2,53 неметрических карата (518,91 мг). Все находки алмазов были случайными и сделаны при старательской добыче золота или платины из россыпей.

«Нет на языке геологов значит: мы не нашли» [Писарев Д. Прогресс в мире животных и растений. Геологические документы. Русское слово. Литературно-политический журнал. Год шестой. 1864. Сентябрь. СПб., 1864]. В июле 1928 г. профессор Свердловского горного института К.К. Матвеев [Константин Константинович Матвеев (1875 – 1954) – стоял у истоков Уральского горного института, Уральского университета. В том и другом организовал кафедры минералогии, которыми заведовал в разные годы] подал в Уралплан докладную записку и сделал доклад о необходимости исследования месторождений уральских алмазов. Уралплан пошел навстречу выдвинутому предложению и ассигновал в 1929 г. Уральскому отделению Геологического комитета на первоначальные работы 500 рублей. В алмазную партию были включены, кроме К.К. Матвеева:

техник-практик Г.Г. Китаев [Григорий Георгиевич Китаев последний из уральских горщиков, геолог-практик. Кстати, знаменитая 9-тонная жеода бурого железняка у входа в Уральский горный институт привезена им с Бакальских рудников в 1936 г.], возбудивший интерес Уралплана своим сообщением о находке черных алмазов в окрестностях Миасса;

студент горного факультета Уральского политехнического института А.А. Корепов.

Кроме них, намечалось участие инженера В.Т. Родовича, имевшего южноафриканский опыт поисков и обогащения алмазов, но он по какой-то причине принять участие в исследованиях партии не смог. К.К. Матвеев и Г.Г. Китаев проводили работы в районе Промыслов и, кроме того, выезжали на Южный Урал, где в среде старателей производили сбор сведений о находках алмазов. Возможно, из-за отсутствия имевшего опыт В.Т. Родовича особенных результатов работы не имели.

В публикациях до 1938 г. поднимался вопрос о необходимости возобновления поисков с целью выяснения алмазоносности известных золото- и платиноносных россыпей (Гордиенко, 1935; Шеломов, 1930, 1931; Шестопалов, 1938). Указания на нахождение алмазов в россыпях встречаются также в работах по геологическому строению некоторых районов западного склона Урала (Кузнецов, 1932, 1933 и др.).

В период с 1928 по 1936 гг. в районе Крестовоздвиженских приисков последовательно работали несколько поисковых партий: Уральского горного института (профессор К.К. Матвеев), Уралгеомина и Уральского геологического управления (Л.И. Шабынин и Г.Г. Китаев), ЦНИГРИ (А.П. Буров) и ВИМСа (А. Волин и М.Г. Богословский). В 1930 году под руководством А.П. Бурова на восточном склоне Среднего и Южного Урала были проведены поисково-разведочные работы на алмазы. В 1935 и 1936 гг. в районе Промыслов проводились работы под руководством Л.И. Шабынина. В силу несовершенства имевшихся на то время методик не было получено ни одного кристалла. В 1935 г. трестом «Уралзолото» были исследованы шлихи с драг. В результате в шлихах из нижнего течения р. Ис были обнаружены два небольших алмаза.

Аналогичные попытки делались в те годы на многих известных золотых и платиновых россыпях Урала. Например, ОГПУ предпринимались поиски алмазов на Вишере. Косвенные указания на это встречаются в лагерных рассказах В.Т. Шаламова (см. рассказы «Алмазная карта» и «Хан-Гирей»), где вскользь упомянуто стремление Э.П. Берзина, начальника УВЛОН, найти вишерские алмазы во время строительства Вишерского целлюлозно-бумажного комбината в 1929 – 1931 гг. Видимо, для этого имелись основания.

Вишерские алмазы

Вишерские алмазы. Поперечник от 8 до 4 мм, или как говорят геологи: фракция -8+4 мм (минус восемь плюс четыре). Фотография И.Б. Попова

А.П. Буровым в «Краткой записке по вопросу о состоянии изученности алмазоносности Урала» (1938) были обобщены причины неудач проводившихся до 1938 г. поисков алмазов:

Все работы носили эпизодический характер и проводились в местах старых находок алмазов, преимущественно в районе Крестовоздвиженских приисков.

Работы велись различными организациями без единого продуманного плана.

Отсутствовала преемственность.

Методика и техника геологопоисковых исследований не были разработаны.

Техническое оснащение алмазных партий было примитивным и в большинстве случаев ограничивалось бутарой и набором сит для рассева шлихов.

Объемы опробования были незначительны.

А.П. Буров констатировал, что все работы, сосредоточенные в районах старых находок и, как правило, заканчивающиеся неудачно, не только не способствовали разрешению алмазной проблемы, но, наоборот, тормозили развитие геологоразведочных работ на алмазы, т. к. в умах геологов укреплялось мнение о бесперспективности поисков промышленных месторождений алмаза на Урале.

Тем не менее, случайные находки алмазов в уральских россыпях продолжались. В 1935 г. старатель А.Г. Великжанин при промывке золотоносных песков в устье ключа Битев-Куняк, притока р. Бол. Сюрень близ дер. Шкарода в Башкирии, нашел алмаз массой около карата. В 1936 году лесник Данила Абатуров на левобережье реки Койвы, в районе поселка Усть-Тырым, в Тырымовом логу, также нашел алмаз. В 1937 году печник А.Я. Колыхматов при поисках золота в Ершовом логу в районе Кусье-Александровского завода визуально обнаружил в шурфе 2 кристалла. Это и необходимость создания отечественной сырьевой базы алмазов в СССР оживило интерес к уральским алмазам. С 1938 г., после написания А.П. Буровым «Краткой записки о состоянии изученности алмазоносности Урала», был принят ряд постановлений Правительства СССР о разворачивании работ по поиску алмазов. В СССР, в том числе и на Урале, в широких масштабах стали проводиться систематические поисковые и разведочные работы.

При Комитете по делам геологии было создано Алмазное бюро. К участию в исследованиях по алмазоносности Урала были привлечены институты ВСЕГЕИ, ВИМС, трест «Золоторазведка». В разработке технологии обогащения алмазоносных песков участвовал институт «Механобр». Эти работы, возглавляемые впоследствии Уральской алмазной экспедицией под руководством Г.К. Волосюка, затем Третьим главным геологическим управлением, переименованным позже в Союзный трест № 2, в течение 20-ти лет охватили поисковыми работами западный склон Урала от верховьев рр. Вишеры и Колвы до верховьев р. Ик на юге и восточный склон Урала от верховьев р. Туры до р. Урала на юге.

Начиная с 1938 года и на протяжении ряда лет бассейн р. Койвы являлся основным районом проведения поисковых работ на Урале. В результате поисковых работ, проведенных в 1938 – 1939 гг. здесь было подтверждено наличие алмазов в россыпях. Была не только подтверждена алмазоносность известных ранее россыпей – Крестовоздвиженской (1938) и Адольфовской (1939), были обнаружены и новые россыпи: Кладбищенская (1938) и Среднеполуденская (1939). С 1940 г. работы на алмазы были усилены, и на базе алмазных партий ВСЕГЕИ и ВИМСа Комитетом по делам геологии при СНК СССР была создана Уральская Алмазная экспедиция, которая продолжила поисково-разведочные работы на Среднем Урале.

В течение 1941 – 1942 гг. была организована давшая положительные результаты опытная добыча алмазов на нескольких россыпях. На базе выявленных месторождений Комитет по делам геологии при СНК СССР организовал на первой в стране Тырымской алмазодобывающей фабрике опытную добычу алмазов, которую с 1941 г. производило Теплогорское алмазное приисковое управление, организованное трестом «Уралзолото». Работы велись с 1942 г. вручную (старателями), а с 1943 г. – гидравлическим способом. Добыча алмазов производилась из эфелей отработанных золотоносных россыпей рек Полуденки, Горевки, Поперечной, Алмазного Ключика, Адольфовского Лога, а также на Кладбищенской, Крестовоздвиженской и других россыпях бассейна реки Койвы. В 1942 г. Уральской Алмазной экспедицией без утверждения ВКЗ были переданы Теплогорскому алмазному прииску запасы алмазов по первым разведанным россыпям верхнего и нижнего течения реки Койвы в количестве 8 тыс. карат.

В номере газеты Известия» от 19 февраля 1944 г. корреспондент Ф. Мальц, посетивший один из первых советских алмазных приисков в районе Промыслов, писал: «Растущая советская промышленность с каждым годом потребляет все больше и больше алмазов. Она давно потребовала от геологов – искать и найти отечественный алмаз. В июне 1938 г. сюда (в район пос. Промысла – Т.Х.) прибыла ...поисковая партия. Работы пошли полным ходом. При обогащении эфелей (промытая на золото порода) нашли первый кристалл алмаза. Это был большой праздник. Потом обнаружили другой кристалл, третий, десятый, двадцатый... Прошло не более года, и экспедиция непререкаемо установила алмазоносность целого ряда районов вдоль рек западного склона Уральского хребта. Началась их промышленная разработка. Возник первый прииск. Родилась советская алмазная промышленность (выделено мной – Т.Х.). Это случилось в самый разгар Отечественной войны. И за последние полтора года алмазов добыто во много раз больше, чем за предыдущие 112 лет».

В 1945 г. выездной сессией ВКЗ впервые были утверждены запасы алмазов, разведанных Уральской Алмазной экспедицией в ложковых и террасовых россыпях реки Койвы в ее нижнем и верхнем течении и в ложковых россыпях среднего течения реки Чусовой. Утвержденные ВКЗ балансовые запасы на 1.01.1946 г. составляли 28 190 карат по категории С1 и С2, из них 13 300 карат по категории С1. В этом же году ВКЗ был рассмотрен проект первой Инструкции по применению классификации запасов к россыпным месторождениям алмазов.

За период с 1941 по 1945 гг. на западном склоне Урала были открыты первые в СССР промышленные алмазоносные россыпи. Все они имели небольшие запасы и невысокие содержания алмазов. Поэтому возникла необходимость в расширении геологопоисковых работ для выявления более богатых месторождений.

7 сентября 1946 г. вышло Постановление Совета Министров СССР «О развитии отечественной алмазной промышленности», подписанное И.В. Сталиным. Поиски и разведка алмазов стали одной из важнейших задач Министерства геологии СССР. Уральская Алмазная экспедиция была реорганизована в Третье Геологическое управление, целью которого являлись как усиление поисково-разведочных работ на Урале, так и поиски более богатых, чем уральские, месторождений на всей территории Советского Союза. Было организовано не менее 12 полевых партий в Енисейской тайге, Восточной Сибири и на Кольском полуострове. Ассигнования в 1947 г. были увеличены в четыре раза. Объем работ по Уралу удвоился. Но многие геологи, воспитанные на Урале и выросшие здесь как специалисты, были откомандированы в Сибирь. За период с 1947 по 1950 гг. на Сибирь переключились М.А. Гневушев, Н.В. Кинд, И.И. Краснов, В.О. Ружицкий, В.С. Трофимов, В.Д. Скульский и др. (Введенская, 2007).

Одновременно на базе бывшего Теплогорского прииска было создано управление «Уралалмаз», подчиненное Главспеццветмету МВД СССР. Приказом МВД СССР № 001006 от 14 ноября 1946 г. на базе Теплогорского прииска было организовано управление Кусьинского исправительно-трудового лагеря и прииск «Уралалмаз». Первыми руководителями были офицеры МВД Кусьинского ИТЛ. Кстати, Кусьинский лагерь стал первым лагерем в системе Главспеццветмета. До того в только организованном главке собственных лагерей не было и работы проводились вольнонаемными. С 1947 года прииск «Уралалмаз», реорганизованный в трест, находился в поселке Кусье-Александровском. В его составе было создано пять приисков: Тырымский, Ершовский, Промысловский, Медведкинский и Вижайский. В 1948 г. было закончено строительство фабрики № 3 на Ершовском месторождении в пос. Кусье-Александровском. Здесь добыча алмазов продолжалась до 1953 г. В окрестностях Усть-Тырыма (фабрика № 5) [Кстати, в Тырыме, на фабрике № 5, рабочей Верой Смирновой был найден первый крупный уральский алмаз размером с тогдашнюю 5-копеечную монету. Алмаз назвали Вера и передали в Алмазный фонд СССР. Где он теперь?] добыча велась до 1956 г. Обогатительные фабрики располагались также на окраине пос. Медведка (№ 11, работала до 1957 г.), в 2 км от пос. Промысла (№ 1 и № 4).

Старая алмазная фабрика в пос. Медведка

Старая алмазная фабрика в пос. Медведка. Фото Тимура Харитонова

В 1948 году, кроме бассейна реки Койва, поисково-разведочные работы на алмазы были сосредоточены и в бассейне реки Вижай. Разведывались высокие террасы третичного [Третичная система включала в себя четыре отдела – эоцен, олигоцен, миоцен и плиоцен] и мезозойского возраста, россыпи древних третичных логов, россыпи террас, долин и русел современных рек. С 1950 г. было начато поисковое опробование малых рек. Под малыми реками понимались притоки рек Койвы, Чусовой, Вижая, Вильвы, у которых, в отличие от логов, длина водотоков и протяженность долин превышает ширину долин основных рек. Опробование малых рек было начато почти одновременно партией № 33 Владимирской экспедиции и Тырымской экспедицией управления Уралалмаз. Опробование бассейна реки Кусьи с 1952 г. велось Уралалмазом. Было установлено распространение алмазов до верховьев притоков Суходола и Ломовки, а по самой Кусье – до выходов такатинской свиты. Партия № 33 с 1950 г. проводила опробование притоков реки Вижай: русловых, пойменных и террасовых отложений рч. Ниж. Сев. Рассохи, рч. Рассольной, Белой, Тесовой, Танчихи, Пашийки с притоками. По Пашийке и ее притокам Северной, Водяной и Самаринскому логу получены алмазы и подсчитаны запасы. В 1953 г. партией № 33 обнаружены алмазы по р. Боровухе, левому притоку Вильвы.

Таким образом, стало известно, что привнос алмазов происходит не из верховьев больших рек (Койвы, Вижая, Вильвы и Усьвы), и что они сносятся с водоразделов Вильвы и Вижая, Вижая и Койвы малыми реками. В бассейне Вижая было установлено два типа алмазов: бесцветных (большинство) и светло-желтых (в меньшем количестве). У бесцветных кристаллов ребра и грани матовые, изношены, закруглены. Более крупные светло-желтые алмазы характеризуются острыми прямыми ребрами без следов износа. Грани большей частью гладкие и блестящие. В алмазах этого типа включений не наблюдается. Н.В. Введенская отмечала эти разновидности алмазов (1949) и предполагала, что они имеют различные источники. Распределение алмазов по крупности также вызывает интерес: наряду с мелкими кристаллами в бассейне реки Вижай присутствуют и четырехкаратники. Но в 1957 г. в связи с прекращением работ на Среднем Урале поисково-разведочные работы на водоразделе Вижай-Вильва, одном из самых интересных объектов западного склона Среднего Урала, были свернуты.

Во многих местах западного склона Урала в древних (мезозойских и третичных) и в четвертичных отложениях были найдены алмазы, но почти везде содержание их были низким (доли миллиграмма или первые миллиграммы на 1 куб. м песков). Россыпи с повышенными содержаниями алмазов были найдены в центральной части Уральского алмазоносного района (река Вижай). Россыпи алмазов были обнаружены также в некоторых долинах рек бассейна реки Вишеры, где содержания алмазов были сравнительно высокими. Результаты работ показали, что на западном склоне Южного Урала алмазоносность русловых отложений резко снижается. В бассейнах рр. Белой, Ая и Юрюзани среднее содержание алмазов в русловом аллювии составляет 0,05 мг/куб. м.

В 1950 г. на реке Койва (Богатское месторождение) заработала первая драга, в 1953 и 1956 годах – вторая на Кусье (№ 19, в настоящее время – № 119) и третья (№ 148). В мае 1958 года постановлением Пермского совнархоза было утверждено строительство первой электрической драги на реке Большой Щугор. В 1961 г. управление прииска Уралалмаз переехало из Кусьи в Красновишерск, и начался монтаж первой драги близ устья Большого Щугора. Драги № 119, 142 и 148 были демонтированы и переброшены со Среднего Урала в Красновишерский район [Воронянская Е.В. Грани Вишерского алмаза. Пермь, ООО «Маматов», 2006]. Тогда же на реке Северный Колчим приступили к монтажу еще двух драг. В 1969 г. все участки были переведены на дражный способ добычи алмазов. В итоге к 1975 г. объемы добычи алмазов по сравнению с 1950 г. увеличились в 72 раза при снижении себестоимости в 106 раз.

Разворот поисковых работ на алмазы дал мощный толчок геологическому изучению западного склона Урала и развитию геологической съемки. Геологосъемочные работы масштаба 1:50 000, проводившиеся ранее нефтяниками в платформенной части области и угольщиками в пределах Западно-Уральской зоны складчатости только на участках выходов угленосной толщи, охватили с 1954 г. на всю территорию Западно-Уральской зоны складчатости и Центрально-Уральского поднятия. Работы проводились партией № 5 Петровской экспедиции и партией № 75 Владимирской экспедиции. После объединения алмазных экспедиций, с 1957 г., геологическую съемку вели партии № 78 и № 204 Пашийской экспедиции, ликвидированной через год. На ее базе в 1958 г. была организована Съемочно-тематическая экспедиция, также прошедшая ряд реорганизаций и еще существующая в настоящее время как Открытое акционерное общество «Геокарта-Пермь».

При геологическом картировании на Среднем Урале изучались геологическое строение алмазоносных районов, состав изверженных пород, роль этих пород в питании россыпей, возможность выявления вторичных коллекторов алмазов. Изучались аллювиальные отложения, фациальные и литологические особенности продуктивных пластов, палеогеографические условия формирования россыпей и пр. Магматические породы алмазоносных районов Урала, особенно основные и ультраосновные, рассматривались как возможные источники алмазов россыпей. Благодаря развернувшимся поискам даже в такой далекой от алмазов науке как археология были получены значительные результаты. Например, первая на Урале, самая северная палеолитическая стоянка, так называемая стоянка М.В. Талицкого [Стоянка находилась на правом берегу р. Чусовой, неподалеку от дер. Остров. В настоящее время затоплена водами Камского водохранилища], была вскрыта под 11-метровой толщей наносов террасы реки Чусовой в 1938 г. во время стратиграфических исследований Уральской Алмазной Экспедиции (Громов, 1943).

Начиная с августа 1949 г., с момента обнаружения Г.Х. Файнштейном алмазов в среднем течении р. Вилюй (Якутия), началось ослабление интереса к уральским алмазам, основной объем геологоразведочных работ был перенесен на Сибирскую платформу. Работы на Урале проводились в меньших объемах. В последующие годы поисковые и разведочные работы проводились как в Якутии, так и на Урале, где были разведаны новые россыпи в бассейне р. Вишеры с содержанием алмазов в 5 – 10 раз выше, чем в россыпях Среднего Урала. Следствием этого явилось повышение в 1955 г. промышленных кондиций (в 3 – 4 раза), и резкое сокращение поисково-разведочных работ на Среднем Урале. После открытия якутских кимберлитов (1954 – 1957 гг.) поиски и тематические работы на алмазы прекратились во всей Европейской части России, за исключением Красновишерского района. Высокое качество, крупность алмазов и экономичность дражной разработки позволили уральским месторождениям выдержать конкуренцию с богатыми коренными месторождениями. Уральские россыпные месторождения до начала разработки в 1955 году кимберлитов Якутии были единственным источником добычи алмазов в Советском Союзе.

Драга на Волынке

Драга на Волынке. Фото Тимура Харитонова

К 1955 г. на Урале было известно 97 мест находок алмазов, из них 92 пункта располагались на Среднем Урале, в том числе 73 – на западном склоне. По месторождениям Среднего Урала на 1 января 1955 г. балансовые запасы россыпных алмазов составляли 224,9 тыс. карат, в том числе по категории В – 14,4 тыс. карат, по категории С1 – 154,3 тыс. карат и по категории С2 – 56,2 тыс. карат. В то же время по Сибири запасы в россыпях составляли 508 тыс. карат, в том числе по категории В – 31,3 тыс. карат, по категории С1 – 452,1 тыс. карат и по категории С2 – 24,8 тыс. карат. Из приведенных цифр становится ясно, какому региону как более перспективному было отдано предпочтение.

21 августа 1954 г. Ларисой Попугаевой на притоке р. Далдын в Якутии была найдена первая в СССР кимберлитовая трубка Зарница. В следующем, 1955 г., Амакинская экспедиция отыскала более 15 коренных месторождений, в их числе трубки Мир, Удачная, Маршрутная, Сытыканская. Приоритеты были окончательно расставлены [В Южно-Африканском Горном журнале, по сведениям лондонской газеты «Таймс», была помещена заметка о находке алмазов в Якутии. Высказано предположение, что это сообщение носит пропагандистский характер с целью снизить цены на алмазы на мировом рынке (S. Afr. Min. Eng. Journ., 1956, vol. 67, No 3294, p. 423) – по данным Информационного бюллетеня № 8 иностранной литературы по алмазу Министерства геологии и охраны недр СССР (Л., август, 1956).].

Постановление Совета Министров СССР от 8 марта 1955 г. № 422-248сс «Об усилении поисковых и геологоразведочных работ в целях создания сырьевой базы для развития алмазной промышленности», вопреки многообещающему названию, не способствовало развороту поисково-разведочных работ на Урале. В июле 1955 г. Союзный Трест № 2 Главуралсибгеологии Министерства геологии и охраны недр приказом № 033сс от 2 апреля 1955 г. обязал партии закончить работы на Среднем Урале в течение 1956 – 1957 гг. 21 декабря 1956 г. на пленуме ЦК КПСС первый секретарь Якутского обкома партии С.З. Борисов выступил с резкой критикой П.Ф. Ломако, Министра цветной металлургии, в чьем ведении находилась тогда зарождающаяся алмазная промышленность СССР (Стенограмма..., 1956). Смысл выступления сводился к одному: «Зажимает, однако». В итоге 4 января 1957 г. коллегия Министерства цветной металлургии приняла постановление «О промышленном освоении вилюйских алмазных месторождений». Вслед за этим Президиумом Центрального Комитета Коммунистической партии было принято решение о промышленном освоении алмазов Якутии, закрепленное постановлением Совета Министров от 5 января 1956 г. об ускорении промышленного освоения алмазных месторождений Якутии. Основные деньги были направлены в Якутию. За ними пошли подготовленные на Урале кадры, производственники, геологи и научные силы.

К концу 1957 г. были свернуты работы на западном склоне Среднего и Южного Урала. Точнее они были поспешно завершены. Был ликвидирован ряд партий экспедиции № 2. Уже отобранные пробы были брошены не только на бортах выработок, но и на рудных дворах. Наступил резкий спад в алмазной геологии Урала (рис. 1). Пермский край был задвинут на задворки алмазной геологии (это, наряду с прекращением финансирования, на мой взгляд, является одной из причин того, что первоисточники уральских алмазов до сих пор не найдены).

Количество отчетов по россыпной алмазоносности Западного Урала по годам

С конца 50-х годов поисковые работы на Среднем Урале проводились в небольших объемах: кроме поисков россыпных месторождений, велось опробование эксплозивных брекчий щелочных базальтоидов и кайнозойских отложений в бассейне реки Вильва. На Северном Урале к 1965 г. в пределах Колчимской антиклинали установлена промышленная алмазоносность такатинской свиты среднего девона (в настоящее время – нижнего девона), пролювиально-делювиальных отложений и мезозойско-кайнозойских кор выветривания по такатинским песчаникам, выявлены новые россыпи, приуроченные к долинам рек. С 1972 года были начаты поиски алмазов в аллювиальных отложениях бассейна реки Яйва.

В результате проведенных работ установлено, что Уральская (точнее было бы название Пермская или Западноуральская) алмазоносная провинция характеризуется наличием россыпных месторождений алмазов, связанных с аллювием древней и современной речной сети и сосредоточенных в четырех алмазоносных районах – Ухтымском, Вишерском, Яйвинском и Горнозаводском (рис. 2).

Схема россыпной алмазоносности Пермского края

Отсутствие россыпей в других районах не обязательно означает их бесперспективность, а, скорее, является функцией изученности, определяемой отсутствием необходимого внимания к этим районам и досрочным свертыванием поисково-разведочных работ. Поиски начинались в местах с известными находками алмазов или в окрестностях базы партии и центробежно распространялись от них. Средний Урал в 1940 – 1950-х годах опоисковывался, главным образом, на отдельных участках долин магистральных рек, притоки же поисковыми работами охвачены слабо, а междуречные пространства, когда возможность обнаружения алмазных месторождений на междуречьях даже не рассматривалась, с точки зрения алмазоносности практически не изучены. Возможно, что если бы поиски и разведка россыпей на Урале велись планомерно от бассейна одной реки к бассейну другой, картина распределения россыпной алмазоносности Пермского края выглядела бы иначе.

Россыпи Западного Урала группируются в Восточную и Западную алмазоносные полосы, ориентированные согласно простиранию геологических структур и геоморфологических областей Урала и совпадающие с меридиональными полосами развития грубообломочных пород палеозойского возраста. Алмазоносные проявления Восточной полосы размещены в пределах площадей развития конгломератов и гравелитов ордовика и вложены в Вишерско-Висимскую депрессию. По результатам старательских и добычных работ, а также по данным поисковых и разведочных работ на благородные металлы треста «Уралзолото», проведенных в 1938 – 1954 гг., на западе Свердловской области в пределах Восточной алмазоносной полосы выделяется четыре россыпных алмазоносных узла: Тыпыльский, Серебрянский, Висимо-Уткинский и Старо-Уткинский. В пределах Восточной алмазоносной полосы находятся также Верхневишерский и Верхнекойвинский узлы, располагающиеся в пределах Пермского края.

Западная алмазоносная полоса протягивается более чем на 350 км, от бассейна реки Колвы до реки Белой, параллельно западной границе Западно-Уральской зоны складчатости, вдоль контакта докембрия и палеозоя. В ее пределах на территории Пермского края выделяются четыре алмазоносных узла: Ухтымский, Вишерский, Чикман-Нярский (Яйвинский) и Вижайско-Койвинский (Горнозаводский). Головы россыпей этой полосы приурочены к выходам кварцевых конгломератов, гравелитов и песчаников такатинской (ранее средний, ныне – нижний девон) и колчимской (нижний силур) свит.

А.А. Кухаренко (1944) и В.С. Трофимов (1965) выделяли также третью, самую восточную, полосу и располагали ее на восточном склоне Урала, на участке р. Ис – г. Екатеринбург. Современные Западная и Восточная полосы именовались ими, соответственно, Западной и Центральной. Однако находки на восточном склоне рассеяны и редки, поэтому выделение там восточной полосы неправомерно.

В Башкирии алмазы впервые были обнаружены в 1935 г. на реке Сурень. По свидетельству образовательного портала Республики Башкортостан, был обнаружен алмаз массой 680,2 мг. По данным этого же портала, в 1939 г. в Учалинском районе в золотоносном месторождении Березовая роща был найден алмаз весом 1,4 г (7 карат), что, на мой взгляд, маловероятно. Позже алмазы находили в 1938 – 1947 гг. и в 1950-х – 60-х гг. при производстве поисково-разведочных работ. Кроме убогих россыпных проявлений, расположенных преимущественно по периметру Башкирского мегантиклинория, в бассейнах рек Белая, Ай и Юрюзань никаких других свидетельств алмазоносности найдено не было, и потому работы были остановлены. Всего на территории Республики Башкортостан было найдено более 200 кристаллов. Средний вес кристаллов равнялся 11 мг. Самый крупный алмаз весил 68 мг (по данным Башкиргеологии, опубликованным в 2006 г., по моим же данным – 48 мг).

В мезозойское и кайнозойское время на западном склоне Урала существовали благоприятные геолого-геоморфологические условия для формирования разновозрастных долинных и внедолинных россыпей, среди которых можно выделить шесть основных типов:

- элювиальные россыпи на контактах терригенной такатинской свиты и колчимских карбонатов;

- россыпи древних погребенных карстовых образований;

- аллювиальные и аллювиально-делювиальные россыпи древних (верхнемезозойских и олигоцен-плиоценовых) террас;

- россыпи логов и мелких речек, размывающих аллювий древних террас;

- аллювиальные россыпи четвертичных террас;

- россыпи русел современных рек.

В качестве промежуточных коллекторов алмазов в разное время предполагались кластические толщи различного возраста от рифея до верхнего палеозоя. Основанием для этого служили единичные находки алмазов в терригенных отложениях ослянской, вильвенской, койвенской, керносской, тельпосской, такатинской, пашийской, угленосной свит, в пермских конгломератах и кварцевых конгломератах палеогена. Указанные толщи в той или иной степени проверялись на алмазы, но полученные скромные результаты (2 – 3 мелких зерна) не позволяли объяснить алмазоносность рек Среднего Урала. Некоторые авторы отстаивали точку зрения о множественности промежуточных коллекторов, согласно которой к ним причисляли все более-менее грубообломочные породы палеозойских и протерозойских толщ западного склона Урала. Поэтому попутно с разведкой алмазоносных россыпей в качестве источников алмазов изучались конгломераты палеозойского возраста. Подвергались валовому опробованию гравелиты и конгломераты рифейского, вендского, ордовикского, среднедевонского и верхнепермского возрастов.

Связь долинных россыпей алмазов с выходами отложений такатинской свиты позволяла многим исследователям предлагать ее в качестве одного из основных промежуточных коллекторов алмазов. В 1951 г. на основании анализа закономерностей размещения алмазоносных россыпей в аллювиальных отложениях Среднего Урала Н.В. Введенской (1954) была предложена гипотеза о том, что единственным вторичным коллектором уральских алмазов является такатинская свита среднего девона. В 1953 г. Среднеуральская экспедиция ВСЕГЕИ начала тематическое изучение обломочных пород девона с целью выявления их алмазоносности. Девонские отложения Колво-Вишерского края изучали геологи Пермского треста и партии № 14 Центральной экспедиции ВСЕГЕИ. На Южном Урале была известна убогая алмазоносность аллювиальных отложений реки Белой и ее притоков. В связи с этим был сделан вывод, что алмазы в девоне Башкирского антиклинория могут иметь лишь минералогический интерес. Поэтому работы были сосредоточены на территории Пермского края.

Первым подтверждением алмазоносности отложений такатинской свиты явились результаты опробования отложений на контакте такатинской свиты и доломитов силура на правобережье реки Вильвы, ниже устья речки Малой Порожней. Здесь в 1956 г. А.П. Срывовым найдены 4 кристалла алмаза [Н.В. Введенская приводит еще одну дату находки первого алмаза из отложений такатинской свиты: 1952 г., правобережье р. Вильвы, у пос. Мутный (Алмазники Урала, Пермь, ПГУ, 2007).]. Позднее, в 1967 г., Н.М. Нечаевым здесь же найдены еще два кристалла. В 1964 г. геологами Вишерской экспедиции под руководством А.Д. Ишкова [Адриан Дмитриевич Ишков, оставив в 1958 году должность управляющего Пермским геологоразведочным трестом, создал Полюдовскую партию и занялся поисками источников алмазов Колво-Вишерского края] впервые в России была выявлена ископаемая россыпь алмазов в девонских отложениях Колчимской антиклинали – так называемый Ишковский карьер. Обогащение проб дало поразительные результаты. Вот как это описала Г. Михайлова в журнале «Уральский следопыт» (1965, № 2): «Радость, как всегда, пришла неожиданно. В тот летний день 1964 года она вихрем облетела Вишерскую экспедицию, перекинулась в Пермский геологоразведочный трест, в Свердловск, в Москву. Телеграф отстукивал: работники обогатительной фабрики (начальником тогда был В.М. Канунников – Т.Х.) ...прямо руками выбрали целую пригоршню крупных алмазов». Только за одну смену работы экскаватора в карьере было найдено больше алмазов, чем за все время поисково-разведочных работ на Вишере. В 1967 г. В.А. Ветчанинов установил алмазоносность такатинской свиты Тулым-Парминской антиклинали на Илья-Вожском участке.

Фотография Ишковского карьера

Фотография т. н. Ишковского карьера, единственной разрабатывавшейся ископаемой россыпи. Здесь нашли алмаз в 30 карат. Фото Тимура Харитонова

В такатинских отложениях Ишковского карьера, в 1976 г. В.А. Ветчаниновым были обнаружены хлоритовые псевдоморфозы по пиропу. Позже геологи Вишерской ГРП В.Я. Колобянин и Ю.И. Погорелов на основании этого и разработанных ими минералогических критериев поисков алмазов в такатинской свите (наличие зеленых включений хлоритизированного пиропа и концентрации минералов-спутников) визуально нашли алмазы [Фотография одного из штуфов с алмазом есть в книге А.И. Козубовского «К тайнам кладовых Урала» (Пермь, 1982)] в штуфах такатинского гравелита из Ишковского карьера: 12 октября 1978 г. найдено три алмаза, один из них, Надежда, имел массу 252,8 мг (псевдоморфоз по пиропу от 200 до 2 000 знаков на 10-литровую пробу): 21 июля 1979 г. – они же визуально нашли 3 алмаза (163,7; 178,1 и 160 мг). В настоящее время карьер отрабатывается прииском «Уралалмаз».

В 2003 г. на Среднеухтымской антиклинали (правобережье р. Ухтым) в выработках, заданных мной на контакте такатинских отложений и карбонатов низьвенской свиты рифея, найдено 5 кристаллов алмаза. Еще 7 алмазов найдены в продуктах выветривания такатинских пород Гаревской контактово-карстовой депрессии, выявленной мной же на северном крыле Среднеухтымской антиклинали. Таким образом, установлена алмазоносность отложений такатинской свиты Пермского края от бассейна р. Колвы на севере до бассейна р. Вильвы на юге. Кроме того, при производстве работ по поискам первоисточников алмазов на Колчимском поднятии в 1980 – 1984 гг. В.Я. Колобянин выявил также непромышленную алмазоносность песчаников колчимской свиты силура. В 2010 г. при эксплуатации Рассольнинского и Ефимовского месторождений алмазов геологами ЗАО «Уралалмаз» на междуречье Рассольная-Ефимовка выявлено повышенное содержание алмазов в песчаниках колчимской свиты: от 10 до 64 мг/куб. м (Калашников, 2010).

До 1946 года поисками первоисточников уральских алмазов практически не занимались. В 1926 г. А.П. Карпинский высказал предположение о сходстве месторождений платины с кимберлитами. Он обратил внимание на обломочные текстуры хромита, кроме того, в некоторых хромитовых месторождениях он наблюдал глобулярную, или «галечную», текстуру. На основании этого он признал значительное сходство скоплений хромита, как в виде выполнения каналов, так и в виде жил, с южноафриканскими диатремами и жилами кимберлита. Формы залегания месторождений платины, по его мнению, отличаются от диатрем и большинства сопровождающих их жил лишь меньшими размерами и более глубинным происхождением более тяжелого материала. Карпинский считал, что присутствие платины с хромитом сближает тагильские платиноносные породы с кимберлитами.

Первые практические попытки выявления первоисточников, прекращенные после начала Отечественной войны, были сделаны в 1939 г., когда были обследованы и признаны бесперспективными выходы габбро-диабазов на реке Койва выше устья Тырыма. Одновременно Б.В. Казенным изучались ультраосновные интрузивные породы Сарановского хромитового массива.

В 40-х годах в пробах из дунитов Каменушинского массива были обнаружены четыре октаэдрических зерна алмазов размером 0,02 – 0,05 мм. В 1947 г. на основании этой находки и анализа имеющихся минералогических и геологических данных А.А. Кухаренко пришел к выводу о том, что алмазоносность может быть приурочена к малым интрузиям западной зоны и, возможно, к краевой фации наиболее глубинных и наиболее основных пород интрузий, образующих платиноносный габбро-перидотитовый пояс Урала. Его рекомендации были положены в основу планомерных поисковых работ на первоисточники алмазов, начатых на Урале.

Проведенное крупнообъемное (12 260 куб. м) опробование дунитов и дражных отвалов в бассейнах рек Иса и Туры дало отрицательные результаты (Младших, 1952). Были констатированы лишь мелкие единичные зерна пиропа, пироп-альмандина, перовскита, муассанита и графита (Успенский, 1954).

Впервые предположение о кимберлитовой природе уральских алмазов было высказано в 1945 году Б.К. Брешенковым (Кухаренко, 1955). Допускалось их присутствие и В.С. Трофимовым (1947). В 1953 – 1954 гг. группой геологов ВСЕГЕИ под руководством А.А. Кухаренко при участии Ю.Д. Смирнова и Н.А. Румянцевой была проведена работа по изучению изверженных пород Западного Урала и составлена карта магматизма масштаба 1:200 000. Были сделаны прогнозы на кимберлиты в районах развития среднеуральских россыпей. Н.А. Румянцевой на реке Вильве были детально изучены проявления щелочных базальтоидов, обнаруженных А.Н. Ивановым при производстве геологосъемочных работ. Ею было установлено присутствие в районе щелочных ультраосновных эффузивов. Найденные породы Н.А. Румянцева не считала алмазоносными и рекомендовала проведение поисков более близких к кимберлитам разностей.

По рекомендациям Ю.Д. Смирнова и Н.А. Румянцевой были проведены не давшие результатов поиски первоисточников на междуречье Вижая и Вильвы, в бассейнах речек Пашийки и Боровухи (Нечаев, 1967; Шурубор, 1964). Опробование на алмазы брекчий авгититов и лимбургитов Тальского массива (дворецкий вулканический комплекс) также дало отрицательные результаты (Ведерников, 1959).

Отрицательные результаты получены и при опробовании туфобрекчий щелочных базальтоидов на реке Кусье. Одновременно с базальтоидами были опробованы полимиктовые и кварцевые гравелиты и конгломераты ашинской (по современным представлениям – керносской) свиты венда, в результате был найден осколок алмаза (Мухин, 1957).

В 1965 г. С.В. Москалевой и в 1976 году сотрудниками ЦНИГРИ были повторно изучены и подвергнуты химическому разложению пробы из рассланцованных дунитов Каменушинского массива. Алмазов не обнаружили (Каминский, 1984).

В 1970 г. Ю.Д. Смирнов предположил, что уральские кимберлиты могут сильно отличаться от кимберлитов платформ и выглядеть как сильно измененные или выветрелые до глин образования в виде пластовых тел, даек, штоков, небольших массивов и аппаратов центрального типа. Несмотря на это поиски иных, нежели кимберлиты пород продолжались. В 1978 г. Л.И. Лукьяновой опробованы дайковые тела пикритов на Кусьинском участке. Получены зерна алмазов размером 0,2 – 0,5 мм. Сделан вывод, что пикриты и пикритоподобные породы не могут являться источниками алмазов известных уральских россыпей.

В 1981 г. в отчете Е.И. Шеманиной и Л.И. Лукьяновой доказывается кимберлитовая природа алмазов уральских россыпей. На основании своих исследований и работ, проводимых под руководством А.М. Зильбермана, авторы рекомендуют не рассматривать как первоисточники уральских алмазов встреченные в разных районах Урала магматические породы (ультрамафиты, пикриты, меймечиты, генетически связанные с субщелочными габброидами или трахибазальтами), и их опробование не производить. Вследствие этого уже в 1982 г. крупнообъемные работы на площадях развития известных вулканических пород западного склона Урала были прекращены.

Можно констатировать, что коренные источники россыпных месторождений алмазов на Урале пока не найдены. Первоначальный интерес к районам развития щелочно-ультраосновных вулканитов и к самим породам этого ряда был вызван их близким присутствием к некоторым россыпям и россыпным проявлениям алмазов. Комплексное изучение этих образований как с точки зрения их практической алмазоносности, так и соответствия их кимберлитам показало, что эти породы лишь спорадически содержат мелкие единичные, представляющие только минералогический интерес, зерна алмазов. Источником алмазов для россыпей эти породы служить не могут. По самым оптимистическим оценкам их можно отнести лишь к пикритовой фации неалмазоносных кимберлитов. Изученные породы достаточно представительно характеризуют пикритовые комплексы в целом. Поэтому перспективность последних на алмазы оценена отрицательно.

Одна из главнейших причин того, что уральские кимберлиты до сих пор не найдены, – это отсутствие после 1957 года достаточного финансирования. Основная часть выделяемых денег, естественно, уходила на разведку для обеспечения прироста запасов россыпных алмазов. Остатки шли на поиски первоисточников. При таких ассигнованиях поиски первоисточников скорее являлись хобби и могли дать результат только при счастливом стечении обстоятельств.

Однако поиски кимберлитовых и некимберлитовых источников по набору различных признаков вне связи с изученными телами изверженных пород продолжаются. Предполагаемые в последнее время рядом пермских геологов в качестве первоисточников породы (т. н. «туффизиты» [К туффизитам «основоположник» А.Я. Рыбальченко и некоторые пермские геологи относят ВСЕ глины ВСЕХ уральских россыпей, песок, гальки и гравий в которых были названы ксенолитами. А коли так, то это и есть первоисточники!..]) весьма сомнительны. Мало того, туффизитовая «теория» оказалась «злокачественной». После статей на туффизитовую тему появилось много работ, посвященных уральским первоисточникам. К сожалению, многие из них отмечены печатью дилетантизма, незнания основ геологии и фактического материала. Печально, что многие авторитетные геологи-алмазники в силу разных причин поспешно присоединялись к разработке гипотез такого рода, что в будущем потребует дополнительных усилий по расчистке авгиевых конюшен мертворожденных, но подкрепленных именами, идей.

Известно, что ничто так не окрыляет фантазию, как отсутствие фактов (или их незнание). Иллюстрацией этому служит поговорка, существовавшая у советских геологов в сороковые-пятидесятые годы прошлого века и гласившая, что любое неясное образование будет отнесено геологом-осадочником к бокситам, а алмазником – к кимберлитам. В начале XIX века Жан Поль (1763 – 1825) сказал: «Скоро поваренное искусство разовьется до того, что жарящий форели не будет уметь жарить карпа». Это время наступило... Повар, жарящий форель, уже не умеет жарить карпа. Наше время – время слишком узкой специализации, в результате чего сложилось положение – сколько геологов (узких специалистов), столько теорий о природе первоисточников уральских алмазов: от гранита до бурых железняков и известняков. Авторы некоторых теорий поспешили всюду опубликовать сообщения о конце проблемы уральских первоисточников (Остроумов, 1996; Рыбальченко, 1996).

Проблема происхождения алмазов уральских россыпей среди геологов подобна медицинской в кругу обывателей: у каждого имеется свой рецепт, каждый лучше лечащего врача знает, что надо делать. Но ни один из видов минерального сырья не требует владения столь разносторонней информацией, как алмазы. Незнание фактического материала, односторонний взгляд на проблему и оперирование отдельными фактами зачастую приводят к появлению недостаточно проверенных гипотез. Часто для самоутверждения при создании «нового» отвергается все ранее накопленное. Особенно много спекулятивных теорий вокруг предполагаемых и до сих пор не найденных первоисточников уральских алмазов. Несмотря на то, что многие истинные ученые предостерегали и предостерегают от притягивания «за уши» любой «фактуры» для подкрепления своих мыслей, «младоалмазники» продолжают свои экзерсисы – см. например, «Алмазоносные флюидно-эксплозивные образования Пермского Приуралья» (М., СПб., 2011). В.И. Ленин, ошельмованный доморощенными т. н. «либералами» (при одном взгляде на которых, просится определение «истероидные фашисты с манией величия»), писал, что исследования должны производиться на основе «фундамента фактов или всей совокупности фактов без единого исключения» [Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т. 30 (стр. 350 – 351).]. А методы «туффизитчиков» (игра в примеры и выхватывание отдельных фактов) – это методы, чуждые истинно научным исследованиям. Марк Твен рекомендовал коллегам, американским журналистам: «Вначале соберите факты, а уже потом фальсифицируйте их как угодно». Видимо, такой же совет следует дать и «младоалмазникам-туффизитчикам»...

Геолог-алмазник (да и вообще любой специалист), по моему мнению, должен руководствоваться принципом: знания лишними не бывают. Основным условием любой попытки внесения каких-либо изменений в существующие научные гипотезы является знание всех важных результатов прошлых исследований, осмысленное применение данных смежных наук и высокая научная объективность (Михеенко, 1973). Поэтому в Библиографию включены многие работы, напрямую не касающиеся Урала, но дающие общие сведения об известных коренных источниках алмазов, их корах выветривания, россыпях и вторичных коллекторах различных районов России и мира.

Подсчитано, что специалисты затрачивают около трети рабочего времени на поиск необходимой информации, причем получить удается до одной пятой имеющегося объема этой информации. Не случайно считается, что около половины всех проводимых исследований являются повторением уже известного, но «захороненного» в литературе, неизвестной разработчикам. Как правило, исследователи ограничиваются узким кругом известных им работ за прошлые годы и дополняют их новейшими материалами, которые им удается разыскать. Анализ обращений к литературе [Земсков А.И., Шрайберг Я.Л. Электронные библиотеки. М., Либерея, 2003] позволяет наметить следующие характерные особенности: «инкубационный период» около 2 – 3 лет после публикации, затем крутой подъем спроса и максимум, относящийся к литературе 7-летнего возраста и плавное снижение спроса. Максимальным спросом пользуются издания 4 – 10-летней давности. О характере использования научной информации можно судить также по ссылкам в публикациях. В геологических науках половина всех ссылок приходится на издания последних 10 лет, 20% ссылок производится на литературу предыдущего десятилетия; около 12,5% ссылок – на книги, опубликованные 20 – 30 лет тому назад, и лишь 5% ссылок – на публикации полувековой давности [Новиков Э.А. Путеводитель по геологической литературе мира. Л., Недра, 1971]. Библиография позволит исправить это положение – даст возможность получить представление об имеющейся алмазной литературе прошлых лет.

Библиография по алмазоносности Урала была начата автором в 1979 – 1986 годах во время работы в Прогнозно-металлогеническом отряде бывшей Геологосъемочной партии (ныне ОАО «Геокарта-Пермь»), занимавшемся под руководством А.М. Зильбермана проблемами первоисточников уральских алмазов. Библиография составлялась первоначально для собственных нужд как справочник по россыпной алмазоносности Пермской области, но в процессе работы пришло понимание, что такой урезанный список будет страдать однобокостью, не даст общей картины алмазоносности Урала и понимания природы его алмазоносности так, как хотелось бы.

После номенклатурной [Номенклатура (партийная и хозяйственная) – чиновники партийных комитетов и Советов всех уровней при Советской власти] контрреволюции, распада СССР и реставрации капитализма в России выпуск спецлитературы (не только по алмазной тематике) снизился до почти полного отсутствия, что отрицательно сказывается на квалификации молодых геологов. Стало ясно, что современная геологическая молодежь, практически лишенная спецлитературы (бедность фондов библиотек, малые тиражи, дороговизна литературы, взятая с потолка безумная плата за использование геологических фондов [Плата за пользование фондами была отменена в 2010 г.] и пр.), не может критически рассматривать преподносимые многочисленными «основоположниками» теории (невежество – мать легковерия). Да и сами «основоположники», возможно, вынашивают и преподносят свои идеи только благодаря тому, что в силу указанных выше причин сами плохо знают геологию и алмазную геологию (любая убежденность основана на незнании информации) или, что хуже, сознательно вводят окружающих в заблуждение. Приверженцы той или иной теории зачастую ведут себя как религиозные фанатики. Когда им указывают на очевидные нелепости в их теориях и нестыковки с фактами, они ожесточаются, отказываются понимать очевидное и отметают любые доводы вместе с фактическим материалом. В итоге, как мне кажется, сложилось определенное мнение о пермских геологах-алмазниках. И мнение это далеко не лестное: «Все разговоры и скороспелые публикации об алмазоносных туффизитах на Урале и Тимане – не более чем наивная попытка не обремененных знаниями и опытом геологов выдать желаемое за действительное для придания «инвестиционной привлекательности» старым, хорошо изученным россыпным объектам» (Мальков, 2005).

С учетом изложенного сводка литературы при продолжении работы над ней в 2001 – 2010 гг. была расширена и аннотирована, в нее были включены работы по алмазоносности всего Урала, некоторые работы по Тиману и Русской платформе. Теоретические и методические работы вносились в Библиографию в любом случае, безотносительно мест их проведения. Особенно это касается описаний расположенных в приэкваториальной области кимберлитов, изменений этих кимберлитов в жарком климате, их кор выветривания. На мой взгляд, это объясняет «неуловимость» наших кимберлитов, внедрившихся, вероятней всего, в раннесилурийское время, когда Европейский палеоконтинент находился в южных широтах, подвергшихся интенсивному выветриванию в силурийское и раннедевонское время, измененных до неузнаваемости за счет выетривания и связанной с этим карбонатизации.

В Библиографию были помещены также «общеобразовательные» работы о выветривании, нептунических дайках и подводно-оползневых дислокациях в осадочных породах, часто принимаемых апологетами «туффизитов» за признаки интрузивного происхождения пород, в которых они отмечены. Внесение в список литературы «общеобразовательных» работ определялось моими наклонностями и не претендует на исчерпывающую полноту.

В итоге название библиографического справочника уже не полностью соответствует его содержанию. Более точное название, видимо, должно выглядеть примерно так: «Библиография по алмазоносности северной пассивной окраины Европейского палеоконтинента и литература для общего развития».

При работе над Библиографией, кроме собственных материалов, были использованы:

- картотека Прогнозно-металлогенического отряда (составители: Е.М. Чернышова, А.М. Зильберман, А.Н. Качанов и Т.В. Харитонов);

- каталоги и отчеты, хранящиеся в Пермгеолфонде (ныне Пермского филиала ФГУ «ТФИ по Приволжскому федеральному округу») и Уралгеолфонде (ныне ФГУ «ТФИ по Уральскому федеральному округу»), г. Екатеринбург;

- сборники «Геологическая изученность СССР. Т. 5. Коми АССР». Выпуски разных лет;

- сборники «Геологическая изученность СССР. Т. 14. Средний Урал. Свердловская, Пермская, Челябинская и Курганская области» (выпуски, включающие работы с 1918 по 1980 гг.);

- сборники «Геологическая изученность СССР. Т. 15. Башкирская АССР, Оренбургская область». Выпуски разных лет;

- сборники рефератов справочно-информационного фонда ООНТИ ВИЭМС по неопубликованным работам;

- Летопись журнальных статей;

- выпуски сводного тома Реферативного журнала «Геология»:

А. Общая геология;

В. Геохимия. Минералогия. Петрография;

Г. Антропогеновый период. Геоморфология суши и морского дна;

Д. Геологические и геохимические методы поисков полезных ископаемых;

И. Неметаллические полезные ископаемые и т. д.

Сведения из дореволюционных источников собирались в краевой библиотеке им. А.М. Горького и в Интернете, особенно на сайте Google-книги.

К работам брались имеющиеся аннотации или они составлялись по собственным конспектам статей и отчетов или по конспектам, составленным А.Н. Качановым, Е.М. Чернышовой и А.М. Зильберманом. Среднеуральские выпуски изученности (т. 14) подготовлены сотрудниками ПГО «Уралгеология» (рукописная литература) и сотрудниками Института геологии и геохимии им. А.Н. Заварицкого УНЦ АН СССР (печатные работы). Ими же составлена часть аннотаций, использованных и дополненных мной в процессе работы над Библиографией. Их огромный труд является одной из главных составляющих данной Библиографии. Искренняя им всем благодарность.

Обычно аннотация какой-либо работы состоит из нескольких частей, в которых приводятся общие сведения, объемы и характеристика проведенных работ, фактический материал, выводы и заключения автора. Но так как подготовка такой сводки мной не планировалась, то аннотирование происходило эпизодически, вне рабочего времени, на протяжении многих лет без определенного плана и на фоне меняющихся предпочтений. Отпечаток накладывался и существовавшими в те времена режимными соображениями. Кроме того, учитывалось и то, что часть работ, особенно из числа таких эфемерных изданий как тезисы, информационные листки и бюллетени, в будущем будет трудно или невозможно отыскать. Поэтому качество и детальность аннотаций различна: от краткого изложения содержания до перепечатки фрагментов некоторых работ, включенных в информационные издания или сборники тезисов.

Трудно, будучи заинтересованным, сухо излагать суть работы нейтральным тоном, поэтому иногда в конце аннотаций к ним добавляются Примечания составителя, где даются ссылки на аналогичные работы и делаются Очень Тонкие Намеки на мое понимание проблемы и Почти Незаметные Нападки на отвратительные мне «туффизиты».

Предлагаемый библиографический справочник может быть полезен при текущей работе и составлении проектов. Благодаря справочнику, можно получить представление о географии исследований, масштабах, комплексах и методике поисковых и тематических работ на алмазы, проводившихся на Урале с 1928 г. (планомерные работы начались в 1938 г.). Список литературы позволит произвести селекцию выделенных поисковых участков по степени перспективности их на алмазы.

Данные по отработанным россыпям могут представлять практический интерес из-за того, что в силу незначительной концентрации алмазов в породе и несовершенства их извлечения повторная добыча дает близкие исходным содержания, что породило очередное поверье, что алмазы могут «размножаться». Это отражено, например, академиком В. Севергиным в его работе «Начертание технологии Минерального Царства» (1821), где он указывал: «При выкапывании алмазной земли замечено, что старые копи, ежели не бывают совершенно исчерпаны, вновь возраждают в себе алмазы. Сего ради алмазокопатели оставляют в копях некоторое количество оных, и действительно получают при новом копании обильное количество алмаза». Другой пример – техногенные россыпи Вишерского узла, включенные в Баланс запасов. При повторной отработке этих россыпей констатируют содержания, близкое исходным (от 1,6 до 4,8 мг/куб. м и выше). Отработка дражных отвалов на Северном Урале показала, что содержание алмазов заметно падало лишь после 3-кратного перемыва техногенной россыпи. Кроме того, после открытия в 1957 г. Вишерских россыпей и якутских кимберлитов, работы на среднеуральских россыпях были практически свернуты. Многие среднеуральские россыпные месторождения остались невыработанными и недоразведанными. Например, россыпь р. Усьвы осталась недоразведанной; междуречье Вильва-Вижай ниже Пашии – недоразведано; на р. Вижай драга, не отработав до конца россыпь, была демонтирована в 1971 году.

Таким образом, устаревшие, казалось бы, работы могут иметь практическую ценность. Кроме того, глубина черпания первой алмазодобывающей драги МД-1 не превышала 3 метров, т. е. при низком залегании плотика наиболее продуктивная часть россыпи оставалась не тронутой.

Данные по россыпям с непромышленными содержаниями алмазов также могут представлять интерес, особенно, если учесть, что разведка многих из них производилась пахарем или экскаватором. Глубина опробования пахарем не превышала 4 метров вместе с водой. При экскаваторном методе опробования глубина черпания достигает 5 – 6 м.

При работе пахарем выемка породы производилась путем вычерпывания ее ковшом в форме совка, укрепленном на длинной рукоятке и приводимым в действие усилиями забойщика, нажимавшего на рукоятку, и воротовщиков, тянувших ковш на себя воротком при помощи троса, прикрепленного к ковшу. Работа проводилась с плота, для чего в его середине делалась прорезь 0,4 – 0,5 м шириной. Из-за течения реки и малой связности песчано-гравийных смесей, слагающих большую часть аллювиальных отложений, стенки канавы размывались, происходило осыпание донного материала на дно подводной выработки. Из-за осыпания происходило завышение объема пробы и, как следствие, занижение степени алмазоносности. Содержание алмазов занижалось и за счет того, что с верхних горизонтов песков брались более мелкие кристаллы. Удовлетворительного способа крепления стенок пахарных канав найдено не было. Опыты крепления железными или деревянными щитами не достигали цели и были оставлены как бесполезные. Помимо этого, при пахарном опробовании выработки почти никогда не пробивались до плотика, в лучшем случае пахарные канавы проходились до глыбняка. Из-за этого мощности продуктивных отложений, полученных при опробовании пахарем, всегда были ниже истинных. В результате россыпь признавалась не имеющей промышленного значения.

Аналогичная ситуация отмечается и при проходке канав экскаватором. В долинной россыпи реки Березовая, например, среднее содержание алмазов в пойменной россыпи при разведке шахто-шурфами оказалось в два раза выше, чем по линиям, опробованным ранее экскаваторными канавами (Марусин, 1969). Это объясняется тем, что экскаваторными канавами опробовались только верхние горизонты, экскаваторные канавы, как и пахарные, зависали на глыбняке и не добивались до плотика, тогда как шахто-шурфами аллювий опробовался на всю мощность. Анализ результатов поисковых и разведочных работ, проведенных на западном склоне Урала с 1938 по 1966 гг. позволил многим авторам прийти к выводу о низкой достоверности данных поисков и разведки, особенно когда опробование производилось с помощью пахаря и экскаватора. Коэффициент намыва [Коэффициент намыва – отношение извлеченной при эксплуатации массы алмазов к их массе по результатам разведки] алмазов при разработке Вижайской россыпи на известняках турнейского яруса, по данным И.С. Степанова, в среднем составлял 2,58, а на известняках девона – 1,62. Аналогичные данные получены при сопоставлении результатов разведки и разработки россыпей Вишерского алмазоносного района (Кусмауль, 1968; Марусин, 1976; Срывов, 1969 и др.).

Таким образом, россыпь, разведанную пахарем или экскаватором, уверенно можно считать недоразведанной. Выборка и разбраковка россыпей, разведанных указанными методами, и отбор тех из них, где содержания, близки к минимально промышленным, позволит на первом этапе произвести выбор объектов для постановки в будущем ревизионных работ на россыпные алмазы. Кстати, даже по россыпям Колчимской группы, разведанным шахто-шурфами, опробование по которым дает наименьшее искажение содержаний, коэффициенты при дражной отработке колеблются от 1,1 до 1,7.

Акт находки алмаза

Акт находки алмаза. Такой заполняют на каждый алмаз, найденный при поисках и разведке

Сложный и противоречивый вопрос – вопрос о минералах-спутниках и поисках уральских алмазов по ним. Многолетние исследования специалистов (Гневушев, 1967; Квоков, 1957; Малахов, 1975 – 1991; Орлова, 1955 – 1991; Писемская, 1957; Сарсадских, 1948; Соболев, 1972; Сочнева, 1981; Шурубор, 1964, 1973 и др.) не дали однозначного решения этой задачи. Определены аллювиальные спутники алмаза. Констатировано, что набор минералов-узников уральских алмазов (пироп-альмандин, пироп, хромшпинелид, оливин, хромдиопсид, энстатит, омфацит, алмаз) соответствует кимберлитовому с 70% эклогитовой составляющей.

В 1978 г. Ю.И. Погорелов, геолог Вишерской Партии, завершил тематические работы, связанные с поисками первоисточников. Годом позже В.Я. Колобянин (1979) завершил поисковые работы на первоисточники алмазов основного алмазоносного района. Основное внимание в их работах уделялось изменениям минералов-спутников алмаза при выветривании. Была окончательно и однозначно доказана алмазоносность такатинской свиты (находки алмазов в ее штуфах), были получены данные по сохранности минералов-спутников в отложениях такатинской свиты, и выявлена прямая связь между их наличием и алмазоносностью такатинских отложений. Получены доказательства кимберлитовой природы минералов-спутников, что позволяет отбросить любую гипотезу о якобы некимберлитовом происхождении уральских алмазов. При поисках первоисточников на Рассольнинском участке в пределах Колчимской антиклинали в 1980 – 1984 гг. В.Я Колобянин не обнаружил прямых проявлений кимберлитового магматизма, но впервые нашел минералы-спутники (пиропы и хромшпинелиды) в терригенных отложениях колчимской свиты силура. В них же он констатировал слабую алмазоносность (Колобянин, 1984).

Простого якутского решения поисков алмазов по «пироповой дорожке» на Урале не существует. Хотя бы потому, что большую часть своего существования первоисточники уральских алмазов могли неоднократно находиться и наверняка находились в условиях тропического гумидного климата с присущими ему мощными процессами корообразования. Не такие устойчивые, как алмаз, минералы парагенетические спутники разрушились и теперь впору разыскивать их самих по «алмазной дорожке». Что и происходит – большинство изученных к настоящему времени уральских минералов-спутников получено из известных алмазоносных россыпей, как современных, так и ископаемых. Поэтому классическая методика минералогического метода поисков первоисточников, используемая и рекомендуемая ЦНИГРИ, требует адаптации к уральским условиям.

Работами ЛОПИ (Б.С. Лунев, Р.Е. Уткин и др.) при Пермском государственном университете выявлены несомненные спутники уральских алмазов. Предложено даже использовать их при производстве поисковых работ. Эти спутники – ...мелкие алмазы. Предложение не лишено смысла, однако расчеты показывают, что алмаз диаметром 0,5 мм по гидравлической крупности соответствует золотине размером 0,07 – 0,09 мм, т. е. пылевидному золоту по классификации Минцветмета СССР, способному переноситься на многие километры. В силу своей устойчивости алмаз способен мигрировать, кроме того, во времени, переходя из одной осадочной толщи в другую. Поэтому совместное нахождение массы мелких (песчаных по зарубежной номенклатуре) и крупных алмазов действительно может свидетельствовать о близости первоисточника. Находка же мелких единичных алмазов не говорит ни о чем. Для оценки поисковой роли мелких алмазов необходимо изучить корреляционные связи между мелкими и крупными алмазами в известных коренных и россыпных месторождениях, а также оценить миграционную способность мелких алмазов в природных условиях.

Работы ЛОПИ проводились «камерно», не масштабно, и без должного информационного освещения, кроме того, они велись на известных, уже разрабатываемых, россыпях. Поэтому широкой известности они не имеют, не оценены и не получили дальнейшего развития. В алмазодобывающей промышленности России и за рубежом существующие технологии позволяют извлекать алмазы крупностью более 0,5 мм. Более мелкие алмазы идут в шламы. Дальнейшая разработка методики поисков по мелким алмазам на девственных площадях, возможно, даст положительные результаты. При работах, видимо, будет полезным использование опыта Механобра, якутских обогатителей или Лаборатории пенной сепарации (ИМР, г. Симферополь), разработавшей конструкцию установки для обогащения геологических проб с извлечением 90% алмазов крупностью 0 – 2 мм (Абрамов, 1970; Кнаус, 1971; Лифлянд, 1951 и др.).

Крупные алмазы, возможно, тоже могут дать выход на первоисточники. Многими исследователями производилась статистическая обработка данных по алмазам уральских россыпей (Варламов, 1990; Ветчанинов, 1970; Зильберман, 1985; Степанов, 1974 и др.). Анализировались морфологические особенности, степень износа, сортировка и прочие особенности алмазов. В большинстве случаев статистические операции производились с весами. Это не совсем корректно, так как материал россыпи сортируется по размерам обломков, обратно пропорциональным их плотности. Отсюда следует, что все операции должны производиться с размерами камней, а не с их весами. Во многих отчетах алмазников 50-х – 60‑х годов в текстовых приложениях содержатся описания найденных алмазов с указанием их весов, формы, изношенности и т. п. Эти данные позволят провести ретроспективный статистический анализ минералогии и гранулометрии алмазов.

Кроме работ геологического содержания, в списке присутствуют отчеты по технологии обогащения и оборудованию поисковых партий (А.И. Александров, Н.С. Алимов, С.Ш. Аронскинд, Д.С. Великовский, О.М. Кнаус, Г.А. Коц, Д.Н. Местлянд, Л.Г. Подкосов и др.). Конечно, изложенные там методики и аппаратура устарели или использовались для других целей (Синицких, 1982), но в настоящее время, когда трудно найти отечественных производителей оборудования, когда часто используются кустарные агрегаты, произведенные собственными силами, имеет смысл использовать при полевых работах опыт прошлого.

Справочник будет полезен экономистам, рассчитывающим экономические показатели целесообразности проведения работ на каких-либо участках и ТЭО для отработки россыпей (А.В. Гертаковский, В.И Дурникин, В.С. Сивов, А.В. Сокольская, И.Д. Хованец и др.). Специалисты, занятые математической и компьютерной обработкой материалов, также могут найти здесь полезные для себя материалы (В.Л. Баталов, Н.Г. Боровко, В.Е. Минорин, Ю.Л. Орлов, М.Т. Орлова, Б.Н Соколов, Л.Е. Стороженко и др.).

В Библиографию не включены многие работы геофизиков, занимавшихся проблемами алмазоносности. Это вызвано моим мнением, что геолого-геофизическая модель предполагаемых первоисточников уральских алмазов еще не разработана (по моему мнению, а я убежденный сторонник классической точки зрения о кимберлитовой природе первоисточников уральских алмазов, туффизитовая теория весьма и весьма сомнительна, так же, впрочем, как и лампроитовая). Якутские кимберлиты как более молодые и более сохранные из-за развития в Якутии в настоящее время вечной мерзлоты не могут служить моделью уральских кимберлитов ввиду их различной истории. Европейский и Сибирский палеоконтиненты, дрейфуя, пересекали в разное время разные горячие точки; большую часть своей истории они находились в совершенно различных климатических условиях с различными типами выветривания, с различающимися продуктами выветривания, имеющими разные физические свойства, определяющие методику поисков геофизическими методами.

Определенный интерес могут представлять отчеты по электроразведке. Во-первых, их результаты применимы для изучения рельефа плотика россыпей, определения мощности рыхлых отложений и мест возможной концентрации алмазов в понижениях коренного ложа. Во-вторых (при принятии за постулат легкой выветриваемости магматических пород первоисточников алмазов), можно предположить, что над магматическими телами, предполагаемыми коренными источниками, в коренном ложе должны образовываться депрессии, которые могут фиксироваться электроразведкой.

Достаточно полная библиография рукописных геофизических работ составлена в свое время В.А. Цыганковым и представлена им в отчете «Составление прогнозной карты масштаба 1:200 000 алмазоносных районов Урала на поиски первоисточников алмазов за 1982 – 1985 гг.» (Зильберман, 1985). Геофизическая изученность позднее дополнялась В.А. Цыганковым и приводится в отчетах В.А. Варламова (1990) и А.М. Зильбермана (1994).

Отсутствуют в предлагаемом списке литературы и некоторые съемочные отчеты по работам, производившимся в пределах бассейнов алмазоносных рек. Геологи-съемщики не проводили собственных поисковых работ на алмазы, а использовали материалы поисково-разведочных Вишерской, Яйвинской и Промысловской партий бывшей Пермской ГРЭ, Владимирской и Петровской экспедиций Уральской алмазной экспедиции и бывшего треста «Уралалмаз». Материалы предшественников по алмазоносности обобщались также при подготовке к изданию Государственных геологических карт СССР масштаба 1:200 000 с 1980-х годов и до настоящего времени (первое и второе издания).

Не включены в Библиографию также балансовые отчеты по запасам алмазов. В принципе, это небольшое упущение, т. к. в любом «алмазном» отчете и в любой монографии на алмазную тему, имеются списки литературы. Библиография со списком статей с 1831 по 1950 гг. по алмазам из россыпных месторождений западного склона Урала представлена в работе А.А. Кухаренко «Алмазы Урала» (1955). Практически не используются ретроспективные библиографии группы авторов «Геология в изданиях Академии наук. Вып. 1» (Смирнова, 1938) и «Указатель литературы по алмазу. Т. 1. Русская литература по исследованию алмаза и описание месторождений алмаза Союза ССР» (Железкова, 1951).

В настоящее время алмазные месторождения России с учтенными запасами сосредоточены в трех алмазоносных регионах: на территории Республики Саха (Якутия) в пределах Якутской алмазоносной провинции; на территории Пермского края в Вишерском алмазоносном районе; в Архангельской области в пределах Зимнебережного алмазоносного района. Подавляющая часть балансовых запасов (около 82% категорий В+С1) и практически вся добыча алмазов (почти 99,8%) сосредоточены в Якутии. Но монополизм Якутии заканчивается. Около 20% общероссийских запасов имеется в Архангельской области. 4 сентября 2003 г. на кимберлитовой трубке «Архангельская» месторождения имени М.В. Ломоносова в Архангельской области были начаты вскрышные работы. В июне 2005 г. здесь начала работать обогатительная фабрика. С выходом на полную мощность производительность участка составит 5,6 млн. т руды в год. Доля добываемых на этом месторождении алмазов должна составить 14% от уровня добычи АК «АЛРОСА». Завершены геологоразведочные работы на месторождении им. В. Гриба, также расположенном в Архангельской области.

В Пермском крае, основоположнике алмазодобывающей промышленности Российской Федерации, в сводном балансе запасов алмазов учтено восемь россыпных месторождений. Из них шесть месторождений находится в Красновишерском районе и два – на территории, подчиненной г. Александровску. Балансовые запасы восьми разведанных месторождений позволят в течение 8 – 9 лет сохранять уровень добычи. Пермский край, по мнению специалистов, не отличается высоким ресурсным потенциалом. Прироста запасов в ближайшее время ожидать не приходится. С 1992 года российская геология вообще и пермская геология в частности пребывают в агонизирующем состоянии.

Кот Матроскин говаривал: «СредствА у нас есть. У нас ума не хватает». Проводившиеся в 2000 – 2005 гг. на спонсорские деньги поисковые работы на коренные источники алмазов велись методически неверно, поскольку были ориентированы на «туффизитовую», в корне неверную, идею. «Кто неправильно застегнул первую пуговицу, уже не застегнется как следует», - это замечание И. Гете верно для многих ситуаций, в том числе для поисков и разведки. Эти работы с изначально ложной исходной предпосылкой (туффизиты) на россыпных проявлениях и месторождениях, открытых еще в советское время, надолго (я надеюсь, что не навсегда) дискредитировали идею поисков первоисточников уральских алмазов.

Интерес к уральским алмазам угасает и надолго. Есть Якутия, есть Архангельск с их известными коренными источниками. К алмазоперспективным в настоящее время относят площади на севере и северо-востоке Русской платформы: Карелию, Ленинградскую, Новгородскую и Псковскую области, Тиман. Спонсоры на Урале «наигрались», их надежды на возможное быстрое обогащение угасли... «Быстрых» денег, в отличие от торговли, разведка алмазов не дает, и поэтому будущее пермской алмазной геологии туманно. Поиски алмазов – это капиталоемкое и рискованное дело. Добыча и, тем более, поиски алмазов требует значительных финансовых вложений. Одно только «выделение участка недр» (чиновничий термин) для проведения поисковых работ занимает не меньше года. Затем – конкурс на свой же участок (и не факт, что предложивший его выиграет и получит право проводить работы). Есть ли смысл геологу творить что-либо и выделять прогнозные участки? Предположим, однако, что все сделано, участок определен, лицензия получена, начались поиски... С момента начала поисков месторождения с геофизическими исследованиями, с заверкой аномалий бурением и горными работами, дорогостоящим обогащением и т. п. до его открытия проходит не один год. Затем требуется несколько лет на разведку и утверждение запасов, очередное лицензирование с новым конкурсом, подготовку площади месторождения к разработке. Требуется создание инфраструктуры, постройка обогатительной фабрики, закупка техники, подготовка специалистов... Да какой современный российский буржуй, не построивший в жизни ничего нового, на халяву хапнувший бывшее советское предприятие, и через ничего не понимающих в деле менеджеров и супервайзеров выжимающий соки из этого предприятия, пока оно не разорится, пойдет на это?

А.Н. Евдокимов в статье «Минеральные ресурсы Арктики» (Разведка и охрана недр, 2005, № 6, с. 36) высказал мысль, проливающую бальзам на измученные сердца уральских алмазников: «...По мере истощения алмазов в богатых месторождениях, развития техники и технологии добычи, а также повышения требований к качеству природного сырья, кондиции в отношении ...месторождений алмазов будут неуклонно изменяться. Есть основания предполагать, что изменение кондиций будет идти в основном по двум направлениям. Во-первых, из-за истощения богатых в эксплуатацию будут постепенно вовлекаться месторождения с все более низкими концентрациями алмазов. Во-вторых, возрастающее использование в науке и технике алмазов некоторых редких и особенно дорогих сортов, с полупроводниковыми свойствами, сцинтилляционной способностью и др., приведет к добыче такого сырья из месторождений, которые по обычным кондициям считаются непромышленными из-за низкого весового содержания алмазов».

Главные коренные месторождения Якутии (трубки Удачная, Юбилейная, Айхал, Мир, Зарница и Интернациональная) переходят с открытого на подземный способ добычи алмазов (например, на трубке Айхал с 1998 г. карьер достиг проектной глубины, на трубке Мир – карьер закрылся в 2001 г.), что неизбежно приведет к снижению производительности и повышению себестоимости алмазов. При резком сокращении мировой добычи алмазов (на 25% к 2012 г. по оценками экспертов) цены на алмазы могут превысить известный до сих пор максимум. Кризис в алмазодобыче может быть затяжным, поскольку с начала 90‑х годов XX столетия до последних лет отрасль не получала ассигнований на геологоразведку. Ни открытое недавно в Якутии Верхнемунское месторождение, ни планируемый запуск месторождения Снап Лейк в Канаде, не смогут компенсировать мировой дефицит в алмазодобыче.

Среди якутских и архангельских алмазов преобладают мелкие технические разности, а содержание высококачественных зачастую не превышает 20% (справедливости ради стоит отметить, что в трубке Ломоносовская (Архангельск) отмечается необычайно высокая доля ювелирных алмазов, достигающая 55%). Кроме того, для алмазов Архангельской алмазоносной провинции характерно большое количество (15 – 20%) индивидов коричнево-дымчатого цвета, что исследователи связывают с высоким внутренним напряжением кристаллов. Это проявляется и в низких прочностных свойствах архангельских алмазов, что может даже привести к приостановке разработки трубки Архангельской месторождения им. М.В. Ломоносова (Копчиков, 2008).

Уральские алмазы самые высококачественные в России и одни из самых высококачественных в мире. Алмазы Пермского края большей частью бесцветны с высокой степенью прозрачности. Для них характерен очень высокий выход ювелирных сортов (до 90%). Добываемые в Пермском крае алмазы являются одними из наиболее дорогостоящих в мире. Например, алмазы Ботсваны стоят до 110 – 180 долларов за карат, канадские – 144 доллара (цены 2005 г.). Цена якутских алмазов находится в пределах 30 – 90, в среднем – 67 долларов. Алмазы Архангельска мелкие, имеют сравнительно низкое качество и схожи с уральскими лишь преобладанием округлых форм и бесцветных додекаэдроидов. Средняя цена вишерских алмазов 433 доллара. Средняя цена карата алмазов из бассейна р. Чаньвы на Среднем Урале составляет 339 долларов/карат. Максимальная цена алмазов Чаньвы достигает 1 066 долларов/карат [Наиболее дорого стоят алмазы Лесото – 1 600 долл./кар] (Якимов, 1999). Средняя стоимость одного карата уральских алмазов колеблется от 300 до 500 долларов, что видно из данных одной из последних оценок, любезно предоставленных Г.Г. Морозовым:

Участок

Количество кристаллов, шт.

Суммарный вес,

мг

Стоимость алмазов, $ USA/карат

Талица-Благодать

208

8 108

311,1

Рассольнинско-Дресвянский

70

8 582

311,3

Кривая

15

402

269,6

Колчимско-Рассохинский

6

766

491,7

Малая Порожняя

40

1 188

202,7

Среднеухтымский

12

46

179,9

Оценщик: компания WWW International Diamond Consultants Limited, London. Курс доллара на момент оценки – 26,6 руб.

Кроме того, стоимость добычи 1 куб. м песков из уральских россыпей составляет по экспертным данным 15 – 17 долларов (Подчасов, 2005), тогда как в Якутии эта цифра колеблется от 50 до 200 долларов (россыпи Эбелях и Нюрбинская). Поэтому, несмотря на то, что в Пермском крае по весу добывается 0,1% российских алмазов, в деньгах это составляет 2%. Мировая добыча алмазов приносит около 10 – 20 млрд. долларов. Из них по данным К. Гурдина на долю России приходится около 3 млрд. долларов от продажи сырых алмазов [Аргументы недели, № 42 (76), октябрь 2007 г.]. Пай Пермского края – от 20 до 60 млн. долларов. В 2008 г. в России добыли 36,93 млн. карат [Аргументы недели, № 32 (170), 13 августа 2009 г.]. В деньгах это дает 2,2 млрд. долларов, из них согласно указанной пропорции 44 млн. долларов – пермских.

Поэтому высока вероятность того, что алмазной отрасли Пермского края не дадут угаснуть, и лет через десять – пятнадцать интерес к поисковым работам и, соответственно, финансирование возрастут. Естественно, что будет производиться доразведка россыпных месторождений. Естественно, при этом вновь встанет вопрос о первоисточниках уральских алмазов. Дополнительную надежду на возможность обнаружения уральских кимберлитов дает т. н. «накынский прецедент».

В 1994 г. в центральной части Якутской алмазоносной провинции в среднем течении реки Мархи было открыто Накынское (Среднемархинское) кимберлитовое поле. Его первая трубка была обнаружена случайно при проведении буровых работ по сети 20х2 км. Вторая трубка была обнаружена недалеко от первой при заверке слабоконтрастной магнитной аномалии, связанной, как выяснилось позднее, с траппами. В 1999 г. рядом с первыми двумя трубками была обнаружена еще одна. Она была вскрыта случайно буровой скважиной при бурении территории под промышленную застройку. В 1996 – 1998 гг. здесь проведены современные высокоточные магнитная и электромагнитная съемки. Выделенные аномалии проверялись бурением с отрицательными результатами. Аномалии от перечисленных трубок вообще не были рекомендованы для бурения. Таким образом, прецедент Накынского поля позволяет говорить о факте случайного обнаружения кимберлитового поля с высокоалмазоносными телами без ярко выраженных геофизических полей.

Библиография по алмазоносности Урала представлена по состоянию на 1 января 2010 г. Разделение литературы на рукописную и изданную, как это принято в списках литературы геологических отчетов, не производилось. На мой взгляд, это позволяет лучше проследить эволюцию взглядов исследователей на проблему. Рукописные работы в тексте Библиографии легко отличаются от печатных по указанию места хранения в конце (после года сдачи отчета).

Продолжать Библиографию за 2010 год пока не имеет смысла. С 2001 года практически перестали существовать специализированные алмазные Вишерская и Яйвинская партии. А осенью 2005 года они перестали существовать и юридически. Архивные материалы, результаты лабораторных исследований и первичная документация большей частью утрачены безвозвратно, а опыт работ практически утерян. Ликвидировано ООО «Горная компания «Эдельвейс» (финансировалось Л. Леваевым). В конце 2008 года увидели свет отчеты ЗАО «Пермгеологодобыча» (финансировалось Д.А. Рыболовлевым), находящегося в стадии ликвидации, после этого в ближайшее время поступления новых материалов по алмазоносности не предвидится. Публикации – это производное от отчетов, и, следовательно, ничего нового в статьях, которые появились после 2008 г., и до начала новых поисковых работ нет и не будет. Налицо кризис уральской алмазной геологии.

Бьет тревогу ЗАО «Уралалмаз», он требует у краевой Администрации принятия мер по скорейшему развитию разведочных работ. Это, по меньшей мере, странное требование. С выходом в 2002 г. генерального директора «Уралалмаза» Б.Б. Протасова на пенсию народное предприятие «Уралалмаз» стало принадлежать Льву Леваеву, гражданину Израиля, компании которого принадлежит также завод «Кама-Кристалл» в Перми. Согласно Указу Президента РФ Б.Н. Ельцина от 31 августа 1998 г. не менее 75% алмазов, добывающихся в Пермской области, должны реализовываться на территории самого региона. «Кама-Кристалл» - единственное предприятие, поэтому оно получало практически все 100% добывавшихся в Прикамье камней. О Леваеве говорят как о хозяине алмазов Пермского края. Треть своей прибыли Леваев тратит на создание еврейских школ в России и странах СНГ. В 2006 г. добыто пермских алмазов на сумму около 26 миллионов долларов. Если треть от этой суммы использовать на геологоразведочные работы, то проблемы прироста запасов просто не стояло бы, а тема первоисточников уральских алмазов, возможно, была бы закрыта [Кто-то из финансистов сказал, что решаемость проблемы определяется количеством денег, выделенных на ее решение. В.С. Высоцкий выразился более образно: «Я б в Москве с киркой уран нашел при такой повышенной зарплате...».].

Невольно возникают мысли: а имеет ли смысл, коли недра не служат стране, вообще проводить сегодня поиски уральских кимберлитов? Следует ли искать первоисточники уральских алмазов для нынешней власти господ ташкентцев и пенкоснимателей? Стоит ли дело жизни поколений уральских алмазников (если кимберлиты будут найдены) отдавать на заведомое разграбление? Аналогичными вопросами задавался любой человек, посвятивший жизнь какому-либо делу. Подобные мысли посещали царя Соломона в последние годы его царствования: «Возненавидел я весь труд мой, которым трудился под солнцем, потому что должен оставить его человеку, который будет после меня. И кто знает, мудрый ли будет он, или глупый» (Екклесиаст, гл. 2; стихи 18 – 19). И еще: «Иной человек трудится мудро, с знанием и успехом, и должен отдать человеку, не трудившемуся в том, как бы часть его. И это – суета и зло великое!» (Там же, гл. 2; стих 21). Я думаю, не стоит. Примеры Союза ССР, построенного советским народом под руководством И.В. Сталина, нефтяной и газовой отраслей, норильского никеля и остальных полезных ископаемых, выявленных при Советской власти геологами на народные деньги, и отданных в начале 90-х годов прошлого века на кормление кучки проныр («успешных менеджеров» и «эффективных (для кого?) собственников») «гнезда Чубайсова» [А.Б. Чубайс, один самых одиозных деятелей послеперестроечной России, организовал величайшее в мировой истории ограбление народа и государства. Это ему принадлежат слова: «Ну, вымрет тридцать миллионов. Они не вписались в рынок. Не думайте об этом – новые вырастут»!] достаточно показательны. Ничтожество ничтожит все, чего касается, а потому богатства недр России для самой России и народов, ее населяющих, сейчас (и до смены социального строя) практически бесполезны (мне вообще непонятна раздача стратегического сырья и стратегических отраслей промышленности в частные руки – Т.Х.).

Незначительный прирост запасов уральских алмазов возможен при проведении ревизионных работ на известных россыпях и при поисках новых россыпей. Более весомый вклад могли бы дать форсированные прогнозные поисковые исследования по первоисточникам алмазов уральских россыпей с тем, чтобы или закрыть эту тематику навсегда, или выйти на новый виток их осмысленных поисков.

При современном равнодушии государства, при продажности, полном отсутствии патриотизма и перспективного мышления у чиновников и у морально недоразвитых новых буржуев-спекулянтов скорого оживления не только алмазной геологии, но и геологии вообще, ожидать не приходится.

Пермская алмазная геология умирает, точнее – убита. В настоящее время необходимость в предлагаемой Библиографии, видимо, близка к нулю. Я надеюсь, что через какое-то время она будет востребована и надеюсь, что Библиография, систематически мной пополняемая, облегчит в будущем работу коллег.

Первая редакция (по состоянию на 1 января 2005 г.) предлагаемого библиографического справочника сдана в Пермский филиал ФГУ «ТФИ по Приволжскому ФО» (электронная и традиционная версии с приложением ксерокопий некоторых работ). Имеются также электронные версии в ЗАО «Пермгеологодобыча», в ЛОПИ при Естественнонаучном институте ПГУ, в Уралалмазе, в Горном институте, в ООО «Башкиргеология», в Коми филиале АН России и т. п. Из этих мест Библиография могла разойтись в копиях. В апреле 2008 г. сотрудниками ЕНИ ПГУ была выложена на блог http://gisearth.blogspot.com. вторая редакция Библиографии, позднее она появилась на другом блоге по адресу http://geology.blog_blog.ru. Третья редакция в распечатке сдана мной в ОАО «Геокарта-Пермь» и в электронном виде – в естественнонаучный зал и зал краеведения краевой библиотеки им. А.М. Горького. Предлагаемая, четвертая редакция, передана в МГУ (сайт «Все о геологии»), в ЛОПИ при ЕНИ, Горный институт, Уралалмаз, Пермский университет и др. места.

Шестая редакция будет дополнена иллюстрациями, представляющими собой нарезки листов масштаба 1:200 000 из обзорной карты Пермского края с нанесенными на них россыпями и проявлениями алмазов. Опубликованные работы, наименования которых уже помещены в библиографию, но не снабжены аннотациями, предполагается аннотировать (материал имеется). Рукописные работы ввиду отсутствия новых материалов пополняться не будут, и также будут только аннотироваться. Предметный указатель и список россыпей предполагается уточнить и дополнить. Если имеются упущения, они будут по возможности исправляться. Екатерина Великая говорила в свое время: «Дополнить и исправить легче, нежели собрать из нескольких десятков книг». Работа продолжается, она ведется практически ежедневно.

© Т.В. Харитонов
2000 – 2012 гг.

PS. «Параллельно большому миру, в котором живут большие люди и большие вещи, существует маленький мир с маленькими людьми и маленькими вещами. В большом мире изобретен дизель-мотор, написаны «Мертвые души», построена Днепровская гидростанция и совершен перелет вокруг света. В маленьком мире изобретен кричащий пузырь «уйди-уйди», написана песенка «Кирпичики» и построены брюки фасона «полпред». В большом мире людьми двигает стремление облагодетельствовать человечество. Маленький мир далек от таких высоких материй...» (И. Ильф, Е. Петров. Золотой теленок).

Лавочники и приказчики правят страной, галантерейщики Бонасье на месте кардиналов. Маленький мир победил?..

Перейти к библиографии по алмазоносности Урала

Также Вы можете скачать библиографию одним файлом по этой ссылке.

Смотрите также:

Алмазы Пермского края

Комментарии   

Марина
# Марина 13.11.2013 09:05
Мой отец, Погорелов Ю.И., много лет посвятил вишерским алмазам, они с Колобяниным В.Я. верили в перспективность месторождения и не жалели для дела на сил, ни здоровья. Мой папа умер через месяц после того, как ему исполнилось 60 лет, Колобянин В.Я. не дожил до 60 лет. И очень обидно, что их усилия сейчас сводятся на "нет". Я была на Ишковском карьере, при мне в 1979г. Колобянин В.Я. нашел там один из уникальных алмазов. Поверьте, для меня сочетание "Вишерские алмазы" - не пустой звук. Больно, если дело наших отцов будет уничтожено. Они работали во многом на профессиональном энтузиазме, а интересы бизнеса уничтожают результаты их труда.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору
antoshkingenna
# antoshkingenna 20.03.2016 03:22
Смотрю т/с Алмазы Сталина.Думал,что про уральс-
кие алмазы там выдумка.Но,спасибо вашему сайту,
убедился,что алмазы в СССР действительно добывались в войну.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору
Сергей
# Сергей 04.04.2016 23:12
Уважаемые граждане! Обращаюсь к вам с просьбой помочь выжить последней, по всей вероятности, секции картинга в Самарской области, которая в последнее время находится в тяжелом положении.
Наша секция единственная, в которую дети ходят бесплатно, т.к. почти все они из малообеспеченных семей.
Я, как руководитель секции, обращался во все инстанции области и лично к Главе Администрации города Сызрани, и везде один ответ, что никому мы не нужны.
Именно поэтому я обращаюсь к вам!Уважаемые граждане, предприниматели, руководители фирм и предприятий!
Если у вас есть возможность, помогите! Будем благодарны любой помощи.
Будем очень рады, если кто захочет стать спонсором нашей секции.
Связаться со мной можно через соцсети.или пишите на почту . Сбор средств можно произвести на
Яндекс 410013054375238
qiwi +79397086879
Сбербанк карта 4276540016094496
Адрес: Самарская обл. г. Сызрань ул. Декабристов 30 Краснов Сергей.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору