Ураловед

Портал знатоков и любителей Урала

3.66666666667 1 2 3 4 5 Рейтинг: 3.67 Голосов: 3

Х

3678. Хабаков А.В. Литологические особенности, возраст и условия образования конгломератовых толщ среднего – верхнего карбона и пермско-артинских на западном склоне Среднего Урала. Л., 1946. ВГФ, УГФ, ВСЕГЕИ. О-40.

3679. Хабаков А.В. Литология, стратиграфия и палеогеография конгломератов артинского яруса и верхнего карбона западного склона Среднего Урала (в связи с вопросами поисков россыпей). Окончательный отчет по работам геолого-поисковой партии № 46 в 1948 г. по договору № 292 Всесоюзного научно-исследовательского геологического института с Третьим геологическим управлением Министерства геологии СССР. Л., 1949. УГФ, ВСЕГЕИ.

Работы проводились в связи с поисками россыпей платины и алмазов, с целью выяснения стратиграфического положения и отличительных особенностей нижнепермских, верхне- и среднекаменноугольных конгломератов. Дано подробное описание литологических особенностей, разреза и палеогеографических условий образования конгломератов верхнего карбона и артинского яруса междуречья Сылвы, Бисерти и Чусовой. Рассмотрены вопросы методики литологического изучения конгломератов в связи с поисками алмазоносных россыпей. Разбирается возможность применения литологических методов, дана характеристика рельефа, состава рыхлых отложений и тектоники коренных толщ района. Подробно изложены результаты шлихового опробования конгломератовых толщ, охарактеризованы условия находки алмаза в ковшевой шлиховой пробе у поселка Айвинского (район Староуткинского завода – Т.Х.).

На основании проведенного анализа ориентировки галек, степени их окатанности, косой слоистости, знаков ряби, скоплений фузулин и т. д. определены направление сноса, местоположение областей размыва, длины потоков и скорости течения. По особенностям галек указывается на отличия речных и литоральноморских конгломератов. Отмечается, что морские конгломераты характерны для каменноугольных отложений, а речные встречаются только среди артинских. Уделено внимание и возможной промышленной золото- и платиноносности артинских конгломератов. Рассеянную платиноносность и алмазоносность коренных конгломератов баскинской свиты в районе между рр. Чусовой, Сылвой и Бисертью А.В. Хабаков не считает единственным возможным местным источником, давшим начало древнеаллювиальным и ложковым россыпям третичного и четвертичного возраста, работавшимся стрателями на рр. Шайтанке, Боевской Распаихе и в др. местах. Поскольку район попадает в поле древних долинообразных депрессий доюрского рельефа, автор считает, что ближайшим первоисточником алмазов и платины могут являться дуниты Нижнетагильского массива и мелкие тела ультраосновных пород. В ходе развития рельефа алмазы и платина могли поступать в современные россыпи при размыве как пермских конгломератов, так и первоисточников.

Автор в заключении пишет: «Я склоняюсь к мысли, которая была высказана И.Ф. Токаревым и Ф.И. Кандыкиным, что поиски промышленно значимых древних россыпей в артинских грубообломочных толщах на западном склоне Среднего и Северного Урала вовсе не безнадежны, в особенности, если различать древние конгломераты речного происхождения. ...Желательно, прежде всего, ставить промывку пластов с глинистым цементом и с повышенным содержанием тяжелых минералов в шлихе, залегающих в самом основании конгломератовых пачек на границе размытых нижележащих пород. Если при этом удается напасть на заслуживающую внимания россыпную «струю», то следует в древних речных галечниках прежде всего держаться направления поперек к преобладающему расположению длинных осей галек, тогда как в литоральноморских галечниках следует идти с разведкой вдоль по расположению длинных осей галек».

Примечание составителя. Об артинских конгломератах как ископаемых россыпях см. также: Негашев, 1971; Романов, 1947; Токарев, 1920, 1922.

3680. Хабаков А.В., Орлова М.Т. Предварительный отчет о результатах исследований Чусовской партии Средне-Уральской экспедиции ВСЕГЕИ. Л., 1953. ВСЕГЕИ.

Партия в 1953 г. завершила маршрутные исследования по изучению литологических особенностей и условий образования рыхлых кайнозойских отложений в связи с генезисом алмазоносных россыпей на Среднем Урале. Работы проводились в районе среднего течения р. Чусовой (в окрестностях г. Чусового), нижнего течения р. Койвы, верхнего течения р. Межевой Утки, в среднем и верхнем течении рр. Ис, Тура и Тагил. Основная часть работы проводилась в районах верхнего течения р. Межевой Утки и в районе среднего течения рр. Салды и Тагила. По остальным районам были совершены непродолжительные поездки.

В долине рр. Усьвы и Чусовой близ г. Чусового были осмотрены площади возможного распространения высокой миоценовой террасы (160 – 140 м над урезом), изучались следы высокого уровня размыва на абсолютных отметках до 300 м, что некоторыми исследователями связывалось с абразионной ступенью побережья верхнемеловых морей. Сделан вывод, что размыв континентальный. Рекомендуется продолжение здесь и ниже г. Чусового дальнейших поисков высоких террас и ложков с алмазоносными россыпями.

В нижнем течении р. Койвы на участках близ Стрельного Камня, Ямского Лога, Шишихи, Куртымки и Усть-Койвы проведено шлиховое и литолого-петрографическое опробование галечников верхних террас. В верховьях ряда правых притоков нижнего течения р. Койвы (лога Ямской, Гаревой и среднее течение рч. Куртымки) были обнаружены остатки древнеаллювиальных отложений, главным образом среди ложковых суглинков с хорошо окатанной кварцевой галькой. Эти галечники не связаны с мелкими долинами этих притоков, а являются остатками отложений крупной главной долины.

В верхнем течении р. Межевой Утки было проведено детальное геоморфологическое картирование масштаба 1:10 000 участка между Новым и Александровским Логами. По ряду разведочных линий близ Селивановского прииска выборочно отбирались шлиховые и петрографические пробы, проводились сборы растительных остатков из самых глубоких горизонтов. Проведено шлиховое опробование близ Висимо-Шайтанска и по р. Шайтанке. Кроме того, проведено контрольное опробование гравелитов и песчаников нижнего палеозоя в районе Сидоровой Горы, Висимо-Уткинска и в верховьях р. Межевой Утки. Подтверждены предварительные выводы о том, что между промышленной платиноносностью и алмазоносностью в россыпях западного склона Среднего Урала имеется лишь некоторая гидродинамическая связь. Прямой генетической взаимосвязи не отмечается, таким образом, коренные источники этих минералов не тождественны и различны как по месту проявления, так и по возрасту. Источником платины являются дуниты и пироксениты Тагильского массива, зона же промышленной алмазоносности тяготеет к полосе нижнепалеозойских обломочных толщ и метаморфических сланцев в зоне меридиональной депрессии по долинам Шайтанки и Межевой Утки. Рекомендуется продолжение поисков алмазов в полосе нижнепалеозойских обломочных толщ, включая участки чисто золотых россыпей, особенно в местах с сохранившимся древним аллювием и красноцветным делювием верхних террас как в верховьях Межевой Утки и Серебрянки, так и южнее, вплоть до р. Сулем, рр. Казачьего и Черного Шишима, верховьев р. Чусовой и, возможно, верховьев р. Тагил.

На восточном склоне Среднего Урала в 1953 г. изучался массив гнейсов и ультраосновных интрузий Салды. Кроме того, изучался участок мезозойской россыпи Кантуровского покоса. Подтвержден факт почти повсеместного распространения в Салдинском районе и ниже по Тагилу морских толщ верхнемеловых и палеогеновых отложений, представленных галечниками, кремнисто-глауконитовыми песчаниками, опоками и белыми кварцевыми песчаниками. Предложено «на всякий случай», учитывая благоприятный устойчивый состав шлихов, провести попутно с разведкой золотоносных россыпей и проверку концентратов на алмазы.

В районе Алапаевска проводились маршрутные исследования для сравнения мезозойской беликовой толщи с белоцветными галечниками районов россыпей западного склона Среднего Урала. Сделан вывод, что их нельзя параллелизовать или признавать их генетическое и возрастное подобие. Беликовая толща имеет мезозойский возраст, а белоцветные галечники и глины верхних террас бассейна р. Чусовой являются более молодыми отложениями.

Примечание составителя. Отчет является составной частью Информационного отчета о полевых работах Среднеуральской экспедиции ВСЕГЕИ и партии № 64 Владимирской экспедиции Союзного треста № 2, проведенных в 1953 году по теме № 27: «Происхождение алмазоносных россыпей Среднего Урала». Первый автор В.А. Даргевич.

3681. Хабаков А.В., Орлова М.Т. Литологические особенности и условия образования содержащих россыпные месторождения древнеаллювиальных отложений рек Шайтанки и Межевой Утки (Висимский район, Свердловская область РСФСР). Промежуточный отчет за 1952 год о работах литологического отряда Средне-Уральской экспедиции ВСЕГЕИ. Л., 1953. УГФ, ВСЕГЕИ. O-40-XXIII, XXIV, XXX.

3682. Хабаков А.В. Основные вопросы послепалеозойской геологической истории и палеогеографии области распространения алмазоносных россыпей Среднего Урала. Л., 1955. ВГФ, УГФ, ВСЕГЕИ. Р-40, 41; О-40, 41.

Отчет является IV частью II тома («Рельеф и послепалеозойские отложения алмазоносных областей Среднего Урала») сводной работы по теме: «Происхождение алмазоносных россыпей западного склона Среднего Урала». Обобщены основные фактические данные, характеризующие этапы развития уральской суши от перми до неогена. Приведены сведения о распространенности и характере отложений перми, триаса, юры, мела и третичных. Установлено три эпохи образования мощной коры выветривания: в мезозое (вероятно, верхнетриасовая и меловая) и неогене, после которых возникали периоды, особо благоприятные для образования россыпей с концентрациями наиболее устойчивых минералов. Все фиксируемые в настоящее время уровни речных террас, включая наивысшие, образовались на Среднем Урале, начиная лишь с конца палеогена, причем долинные уровни разного возраста последовательно наследовали друг друга. Наблюдающееся иногда наложение меловых аллювиальных комплексов прямо на континентальные отложения мезозоя не свидетельствуют о наследовании конфигурации древних долин. Наоборот, анализ истории развития рельефа во второй половине мезозоя и начале палеогена позволяет предположить, что за это время неоднократно наступали периоды выравнивания рельефа, отмирания речной сети до уничтожения ее признаков под влиянием денудации. Сохранившиеся остатки континентальных отложений мезозоя приурочены к отдельным зонам опускания. По своему фациальному составу они очень редко представлены речными отложениями. Дан ряд рекомендаций по направлению дальнейших исследований в связи с поисками россыпей. Указаны недостаточно обследованные районы, где следует провести проверку.

3683. Хабаков А.В. Палеозойские конгломераты Среднего и Южного Урала (Состав, положение в разрезах и фациальные разновидности характерных горизонтов). Л., 1973. ВСЕГЕИ. O-40-XXXIV – XXXVI.

Дано описание наиболее распространенных верхнепалеозойских конгломератов по западному склону Южного и Среднего Урала. Выявлены фациальные изменения мощности, крупности, окатанности, ориентировки галек, палеогеографические условия распространения конгломератов. Разработаны основы методики, приемлемые для всех типов конгломератов палеозоя, и для поисков россыпей в уральских условиях.

3684. Хазанович-Вульф К.К.Астероиды, кимберлиты, астроблемы. СПб., 2011.

«Болидная модель» образования кимберлитовых трубок, согласно которой вторжение космических тел астероидных размеров в атмосферу вызывает мощнейшие электрические возмущения в ней, взаимодействующие с электрическими полями зон повышенной электропроводности недр Земли и способствующие возникновению электроразрядных пробоев земной коры. Модель, по мнению автора, хорошо согласуется с особенностями геологии кимберлитов и отвечает на многие неясные еще вопросы.

3685. Хазов Р.А., Попов М.Г., Бискэ Н.С. Петрология алмазоносных диатрем ладогитов Приладожья. В сб. Проблемы геологии докембрия Карелии. Петрозаводск, КНЦ РАН, 1993.

3686. Халдин Г.Г, Иофф И.И., Маланьин И.И. Отчет партии № 15/13 Экспедиции № 3 о поисковых работах в бассейне р. Тылай за 1948 г. Л., 1949. УГФ, ВСЕГЕИ. О-40-V.

Геолого-геоморфологические и поисковые работы проведены в районе прииска Сосновка и приустьевой части долины р. Сухая Березовка (левый приток р. Косьвы).

Район сложен метаморфическими сланцами тылайской свиты, измененными эффузивами и комплексом глубинных основных и ультраосновных пород Косьвинского массива и Сосновского увала.

В долине реки Тылай, пересекающей район в субширотном направлении, развит комплекс отложений трех террас, поймы и русла. Отложения террас платиноносны за счет размыва платиноносных дунитов Сосновского Увала. Ложковые отложения по р. Сосновке и русловые отложения третьей террасы р. Тылай в среднем ее течении признаны бесперспективными на алмазы. Работы по р. Сухая Березовка положительных результатов не дали и будут продолжены.

3687. Халдин Г.Г., Волкова А.И., Черкашина М.М. Отчет о геолого-поисковых работах партий № 3, 11, 12 бывшей экспедиции № 3 в 1949 году. Т. III. Часть I. Поисково-разведочные работы партии № 11. (Окончательный отчет по работам 1949 года). Л., 1950. ВГФ, УГФ. O-40-V, VI.

3688. Халдин Г.Г., Волкова А.И. Поисково-разведочные работы партии № 11 (Окончательный отчет по работам 1949 года). Л., 1950. ВГФ, УГФ. O-40-V, VI.

3689. Халдин Г.Г., Иофф И.И. Поисково-разведочные работы на Южно-Шалдинском участке в 1950 году. Промысла, 1950. УГФ. O-40-XVII, XVIII.

3690. Халдин Г.Г., Иофф И.И. Отчет о поисково-разведочных работах Петровской экспедиции в бассейне верхнего течения р. Койвы на западном склоне Среднего Урала в 1950 г. Промысла, 1951. УГФ.

3691. Халдин Г.Г., Иофф И.И. Отчет о поисково-разведочных работах, проведенных на Южно-Шалдинском участке в 1950 г. Промысла,1951. ВГФ, УГФ. O-40-XVII, XVIII.

3692. Халдин Г.Г., Абрамов В.И. Отчет о геологоразведочных работах, проведенных на Северо-Шалдинской россыпи Больше-Шалдинского участка в 1948 – 1950 гг. Промысла, 1951. ВГФ, УГФ.

3693. Халдин Г.Г., Маковеев В.Я. Отчет о поисково-разведочных работах, проведенных на Южно-Шалдинском участке в 1951 году. Промысла, 1952.

3694. Халымбаджа И.Г., Чурсин А.В., Алфутов В.А. и др. Отчет о высокоточной аэромагнитной съемке масштаба 1:10 000 на Горнозаводском участке в 1975 – 1979 гг. Свердловск, 1979. УГФ.

3695. Халымбаджа И.Г., Чурсин А.В., Огородов Е.А. Отчет о комплексной аэрогеофизической съемке масштаба 1:10 000 на Верхне-Вишерской площади, проведенной в 1982 – 1986 гг. Свердловск, 1986. ВГФ, УГФ.

3696. Халымбаджа И.Г., Чурсин А.В. Отчет о результатах аэрогеофизической съемки масштаба 1:10 000 на Колчимско-Ксенофонтовской площади в 1986 – 1988 гг. Свердловск, 1988. ВГФ, УГФ.

3697. Халымбаджа И.Г., Кудряшов А.М., Огородов Е.А. и др. Проблематичные эруптивные брекчии в бассейне р. Березовой на Северном Урале. В сб. Алмазоносность европейского севера России (Труды XI геологической конференции Коми АССР). Сыктывкар, 1993.

Изложены результаты наземной заверки магнитной аномалии ВВ-30-II, находящейся на правом склоне долины р. Сухой Бырким, правого притока р. Березовой. Проведены наземная заверка, проходка шурфов и бульдозерной выемки с опробованием. Согласно петрографическому описанию породы аномалии представляют собой брекчию смешанного состава. В обломочной части брекчии встречаются обломки кварца, кремнистых пород, бурой слюды, желтовато-бурых каолинитовых пород неясного происхождения, белые овальные образования рудных (гематита, магнетита) и др. Приведены результаты минералогического и петрографического изучения, описания минералов, химический состав и данные спектральных анализов.

Е.М. Чернышова, проводившая петрографическое описание, определила породу как эруптивную брекчию ультраосновного состава. Иное заключение дали Л.Г. Каретина и А.В. Говорова. По их мнению, брекчия относится к туфопесчаникам.

Кроме аллотигенных минералов, в тяжелой фракции породы обнаружено два зерна алмаза. Одно зерно встречено в немагнитной фракции, другое – в электромагнитной. Первое зерно – обломок кристалла изометричной формы размером 0,15х0,15 мм, бесцветный, прозрачный, со ступенчатым изломом. Второй осколок уплощенной формы с закругленными вершинами и ребрами, размером 0,13х0,08 мм, также бесцветный, прозрачный.

Примечание составителя. О заверке этой аномалии см. также: Колобянин, 1991; Харитонов, 1985. Вокруг этой аномалии был поднят ажиотаж, т. к. обнаруженные там инфлювиальные карстовые брекчии работавшим у А.В. Чурсина студентом-второкурсником Е. Огородниковым были названы «эруптивной брекчией». Это был первый случай (на моей памяти), когда породы, не имеющие никакого отношения к магматизму, с ненужной ажитацией и помпой отнесены к возможным первоисточникам. И только за счет неверной интерпретации генезиса породы.

3698. Харитонов Т.В. Видоизмененная методика составления шлиховых карт и некоторые результаты ее применения. В сб. Методы геологических исследований. Тезисы докладов научно-технического совещания 11 – 12 апреля 1984 г. Пермь, 1984.

Предложено при построении крупномасштабных шлиховых карт для определения минералогических ассоциаций отбрасывать не несущие генетической информации полигенные и аутигенные минералы (лимонит, гематит и магнетит) с последующим нормированием содержаний оставшихся минералов. Нормированные проценты содержаний минералов используются затем при построении ленточных диаграмм содержаний минералов вдоль по долине водотоков. Нагрузка карты включает в себя также водораздельные линии, ограничивающие локальные минеральные ассоциации водосборного бассейна. Буквенными индексами показываются места нахождения минералов, имеющих поисковое значение (пиропы, хромшпинелиды, пикроильмениты и др.).

Методика опробована в бассейне среднего течения р. Вильвы, на Танчихинском и Дворецком участках. Кроме выявления ассоциаций и построения карт, были подсчитаны коэффициенты корреляции между минералами тяжелой фракции. Выявлена триада тесно связанных между собой минералов, обладающих различными гидродинамическими свойствами (хромшпинелид, ильменит и гранат). На основании этого и ряда других признаков сделан вывод о возможном присутствии в районе кимберлитов с эклогитовой составляющей. Наиболее благоприятны для этого бассейны рек, дренирующих дворецкий комплекс, особенно в местах, характеризующихся локальными хромитовыми ассоциациями тяжелой фракции.

3699. Харитонов Т.В. Бурение на аномалии ВВ-30/II (предварительный отчет). Пермь, 1985.

Проверялась выявленная при аэромагнитной съемке аномалия ВВ-30/II (вариант написания ВВ-30-II), находящаяся в междуречье Березовая-Бырким-Сухой Бырким, в 6,5 км северо-восточней пос. Верхний Вижай, что на правобережье р. Березовой, левого притока р. Колвы (Халымбаджа, 1986, 1993). В эпицентре этой аномалии были вскрыты карбонатные ожелезненные сухарные глины с брекчиевой текстурой. Эти породы студентом-практикантом, проходившим у И.Г. Халымбаджи практику, были поспешно названы магматическими породами (я обозвал их тогда «быркимитами» – название прижилось). Я же и был командирован на проверку этих аномалий и вскрытых в них пород.

С 5.05.85 до 23.05.85 г. мной было пробурено 8 скважин общим метражом 63,1 м (бурильщик перед вылетом напился до невменяемости, и пришлось его оставить в Перми). Пройдены маршруты и проведено опробование, в том числе вмещающих известняков верхнего карбона – нижней перми. В нерастворимом остатке вмещающих пород получен тот же набор минералов тяжелой фракции, что и в «быркимитах», в т.ч. и зерна оливина. Сделан вывод о генезисе этих пород. Они интерпретированы как карстовые брекчии с измененным выветриванием нерастворимым остатком вмещающих карбонатных пород.

Примечание составителя. Кстати, во время работы на аномалии приходилось пользоваться услугами заключенных (подвозка бензина, продуктов и т. п.) из Вижайской ИТК. Один из бесконвойников рассказывал, что кто-то из них мыл алмазы в окрестностях (на речках Гусь и Пож). Я с серьезным видом кивал во время рассказа. Тем более, когда услышал, что алмазов тот старатель намыл спичечный коробок. Но призадумался, когда заключенный, не блещущий интеллектом, описал содержимое этого коробка: «Прозрачные, сильно блестящие, кругленькие, размером со спичечную головку, а некоторые слегка зеленоватые». Позже я передал эти сведения В.К. Серебренникову, проводившему геологическую съемку в бассейне верховьев р. Березовой.

3700. Харитонов Т.В. Определение направлений палеотечений по данным минералогических анализов. Тезисы докладов научно-технической конференции, октябрь 1985 г. Свердловск, 1985.

По данным минералогических анализов Ю.Р. Беккер (1970) выделил в такатинской свите Колво-Вишерского края Колчимскую и Золотихинскую две терригенно-минералогические провинции (ТМП). По уменьшению среднего размера и улучшению сортировки обломочного материала он констатировал снос материала в то время с запада на восток.

Согласно П.В. Мацуеву (1958) минералы с плотностью, относящейся к плотности аллювия больше, чем 1,26, т. е. с удельным весом более 3,34 г/куб. см, не могут переноситься в свободном состоянии. С учетом встречаемости и устойчивости среди минералов тяжелой фракции пород такатинской свиты выбраны хромит, магнетит, ильменит. Подразумевалось, что эти минералы, пассивные в свободном состоянии, могут, тем не менее, разноситься в обломках пород, постепенно высвобождаясь из породы и оседая. Таким образом, в сторону направления течения, а, следовательно, и направления переноса обломков пород будет наблюдаться уменьшение содержаний указанных минералов в тяжелой фракции. Составленная карта градиентов их содержаний хорошо согласуется с данными замеров косой слоистости.

Из анализа карт градиентов содержаний магнетита, ильменита и хромита следует, что снос обломочного материала в такатинское время происходил в двух направлениях: в юго-восточном (Колчимская ТМП) и юго-западном (Золотихинская ТМП). Таким образом, данные минералогических анализов терригенных пород подтвердили ранее установленное по падению косых слойков направление переноса обломочного материала, а в ряде случаев (тотальная дезинтеграция пород или нарушенное залегание) были единственным способом его определения.

3701. Харитонов Т.В. О целесообразности поисков уральских кимберлитов (приложение методики В.А. Милашева к особенностям алмазов уральских россыпей). Доклад на конференции Пермской геологоразведочной экспедиции по проблемам алмазоносности в апреле 1986 г. Пермь, 1986.

Для прогнозирования степени алмазоносности еще не обнаруженных коренных месторождений в местах с известными россыпями В.А. Милашевым (1965, 1974, 1977) предложена методика, одобренная ЦНИГРИ в 1977 г., и рекомендованная к внедрению. В методике используются три группы признаков: средний вес, морфология и фотолюминесцентные особенности кристаллов из россыпей. Эти признаки позволяют рассчитать предложенные В.А. Милашевым степень сохранности кристаллов (ССК), люминесцентный показатель алмазов (ЛПА) и коэффициент потенциальной алмазоносности коренного источника (КПА), которые в свою очередь позволяют определить прогнозируемые содержания алмазов в материнских породах (Апр). По характеристикам алмазов из россыпей Бол. Щугора, Бол. Колчима, Вижая и Вильвы рассчитаны значения ССК, ЛПА, КПА и Апр для Северного и Среднего Урала.

Низкие значения рассчитанных ССК уральских алмазов свидетельствуют о совместном размыве кимберлитов алмазной и пироповой субфаций. Апр находятся в пределах 18 – 408 мг/куб. м, что соответствует 7 –  152 мг/т, что характерно для низко- и среднеалмазоносных кимберлитов.

Дополнительным фактором, характеризующим алмазоносность первоисточников, является средний вес алмазов. Отмечено, что при размыве кимберлитов в россыпи наблюдается увеличение среднего веса алмазов примерно в 2,5 раза. Отсюда средние веса алмазов в предполагаемых первоисточниках Северного и Среднего Урала должны быть равны 68 и 34 мг соответственно, т. е. в 7 – 10 раз крупнее якутских.

Таким образом, наиболее вероятными источниками алмазов уральских россыпей являются низко- и среднеалмазоносные кимберлиты пироп-алмазной субфации или поля совместного развития кимберлитов алмазной и пироповой субфаций. По облику кумулятивных кривых гранулометрического состава алмазов наиболее близка предполагаемым уральским первоисточникам трубка Вестэнд (Ю. Африка).

Примечание составителя. По поводу КПА с его критическим рассмотрением имеются статьи Е.В. Францессон (1971, 1973) и ответ В.А. Милашева (1972) на одну из этих статей.

3702. Харитонов Т.В., Оборин В.В., Попов А.Г. Промежуточный отчет по теме: «Стратификация и изучение вещественного состава комплекса рыхлых отложений депрессий в бассейнах рр. Щугор и Язьва». Пермь, 1996.

Работы проводились по договору с Вишерской партией. Полевые работы проводились выездами на карьер СОФ-2 (месторождение Волынка) с описанием и опробованием его стенок в процессе эксплуатации добычного карьера. В результате проведенных работ предложена местная стратиграфическая схема Вишерского алмазоносного узла, сопоставленная со схемами Приуралья (1984 г.) и Урала (1995 г.). Предложена сложно построенная полигенетическая вишерская свита и выделяются боровицкая, вильгортовская свиты и леплинские слои. Даны их литолого-геохимические характеристики. На юго-восточном и восточном флангах месторождения Волынка уточнено положение искаженных склоновыми процессами террас. Сделан вывод о возможности расширения блоков подсчета запасов за счет промежуточных линий на водораздельных межложковых пространствах. Поступление алмазов в россыпь связывается с перемывом более древних осадков.

Россыпь вишерской свиты является главной и определяет промышленную ценность месторождения.

Сделана попытка обработки в едином ключе данных по алмазам Вишерского узла, вместо весов использовались эквивалентные диаметры, т. е. диаметры алмазных шаров, имеющих такой же вес. Сделаны следующие выводы:

1. Алмазы Колво-Вишерского края образуют две совокупности, т. к. кривая распределения размеров их диаметров в миллиметрах бимодальна. Пик крупных фракций, возможно, характеризует совокупность алмазов источника, пик более мелких кристаллов соответствует новой складывающейся аллювиальной совокупности.
2. Целые кристаллы участков, имеющих минимальную сортировку алмазов (Ишковский карьер, линия 11), составляют единую совокупность и имеют один источник. Обломки и осколки состоят из двух совокупностей. Данный факт объясняется тем, что кристаллы и обломки из источника при аллювиальной транспортировке в современные россыпи были расколоты, что и дало бимодальность кривой распределения размеров обломков и осколков.
3. Алмазы плохо сортированные имеют два пика в распределении по размерам, т. е. сортировку источника и аллювиальную.
4. Алмазы с умеренной сортировкой имеют одновершинную кривую распределения, т. е. их сортировка приобретена в результате аллювиальной транспортировки.

Предложено вести подсчет содержаний не в мг/куб. м, а в мг/кв. м плотика, т. е. вычислять площадную продуктивность россыпи, что позволит избежать субъективности при выделении торфов и песков.

3703. Харитонов Т.В. Предварительное заключение по геологическому положению скважин 1 и 2 участка Кын-3. Пермь, 2001. O-40-XXIII.

Проведено контрольное опробование указанных скважин, пробуренных по настоянию Л.П. Нельзина на Пермяковском руднике для вскрытия выветрелого, якобы кимберлитового, тела (кстати, деньги на их проходку взяты у партии С.Б. Суслова, проводившего в это время ГДП-200 листа О-40-XVII).

Район скважин сложен отложениями угленосной свиты, представленной известняками, углистыми алевролитами, кварцевыми песчаниками и корами выветривания по этим породам. Сделан вывод, о том, что скважинами вскрыта регрессивная часть разреза нижней части угленосной свиты с восточным падением пород и сменой фаций (снизу-вверх) от морских к прибрежно-морским. Породы осадочные, сильно затронутые выветриванием. Продуктов выветривания каких-либо изверженных пород не отмечено. Указано, что особенности гипергенных изменений осадочных пород всрытого разреза предопределены большим количеством пирита, обусловившего наличие одного из наиболее агрессивных типов выветривания – сернокислотного, продолжающегося и по сей день (на керне отмечаются выцветы щеток кристаллов квасцов). Скважина 2 вскрыла карбонаты, а скважина 1 – выветрелую песчаную верхнюю часть разреза. Предсказаны минералогические ассоциации тяжелой фракции (пиритовая в скв. 2 и гематит-лимонитовая – в скв. 1), подтвердившиеся после проведения минералогических анализов.

Примечание составителя. По приезде с вывезенным керном в Геокарту я услышал лестное о себе мнение: «Если надо закрыть первоисточник – пошлите Харитонова». Лестное потому, что было оно высказано одним из сторонников «злокачественных теорий» типа туффизитов и бурых железняков как источников уральских алмазов.

3704. Харитонов Т.В. Информационный отчет Северокамской ГСП о работах, проведенных на участке Кын-3 летом 2001 года. Пермь, 2001. ЗАО «Пермгеологодобыча». О-40-XXIII.

Участок Кын-3 выделен по предложению Л.П. Нельзина, основывавшего свои построения на предположении о глубокой гипергенной переработке предполагаемых первоисточников уральских алмазов и о превращении уральских кимберлитов в железные шляпы, разрабатывавшиеся на железные руды в XVIII и XIX вв. Участок площадью 289 кв. км находится в Лысьвенском районе Пермской области. Северная рамка проходит по северной широте 58°01′, южная – по широте 57°49′. Западная рамка проходит по меридиану 58°25′ в.д. и восточная – по меридиану 58°38′.

Алмазоносность рыхлых отложений площади, примыкающей к участку с востока (лог Колган, правый приток р. Чусовой), выявлена И.Н. Герасимовым (1945) и подтверждена М.С. Козловой (1954). В логу Колган найдено 65 алмазов общим весом 1 294,6 мг при встречаемости 1 кристалл на 45 куб. м. породы. Из россыпи самой р. Чусовой здесь получено 58 кристаллов суммарным весом 1 648,5 мг при встречаемости один кристалл на 248 куб. м. Распределение чусовских кристаллов по размерности близко к распределению по размерам алмазов россыпи р. Чикман. Одновершинность гистограммы размеров алмазов свидетельствует о поступлении их в россыпь из одного источника или их группы с близкими параметрами.

Проведено шлиховое опробование речек Чизма, Белая, Бол. и Мал. Мишариха с притоками, проведены маршрутные исследования, горные и буровые работы, опробованы бурожелезняковые рудники: Безымянный (№ 43 у Нельзина), Пермяковский, Ивановский, Воронковский, Закрасавский и др. В водотоках площади повсеместно выявлена золотоносность. Каких-либо признаков кимберлитового магматизма не выявлено. Работы остановлены вследствие прекращения финансирования. В результате проведенных работ сделаны следующие выводы:

1. Не подтверждено присутствие на участке такатинской свиты, как источника алмазов на сопредельных территориях. В основании палеозоя залегает пашийская свита, конгломераты которой обнаружены на приводораздельном пространстве левого борта р. Красавы и которые могут быть возможным вторичным коллектором.
2. Над выходами нижней части угленосной свиты повсеместно в пределах участка отмечаются повышенные мощности рыхлых отложений. Эти депрессионные зоны рекомендуются для постановки детализационных геофизических работ с целью их оконтуривания и поисках там в последующем россыпей алмазов.

Примечание составителя. До начала работ, в мае этого же года, я выезжал на участок для рекогносцировки, опробования и вывоза керна скважин, пройденных Л.П. Нельзиным на Пермяковском руднике (см. предыдущую работу). По результатам минералогического анализа керна этих скважин в июне был написан краткий отчет (не сохранился), из которого следовало, что источником железа рудника Пермяковский явился пирит угленосной толщи, залегающей в бортах антиклинальной складки. Происхождение бурых железняков инфильтрационное. Поскольку складка субизометричная, а бурые железняки располагаются в крыльях, то они образуют подобие кольцевой структуры. На глубине бурые железняки в глине переходят в известняки и углистые сланцы с пиритом.

3705. Харитонов Т.В. Служебная записка главным специалистам ЗАО «Пермгеологодобыча» от 9.11.2002 г. Пермь, 2002. ЗАО «Пермгеологодобыча».

Предложение об учете древнего корообразования при поисковых работах ЗАО «Пермгеологодобыча» (ПГД). Предложение «перпендикулярное» насаждаемым А.Я. Рыбальченко и В.Р. Остроумовым гипотезам об уральских первоисточниках. Подчеркивается, что глины, именуемые ими «ксенотуфами», «туффизитами», «аргиллизитами» и пр. являются линейными корами выветривания и глинами – продуктами выветривания пород плотика. Автором с этой точки зрения объясняется густая сеть т. н. «первоисточников» покрывающая, по мнению И.П. Тетерина и его сотрудников, поверхность Колчимской и Тулым-Парминской антиклиналей (Петухов, 2002). Предсказана безрезультатность работ на первоисточники «туффизитового типа», проводившихся А.Я. Рыбальченко во время написания Записки (Куртлацков, 2002) в пределах террасовой россыпи р. Илья-Вож.

Выделены четыре эпохи корообразования (от силура до мезозоя). Согласно И.И. Гинзбургу предполагается развитие по возможным первоисточникам двух типов профилей кор выветривания. Описаны вероятные изменения объема пород при выветривании и возможный характер изменения петрофизических свойств возможных кимберлитов. Приведена формула, позволяющая определить примерную мощность коры выветривания над телами ультрабазитов.

Исходя из указанного, предлагается провести изучение кор выветривания по известным на западном склоне Урала породам, родственным кимберлитам, а при постановке опережающих работ для поисков уральских кимберлитов отдавать приоритет гравике и электроразведке.

Примечание составителя. Без моего ведома записка была перепечатана Уральским геологическим журналом в 2006 г. (№ 3) в подборке, начинающей дискуссию о первоисточниках уральских алмазах. По поводу сети первоисточников см. также: Коробков, 2003.

3706. Харитонов Т.В. Проект на производство геолого-поисковых работ на участке Кын-2 в Лысьвенском районе Пермской области. Часть I. Геолого-методическая. Пермь, 2002. ЗАО «Пермгеологодобыча».

Во Введении приведено краткое обоснование постановки работ:

«Участок Кын-2 площадью 211 кв. км находится в Лысьвенском районе Пермской области, юго-восточней районного центра, непосредственно примыкая с юго-востока к участку Кын-3. Оба участка предложены Л.П. Нельзиным. Район работ располагается в пределах Западно-Уральской зоны складчатости, на Кизеловско-Дружининской структуре, на южном фланге западной алмазоносной полосы. Поверхность слагается породами девонской, каменноугольной и пермской систем.

Первые алмазы в долине Чусовой были найдены поисковым отрядом Уткинской партии в 1939 году при поисковых работах на алмазы в логу Пахотка (Казанцев, 1940), выше лога Колган, по долине Чусовой, при впадении в последнюю р. Межевой Утки. В последующие (1941 – 1942) годы алмазы были обнаружены Усть-Койвенской партией ниже устья лога Колган по долине Чусовой, в районах Чизмы, Усть-Койвы и в районе камня Шайтан (Браудэ, 1943; Гераков, 1946, 1947).

Алмазоносность рыхлых отложений площадей, непосредственно примыкающих к участку (лог Колган), выявлена И.Н. Герасимовым (1945) и подтверждена М. С. Козловой (1954), проводившей позднее поисковые работы по рекам Серебрянке и Чусовой. В последующие годы, в связи с открытием более богатых вишерских россыпей на севере области и кимберлитовых трубок Якутии, поисковые работы на алмазы в районе больше не проводились.

В логу Колган найдено 65 алмазов общим весом 1 294,6 мг, при встречаемости 1 кристалл на 45 куб. м породы. Из россыпи Чусовой получено 58 кристаллов весом 1 648,5 мг. Встречаемость – 1 кристалл на 248 куб. м. Одновершинность гистограммы распределения размеров алмазов по гранулометрическим классам свидетельствует о поступлении их в россыпь из одного источника или их группы с близкими параметрами. Это может быть либо первичный источник типа кимберлитового тела или поля кимберлитов, либо вторичный коллектор в виде обломочной породы, либо, судя по гранулометрии кристаллов, это россыпь дальнего сноса. Поэтому проблема поисков источников алмазов в районе разбивается на три направления: поиски первоисточников, поиски вторичных коллекторов и поиски россыпных проявлений.

Л.П. Нельзиным (1984; 1987) выдвинута и развивается (Нельзин, 1994; Чайковский, 2003) гипотеза, суть которой заключается в том, что возможные материнские породы, первоисточники алмазов, претерпели сильное выветривание с образованием по ним на последней стадии выветривания бурых железняков, разрабатывавшихся в районе с XVIII века многочисленными рудниками. В пробах глинистых кор выветривания из керна и рудничных отвалов в результате работ Л.П. Нельзина обнаружены единичные зерна минералов, вероятных парагенетических спутников алмазов: диопсид, хромшпинелид, оливин, ильменит, пироп-альмандин и др. Однако, Л.П. Нельзин не учитывал более вероятное аллотигенное происхождение минералов тяжелой фракции. Шлифы из коллекции Л.П. Нельзина описаны С.В. Савченко. Структуры глинистых пород и железных руд интерпретированы ею как реликты нацело серпентинизированных, окремненных и ожелезненных ультраосновных пород, часто как псевдоморфозы серпофита и лимонита по оливину. Спектральный анализ глинистых кор выветривания дал спектр элементов, характерных для ультраосновных пород: Cr, Co, Ni, Mn и др. Однако, общеизвестны сорбционные свойства лимонитов и глинистых образований проигнорированные автором гипотезы.

По данным магниторазведки рудное поле Пермяковского рудника выделяется контрастными положительными и отрицательными аномалиями, оконтуривающими, по мнению Л.П. Нельзина, крупные структуры, ядра которых слагаются глинистыми корами выветривания. После дополнительного изучения нескольких подобных объектов (рудники Пермяковский, Битимский, Матка) Л.П. Нельзин заключил, что глинистые коры выветривания и оконтуривающие их железные руды выполняют воронкообразные углубления, венчающие трубообразные тела магматических пород. В верхней части этих, якобы трубчатых, тел присутствуют брекчии. Исходя из этих положений, Л.П. Нельзин делает вывод о том, что на участке Кын-3 и Кын-2 в пределах контуров железных рудников XIX века могут быть обнаружены алмазоносные трубки взрыва. Выделен ряд объектов, требующих, по его, Л.П. Нельзина, мнению, заверки.

Первоочередный, по его мнению, объект участка Кын-2 располагается в районе Бобылевского рудника, находящегося в 1,5 км к юго-востоку от поселка Кын. Здесь в отвалах рудника им были встречены глины, предположительно развитые по основным магматическим породам. В 300 м западнее располагается Первосвятский рудник, отнесенный Л.П. Нельзиным ко второй очереди изучения.

Поисковые критерии для обнаружения осадочных пород, возможных источников алмазов в россыпях, разработанные в 1966 году А.Д. Ишковым для Колво-Вишерского края, применимы для условий всей западной алмазоносной полосы, куда относятся и россыпи Чусовой. Часть критериев применима к участку Кын-2:

Гранулометрический критерий. Гидравлическая крупность алмазов соответствует минералам с удельным весом 4 – 4,5 г/куб. см, следовательно, в россыпях алмазы ассоциируют с более крупными частицами легких минералов, в частности кварца, имеющего плотность 2,5 г/см3. Следовательно, обломки в обломочной породе вторичного коллектора, содержащего алмазы, должны быть, приблизительно, вдвое крупнее зерен алмаза. Средний размер чусовских кристаллов равен 2 мм, максимальный – 6,4 мм. С учетом сортированности алмазов и их гранулометрии порода вторичного коллектора представляется как слабо сортированный конгломерат или гравелит с размером частиц грубообломочной фракции от 3 до 12 мм. Подобные грубозернистые разности на участке возможны среди терригенных пород пашийской свиты среднего девона. Кроме того, этому условию отвечают нижнепермские конгломераты, развитые на западе участка. Эти конгломераты интересны еще и тем, что в них высока вероятность обнаружения золота и платины.

Отношение пород к выветриванию. Россыпи не могут возникнуть без высвобождения алмазов из вмещающих их пород. Следовательно, породы источника должны легко разрушаться. Этому требованию отвечают некоторые разности перечисленных выше осадочных пород.

На участке Кын-2 нет оснований ожидать промышленной алмазоносности современных рыхлых отложений. Однако, первичные источники и вторичные коллекторы, выветриваясь, высвобождают ценные минералы (алмазы, золото и платину), которые в зависимости от геоморфологической позиции могут скапливаться в россыпях различных генетических типов. Оставшиеся на месте или незначительно перемещенные ценные компоненты образуют элювиальные и делювиальные россыпи. Временные потоки создают пролювиальные (ложковые), а постоянные – аллювиальные россыпи. Поверхность участка Кын-2 более чем на 70% сложена карстующимися карбонатными породами, следовательно, не исключена возможность обнаружения эрозионно-карстовых, а, на контактах карбонатных и терригенных пород - контактово-карстовых образований, где существует вероятность обнаружения концентраций алмазов. Предполагается более высокая продуктивность ложковых и контактово-карстовых россыпей.

Исходя из изложенного выше, намечаются три группы поисковых объектов, сопряженных между собой:

I первоисточники;

II вторичные коллекторы;

III россыпи различных типов.

1 группа объектов. Первоисточники. Базируясь на гипотезе глубокого гипергенного преобразования пород, транспортеров алмазов из места их кристаллизации, Л.П. Нельзин (1987) предлагает в качестве первоисточников Чусовской группы россыпей алмазов в пределах участка Кын-2 породы следующих бурожелезняковых рудников: 1-й очереди – Бобылевский, 2-й очереди – Первосвятский. Эти рекомендации учтены при проектировании. Выделен Бобылевский участок детальных работ на первоисточники, в пределах которого располагаются оба рудника.

II группа объектов. Вторичные коллекторы. Обломочные грубозернистые породы, которые могут служить вторичными коллекторами ценных минералов россыпей, встречаются на территории участка Кын-2 в среднедевонских отложениях (пашийская свита среднего девона) и в менее перспективных нижнепермских отложениях (конгломераты ассельского и сакмарского ярусов), в которых помимо алмазов могут быть обнаружены также золото и платина. Нижнепермская толща слагает восточное крыло Кумышско-Кыновской антиклинали вдоль западной рамки участка. Девонские терригенные породы пересекают площадь в центре и на крайнем северо-востоке. Эти территории намечено исследовать на возможность обнаружения там вторичных коллекторов, для чего выделены участки детальных работ:

-         Левобережный участок детальных работ, располагающийся на левобережье р. Каменный Кын (нижнепермские вторичные коллекторы);

-         Ломовский участок детальных работ, находящийся в долине р. Ломовки (среднедевонские вторичные коллекторы)

-         Северо-восточный участок детальных работ – на левом борту р. Чусовой (среднедевонские вторичные коллекторы).

III группа объектов. Поиски россыпных проявлений. С учетом упомянутых выше положений выделенные участки детальных работ, предполагается исследовать на предмет обнаружения россыпей различных генетических типов:

-         Бобылевский участок детальных работ. Вероятны элювиальные, делювиальные, контактово-карстовые, эрозионно-карстовые и ложковые россыпи алмаза, сопровождающие гипотетические «тела Нельзина»;

-         Левобережный участок детальных работ, в строении которого участвуют нижнепермские породы. В мелких ручьях, левых притоках р. Каменный Кын, не исключается возможность нахождения россыпей, кроме алмазных, золота и платины элювиального, делювиального, ложкового и аллювиального типов.

-         Ломовский и Северо-восточный участки детальных работ сложены девонскими отложениями, в составе которых находится пашийская свита, алмазоносность грубозернистых разностей которой еще никем не доказана, но и не отрицается. Здесь планируется провести поиск и опробование конгломератов.

Для Западной алмазоносной полосы, в пределах которой расположен участок Кын-2, установлена более высокая продуктивность ложковых россыпей, поэтому при поисковых работах на третьей группе объектов на них будет обращено основное внимание.

Помимо перечисленных участков детальных работ выделен сложенный палеогеновыми отложениями Рассолёнковский участок детальных работ, объединяющий в себе признаки объектов I и III групп. Как объект первой группы он интересен тем, что может представлять собой или выполнение кратерной части трубчатого тела, или просадочное образование в теле изверженных пород, образовавшееся при их выветривании и дегидратации. Предшественники трактовали палеогеновые образования у разъезда Рассолёнки как фрагмент VI надпойменной террасы (Сигов, 1977; Белковская, 1988). Поэтому палеогеновые отложения Рсссолёнковского участка представляют интерес и как террасоувальная россыпь.

Таким образом, на участке Кын-2 выделяются три совмещенных участка детальных работ:

-         Бобылевский и Северо-восточный – первая, вторая, третья группы объектов.

-         Рассолёнковский и Левобережный – первая, вторая, третья группы объектов.

-         Ломовский – вторая, третья группы объектов.

Методика поисков на объектах всех трех групп тождественна. Ставятся следующие цели и задачи исследований: провести геологическое доизучение территории участка Кын-2, на основании комплекса геолого-геофизических работ выделить алмазоносные и золото- и платиноносные объекты, локализовать их, произвести подсчет прогнозных ресурсов по категории Р2. Изучение участка Кын-2 планируется проводить в два этапа:

1 этап. Постольку поскольку, Л.П. Нельзиным постулируется положение об образовании бурожелезняковых руд по корам выветривания пород, вероятных первоисточников алмазов, то логичным будет заключение, что каждый рудник (или группа сближенных рудников) – это магматическое тело (кимберлитовая трубка). Постольку поскольку, в корах выветривания алмазоносных материнских пород содержания алмазов в 4 – 4,5 раза выше содержаний в исходной породе (Соколов, 1982; Трофимов, 1980), то можно сделать вывод о достаточной степени алмазоносности пород, слагающих рудные тела (тела Нельзина). Постольку поскольку, нам известны эти тела (рудник или группа рудников – это тело), то нет необходимости в производстве поисковых работ, так как объекты уже известны с XVIII века и даже разрабатывались, правда, на другое полезное ископаемое. В процессе разработки на железные руды происходило дополнительное антропогенное, обогащение, когда извлекалась железная руда, а пустая, с железорудной точки зрения, порода отправлялась в отвалы (первичное обогащение происходило при выветривании пород). Следовательно, стоит вопрос лишь о выяснении степени алмазоносности пород уже известных тел. Этот вопрос легко решается опробованием отвалов рудников или пород из них на алмазы.

2 этап. Проводится после работ первого этапа и только в случае выявления перспективных объектов, т. е. после обнаружения алмазов в породах отвалов бурожелезняковых рудников или в самих рудниках. Состав работ идентичен работам по геологическому доизучению масштаба 1:50 000. Требуется разбивка сети геофизических профилей, проведение по ним электро-, грави- и магниторазведочных работ для выявления магнитовозмущающих объектов, гравиметрических аномалий и депрессионных зон. Состав геологоразведочных работ: сбор, анализ и обработка материалов предшественников, геологическое дешифрирование МАКС, проведение геологических маршрутов, шлиховое опробование водотоков, геохимические поиски по первичным и вторичным ореолам рассеяния, проходка картировочных шурфов и скважин, минералогическое, химическое, мелкообъемное и другие виды опробования. В заключительную стадию второго этапа производятся: детализационные геофизические и геологоразведочные работы, горные работы и бурение скважин глубиной до 150 м на выявленных объектах и в депрессионных зонах, проходка канав и шахто-шурфов, различные виды опробования, в т. ч. крупнообъемное опробование объектов всех групп на алмазы.

В связи с изложенным предлагаемый проект рассчитан на производство работ первого этапа. В случае благоприятного завершения первого этапа предполагается составить дополнение или отдельный проект на работы второго этапа.

В главе «Полезные ископаемые» приведены краткие сведения об известных проявлениях на участке и сопредельных территориях: в пределах площади известно россыпное непромышленное Усть-Серебрянское месторождение алмазов на р. Чусовой. Месторождение приурочено к аллювиальным русловым и террасовым отложениям. Аллювиальные отложения представлены валунно-гравийно-галечным материалом полимиктового состава. Кроме аллювиального типа россыпей, выявлен ложковый делювиально-аллювиальный тип: россыпь лога Колган, непосредственно примыкающая к территории на северо-востоке площади. Для россыпей района и сопредельных территорий характерны незначительные содержания алмазов, непромышленные по современным кондициям.

В главе «Методика работ» описывается расчет среднего объема проб. Средний вес алмазов россыпей, непосредственно примыкающих к территории участка Кын-2, колеблется от 21 до 28 мг. Известно, что средний вес россыпных алмазов в 2 – 2,5 раза выше среднего веса алмазов первоисточников, их питающих. Следовательно, средний вес алмазов в гипотетических первоисточниках Л.П. Нельзина (телах Нельзина) теоретически должен колебаться от 8 до 14 мг. Для определения объема пробы обычно используется формула:

P = K·d/C (1), где:

-         Р – объем пробы, куб. м;

-         d – средний вес алмазов, мг;

-         С – среднее содержание алмазов в данном типе месторождений, мг/куб. м;

-         К – коэффициент надежности, зависящий от степени точности определения среднего веса алмаза. При поисково-разведочных работах в слабо изученных районах К принимается равным 1,7 – 1,8.

За рубежом эксплуатируются коренные месторождения с содержаниями от 0,4 до 0,5 кар./куб. м (80 – 100 мг/куб. м), а в некоторых трубках с высококачественными алмазами минимально-промышленные содержания снижаются до 0,08 – 0,1 кар./куб. м, то есть от 16 до 20 мг/куб. м. Качество алмазов сопредельных территорий довольно высокое, поэтому примем минимально-промышленное содержание для предполагаемых первоисточников участка Кын-2 равным 16 мг/куб. м. Если решить формулу (1) с имеющимися по участку и сопредельным территориям данными, то получим размер пробы от 0,9 до 1,6 куб. м, что явно недостаточно. Для определения размера пробы с неизвестным гранулометрическим спектром алмазов целесообразно использовать формулу (1) с введенными в нее величинами n (число зерен алмаза, которое можно ожидать в пробе) и Смин.пр. (минимально-промышленное содержание, мг/куб. м). Тогда формула будет выглядеть таким образом:

Р = n·K·d/Cмин. пр. (2).

Имея коренное месторождение (бурожелезняковый рудник) с предполагаемым средним весом алмазов 8 – 14 мг и принимаемым минимально-промышленным содержанием 16 мг/куб. м, определим, что размер пробы из «тела Нельзина», рассчитанный по формуле (2) на нахождение 10 кристаллов алмаза, должен изменяться от 8,5 до 16 кубических метров. Для повышения представительности примем размер пробы равным 20 куб. м. В этом случае мы можем ожидать находки 13 или 22 алмазов массой 8 – 14 мг, что вполне достаточно для доказательства «гипотезы» Л.П. Нельзина. В противном случае она должна быть отвергнута, а работы по первоисточникам на участке Кын-2 прекращены.

Следует учитывать и тот фактор, что в мире разрабатывается около 2,5 % общего числа кимберлитовых тел (Милашев, 1984). Остальные трубки, дайки и силлы даже в полях развития кимберлитов алмазной субфации сложены средне- и низкоалмазоносными породами с содержаниями в сотни, а иногда и в тысячи раз ниже, чем в эксплуатируемых месторождениях. Поэтому на участке Кын-2 не следует ограничиваться опробованием на алмазы только Бобылевского и Первосвятского рудников и Рассоленковского месторождения глин, будет разумным произвести опробование всех выявленных на участке Кын-2 рудников.

В связи с изложенным предлагаемый проект рассчитан на производство работ первого этапа. В случае благоприятного завершения первого этапа предполагается составить дополнение или отдельный проект на работы второго этапа.

Примечание составителя. Из-за участка была затеяна какая-то свара между рыболовлевской «Пермгеологодобычей» и леваевским «Эдельвейсом». В итоге участок никому не достался, в работу не пошел и остался в нераспределенном фонде. А такое обильное цитирование проекта вызвано не его важностью, а тем, что мне просто жалко выбрасывать свой материал. Тем более, что фонды ПГД вряд ли сохранятся, как и сама ПГД. По поводу Пермяковского рудника см. Харитонов, 2001.

3707. Харитонов Т.В. Вероятные изменения вероятных первоисточников уральских алмазов. В сб. Проблемы минералогии, петрографии и металлогении. Научные чтения памяти П.Н. Чирвинского. Вып. 5. Сборник научных статей. Пермь, 2003.

В самом начале следует оговорка, что автор придерживается классической точки зрения на характер первоисточников алмазов уральских россыпей. Достоверным этапом кимберлитопроявления на западном склоне Урала он считает среднеколчимский, единственный материально зафиксированный первым появлением алмазов внутри отложений колчимской свиты, вблизи контакта терригенной и карбонатной ее частей.

Показано, что процессы гипергенеза, как современного, так и прошлых геологических эпох являются фактором, способным существенно влиять не только на внешний облик и химизм кимберлитов, но и на их физические свойства, используемые при поисках. Приводятся возможные поисковые признаки выветрелых тел западноуральских кимберлитов. Приведен четкий полевой признак различия между глиняными телами разного генезиса, заключающийся в том, что степень выветривания возрастает к поверхности, а степень гидротермальных и эндогенных изменений увеличивается с глубиной.

Предлагается во главу угла при поисках уральских кимберлитов, вероятнее всего подвергшихся глубокой гипергенной переработке, ставить грави- и электроразведку. Для корректных заключений о корах выветривания вероятных уральских кимберлитов необходимо проводить изучение кор выветривания наиболее близких к ним, распространенных на западном склоне Урала пород – пикритов.

3708. Харитонов Т.В. (отв. исполнитель), Попов А.Г., Оборин В.В. Информационный отчет по теме: «Разработка биостратиграфических и минералогических критериев расчленения мезозойско-кайнозойских отложений западного склона Урала для обеспечения легенд Пермской серии листов». Пермь, 2004. ВГФ. P-40-XXXIV.

Аналогично Харитонов и др., 1996. Работа охватывет восточные трети листов О-40 и Р-40 в границах Пермской области. Отчет составлен формально, т. к. отчета 1996 г. после наразберихи 1990-х годов в Росгеолфонде (Москва) не оказалось, и для списания затрат был затребован новый. Собрали, что смогли из старых остатков. А.Г. Попов (спасибо ему) частично обработал матералы и перевел все в электронную форму. Добавлен Каталог полезных ископаемых, связанных с мезозойско-кайнозойскими отложениями (россыпные золото, платина, алмазы, известковые туфы, гажа, торф, глины, пески, песчано-гравийные смеси). На изученной территории насчитывается 69 алмазных проявлений и месторождений:

№№

п/п

Месторождение,

проявление

Размер

месторожден.

  1. 1.

Больше-Колчимское (русло, пойма, I V террасы

малое

  1. 2.

Больше-Щугорское

малое

  1. 3.

Больше-Щугорское (участок Волынка)

малое

  1. 4.

Лог Бахари

проявление

  1. 5.

Лог № 3

малое

  1. 6.

Рассольнинская депрессия (южн. часть)

малое

  1. 7.

Р. Акчим

малое

  1. 8.

Р. Березовая I

прогнозное

  1. 9.

Р. Березовая II

прогнозное

  1. 10.

Р. Большая Вая

прогнозное

  1. 11.

Р. Большая Осиновка

проявление

  1. 12.

Р. Быстрая

проявление

  1. 13.

Р. Верхняя Тулымка

проявление

  1. 14.

Р. Вижай

малое

  1. 15.

Р. Вижай (нижн. течение)

проявление

  1. 16.

Р. Вижай (средн. течение)

малое

  1. 17.

Р. Вильва II

проявление

  1. 18.

Р. Вильва (Красноуральский участок)

проявление

  1. 19.

Река Вишера

проявление

  1. 20.

Р. Волим

проявление

  1. 21.

Р. Говоруха

проявление

  1. 22.

Р. Койва II

малое

  1. 23.

Р. Койва III

малое

  1. 24.

Р. Койва (верхнее течение)

проявление

  1. 25.

Р. Койва (среднее течение)

проявление

  1. 26.

Р. Косьва (Троицкий участок)

проявление

  1. 27.

Р. Косьва (участки Березовский и Студеный)

проявление

  1. 28.

Р. Кривая (Илья-Вожская депрессия)

малое

  1. 29.

Р. Кусья

малое

  1. 30.

Р. Лектым

проявление

  1. 31.

Р. Мазярика

проявление

  1. 32.

Р. Молмыс (нижнее течение)

проявление

  1. 33.

Р. Молмыс (вблизи устья)

проявление

  1. 34.

Р. Нижняя Северная Рассоха

проявление

  1. 35.

Р. Низьва (ср. и верх. теч. с рр. Байдач и Соплес)

проявление

  1. 36.

Р. Няризь

проявление

  1. 37.

Р. Ошмас

проявление

  1. 38.

Р. Пож

проявление

  1. 39.

Р. Пулт с прит. Южн. Пулт

проявление

  1. 40.

Р. Северный Колчим (верхн. течение)

проявление

  1. 41.

Р. Серебрянка

проявление

  1. 42.

Р. Сухая

проявление

  1. 43.

Р. Сюзь

проявление

  1. 44.

Р. Талица

малое

  1. 45.

Р. Улс

проявление

  1. 46.

Р. Ульвич

проявление

  1. 47.

Р. Усьва (VIVII террасы)

проявление

  1. 48.

Р. Усьва (верхн. течен.)

проявление

  1. 49.

Р. Усьва (ср. и нижн. течен.)

прогнозное

  1. 50.

Р. Ухтым (ср. и нижн. течен.)

проявление

  1. 51.

Р. Цепел

проявление

  1. 52.

Р. Чаньва

малое

  1. 53.

Р. Чикман

малое

  1. 54.

Р. Чусовая I

проявление

  1. 55.

Р. Чусовая II

проявление

  1. 56.

Р. Чусовая III

проявление

  1. 57.

Р. Язьва (верхн. течен.)

проявление

  1. 58.

Р. Язьва (ср. течен.)

проявление

  1. 59.

Р. Яйва I

проявление

  1. 60.

Р. Яйва II

проявление

  1. 61.

Р. Яйва III

прогнозное

  1. 62.

Р. Яйва (Гашковский участок)

проявление

  1. 63.

Р. Якуниха

прогнозное

  1. 64.

Рр. Кочешор и Безымянная

проявление

  1. 65.

Рр. Пашийка, Северная, Самаринский лог

малое

  1. 66.

Рч. Боровуха

проявление

  1. 67.

Рч. Гассель

проявление

  1. 68.

Северо-Колчимское

малое

  1. 69.

Тырымов лог

малое

3709. Харитонов Т.В. Новые данные о возрасте ксенофонтовской свиты Верхнеухтымской антиклинали. В сб. Геология и полезные ископаемые Западного Урала. Материалы региональной научно-практической конференции. Пермь, 2004.

На основании находок в свите обломков пород с псевдоморфозами каменной соли и проблематичных остатков аммоноидей высказывается предположение о возможном омоложении возраста пород ксенофонтовской свиты от среднекаменноугольного до пермского или, если удастся определить аммоноидеи, до мезозойского. По аналогии с аналогичными породами, развитыми в ядре Сереговской соляной структуры (Тиман) предполагается галокинетическое происхождение (кепрок). Предполагается наличие в окрестностях нефтепроявлений.

Примечание составителя. Статья не алмазной тематики. Однако ксенофонтовская свита рассматривалась, а некоторыми и продолжает рассматриваться как один из вероятных первоисточников алмазов. Я, не считая ее первоисточником, не пришел, однако, к определенному мнению о ее происхождении и рассматриваю в тезисах один из вариантов ее генезиса. Другие варианты, кроме галогинетического:

-         осадочное происхождение;

-         проявление тектоно-кессонного эффекта;

-         проявление грязевого вулканизма.

При любом варианте происхождения пород свиты связи с первоисточниками уральских алмазов не может быть и даже не предполагается. О ксенофонтовской свите см. также: Кичигин, 1987; Колобянин, 1989; Курбацкая, 1999 – 2003; Лядова, 1972. О тектоно-кессонном эффекте – Горяинов, 1983; о грязевом вулканизме – Маев, 1870; Пильчин, 1985. О ксенофонтовской свите у трех последних авторов нет ни слова, но прочтение их статей лишним не будет.

3710. Харитонов Т.В. Природная сортировка алмазов Пермской области. В сб. Проблемы минералогии, петрографии и металлогении. Научные чтения памяти П.Н. Чирвинского. Вып. 6. Пермь, 2004.

В результате транспортировки алмазов происходит их сортировка по гранулометрии. Следовательно, сортировка может служить показателем относительной дальности переноса алмазов. В качестве меры сортированности предложена мера относительной энтропии (сортированности), вычисляемая на основании меры неопределенности системы К. Шеннона из теории информации.

По значениям меры относительной энтропии (сортированности алмазов), изменяющихся в пределах от 0 до 1, предлагается определять относительную дальность переноса алмазов. Предложена следующая градация:

-      0,0 – 0,25 – ближайший снос;

-      0,25 – 0,5 – ближний снос;

-      0,5 – 0,75 – средний снос;

-      0,75 – 1,0 – дальний снос.

Если считать сортировку алмазов по указанной методике показателем относительной дальности переноса, то россыпи Западного Урала можно расположить по удаленности определенным образом. Причем, ухтымская россыпь и часть россыпей Среднего Урала по относительной дальности переноса перемежается с россыпями Вишерского Урала. Отсюда следует вывод, подтверждающий заключения, к которым приходили многие исследователи, о том, что среднеуральские и североуральские группы россыпей имеют разобщенные, хотя и однотипные источники алмазов – у каждой группы свой.

Также были подсчитаны коэффициенты сортированности алмазов из кимберлитовых трубок. Оказалось, что в трубках сортированы не только целые кристаллы, но и обломки. Это свидетельствует о том, что кимберлитопроявление – это не взрывной процесс, и что кимберлит – это только транспортирующая масса, и что к нему могут быть применены законы гидродинамики (см. также: Костровицкий, 1976, – Т.Х.). Может быть вычислена скорость подъема кимберлитовой массы и глубина залегания материнской камеры. По средним размерам обломков пород в кимберлите могут прогнозироваться средние размеры кристаллов алмаза в каждой трубке.

Примечание составителя. При расчете энтропии в теории информации используются двоичные логарифмы. При расчете относительной энтропии применяются они же. Я для упрощения использовал десятичные логарифмы. Двоичные нетрудно получить по формуле: log2 N = 3,322∙log10 N.

3711. Харитонов Т.В. Библиография по алмазоносности Урала. Пермь, 2005. Р-39; Р-40; О-40; N‑40.

Первая редакция Библиографии с предметным указателем и 3 томами ксерокопий некоторых статей. Работа сдана во ФГУ «ТФИ по Пермской области». Электронная версия, кроме ФГУ «ТФИ по Пермской области» (Пермгеолфонды), имеется также в ЗАО «Пермгеологодобыча», в ЛОПИ ЕНИ при Пермском университете, в «Уралалмазе», в ЗАО «Пермгеоинвестплюс», в Горном институте УрО РАН, в Уфе (ОАО «Башкиргеология»), в Министерстве природных ресурсов Пермского края и др. Кроме того, она могла разойтись по рукам из указанных мест в электронных копиях.

Примечание составителя. Имею сведения о том, что электронные копии первой и более поздних редакций Библиографии «пошли по рукам» и дополняются их владельцами самостоятельно.

3712. Харитонов Т.В. Информационный отчет по оценке перспектив выявления месторождений железа в районе пос. Пашия и на Троицко-Осамском участке. Пермь, 2005. ООО «Каммир», фонды Пашийского цементно-металлургического завода. О-40-X, O-40-XVII.

В главе «Полезные ископаемые» отмечены россыпные проявления и месторождения алмазов.

Троицко-Осамский участок. Известна россыпь алмазов, расположенная между устьями рр. Бол. Ослянки и Сухой. Протяженность россыпи около 8 км. Среднее содержание алмазов в аллювиальных отложениях р. Косьвы составляет 0,2 мг/куб. м. При поисковых работах найдено 9 кристаллов общим весом 213,6 мг.

Известные в пределах Пашийского участка россыпи алмазов относятся к западной алмазоносной полосе. По геоморфологической позиции россыпи здесь подразделяются в основном на три типа:

-         долинные россыпи;

-         россыпи поймы, русла и I террасы;

-         россыпи эрозионно-аккумулятивных террас (IIVII);

Долинная россыпь р. Вижай является наиболее богатой для района. Содержание алмазов на отдельных участках достигала 2,6 мг/куб. м. Россыпь простирается от пос. Пашия вниз по Вижаю. До 1971 г. россыпь отрабатывалась прииском «Уралалмаз». Позднее, в связи с обнаружением более богатых россыпей на Вишере и в связи с изменениями кондиций, работы на Вижайской россыпи были прекращены. Долинная россыпь р. Вижай не отработана до конца. Алмазоносны в окрестностях Пашии речки Северная, Пашийка, Танчиха и др. Менее алмазоносной является долинная россыпь р. Вильва в районе бывшей дер. Ермачиха. Террасовые россыпи нижних террас развиты в долине р. Вижай, в районе бывшего пос. Косая Речка. Россыпи более древних террас выделены в районе пос. Пашия, где содержание алмазов в среднем составляет 2,2 мг/куб. м.

3713. Харитонов Т.В. Справка о месторождениях и проявлениях свинцовых руд в Пермской области. Пермь, 2005. ОАО «Пермгеолнеруд».

Справка составлена по запросу руководства ОАО «Пермгеолнеруд». Приведены общие сведения о свинцовых рудах, о типах и геологии месторождений свинца. По данным Б.К Ушкова (2000) составлен каталог проявлений свинцовых руд. Наибольшее их количество приурочено к листам P-40-XXXIV (3 проявления) и O-40-XVII (8 проявлений).

Примечание составителя. Об алмазах в справке не говорится, но о галените как возможном признаке кимберлитопроявлений можно сделать вывод, прочтя у С.Н. Семанова (2006) выписку из дневника геолога, работавшего на поисках кимберлитов, завершившихся вскрытием трубки Айхал. В 2010 г. каталог этой записки дополнен мной при составлении для ОАО «Пермгеолнеруд» справки о проявлениях цинка в Пермском крае (Харитонов, 2010). Специализированные отчеты по свинцовым рудам (галениту) в Пермском крае в фондах Пермгеолкома: Агашков, 1954; Андрюков, 1945; Краткий отчет..., 1937; Рубцов, 1940, 1943; Спасский, 1946. Помимо этого, сведения о проявлениях галенита в Пермской области имеются у В.П. Зылева (1957), Г.О. Пунтусовой (2002) и Б.К. Ушкова (2000, 2003). Кроме этого, следует просмотреть объяснительные записки к Государственной геологической карте масштаба 1:200 000.

3714. Харитонов Т.В. К 60-летнему юбилею алмазодобывающей промышленности России. В сб. Проблемы минералогии, петрографии и металлогении. Научные чтения памяти П.Н. Чирвинского. Вып. 8. Пермь, 2005.

Изложена история открытия алмазов на Урале. Показана роль уральских геологов. Предлагается внести в список первооткрывателей уральских алмазов графа Полье и старателя Колыхматова.

3715. Харитонов Т.В. Служебная записка Главным специалистам ЗАО «Пермгеологодобыча» В.А. Кириллову и Г.Г. Морозову. Уральский геологический журнал, 2006, № 3 (51).

Перепечатана служебная записка Т.В. Харитонова от 9.11.2002 г. (см. выше).

Примечание составителя. Записка передана О.К. Иванову, редактору «Уральского геологического журнала», П.Н. Коневым без моего ведома. В этом же номере имеется отзыв П.Н. Конева на эту служебную записку.

3716. Харитонов Т.В. Письмо редактору «Уральского геологического журнала» О.К. Иванову. Уральский геологический журнал, 2006, № 4 (52).

Смысл письма в том, что автор не имеет претензий к редакции по поводу напечатания без его ведома служебной записки. Уточнено время написания записки для правильного понимания высказанной там уверенности в безрезультатности проводимых В.В. Куртлацковым (2002) под идейным руководством А.Я. Рыбальченко поисков туффизитов на р. Илья-Вож. Вставлена любимая мной фраза И. Гете о том, что тот, кто неправильно застегнул первую пуговицу, уже не застегнется как следует.

3717. Харитонов Т.В. Анализ библиографии по алмазоносности Урала. Минеральное сырье Урала, 2006, № 4 (8).

Статья представляет собой значительно сокращенное введение из «Библиографии по алмазоносности Урала».

3718. Харитонов Т.В. Сортировка алмазов Пермской области. Уральский геологический журнал, 2006, № 5 (53).

Причесаная версия работы 2004 г. «Природная сортировка алмазов Пермской области». На титульном листе журнала в содержании опечатка в названии статьи: вместо слова «области» напечатано «края».

Примечание составителя. Статью я выслал в МГУ И.С. Фомину. Она помещена на сайте МГУ «Все о геологии» (http://geo.web.ru).

3719. Харитонов Т.В. Критерии алмазоносности вторичных коллекторов, палеогеография такатинской свиты и поиски первоисточников уральских алмазов. Минеральное сырье Урала, 2006, № 6.

В статье приводятся критерии выделения и отбраковки вторичных коллекторов алмазов и ископаемых россыпей, известных на Западном склоне Урала. Предполагается возможная алмазоносность пашийской (девон) и угленосносной (карбон) свит. Впервые для западного склона Урала и восточной окраины Русской платформы построена палеогипсометрическая карта такатинского времени. Определены палеогеографические параметры такатинского времени. На основании проведенного анализа сделаны выводы о незначительном размыве первоисточников уральских алмазов, о возможной сохранности кратерных отложений предполагаемых кимберлитовых трубок и сильном их выветривании. При поисковых работах, по мнению автора, необходимо учитывать сопряженность кор выветривания с развитыми на них депрессионными зонами, выполненными более молодыми породами. Допускается наличие коренных источников в днищах известных эрозионно-структурных депрессий, сопровождающих и питающих современные россыпи. Рекомендации автора касаются необходимости разработки геолого-геофизической модели слабо эродированных и сохранивших кратерные фации глубоко преобразованных выветриванием кимберлитов.

3720. Харитонов Т.В. (отв. исполнитель). Оценка перспектив и обоснование поисковых критериев основных видов полезных ископаемых. Пермь, 2006. ВГФ. Р-40-XXIV, XXIX, XXX, XXXV, XXXVI; О‑40-XI, XII, XVII, XVIII.

Проведены тематические работы масштаба 1:100 000 на двух площадях в пределах листов Р-40‑95, 106, 107, 118, 119, 130, 131, 142 (Вишерская площадь) и О-40-34, 46, 47, 58, 59, 70 (Койвинская площадь). В результате проведения тематических работ выделены перспективные узлы и зоны на поиски месторождений алмазов, золота и платины, хромитов, марганца, облицовочного камня, олова, молибдена и вольфрама с оценкой прогнозных ресурсов по категории Р3, даны рекомендации для постановки последующих работ. Сведения по результатам поисковых работ на алмазы заимствованы из отчетов алмазников. Приведены собственные данные.

На Вишерской площади проявления алмазов расположены в пределах Восточной алмазоносной полосы.

Проявление долины р. Лыпья. Расположено в 4 км выше по течению от устья реки. Русловые отложения р. Лыпья опробованы с помощью пахарной канавы, максимальная мощность опробованного аллювия – 1,55 м. Общий объем опробования 80,5 куб. м. Получено 4 кристалла общим весом 75,8 мг. Среднее содержание 0,94 мг/куб. м. Средний вес кристалла –18,9 мг.

Проявление долины Вишеры расположено в 1,5 км выше по течению от устья р. Лыпья. Русловые отложения опробованы с помощью пахарной канавы, максимальная мощность опробованного аллювия – 2,6 м. Общий объем опробования – 457,4 куб. м. Получено 4 кристалла общим весом 11,3 мг. Среднее содержание 0,024 мг/куб. м. Средний вес кристалла 2,8 мг.

Проявления р. Улс. При опробовании пахарными канавами русла р. Улс в приустьевой части найдено 5 кристаллов весом от 4,2 до 33,5 мг при колебаниях содержаний от 0,01 до 0,96 мг/куб. м. Среднее содержание 0,04 мг/куб. м, средний вес алмазов 20,6 мг. Здесь же, в приустьевой части, при опробовании I и II террас найдено 2 алмаза 29,8 и 42,2 мг.

Проявление р. Долганихи расположено в 4 км ниже устья р. Долганиха. Русловые отложения р. Вишера опробованы с помощью пахарной канавы, максимальная мощность опробованного аллювия 6,4 м. Общий объем опробования 452,9 куб. м. Получен 1 кристалл весом 6,4 мг. Среднее содержание 0,014 мг/куб. м.

Проявление Чувалка расположено в устье р. Чувалка. Русловые отложения опробованы с помощью пахарной канавы. Общий объем опробования 847,0 куб. м. Получено 4 кристалла общим весом 65,4 мг. Среднее содержание 0,07 мг/куб. м. Средний вес алмазов 16,3 мг.

Проявления р. Велс расположены на отрезке долины, начиная от устья р. Велс и заканчивая 6,5 км выше по течению от пос. Велс. Русловые отложения опробованы с помощью пахарных канав. Общий объем опробования 3 813,4 куб. м. Получено 9 кристаллов алмаза общим весом 96,6 мг. Средние содержания по линиям изменяются от 0,003 до 0,08 мг/куб. м.

Проявление р. Восточная Рассоха. Шахто-шурфами опробованы отложения поймы, обогащено 223,8 куб. м песков, найдено 9 кристаллов средним весом 31,9 мг, среднее содержание по линии 1,29 мг/куб. м, максимальное 4,16 мг/куб. м. Алмазы Восточной Рассохи характеризуются хорошей сохранностью (55%). Кристаллы со сколом– 33,5%, осколки – 11%. Все кристаллы без износа, преобладают бесцветные (77,7%) и дымчатые (22,3%); желтые и зеленые не встречены.

Проявление на водоразделе pp. Вишера и Елма. Здесь в процессе геологической съемки масштаба 1:50 000 (Серебренников, 1988) вскрыты рыхлые отложения неясного генезиса, представленные красновато-бурой ожелезненной песчаной глиной с хорошо окатанным гравием и галькой белого кварца и кремнисто-железистых пород. В шлиховой пробе (20 л) отмытой из этих отложений, найден обломок алмаза неправильной формы, размером 0,3х0,15 мм, сероватого цвета, с точечными примазками гидроокислов железа на поверхности. В этих же отложениях обнаружены кристаллы оливина, а в ручье, размывающем эти отложения, зафиксирован шлиховой поток пиропов.

Подчеркнуто, что основная масса опробования проводилась в начале 50-х годов. Опробование велось пахарными канавами, что приводило к разубоживанию проб вывалами «торфов» и пород из стенок, намывом рекой в выработки рыхлого пустого материала и, наконец, «зависанию» канав на первых же валунах. Ни одна пахарная канава не добита до плотика россыпи, а, значит, опробование приплотиковых наиболее богатых частей россыпей не произведено.

Аллювиальные россыпи Койвинской площади были опоискованы, начиная с 1938 г. В 1941 г. была начата их отработка. Россыпи Койвинской площади относятся к Восточной алмазоносной полосе. Большинство россыпей относятся к террасовому типу. Основная масса алмазов Койво-Вижайского района представляет собой кривогранные многогранники, додекаэдроиды, бразильского типа, составляющие от 95 до 99 %. Сведения по россыпным проявлениям Койвинской площади заимствованы у А.Н. Качанова (Варламов, 1990).

Кладбищенская россыпь расположена на юго-западной окраине пос. Промысла. Россыпь аллювиальная террасовая, связанная с древней гидросетью. Россыпь комплексная алмаз-золото-платиновая. Мощность торфов от 1 до 10 – 14 м, мощность галечников 1,5 – 7 м. Запасы по состоянию на 11.09.44 г.: С1 –4 737 карат, С2 – 1 393 карата. Среднее содержание алмазов по россыпи 0,19 мг/куб. м. Россыпь отработана.

Крестовоздвиженская россыпь расположена на южной окраине пос. Промысла. Мощность отложений продуктивной толщи колеблется от 1 до 11 – 15 м. С 1941 г. разрабатывалась Теплогорским прииском «Уралзолото». Размер россыпи: 700 – 800х250 м, средняя мощность песков – 5,5 м. Запасы  на 18.06.42 г. С1 1 215,3 карат; С2 305,4 карата. Среднее содержание алмазов по россыпи 1,26 мг/куб. м. Россыпь отработана.

Медведкинский участок расположен в верхнем течении р. Койва. Алмазоносны аллювиальные отложения поймы и низких террас (I, II, III, IV террас). Длина россыпи 4,8 км, ширина 0,8 км, мощность «торфов» 5 м, песков – 3,8 м. Плотик – известняки, песчаники, сланцы. По результатам поисков и предварительной разведки (Скульский, 1948; Плюснин, 1953; Абрамов, 1955) среднее содержание по россыпи низких террас 0,49 мг/куб. м. Месторождение большей частью отработано.

Россыпи р. Койвы. Петровский участок находится на отрезке долины между реками Тискос и Кырма, в пределах Вишерско-Висимской эрозионно-структурной депрессии. Опробованы аллювиальные отложения русла и поймы и низких (I и III) террас. Объем опробования 1 937 куб. м (русло и пойма) и 827 куб. м террасовых отложений. Длина россыпи 4 км, ширина – 0,6 км. Мощность «торфов» 1,5 – 4,5 м, мощность песков колеблется от 3 до 2,5 м. Плотик – известняки, сланцы. Алмазы установлены в отложениях русла и поймы. Количество найденных алмазов 3, суммарный вес – 70,6 мг, средний вес – 23,5 мг, среднее содержание – 0,04 мг/куб. м. Практического значения не представляет. Очень низкая алмазоносность установлена в аллювиальных отложениях I террасы и делювиально-аллювиальных отложениях р. Кырма (левый приток р. Койва), найдено 2 алмаза весом 12,4 мг, среднее содержание 0,01 мг/куб. м.

Река Койва, верхнее течение – россыпь на отрезке долины от истоков до пос. Теплая гора. Длина 40 км. Россыпь сложена аллювиальными отложениями русла, поймы, низких (I – IV) и высоких (V, VI) террас р. Койва, ложковыми отложениями, аллювиальными отложениями притоков. Ширина россыпи на различных участках от 0,05 до 1,5 км. Мощность «торфов» 0 – 15 м, мощность песков 1,2 – 13,8 м. Плотик терригенно-карбонатные породы. Россыпь включает участки: Тюшевский; Медведкинский; Комаров лог; Комаровский; Северо-Шалдинский; Южно-Шалдинский; Каменнушинский; Рудянский; Песьянский; Промысловский; Теплогорский; р. Тискос; р. Полуденка. Количество найденных алмазов колеблется от 2 (Комаров Лог) до 360 (Тюшевский участок), средние веса находятся в пределах от 65,3 до 28,5 мг. В целом по бассейну верхнего течения р. Койва (в т. ч. с опытной добычей из эфелей по руч. Полуденка) обогащено 171 339,9 куб. м песков, добыто 2 132 алмаза, суммарный вес – 86 914.2 мг, средняя масса – 40,8 мг, среднее содержание – 0,51 мг/куб. м. Наиболее алмазоносны отложения низких террас. При заверочном опробовании Тюшевского участка (3 202 куб. м) прииском «Уралалмаз» получено содержание алмазов 1,44 мг/куб. м. Медведкинский участок (отложения низких террас) большей частью отработан. Россыпи Крестовоздвиженская и Кладбищенская частично отработаны. На Теплогорском участке подсчитаны запасы по россыпи IV террасы.

Река Койва, среднее течение – отрезок долины от п. Федотовка до устья руч. Калистратовка. Продуктивная толща сложена аллювиальными отложениями русла и низких (II, III, IV) террас (на левобережье между руч. Бол. Курейная и Калистратовка). Размер русловой россыпи 15х0,06 км. Объем опробования 1 489 куб. м. Мощность песков – 1,4 м. Россыпи низких террас опробованы в объеме 2 659 куб. м. Плотик – допалеозойские терригенные породы. Поисковые работы (Аверин, 1948; Петренко, 1953; Богомолов, 1953). Россыпь промышленного значения не имеет.

Бисерский участок, р. Койва, расположен на отрезке долины р. Койва между устьями рек. Кырма и Федотовка. Опробованы аллювиальные отложения русла и поймы (8 914 куб. м); низких террас с I по IV (7 725 куб. м); высоких террас (776 куб.м – алмазы не найдены); русловые отложения руч. Воронка, левого притока Койвы, в 6 км ниже устья р. Кырма (203 куб. м). Длина русловой россыпи р. Койва – 32 км. Ширина россыпи на разных участках от 10 до 600 м. Мощность «торфов» 0 – 3,5 м, мощность песков от 1,3 до 12,2 м. Плотик – терригенно-карбонатные породы. Средняя масса алмазов – 32,6 мг. По руслу р. Койва подсчитаны запасы при содержании до 0,5 мг/куб. м. По россыпи I террасы (левый берег выше пос. Бисер) выделены блоки с содержанием 0,5 – 0,9 мг/куб. м. Промышленного значения не имеет. Запасы сняты с учета.

Россыпь верхнего течения р. Усьвы имеет длину 12 км (от истоков до устья р. Бол. Язь). Алмазоносны аллювиальные отложения русла, поймы и надпойменных террас. Выделено 3 участка с различной степенью алмазоносности. На Верхнеусьвинском участке наибольшей алмазоносностью обладают отложения I надпойменной террасы (0,2 мг/куб. м). Среднее содержание по участку 0,11 мг/куб. м. На Среднеусьвинском участке среднее содержание алмазов составляет 0,2 мг/куб. м, максимальное – 0,77 мг/куб. м (обогащенная полоса, приуроченная ко II левой надпойменной террасе). На Нижнеусьвинском участке среднее содержание равно 0,07 мг/куб. м, максимальное – 0,17. Всего в пределах россыпи р. Усьвы на Койвинском участке найдено 75 кристаллов алмаза общим весом 2 189,7 мг. Россыпь не промышленная.

Россыпь р. Бол. Язь имеет протяженность около 2 км и примыкает к россыпи р. Усьвы, являясь ее составной частью. Среднее содержание составляет 0,17 мг/куб. м.

На Койвинском участке аллювиальные россыпи алмазов отработаны. Известные россыпи, по которым были проведены геологоразведочные работы, Государственным балансом не учитываются. Практически все россыпи Койвинской площади входят в Восточную алмазоносную полосу, и лишь одна россыпь (Тырымов Лог) – в Западную. Алмазы мелкие (для Урала), преобладает класс -4+1 мм. Средний диаметр алмазов бассейнов Койвы и Усьвы равен 2,6 мм, средний вес составляет 44,5 мг или 0,22 кар. (Койва) и 53,2 мг или 0,27 кар. (Усьва).

Статистическая обработка абсолютных отметок тальвегов долин водотоков Койвинской площади и сопредельных территорий показала наличие в них уступов, которые могут быть благоприятны для концентрации не только алмазов, но и золота, МПГ и других ценных минералов.

В заключение отмечено, что поскольку большинство золотоплатиновых и алмазных россыпей обоих участков вложены в Вишерско-Висимскую депрессию, требуется ее изучение на всем протяжении. Кроме того, на основе анализа построенной палеогипсометрической карты такатинского времени сделано заключение, что поиски первоисточников алмазов в пределах Вишерской и Койвинской площадей не имеют смысла в силу их отсутствия здесь. Предложена модель уральских первоисточников алмазов – это расположенные западней изученных территорий кимберлитовые трубки силурийского возраста, испытавшие незначительный размыв и сильно измененные процессами корообразования. Вторичные коллекторы алмазов лучше всего изучены только в пределах Колчимской и Тулым-Парминской антиклиналей, а на остальной части Пермского края они практически не исследованы. Для выяснения перспектив нахождения ископаемых россыпей алмазов во вторичных коллекторах края требуется проведение тематических работ.

3721. Харитонов Т.В. Палеогипсометрия такатинского рельефа Западного Урала и следствия из этого. В сб. Проблемы минералогии, петрографии и минерагении. Научные чтения памяти П.Н. Чирвинского. Вып. 10. Сборник научных статей. Пермь, ПГУ, 2007.

Воспроизведена карта такатинского рельефа, составленная автором в 1984 г. (Зильберман, 1985). Переосмыслены палеогеографические следствия. Внедрение кимберлитов происходило в условиях приморских низменностей, и размыв трубок не мог быть значительным. Сделаны выводы о малом эрозионном срезе первоисточников россыпных алмазов Пермского края, и о возможной сохранности кратерных отложений, подвергшихся, как и кимберлиты, выветриванию. Для Ухтымского и Вижайского алмазоносных узлов предполагаются собственные источники алмазов. Предложена модель кимберлитовых трубок силурийского возраста, поставлявших алмазы во вторичные коллекторы, представляющая собой синтез облика и физических свойств кимберлитов архангельских трубок и трубки Катока. С учетом поворота Европейского палеоконтинента по часовой стрелке предполагается временной дрейф кимберлитопроявлений (в сторону омоложения): Средний Урал – Северный Урал – Тиман – Архангельск.

Восточная и Западная алмазоносные полосы россыпной алмазоносности представляют собой некогда единую совокупность россыпных алмазов с источниками, располагавшимися западнее. Нарушение целостности совокупности произошло во время формирования аккреционного клина Язьвинско-Косьвинского моноклинория. В связи с этим поиски первоисточников Восточной алмазоносной полосы лишены смысла.

Примечание составителя. К перечисленным модельным трубкам следует присовокупить трубку Мвадуи. Учитывая существование в одно время континента Еврамерика, временной дрейф кимберлитопроявлений можно было бы продолжить на Северную Америку (Канаду и США), где проявления самые молодые. Не хватило смелости.... Статью я выслал в МГУ И.С. Фомину. Она помещена на сайте МГУ «Все о геологии» (http://geo.web.ru).

3722. Харитонов Т.В. Коры выветривания вероятных первоисточников уральских алмазов. Уральский геологический журнал, 2007, № 2 (56).

Сокращенный вариант «Служебной записки...» (2002, 2006) и статьи «Вероятные изменения...» (2003), написанной на ее основе.

Примечание составителя. На первом этапе борьбы с «туффизитовой теорией» я пытался что-то доказать и рассылал статьи, отражающие его точку зрения. А так как печатали не сразу, то дублировал рассылкой в несколько мест, чем и объясняются повторы. После, взяв на вооружение китайскую мудрость: «Если достаточно долго сидеть на берегу реки, то рано или поздно по ней проплывет труп твоего врага», суетиться перестал. Под трупом врага я подразумеваю «туффизитовую теорию».

3723. Харитонов Т.В. Алмазоносность Пермского края (краткий обзор изученности). Природные ресурсы. Вестник недропользователя Пермского края, 2007, № 2 (22).

Дается краткий обзор изученности, составленный на основании библиографии. Приводится график количества отчетов уральских алмазников по годам. Даны таблица относительной изученности алмазоносности Пермского края по листам планшетов масштаба 1:200 000 и карта распределения россыпей по ним. Сделан вывод, что изученность алмазоносности Среднего Урала в пределах края недостаточна и что распределение россыпей, возможно, является функцией изученности, т. к. поиски начинались в местах с известными находками алмазов и центробежно распространялись от них.

3724. Харитонов Т.В. О месте минералогического метода при поисках первоисточников пермских алмазов. Уральский геологический журнал, 2008, № 1 (61).

Статья является продолжением цикла статей о корах выветривания предполагаемых первоисточников пермских алмазов. В начале статьи предложено отбросить излишнюю скромность и называть вещи своими именами: есть Пермская алмазоносная провинция. Уральской алмазоносной провинции нет. Далее перечислены минералы парагенетические спутники, включенные в пермские алмазы. Отмечается, что эти минералы встречаются не только в алмазоносных россыпях, но и в аллювиальных отложениях Пермского края вообще. Эти минералы известны в уральских породах, заведомо не являющихся первоисточниками пермских алмазов (приведен краткий список изверженных и метаморфических пород с проявлениями этих минералов). Эти породы и терригенные породы, образовавшиеся за счет их разрушения, поставляют в рыхлые отложения указанные минералы в несопоставимо больших количествах, нежели точечные источники какими являются трубки или кусты трубок. Помимо этого, минералы якобы спутники содержатся в нерастворимом остатке карбонатов, гипсов, солей. Сделан вывод, что гранаты, хромшпинелиды, ильмениты и др. минералы в россыпях, рядовом аллювии и во вторичных коллекторах имеют преимущественно вторичную природу не обязательно указывают на наличие первоисточника.

Проведено сравнение условий Якутии и Урала. Констатировано, что большинство минералов тяжелой фракции пермских россыпей встречается во фракции минус 0,25 мм, что не позволяет в полевых условиях определять их визуально и координировать направление поисковых работ. Выветривание кимберлитов раннесилурийско-среднедевонского времени могло дойти до стадии зон охр, каолинита и монтмориллонита. С учетом палеогипсометрических данных такатинского времени предполагается наличие известковых и кремнистых кор выветривания с образованием каличе и силькретов (приведены примеры), когда происходит максимальное разрушение минералов-спутников алмаза. Предложено перевести минералогический метод поисков пермских алмазов в разряд вспомогательных. Предлагается, базируясь на свойствах кимберлитов Архангельска, трубок Мвадуи и Катока, разработать синтетическую модель пермских первоисточников.

Примечание составителя. Силькрет в трубке Москвичка описан также В.И. Михеенко, 1969. В содержании журнала и в «шапке» статьи неправильно указаны инициалы – вместо Харитонов Т.В. проставлено Харитонов Т.Н.. Статью я выслал в МГУ И.С. Фомину. Она помещена на сайте МГУ «Все о геологии» (http://geo.web.ru).

3725. Харитонов Т.В. Полезные ископаемые территории, подчиненной г. Гремячинск Пермского края. Пермь, 2008. ОАО «Пермгеолнеруд», администрация г. Гремячинск. О-40-X, О-40-XI.

Краткая компиляция по геологии и полезным ископаемым, составленная по заказу администрации г. Гремячинска для ФГУГП «Пермгеолнеруд». Данные по алмазоносности территории заимствованы у Г.А. Виллера (1954 – 1957), А.К. Гапоновой (1953), Г.П. Романова (1941), В.А. Синкина (2003), А.П. Срывова (1957) и Ю.Н. Шестакова (2002).

Источником алмазов в районе, вероятней всего, являются депрессионные отложения, а также гравелиты и конгломераты такатинской свиты нижнего девона. Для выявления возможных ископаемых россыпей в требуются специализированные литолого-фациальные исследования с выделением наиболее грубозернистых разностей такатинской свиты и их опробованием.

Р. Усьва, VI – VII террасы, правый берег вблизи пос. Усьва. Террасовая россыпь. Размер 0,8х0,5 км, мощность «торфов» – 11,5 м, мощность «песков» – 13,2 м. Плотик – известняки. Объем опробования – 11 066 куб. м. Количество найденных алмазов 423, суммарный вес – 16 753 мг, средний вес – 39,6 мг, среднее содержание – 1,51 мг/куб. м. Количество обломков – 49%. Морфология (%): кривогранные октаэдроиды, додекаэдроиды – 66; октаэдры и пластинчатые октаэдры, додекаэдры – 9; неопределенной формы – 25. Окраска (%): бесцветные – 79,9; желтые – 9,5; зеленые – 1,7; дымчатые – 4,6; прочие – 4,2; пигментированные – 8,9. На россыпи были подсчитаны запасы при среднем содержании 1,65 мг/куб. м для южной части и 2,4 мг/куб. м – для северо-западной части. В настоящее время россыпь промышленного значения не имеют из-за небольших размеров и низких содержаний.

Р. Усьва, среднее и нижнее течение, отрезок от устья (около г. Чусовой) до п. Громовая. Россыпь долинная. Продуктивная толща сложена современными отложениями русла и поймы. Длина россыпи 110 км, ширина – 100 м, мощность «торфов» 0 – 1,2 м, мощность «песков» – 1,2 м. Произведены подсчеты запасов алмазов: на отрезке Брусняны-Бревно при содержании 1,74 мг/куб. м и Талица-Мыс при содержании 1,69 мг/куб. м.

Террасовая россыпь сложена аллювиальными отложениями I и III террасы. Отложения изучены неравномерно. Ширина россыпей террас 0,1 – 0,5 км и 0,4 – 0,8 км. Мощность торфов 2,0 и 5,3 м, мощность «песков» – 3 и 3,4 м. Объем опробования 14 783 и 2 057 куб. м. Проведены предварительная разведка и поисковые работы. Количество алмазов: 1) 407, 2) 85 и 12. Суммарный вес: 1) 29 803,4 мг, 2) 6 683,4 и 872,9 мг, средний вес 1) 73,2, 2) 78,6 и 72,7 мг. Среднее содержание: 1) 0,87, 2) 0,45 и 0,42 мг/куб. м.

Характеристика свойств алмазов приведена по 492 кристаллам (русло и I терраса). Средняя масса – 74,2 мг. Количество обломков – 30%. Морфология (%): кривогранные октаэдроиды, додекаэдроиды – 77,5; октаэдры и пластинчатые формы – 16,5. Окраска (%): бесцветные – 66,9; желтые – 19,4; зеленые –2,7; дымчатые – 8,9; прочие – 2,1; пигментированные – 11,2. 4 алмаза весом 159,3 мг найдены в русловых отложениях руч. Рудянка.

Подсчитаны запасы алмазов категорий В, С1 и С2 в количестве – 32 171,9 карат. Кроме того, на отрезках долины, опробованной по редкой сети горных линий, подсчитаны прогнозные запасы – 45 232,1 карата. Среднее содержание по блокам не превышает 2 мг/куб. м песков. После открытия месторождений алмазов в Вишерском районе, запасы россыпи р. Усьва были списаны с баланса.

По речке Никитинке пройдено 2 линии: в 3,0 и 3,8 км от устья. Обогащено 514 куб. м, в каждой линии найдено по 1 алмазу общим весом 454,1 мг. Содержание 1,8 и 0,33 мг/куб. м, среднее содержание 1,14 мг/куб. м.

3726. Харитонов Т.В. Библиография по алмазоносности Урала. Вторая дополненная редакция. Пермь, 2008. Р-40; О-40; N-40. Выложено в интернете на сайтах: http://gisearth.blogspot.com и http://geology.blog_blog.ru.

Вторая редакция Библиографии. Значительно пополнен список литературы, добавлены аннотации. Ошибочно в титуле указан год – 2006.

Примечание составителя. Библиография выложена сотрудниками ЛОПИ ЕНИ на блог 6 марта 2008 года независимо от меня. Приятная неожиданность...

3727. Харитонов Т.В. О месте минералогического метода при поисках первоисточников пермских алмазов. В сб. Геология и полезные ископаемые Западного Урала. Материалы региональной научно-практической конференции. Пермь, ПГУ, 2008.

Повторена одноименная статья из № 1 Уральского геологического журнала за 2008 год.

3728. Харитонов Т.В. Разделение полимиктовых песчаников на примере шешминских и соликамских. В сб. Проблемы минералогии, петрографии и металлогении. Научные чтения памяти П.Н. Чирвинского. Сборник научных статей. Вып. 11. Пермь, ПГУ, 2008.

Представлена методика, которая позволит избежать субъективизма в описаниях, и может быть использована при проведении геологосъемочных и поисковых работ для стратиграфического расчленения толщ, сложенных полимиктовыми (и не только – Т.Х.) песчаниками.

Из существующих классификаций по треугольным диаграммам выбрана диаграмма В.Д. Шутова (Классификация песчаников. Литология и полезные ископаемые, 1967, № 5) как наиболее обоснованная эмпирически и получившая признание во многих исследованиях песчаных пород в России. Точка нормированного состава обломочной части какого-либо песчаника ложится в то или иное поле диаграммы В.Д. Шутова, а порода получает свое название по названию поля. Классификационные единицы более низких порядков отображаются на «дочерних треугольниках». Побочный эффект: любому песчанику, исходя из места точки состава его обломочной части на диаграммах, можно присвоить формулу состава, соответствующую составу этого и только этого песчаника, на приведенных примерах граувакк это: П80К10Ш10 и П40К20Ш40 (где: П – обломки пород, К – кварц, Ш – полевые шпаты, цифры – содержание в % от обломочной части). Для более полной характеристики предлагается ввести в формулу количество цемента в породе, тогда формула песчаника будет выглядеть следующим образом: Ц3080К10Ш10), где: Ц30 – процентное содержание цемента в породе.

Примечание составителя. Не алмазная тематика. Методика отрабатывалась мной в 1996 г. для унификации описания песчаников вторичных коллекторов алмазов и песков алмазоносных россыпей. Может быть применена для их описания. В этом случае используются поля IIV треугольника. В несохранившемся оригинале («Записка гл. геологу ПГРТ В.А. Кириллову об унификации описания алмазоносных пород») для детализации предлагалось использовать состав тяжелой фракции (добавляется название минеральной ассоциации). Например, песчаник (песок) кварц-олигомиктовый ильменит-хромшпинелид-цирконовый.

3729. Харитонов Т.В. О дате находки первого русского алмаза. Уральский геологический журнал, 2008, № 4 (64).

Краткая заметка о пересмотре даты находки первого алмаза. Первый алмаз России был найден, как известно, в 1829 г. на Адольфовской золотоносной россыпи, расположенной на р. Полуденке, левом притоке р. Койвы, у села Крестовоздвиженские Промысла (в настоящее время – пос. Промысла, Горнозаводского района Пермского края), где производилась разработка золотоносных россыпей. Первое сообщение об этом появилось в Journal de St.‑Petersbourg (№ 135 от 9 ноября 1829 г.).

Летом 1829 г. граф А.А. Полье, супруг владелицы Бисерского завода, в дачах которого располагалась Адольфовская россыпь Крестовоздвиженских Промыслов, дал распоряжение промывать вторично грубые шлихи (эфеля), остающиеся после промывки золотоносных песков. В результате, как принято считать, 4 июля четырнадцатилетним Павлом Поповым из деревни Верхнее Калино был найден первый алмаз России. Граф Полье написал в своих записках: «...5 июля я приехал на россыпь с новым управляющим рудником господином Шмидтом, и в тот же день мне показали алмаз, найденный среди множества кристаллов железного колчедана и галек кварца. Алмаз был найден накануне 14‑летним мальчиком из деревни, Павлом Поповым, который, имея в виду награждение за открытие любопытных камней, пожелал принести свою находку смотрителю». То же изложено в письме графа Полье министру финансов графу Е.Ф. Канкрину. Через два дня другим подростком, Иваном Соколовым, был найден второй алмаз, затем третий. Их определение произведено управляющим прииском г. Шмидтом, минералогом по образованию.

Дата находки первого алмаза, вероятней всего, вычислена позднее по письму и записи графа в дневнике: раз алмаз найден накануне приезда (приезд 5-го июля), значит, дата находки 4 июля. Г. Щуровский (1841) приводит другую дату – 23 июня 1829 года. Дата находки первого российского алмаза, указанная Г. Щуровским, представляется более точной. А вот находки второго и третьего алмазов, видимо, действительно сделаны 7 – 8 июля (через два дня после приезда графа на прииск).

Первый найденный кристалл весил 105 мг, два других – 132 и 253 мг. Всего в течение 1829 г. было обнаружено 4 кристалла. Один из них (второй) весом 132 мг был подарен А. Гумбольдту в день его 60-летия, отмечавшегося в Миассе 2 сентября 1829 г. Третий преподнесен ему же. В свою очередь Гумбольдт алмаз, найденный вторым, подарил Берлинскому Королевскому музею, а третий в Берлине преподнес в ноябре 1829 г. жене Николая I русской императрице Александре Федоровне. В 1830 году на Крестовоздвиженских Промыслах было найдено 26 алмазов суммарным весом 2 998,13 мг (14,63 кар.). К 1858 году здесь был найден 131 алмаз общим весом 60 карат.

Примечание составителя. По новому стилю дата находки 5 июля. В литературе встречается еще одна дата – 23 мая (старого стиля). Мне она встречалась один раз – у Х. Мозеля (1864).

3730. Харитонов Т.В. Первые этапы алмазопоисковых работ на Урале (первая статья цикла). Минеральное сырье Урала, 2008, № 5 (18).

На основании графика количества отчетов алмазной тематики по годам произведено деление периода с 1829 по 2010 года на этапы. Выделено четыре этапа:

-      1829 – 1937 гг. Первый этап: бессистемные эпизодические работы;

-      1938 – 1957 гг. Второй этап: разворот и пик поисковых работ (героический период). Этап закончился победой якутского лобби 4 января 1957 г.;

-      1958 – 1991 гг. Третий этап: спад и стагнация;

-      1992 – 2010 гг. Четвертый этап: безвременье.

В статье кратко описаны первые два этапа поисковых работ на алмазы, проводившихся на Урале, изложены их результаты. 4 января 1957 года Коллегия Министерства цветной металлургии СССР приняла постановление «О промышленном освоении вилюйских алмазных месторождений». После этого основная часть средств была направлена в Якутию, за деньгами ушли кадры. В алмазной геологии Урала наступил резкий спад. Пермский край был задвинут на задворки алмазной геологии.

Примечание составителя. График количества отчетов по годам с главой «Изученность» был составлен мной для текста отчета по объекту: «ГМК-500 листов Р-40-Г, 0-40-Б, Г (Кваркушско-Каменногорский, Полюдово-Колчимский антиклинории)» (Ушков, 2006). Б.К. Ушков использовал график, но текст игнорировал. Поэтому позже этот график и текст главы был использован мной в собственном отчете «Оценка перспектив и обоснование поисковых критериев основных видов полезных ископаемых» (Харитонов, 2006). Позже, развив и дополнив главу «Изученность», я использовал ее в статье «Алмазоносность Пермского края (краткий обзор изученности)» (2007).

3731. Харитонов Т.В. Флоренсит в Пермском крае и проблема алмазоносности. Минеральное сырье Урала, 2008, № 6 (19).

Флоренсит найден на Урале в бассейне р. Койвы в алмазоносных россыпях восточной алмазоносной полосы. При производстве геологосъемочных работ последних лет он обнаружен в россыпях Западно-Уральской зоны складчатости и западнее – в пределах поля развития пермских пород, где он так же, как и в восточной алмазоносной полосе, приурочен к палеоген-неогеновым отложениям. Полоса палеоген-неогеновых отложений следится от Колчимской и Тулым-Парминской антиклиналей на юг, в Башкирию. На основании находок флоренсита высказано предположение о возможном существовании еще не выявленной Предуральской полосы возможной россыпной алмазоносности.

Примечание составителя. То же, что и следующая работа. Название этой заметки изменено в редакции журнала.

3732. Харитонов Т.В. Флоренсит, западная граница ареала в Пермском крае. В сб. Проблемы минералогии, петрографии и металлогении. Научные чтения памяти П.Н. Чирвинского. Сборник научных статей. Выпуск 12. Пермь, ПГУ, 2009.

Зерна флоренсита в небольших количествах (1 – 2 знака на шлих) встречаются в аллювиальных отложениях рек западного склона Урала в россыпях, располагающихся вблизи водораздельного хребта по западному склону и реже – по восточному. А.А. Кухаренко и Ю.В. Шурубор считали флоренсит спутником алмаза.

В 2007 г. при шлиховом опробовании территории листа О-40-X в 24 пробах был обнаружен флоренсит (встречаемость 0,1). Работы проводились в рамках геологического доизучения масштаба 1:200 000 листов О-40-X и О-40-XVI. Часть шлиховых проб с флоренситом приурочена к известным россыпным проявлениям алмазов р. Усьва и рч. Никитинка, дренирующих поля пород венда и среднего палеозоя. Другие пробы, отобранные из водотоков, протекающих в поле развития соликамских отложений северо-западной четверти листа, образуют линейный ореол рассеяния флоренсита шириной до 10 км, прослеженный в пределах площади ГДП-200 в субмеридиональном направлении на расстояние около 50 км: от верховьев рч. Усолки, левого притока р. Игум, через окрестности Усть-Игума до низовий рч. Ольховки, впадающей слева в р. Вильву в 10 км юго-восточней пос. Яйва. На северном простирании ореола за рамкой, на территории листа О‑40-IV, тянутся долины рр. Бол. Сурмог и Вильва, вложенные в депрессионную зону. Здесь располагаются (с юга на север) Икское и Симское проявления белых глин. Икское проявление представлено белыми и желтыми глинами, залегающими среди песчано-галечниковых отложений. Белые глины Симского проявления также залегают среди песчано-галечниковых отложений. Симское проявление интересно тем, что среди этих отложений в 1962 г. партией № 14 ВСЕГЕИ в пробе весом 10 кг был обнаружен обломок алмаза весом 1,5 мг. В 1963 г. здесь при поисковом опробовании галечников обнаружен еще один осколок алмаза весом 0,6 мг (Апара, 1964). Далее на север находятся Рассольнинская, Вогульская и Илья-Вожская депрессии – промышленные россыпи алмазов неогенового возраста. Неогеновые отложения этой полосы следятся также на юг (листы О-40-XXII и XXVIII), где известны неогеновые отложения, отрабатывавшиеся в прошлом на железные руды и огнеупорные глины.

Констатировано, что выявленные точки – крайние западные известные точки с находками флоренсита на Западном Урале. Чаще всего флоренсит в шлиховых пробах встречается в редких знаках. В одной из проб, отобранной из гравийно-галечникового прослоя верхней части карьера по добыче палеоген-неогеновых белых глин Усть-Игумского месторождения, содержание флоренсита достигает 0,50% немагнитной фракции, что в пересчете на всю тяжелую фракцию составляет 0,12%.

Для пробы из галечника Усть-Игумского месторождения со значимым содержанием флоренсита характерна циркон-ильменит-хромшпинелидовая ассоциация минералов с лейкоксеном, что интересно в алмазопоисковом отношении.

С учетом находок алмаза в неогеновых отложениях Кременного лога, в т. н. симских конгломератах, а также промышленной алмазоносности неогеновых отложений Колчимской и Тулым-Парминской антиклиналей, находящихся на северном фланге выявленного ореола флоренсита, выделена предполагаемая крайняя западная Предуральская полоса возможной россыпной алмазоносности в пределах листов P-40-XXXIV, O‑40-IV, O-40-XVI, O-40-XXII и O-40-XXVIII.

Примечание составителя. В полевой сезон 2008 года шлиховое опробование было продолжено в пределах листа О-40-XVI. В октябре закончены полевые работы и начаты лабораторные исследования. Согласно первым результатам работ 2008 г., предсказанный в статье ореол флоренсита прослежен еще на 80 км к югу – до р. Чусовой. Депрессионная зона, в которую вложена долина р. Бол. Сурмог, тянется затем вдоль Глухой Вильвы, Язьвы в низовья р. Низьвы и далее вверх по Колве до впадения в нее р. Ухтым. Шлихи с флоренситом, а также шлихи с магнитными шариками (до 98% магнитной фракции) из аллювия в поле пермских отложений, были переданы мной для изучения В.И. Силаеву в Институт геологии Коми НЦ УрО РАН. О результатах исследований вышла брошюра (Силаев, Чайковский, Харитонов, 2009), куда я попал в соавторы, несмотря на мои возражения.

3733. Харитонов Т.В. Первые этапы алмазопоисковых работ на Западном Урале (первая статья цикла). В сб. Проблемы минералогии, петрографии и металлогении. Научные чтения памяти П.Н. Чирвинского. Сборник научных статей. Выпуск 12. Пермь, ПГУ, 2009.

То же, что и «Первые этапы алмазопоисковых работ на Урале (первая статья цикла)», опубликованная в № 5 (18) журнала «Минеральное сырье Урала» (2008).

3734. Харитонов Т.В. Библиография по алмазоносности Урала. Третья дополненная редакция. Пермь, 2009. Р-40; О-40; N-40.

Распечатки титульного листа и введения переданы в краеведческий зал и зал естественнонаучной литературы краевой библиотеки им. А.М. Горького. Полные версии Библиографии сданы в эти же залы в на CD-дисках.

3735. Харитонов Т.В. Справка о перспективах обнаружения цинковых руд в Пермском крае. Пермь, 2010. ОАО «Пермгеолнеруд».

Справка составлена по запросу руководства ОАО «Пермгеолнеруд». Приведены общие сведения о свинцово-цинковых рудах, о типах и геологии месторождений цинка. По данным В.П. Зылева (1957), Г.О. Пунтусовой (2002) и Б.К. Ушкова (2000, 2003) составлен каталог проявлений свинцовых, свинцово-цинковых, полиметаллических руд и бурых железняков, которые можно трактовать как железные шляпы над месторождениями сульфидных руд. Наибольшее количество проявлений свинцовых руд приурочено к листам P-40-XXXIV (4 проявления) и O-40-XVII (11 проявлений).

Примечание составителя. Об алмазах в справке не говорится, но о галените как возможном признаке кимберлитопроявлений можно сделать вывод, прочтя у С.Н. Семанова (2006) выписку из дневника геолога, работавшего на поисках кимберлитов. Там галенит назван одним из признаков близости кимберлитового тела. Поиски завершились вскрытием трубки Айхал. В 2010 г. каталог этой записки дополнен мной при составлении для ОАО «Пермгеолнеруд» справки о проявлениях цинка в Пермском крае (Харитонов, 2010). Специализированные отчеты по свинцовым рудам (галениту) в Пермском крае в фондах Пермгеолкома: Агашков, 1954; Андрюков, 1945; Краткий отчет..., 1937; Рубцов, 1940, 1943; Спасский, 1946. Помимо этого, сведения о проявлениях галенита в Пермской области имеются у В.П. Зылева (1957), Г.О. Пунтусовой (2002) и Б.К. Ушкова (2000, 2003). Кроме этого, следует просмотреть объяснительные записки к Государственной геологической карте масштаба 1:200 000.

3736. Харитонов Т.В. Конец алмазной геологии Западного Урала (заключительная статья цикла). В сб. Проблемы минералогии, петрографии и металлогении. Научные чтения памяти П.Н. Чирвинского. Выпуск 13. Сборник научных статей. Пермь, ПГУ, 2010.

Заключительная статья об этапности алмазопоисковых работ на Урале. Кратко охарактеризованы третий (1958 – 1991 гг.) и четвертый (1992 – 2010 гг.) этапы – этап стагнации и этап безвременья. Поскольку основные объемы работ на алмазы в указанные годы проводились в пределах территории современного Пермского края, характеризуется состояние изученности алмазоносности западного склона Среднего и Северного Урала бывшей Пермской области. В итоге проведенных исследований установлено, что Уральская алмазоносная провинция характеризуется наличием двух полос (западной и восточной) россыпных месторождений алмазов, связанных с аллювием древней и современной речной сети и сосредоточенных в четырех алмазоносных районах – Ухтымском, Вишерском, Яйвинском и Вижайско-Чусовском.

Сделан вывод, что отсутствие россыпей в других районах не обязательно означает их бесперспективность, а, скорее, является функцией изученности, определяемой отсутствием необходимого внимания к этим районам. Возможно, что если бы поиски и разведка россыпей на Урале велись планомерно от бассейна одной реки к бассейну другой, картина распределения россыпной алмазоносности выглядела бы иначе.

Приведенная в тексте таблица не противоречит высказанному положению. При сопоставлении таблицы с картиной алмазоносности Пермского края видно совпадение показанных на рисунке алмазоносных узлов и выделенных в таблице планшетов с изученностью выше средней. Сделан вывод, что изученность алмазоносности Среднего Урала недостаточна. Высказана надежда на реанимацию этой отрасли пермской геологии через какое-то время.

3737. Харитонов Т.В., Бадюков Д.Д. Ашапская кольцевая структура. В сб. Проблемы минералогии, петрографии и металлогении. Научные чтения памяти П.Н. Чирвинского. Выпуск 13. Сборник научных статей. Пермь, ПГУ, 2010.

При просмотре снимков Google Earth 90 км южней Перми и 57 км юго-западней Кунгура была обнаружена крупная кольцевая структура, названная Ашапской (по ближайшему к ней более-менее крупному населенному пункту – селу Ашап, расположенному в 19,5 км восточней). Координаты центра структуры: 57°6,251′ северной широты и 56°12,852′ восточной долготы. Диаметр Ашапской структуры примерно равен 7,7 км. Структура обладает ясно выраженным валом, более низким с востока. Вдоль южной внешней части вала протекает р. Бол. Ашап, внутри структуры течет рч. Бол. Рассоха со своим правым притоком Черемиской. Поверхность вала имеет следующие абсолютные отметки: на севере – 400 м, на западе – 410 м и 290 м – на юге. В месте размыва вала рч. Большой Рассохой отметки в пределах вала близки 210 м.

Залегание пород палеозойского комплекса на глубине спокойное субгоризонтальное. Рифовых массивов и мощных толщ эвапоритов не отмечается. Таким образом, происхождение Ашапской кольцевой структуры с позиций облекания рифовых структур, проявлений диапиризма, сульфатного или соляного карста необъяснимо. Следовательно, Ашапская кольцевая структура с большой долей вероятности может иметь взрывное или метеоритное происхождение, т. е. быть кратером. По предварительному заключению Лаборатории метеоритики ГЕОХИ РАН Ашапская структура морфологически крайне схожа с взрывным метеоритным кратером, причем, достаточно свежим. Отсутствие вала в восточной части типично для кратеров с бывшими внутрикратерными озерами. Кратер подобного размера (8 км) мог быть образован падением ударника диаметром 300 м (маленького астероида), что при скорости падения 20 км/сек. соответствует энергии взрыва около 2 000 мегатонн. Недельную маршрутную заверку в сентябре 2009 г. производил сотрудник ГЕОХИ РАН им. акад. В.И. Вернадского Д.Д. Бадюков. Из-за сплошной задерновки каких-либо данных, подтверждающих метеоритное происхождение структуры, не получено. Таким образом, пока не имеется твердых доказательств ударно-взрывного метеоритного происхождения Ашапской структуры, хотя окончательно такая возможность и не исключается. Другим вариантом происхождения Ашапской структуры может явиться её образование за счет структур облекания не выявленного еще палеозойского атолла, т. е. интерес к ней должны проявить нефтяники. С учетом модных в последнее время нетрадиционных взглядов на происхождение уральских алмазов (Мащак, 2000), структурой должны также заинтересоваться алмазники.

В любом случае Ашапская кольцевая структура – структура интересная и заслуживающая дальнейшего изучения. Требуется производство более серьезных полевых исследований с комплексом геофизических работ. Если учитывать былое внутрикратерное озеро с соответствующими отложениями неясной мощности, необходимо проведение электроразведки, бурения и горных работ. Для подтверждения метеоритного происхождения Ашапской кольцевой структуры рекомендуется при производстве полевых работ обратить внимание на присутствие признаков ударного метаморфизма. При этом следует брать поправку на специфику строения пермских отложений (слабая литификация, преобладание пластичных глинистых пород и т. п.). Признаки ударного воздействия на слабые породы явно должны отличаться, и могут быть проявлены в более прочных прослоях мергелей и известняков.

Примечание составителя. Алмазы в статье практически не упоминаются. Теория М.С. Мащака и М.В. Наумова (2000) упоминается так же как и невыявленный атолл с целью привлечь внимание геологов различных направлений (и вероятных спонсоров) к изучению этой структуры.

3738. Харитонов Т.В. Библиография по алмазоносности Урала (четвертая дополненная редакция). Пермь, 2011. На сайте МГУ «Все о геологии»: http://geo.web.ru/.

3739. Харитонов Т.В. Сортировка алмазов Пермского края. На сайте МГУ «Все о геологии»: http://geo.web.ru/.

3740. Харитонов Т.В. О месте минералогического метода при поисках первоисточников пермских алмазов. На сайте МГУ «Все о геологии»: http://geo.web.ru/.

3741. Харитонов Т.В. Палеогипсометрия такатинского рельефа и следствия из этого. 2011. На сайте МГУ «Все о геологии»: http://geo.web.ru/.

3742. Харькив А.Д., Волотовская А.Г. О природе скульптур на зернах пиропа из осадочных пород. Минералогический сборник Львовского университета, вып. 4, 1968, № 22.

3743. Харькив А.Д., Белик Ю.П., Илупин И.П. О кубоидах пиропа из кимберлитов Якутии. Геология и геофизика, 1970, № 7.

3744. Харькив А.Д., Черный Е.Д. Поиски перекрытых кимберлитовых трубок по минералам-спутникам алмаза. В сб. Геология и условия образования алмазных месторождений (Труды II Всесоюзного совещания по геологии алмазных месторождений). Пермь, 1970.

3745. Харькив А.Д., Мельник Ю.П. Древняя кора выветривания на кимберлитовых породах трубки им. XXIII съезда КПСС (Мало-Ботуобинский район). В кн. Геология, петрография и минералогия магматических образований северо-восточной части Сибирской платформы. М., Наука, 1970.

3746. Харькив А.Д., Борис Е.И., Иванив И.Н. и др. К характеристике трубок взрыва Моло-Ботуобинского района. Советская геология, 1972, № 8.

На южном и восточном склонах Анабарской антеклизы кроме кимберлитов обнаружены многочисленные трубки щелочных базальтоидов, карбонатитов и щелочных ультраосновных пород. В пределах Мало-Ботуобинского района в виде трубок взрыва часто встречаются кимберлитовые и трапповые породы. Описаны системы разломов, предопределяющие положение кимберлитовых и трапповых тел. Все кимберлитовые и большинство трубчатых тел основного состава располагаются на расстоянии до 3,5 км по обеим сторонам глубинных разломов северо-восточного простирания, они вытянуты в северо-западном направлении и сопровождаются зонами дробления этой же ориентировки.

К моменту написания статьи в Мало-Ботуобинском районе было известно около десяти кимберлитовых трубок, две сопряженных с ними жилы и самостоятельная жила А-21. Обычно кимберлитовые трубки имеют наклон под углом 70 – 80° в сторону глубинного разлома, причем ближайшие к нему контакты крутые (до вертикальных), а удаленные более пологие. Подобное склонение имеют и кимберлитовые жилы, но углы их падения от 40 до 90°.

Форма кимберлитовых трубок на уровне современного среза близка к изометричной. Кимберлитовые трубки Мир, Спутник, Амакинская выходят на дневную поверхность. Трубки им. XXIII съезда КПСС, Таежная и другие перекрыты (полностью или частично) кластическими отложениями нижней юры от первых метров до 12 – 19 м. Рельеф трубки им. XXIII съезда КПСС под нижнеюрскими осадками неровный: в южной части наблюдается отчетливо выраженная возвышенность с превышением над уровнем среза на 10 – 12 м, что обусловлено увеличением столба кимберлитов в процессе серпентинизации.

Описаны геолого-петрографические особенности трубок взрыва и трубок взрыва трапповых пород, приводятся данные об их возрасте. Судя по взамоотношениям траппов и кимберлитов, трапповая фаза вулканизма предшествовала кимберлитовой. В районах сопряженного развития кимберлитовых и трапповых трубок не зафиксировано фактов их прямого совмещения. Эти два типа магм имеют самостоятельные каналы. Однако приуроченность как кимберлитовых, так и трапповых трубок к одной системе глубинных разломов может привести к тому, что кимберлитовая магма при своем движении вверх использует уже готовый канал – путь движения трапповой магмы, и тогда в одной трубочной структуре могут оказаться породы двух типов магм – трапповой и кимберлитовой. Это следует учитывать при проверке магнитных аномалий.

3747. Харькив А.Д., Щукин В.Н., Борис Е.И. и др. К вопросу об алмазоносности кимберлитовых пород жильной фации (на примере кимберлитовой жилы А-21 Мало-Ботуобинского района, Якутия). ДАН СССР, т. 209, 1973, № 6.

3748. Харькив А.Д., Прокопчук Б.И. К вопросу о происхождении слоистых пород в кимберлитовой трубке Айхал. Изв. АН СССР. Сер. геол., 1973, № 7.

Слоистые толщи трубки представляют собой осадочные породы. Возникновение камер и полостей, в которых они накапливались, связано с развитием карста в сильно карбонатизированных кимберлитовых брекчиях. Наибольшее количество карстовых воронок и полостей приурочено к приконтактовым частям трубки. Размеры карстовых пустот разнообразны: от 3 – 5 до 60 м в длину и 2 – 15 м в высоту. Источник материала – кимберлитовые брекчии. Материал привносился временными водными потоками. В процессе разрушения и перемыва алмазоносных пород выносились глинистые частицы и минералы легкой фракции, в связи с чем происходило обогащение минералами тяжелой фракции и алмазами.

3749. Харькив А.Д., Лазько Е.Е., Абагинская Ю.А. О возможности применения физических свойств минералов-спутников алмаза для прогнозирования высокоалмазоносных трубок. В сб. Геология и прогнозирование месторождений алмазов. Тезисы докладов III Всесоюзного межведомственного совещания в г. Мирном. М., 1974.

Изучение состава включений граната и хромшпинелида в алмазе показало, что эти минералы отличаются от подавляющего большинства им подобных из кимберлитового концентрата специфическим составом. Это позволило Н.В. Соболеву разработать минералогические критерии алмазоносности кимберлитов.

Для определения химизма граната необходимо измерение его показателя преломления и параметра элементарной ячейки. Эти константы характеризуют хромистость и кальциевость исследуемого граната и с помощью известных диаграмм «состав-свойства» позволяют их установить. Точность определения Cr2O3 CaO составила ±1 вес.%, для каждого окисла, что вполне достаточно для установления парагенетической ассоциации минерала.

Содержание Cr2O3 в хромшпинелиде устанавливается с помощью измерений параметра элементарной ячейки. Точность определения Cr2O3 равна ±0,5 вес.%. Такая точность в большинстве случаев достаточна для выявления хромшпинелидов, парагенетически связанных с алмазами.

Примечание составителя. См. также: Гневушев (1956), Мальков (1973, 1976) и др. О параметрах гранатов-включений в уральские алмазы см. С.И. Футергендлер (1960),

3750. Харькив А.Д. Кимберлитовые жилы, сопряженные с трубками, как самостоятельная фаза кимберлитового магматизма. ДАН СССР, т. 224, 1975, № 1.

3751. Харькив А.Д. Подкоровый (протомагматический) этап кристаллизации минералов кимберлитов и его связь с алмазоносностью. Изв. АН СССР. Серия геологическая, 1975, № 1.

Важным следствием изучения минералов кимберлитов является установление повышенной роли Cr2O3 в минералах, образовавшихся при высоких давлениях. Сопоставление алмазоносности кимберлитов с содержанием хрома в гранатах из кимберлитов и включений свидетельствует о прямой связи между этими величинами. Автор предполагает, что содержание хрома в гранатах и других минералах определяется величиной давления в момент кристаллизации. На основании этого и результатов химических анализов составлена таблица ассоциаций кимберлитовых минералов, распределенных по глубинам кристаллизации. Выделено 6 ассоциаций, из которых наиболее глубинной является алмаз-хромит-хромпироповая, характерная для алмазоносных трубок.

3752. Харькив А.Д. Кристаллические включения в гранате и некоторых других минералах кимберлитов и их генетическое значение. Записки ВМО, вып. 4, 1975.

2753. Харькив А.Д. Минералогические основы поисков алмазных месторождений. М., Недра, 1978.

Обобщены результаты многолетних исследований минералов кимберлитов: пиропа, пикроильменита, хромита, оливина, клино- и ортопироксенов, циркона, апатита, рассматриваемых в качестве спутников алмаза и используемых при шлиховых поисках алмазных месторождений, связанных с кимберлитовыми породами.

Описаны минералогические критерии алмазоносности кимберлитов, показаны индивидуальные особенности минералов протомагматического этапа кристаллизации, присущие практически каждому коренному источнику. Дана детальная характеристика минералов-спутников алмаза из вторичных коллекторов верхнепалеозойского, мезозойского и четвертичного возрастов.

Приведены рекомендации по поискам кимберлитовых тел, захороненных под терригенными породами палеозоя, мезозоя и трапповыми телами и кимберлитовых тел с развитой корой выветривания.

Примечание составителя. Изучались минералы трубок Якутии, породы которых, по моему мнению, в меньшей степени выветрелы, чем вероятные уральские кимберлиты, и, следовательно, якутские минералы более сохранны. В условиях Урала изложенное в монографии, на мой взгляд, мало применимо или применимо ограниченно по отношению к вторичным коллекторам.

3754. Харькив А.Д., Афанасьев В.П., Квасница В.Н. и др. Признаки каталитического окисления при высокотемпературном воздействии кимберлитового расплава на алмазы. ДАН СССР, т. 250, 1980, № 4.

3755. Харькив А.Д. Результаты изучения индикаторных минералов кимберлитов Северного Урала. М., 1989. ЦНИГРИ.

Информационная записка по изучению гранатов и хромшпинелидов их Ишковского карьера (такатинская свита), а также хромшпинелидов аллювия р. Бол. Колчим и гранатов из аллювия рр. Сирья, Яйва, Молмыс, Ульвич. Эти же пробы исследованы Е.В. Розовой (Информационная записка..., 1989). Мономинеральный материал из шлиховых проб передан в ЦНИГРИ С.П. Пьянковой.

Отмечается, что пиропы из такатинских отложений подверглись интенсивной коррозии. Выделяется несколько стадий гипергенных изменений от слабо заметных до полного замещения зерен порошковатой и тонкопластинчатой хлоритоподобной массой ярко-голубовато-зеленого цвета. Зерна пиропа, подвергшиеся химической коррозии, рассыпаются при малейшем нажатии. При шлиховом опробовании и при промывке протолочных проб они измельчаются и смываются, не попадая в шлих, что приводит к потере поисковой информации. Приводятся результаты микрохимического анализа (в том числе, содержание Cr2O3 в гранатах, колеблющееся от 0,20 до 11,3%). Точки составов исследованных гранатов вынесены на диаграмму Н.В. Соболева. Более 6% изученных зерен гранатов ложатся в поле, соответствующее составу гранатов алмазной ассоциации, что дает основание считать коренным источником исследованных гранатов кимберлитовые породы, а наличие повышенного количества зерен алмазной ассоциации указывает на высокую продуктивность коренных источников.

Гранаты Ульвичской площади (бассейны рр. Сирья, Яйва, Молмыс, Ульвич) имеют цвета от оранжевого до малинового с различными оттенками. Зерна с фиолетовым оттенком, как правило, имеют пироповый состав. Для таких зерен содержание Cr2O3 иногда превышает 12%. На диаграмме Cr2O3 – СаО подавляющее большинство зерен граната Ульвичской площади попали в поле составов лерцолитового парагенезиса, занимая высокохромистую часть (более 5% Cr2O3). Два зерна граната (одно из бассейна р. Сирья, другое – из аллювия р. Молмыс) попали в поле гранатов алмазной ассоциации. Учитывая, что большинство гранатов фиолетово-красного цвета из бассейнов рр. Сирья, Яйва, Молмыс, Ульвич оказались пиропами. Исходя из особенностей состава и некоторых физических свойств, есть основание считать коренным источником исследованных гранатов кимберлитовые породы, принадлежащие алмазной фации.

Кроме гранатов, исследованы также хромшпинелиды и ильмениты обоих участков. Однозначных результатов эти минералы не дали.

Сделан вывод, что несомненным источником пиропов Ульвичской площади и такатинской свиты Ишковского карьера, несомненно, являются кимберлиты. При этом пиропы такатинской свиты сильно корродированы в условиях гипергенеза. Для такатинских пиропов характерно также замещение их зерен агрегатами хлорита. При транспортировке и гипергенезе пиропов менее устойчивы пиропы с низким содержанием Cr2O3. Длительный перенос или осадконакопление в прибрежно-морских условиях, а также химическая коррозия зерен всегда действуют направленно: уничтожаются  менее устойчивые низкохромистые гранаты оранжевого цвета. Вследствие этого шлиховая ассоциация обедняется низкохромистыми разностями и обогащается высокохромистыми. Сохранность в такатинской ассоциации гранатов низкохромистого состава может свидетельствовать о небольшом расстоянии переноса от коренного источника до промежуточного коллектора (такатинские отложения). Пиропы Ульвичской площади имеют очень много общего с пиропами из такатинских отложений. Можно предположить, что коренные источниками гранатов сопоставляемых участков являются кимберлитовые тела, близкие по своим признакам.

Примечание составителя. См. также: Е. Розова (1989)

3756. Харькив А.Д., Вишневский А.А. Минералогия келифитовых кайм на гранатах из ксенолитов глубинных пород. Записки ВМО, вып. 6, часть 118, 1989.

3757. Харькив А.Д., Квасница В.Н., Сафронов В.Ф. и др. Типоморфизм алмаза и его минералов-спутников из кимберлитов. Киев, Наукова думка, 1989.

В монографии обобщены результаты исследований минералов, используемых при поисках месторождений алмазов и самих алмазов. Рассмотрены изменения минералов и алмаза в условиях транспортировки и гипергенеза. Наибольшее внимание уделено характеристике алмаза, пиропа, ильменита, хромшпинелида, циркона, апатита, флогопита, серпентина. Рассмотрена эволюция индикаторных минералов в условиях транспортировки и гипергенеза.

Примечание составителя. Следует помнить о различной истории кимберлитов Русской и Сибирской платформ после внедрений. До коллизии Европейский и Сибирский континенты находились в различных физико-географических условиях. Следовательно, продукты гипергенных процессов могут и должны отличаться (сравни коры выветривания архангельских и якутских трубок). Гипергенная история кимберлитов большинства трубок Якутии на современном этапе как бы приостановлена (вечная мерзлота). Изменения же пород архангельских трубок и возможных трубок Тимано-Урала продолжаются.

3758. Харькив А.Д., Зинчук Н.Н., Богатых М.М. и др. Модель кимберлитовой трубки Якутской алмазоносной провинции. Советская геология, 1990, № 1.

Предлагаемая в работе модель основана на данных разведки трубок Мир, Спутник, Интернациональная, № 3, Айхал, Удачная и некоторые другие. В модели отражены переход вертикального канала трубки в подводящую дайку, особенности взаимоотношения кимберлитовых тел с древними (девонскими) траппами, характер сопряженности системы тел: главная трубка – сателлит – подводящая дайка и дотрубочная жила. Уничтоженная эрозией верхняя часть большинства трубок Якутии мощностью около 300 м реконструирована с учетом сведений по слабо эродированным трубкам. Кроме того, на модели показано тело кимберлитов (раздув кимберлитовой дайки), вскрытое карьером в разрезе кембрийских пород около трубки Удачная. Показано единственное в Якутии пластовое тело (силл), обнаруженное в кембрийских отложениях, вмещающих трубку Интернациональная.

Каждый из элементов трубки сложен породами, имеющими определенные вещественные и текстурно-структурные особенности, образующие своеобразную вертикальную зональность коренных месторождений алмазов. Рассмотрены: вулканогенно-осадочные переотложенные образования верхних горизонтов раструбов, ксеногенный материал, индикаторные минералы, вторичные минералы, петрохимические и геохимические особенности, плотность и магнитная восприимчивость, а также алмазоносность кимберлитов.

3759. Харькив А.Д., Прокопчук Б.И., Ремизов В.И. Штокверк – особый морфологический тип кимберлитовых тел. Советская геология, 1990, № 4.

3760. Харькив А.Д. Зональность алмазоносных провинций. В сб. Основные направления повышения эффективности и качества геологоразведочных работ на алмазы. Тезисы докладов VI Всесоюзного совещания. Иркутск, 1990.

3761. Харькив А.Д., Зуенко В.В. и др. Петрохимия кимберлитов. М., Недра, 1992.

3762. Харькив А.Д. Признаки сходства и различия между кимберлитовыми породами севера Русской платформы и других регионов. Геология и геофизика, 1992, № 7.

Приведены результаты сопоставления кимберлитовых пород Русской платформы с аналогичными образованиями других регионов. Установлено, что кимберлитовые породы севера Русской платформы обладают всеми основными признаками типичных кимберлитов. В то же время рядом характеристик они отличаются от подавляющего большинства этих пород других регионов. Такими признаками являются:

-      относительно простое внутреннее строение трубок;

-      высокомагнезиальный состав породы;

-      низкое содержание индикаторных минералов и их кристаллизация при повышенном окислительном потенциале;

-      низкое содержание ксенолитов глубинных пород и преобладание среди них высокомагнезиальных ультрабазитов;

-      сапонитизация кимберлитов вместо обычных серпентинизации и карбонатизации.

Возникновение этих признаков обусловлено особенностями образования кимберлитовых расплавов в условиях верхней мантии и изменениями кимберлитов в земной коре.

Кимберлитовые породы Русской платформы характеризуются следующими основными признаками:

  1. Резко преобладающей формой тел является трубчатая, повышено количество силлов; дайки и жилы встречаются исключительно редко.
  2. Среди трубчатых тел преобладают изометричные и слабо удлиненные, резко доминируют трубки средних размеров, встречаются весьма крупные тела; мелких и очень мелких трубок мало. У многих трубок сохранился четко выраженный раструб с относительно пологими контактами, переходящими в вертикальный канал цилиндрической или вытянутой формы.
  3. Характерно относительно однотипное внутреннее строение трубок. У слабо эродированных трубок сохранились кратерные фации пород, представленные осадочно-вулканогенными и туфовыми образованиями. Жерловая часть трубок чаще всего образовалась в процессе двухактного внедрения: в первый этап – ксенотуфобрекчия, во второй – автолитовая брекчия. Ксенотуфобрекчиям присуще повышенное содержание ксеногенного материала вмещающих пород; автолитовые брекчии сложены значительным количеством автолитов, в составе которых очень мало карбонатного материала.
  4. Основным породообразующим минералом породы является оливин (псевдоморфозы по оливину). Другие глубинные минералы (пироп, хромшпинелид, пикроильменит, хромдиопсид) составляют ничтожный объем. Основная масса имеет также существенно оливиновый состав, в ней повышено количество псевдоморфоз в виде микролитов, которые обычно относят к мелилиту (?), редки пластинки флогопита, зерна хромшпинелида, пикроильменита, апатита, анатаза.
  5. Характерно высокое содержание ксеногенного материала вмещающих пород, представленного зернами кварца, калиевого полевого шпата и глинистой составляющей каолин-монтмориллонитовой группы. Содержание ксенолитов пород фундамента низкое, также низко содержание и ксенолитов.
  6. Отмечается высокое содержание SiO2, повышенное Al2O3 и низкое CaO, MgO, FeO, TiO2, P2O5, K2O.
  7. Ксенолиты глубинных пород имеют высокомагнезиальный состав, резко преобладают гранатовые и безгранатовые оливиниты, эклогитовые парагенезисы редки, мало распространены также ильменитовые перидотиты. Повышено количество средне- и малоглубинных ксенолитов.
  8. Специфична вторичная минерализация кимберлитов, в том числе прожилковая. Вместо неизменно преобладающего серпентина широко развит сапонит, распространен тальк, мало карбонатных и гидротермальных минералов. Среди последних преобладают серпентин, сепиолит, кальцит.
  9. Магнитная восприимчивость пород низкая, понижены также плотностные свойства.

Среди алмазов крупнее 2 мм наиболее распространены округлые формы (додекаэдроиды). Среди кристаллов мелких классов (меньше 1 мм) преобладают гладкогранные октаэдры с тригональной и дитригональной формой граней. Наиболее широко распространены бесцветные кристаллы, встречаются окрашенные в зеленовато-желтый и желтый цвета. Кристаллы алмаза с включениями составляют 0,6 – 2% от всего количества алмазов. Наиболее часто в алмазах всех изученных трубок отмечаются включения бесцветных минералов (55 – 66%), которые представлены оливином, коэситом и, возможно, дистеном. Хромшпинелид присутствует в 25 – 34% кристаллов с включениями. Гранаты эклогитового парагенезиса в алмазах из трубок Поморская, Карпинского-1, Архангельская встречаются гораздо чаще, чем гранаты ультраосновного, в то время как среди алмазов трубок им. Ломоносова, Пионерская, им. Кольцова включения оранжевых гранатов эклогитового парагенезиса не наблюдались, а ультраосновного встречаются редко.

Среди пироп-альмандиновых гранатов включений в алмазах отмечается повышенное количество включений с относительно высокой кальциевистостью (20 – 32%). Гранаты аналогичного состава часто встречаются в алмазах из россыпей севера Якутской алмазоносной провинции и Урала.

Содержание граната-пиропа в кимберлитовых брекчиях Русской платформы исключительно низкое. Содержание хромшпинелида также низкое. Пикроильменит для алмазоносных трубок района нехарактерен.

Примечание составителя. Такое обильное цитирование вызвано тем, что архангельские кимберлиты кажутся мне ближе к уральским, нежели якутские, не только географически, но и исторически: один палеоконтинент, примерно схожая экзогенная история (несмотря на более молодой возраст), слабая эродированность. См. также аннотации по трубкам Мвадуи (Прокопчук, 1976; Францессон, 1980) и Катока (Ротман, 2003). По кимберлитам Архангельска: Левин, 1993 и Махлаев, 2005.

3763. Харькив А.Д. Геолого-генетическая типизация коренных месторождений алмазов. Советская геология, 1992, № 8.

3764. Харькив А.Д., Смирнов Г.И. Проблема вертикальной изменчивости кимберлитовых тел. Отечественная геология, 1993, № 8.

В работе использованы материалы по кимберлитовым породам Лесото. Эта территория, по убеждению авторов, является единственным в мире районом локализации разноэродированных кимберлитовых тел, которые могут служить примером вертикальной зональности кимберлитов. Королевство Лесото – небольшая высокогорная страна с большим числом (более 300) кимберлитовых тел с преобладающими породами дайковой фации. Примерное соотношение между трубками и дайками составляет 1:20.

Констатировано существенное уменьшение поперечного сечения трубок с глубиной. Все остальные признаки кимберлитов идентичны. Подтверждается установленная ранее закономерность в том, что кимберлитовые породы даечной фации отличаются от кимберлитов трубочной фации повышенной железистостью, щелочностью (особенно по калию), повышенным содержанием TiO2, P2O5 и некоторых других базальтоидных компонентов.

3765. Харькив А.Д. Индикаторные минералы алмазоносных лампроитов и их поиски шлихо-минералогическим методом. Руды и металлы, 1994, № 1.

3766. Харькив А.Д. Неэродированная кимберлитовая трубка Мвадуи в Танзании. Отечественная геология, 1994, № 7.

3767. Харькив А.Д., Зинчук Н.Н. Атлас-определитель пород и руд месторождений алмазов кимберлитового типа. М., Недра, 1994.

3768. Харькив А.Д., Зинчук Н.Н. Геолого-генетические основы шлихо-минералогического метода поисков алмазных месторождений. М., Недра, 1995.

Среди прочего приводится описание «слепой» трубка Одинцова (стр. 112 – 119), пример полузакрытой кимберлитовой диатремы. Положение подошвы кимберлитовмещающих нижнесилурийских отложений фиксирует по периферии диатремы мульду оседания с амплитудой порядка 15 м. По кровле этих же отложений, наоборот, отмечается куполовидное вздутие примерно такой же амплитуды. Вздутие, по-видимому, имеет криогенную природу, и образовалось после накопления осадков, т. е. связано с увеличением объема трещиноватых и пористых пород диатремы при замерзании содержащейся в них воды.

Верхняя часть диатремы, получившая название «карбонатной шапки», представляет собой кимберлитовмещающий субстрат (карбонатные породы низов нижнего силура), превращенные в разнообломочные карбонатные брекчии.

Примечание составителя. Авторы считают брекчии результатом кессонно-эксплозивного процесса (взрыв газа в закрытой полости). Возможно, логичней и проще было бы объяснение происхождения за счет увеличения объема кимберлитовой породы при выветривании. Тем более элемент такого объяснения присутствует в тексте: «...связано с увеличением объема ... при замерзании содержащейся в них воды».

3769. Харькив А.Д., Зинчук Н.Н., Зуев В.М. История алмаза. М., Недра, 1997.

Изложена история открытия и освоения основных месторождений алмазов мира, дано их краткое описание, рассказано о зарождении и развитии алмазодобывающей промышленности мира и России, о создании международной системы торговли алмазами. Показана роль российских алмазов на мировом рынке. Впервые опубликован наиболее полный список именных алмазов и бриллиантов мира, в том числе якутских. Приводятся сведения о кристалломорфологических типах алмаза и его свойствах, о закономерностях распределения алмазоносных пород и геологических структур континентов, о методах поисков алмазов и технологии их извлечения, масштабах добычи в разных странах и в разные временные периоды, о компаниях и предприятиях, занимающихся разработкой алмазных месторождений и т. п. Освещены крупнейшие алмазоносные и лампроитовые трубки, их геологическое строение, геофизические и геохимические характеристики, приводятся данные о содержании алмазов и минералов-спутников.

Примечание составителя. На эту книгу имеется рецензия Ю.Н. Авсюка с соавторами (1998).

3770. Харькив А.Д., Зинчук Н.Н., Крючков А.И. Коренные месторождения алмазов мира. М., Недра, 1998.

В настоящее время в мире известно около 2 000 кимберлитовых тел, среди которых более чем в 300 трубках и дайках обнаружены алмазы. Примышленные концентрации выявлены только в нескольких десятках. Добыча производится всего в 23 кимберлитовых трубках. Обобщен и систематизирован материал более чем по 50 алмазоносным трубкам мира. Наиболее детально охарактеризованы кимберлитовые трубки Якутии: Ботуобинская и Нюрбинская. Приведены характеристики промышленных алмазоносных месторождений ЮАР, Ботсваны, Танзании (Республика Конго), Анголы, Китая, Индии и Австралии. Впервые дана характеристика промышленно алмазоносных кимберлитовых трубок Средне-Мархинского района Республики Саха (Якутия) и Архангельской области. Описание каждой трубки включает ее положение в структуре кимберлитового поля, геологическое строение, типы кимберлитов, содержание и химический состав минералов-спутников, морфологию и физические свойства алмазов.

Проведена типизация месторождений алмазов по комплексу признаков, приведены типовые модели коренных месторождений алмазов Якутской и Архангельской алмазоносных провинций, Южной Африки и Австралии.

3771. Харькив А.Д., Романько Е.Ф., Зубарев Б.М. Кимберлиты Зимбабве: краткая характеристика распространенности и особенностей состава. Геология и геофизика, 2005, т. 46, № 3.

Впервые приведена характеристика вещественного состава кимберлитов трубок Шингвизи, QK1 и QK2, а также новые материалы по единственной эксплуатирующейся трубке Ривер Ранч. Описаны карбонатизированные кимберлиты верхних горизонтов тр. Шингвизи. Породы из карьера трубки представляют собой плотные образования желвакового строения, участками ноздреватые, белого, бело-розового цвета. Кальретовая порода – сильно карбонатизированный кимберлит, в которой с трудом угадываются текстурно-структурные первичные особенности. Составной частью породы являются измененные кимберлиты, многочисленные карбонатизированные ксенолиты и ксенозерна вмещающих сланцев, габбро-сиенитов, диабазов. Цементом являются агрегаты пелитоморфного и криптозернистого кальцита. Кальцитизированные обломки кимберлита сложены псевдоморфозами карбоната и серпентина по оливину, погруженными в кальцитовый агрегат. В редких случаях в измененном кимберлите встречаются трещиноватые зерна пиропа 0,5 – 2 мм в поперечнике с обрывками келифитовой каймы. В каличе (в статье неправильно применен термин «калькрет») присутствуют также дезинтегрированные, рассыпающиеся на мелкие осколки зерна пикроильменита. В цементирующей массе отмечаются зернышки (0,01 – 0,1 мм) перовскита. Часто встречаются карбонатизированные ксеногенные зерна плагиоклаза, амфибола, альмандина. Видимая мощность каличе, судя по тексту, до 10 м. Из приведенного рисунка без масштаба это понять трудно. Содержание SiO2 в каличе колеблется от 8,62 до 21,97, CaO – от 22,76 до 41,56 и MgO – от 3,88 до 17,97. Количество кальцита достигает 80% и более объема породы. В составе большинства проб, кроме кальцита, присутствует доломит. Авторы отмечают, что химический состав породы (90% карбоната) следует учитывать при диагностике столь необычного кимберлита, резко отличающегося от выветрелых кимберлитов верхних горизонтов африканских и якутских кимберлитов.

При описании убого алмазоносных кимберлитовых трубок в районе озера Кариб (тр. QK1 площадью 5 га и QK2 – около 11 га) сообщается, что высокохромистые гранаты в кимберлитах этих трубок исключительно редки, но вместо этого встречено повышенное количество зерен пироп-альмандинов, в том числе натрийсодержащих (Na2O 0,09%). Источником этих гранатов являются дезинтегрированные алмазоносные эклогиты. Это первый случай обнаружения кимберлитов, где индикатором алмазоносности является натрийсодержащая разновидность гранатов эклогитового парагенезиса.

Данные по вещественному составу кимберлитов и геологическому строению трубки Ривер Ранч отсутствуют, но отмечается, что она располагается не в пределах классической геоструктурной позиции (по Клиффорду – в центре архейского кратона), а в мобильном поясе Лимпопо. Такие кимберлиты характеризуются, в частности, низкими содержаниями ИМК (пиропа, хромшпинелида, пикроильменита и др.). Это же характерно для пород расположенных рядом трубок Венеция, также приуроченных к подвижному поясу Лимпопо.

Обращено внимание на исключительно редкое присутствие гранатов алмазной ассоциации ультраосновного парагенезиса и повышенное содержание пироп-альмандиновых гранатов этой же ассоциации эклогитового парагенезиса в трубках QK1 и QK2. Эти гранаты могут быть использованы при поисках алмазоносных трубок шлихоминералогическим методом. Показано, что кимберлитовые тела, располагающиеся в зонах подвижных поясов, по вещественному составу могут отличаться от им подобных, локализованных в пределах кратонов архейской активизации.

Примечания составителя. Карбонатизированный горизонт (calk nodules, calk clay) в верхней части тр. Кимберли отмечен также М.И. Пыляевым в книге «Драгоценные камни. Их свойства, местонахождения и применение» (1888, с. 111; 2007, с. 54). Еще не зная этой статьи, я в отчете А.М. Зильбермана (1985) предположил возможное наличие каличе (и силькретов) в корах выветривания уральских кимберлитов и повторял это впоследствии (Харитонов, 2008). В шлихах р. Рассольной, что рядом с бывш. хутором Дворец на Вильве, отмечалось много натровых гранатов.

3772. Хачатрян Г.К., Зинчук Н.Н., Коптиль В.И. и др. Исследование оптически-активных центров в алмазах из россыпей Урала в связи с проблемой выявления их коренных источников. Геология и геофизика, 2004, № 2, т. 45.

С помощью ИК-спектроскопии проведено сравнительное изучение алмазов из россыпей Северного (Вишерский район) и Среднего (Койво-Вижайский район) Урала, коренные источники которых до настоящего времени неизвестны. Выявлена взаимосвязь между внутренним строением алмазов Урала и содержанием в них структурных примесей азота и водорода. Установлено, что по характеру распределения А-центров и степени агрегированности азота алмазы Вишерского и Койво-Вижайского районов существенно различаются между собой, что свидетельствует об их происхождении из однотипных, но различных источников. Сопоставление изученных кристаллов с округлыми алмазами из других месторождений по содержанию в них оптически-активных центров определенно указывает на кимберлитовую природу алмазов из россыпей Урала.

3773. Хворова И.В. Атлас карбонатных пород среднего и верхнего карбона Русской платформы. М., АН СССР, 1958.

Атлас не относится к литературе по алмазной тематике, но будет полезен для общего развития, т. к. в нем рассмотрены обломочные известняки. Описаны карбонатные брекчии (растрескивания, взрыхления), конгломераты и гравелиты, песчаники, органогенно-обломочные известняки. Описаны доломитизация и раздоломичивание пород, их окремнение и сульфатизация. Доломитовые породы в этом случае имеют форму расплывчатых тел причудливой или линзовидной формы, появляются поры, каверны, наблюдаются повышение трещиноватости, происходят изменения объема пород, сопровождающиеся изменениями текстур и структур. В постседиментационную стадию происходит формирование некоторых железосодержащих минералов (глауконит, пирит, марказит).

Примечание составителя. Ряд текстур осадочных пород, в т. ч. брекчии различного происхождения, относятся авторами туффизитовой гипотезы и их апологетами к признакам несомненного магматогенного, флюидизатного и прочего, подобного же рода, генезиса. После выветривания описанных в Атласе некоторых пород и выноса карбонатной их части, после выветривания нерастворимого остатка, состоящего из некарбонатных минералов песчаной и алевритовой размерности, оставшийся продукт этого непременно будет назван «новаторами» ксенотуфом с их обязательным опробованием на алмазы.

3774. Хворова И.В. Кремневые брекчии в палеозое Южного Урала. Изв. АН СССР. Серия геологическая, 1974, № 8.

На Южном Урале брекчии кремнистых пород представлены четырьмя типами, существенно отличающимися в генетическом отношении. Это: тектонические, инъекционные, оползневые и собственно осадочные образования.

Присутствие этих пород показывает, что спокойная седиментация периодически нарушалась. Подводный рельеф и высокая сейсмичность способствовали развитию оползней.

Примечание составителя. Статья общегеологическая. Для «туффизитчиков» информация к размышлениям. Есть такой термин «эдафогенные» отложения, синоним – «сейсмиты»... Внедрения кимберлитов сопровождаются сейсмическими явлениями? Если да, то как это сказалось на осадках окружающих бассейнов седиментации? См. также Поволоцкая, 2006.

3775. Хованец И.Д. Геолого-экономическая оценка состояния и перспективы развития добычи алмазов на Урале. ТЭД. (Отчет по теме № 15/65 г.). Свердловск, 1965. ВГФ, УГФ, ВИЭМС. Р-40; О-40.

Рассмотрены следующие вопросы:

а) состояние балансовых запасов алмазов на Урале на 1.01.1965 г. и результаты работы 150-литровых электрических драг прииска «Уралалмаз» за 1959 – 1966 гг. по основным технико-экономическим показателям;

б) пятилетний план развития добычи алмазов на 1966 – 1970 гг.;

в) характер геологоразведочных работ, их направление и задачи за период 1959 – 1965 гг., затраты на разведку, стоимость единицы прироста запасов.

Сделаны следующие выводы:

1. Месторождения алмазов на Урале сосредоточены в двух алмазоносных районах, причем самым богатым и перспективным является Вишерский алмазоносный район, где сосредоточено 95,2% запасов.
2. Пятилетний план добычи запроектирован с увеличением в 3,7 раза против 1965 г.
3. Запроектированный прирост запасов на 1966 – 1970 гг. за счет доразведки уже известных месторождений позволит обеспечить работу электрических драг на протяжении 15 лет.
4. Основной задачей работ на ближайшие годы являются поиски первичных и вторичных источников алмазов.

3776. Хованец И.Д., Овчинников Н.Л. Предварительная промышленно-экономическая оценка алмазоносности северной части Илья-Вожского участка. ТЭС (Отчет по теме № 7/68). 1968. ВГФ, УГФ. P-40-XXXIV.

По материалам геолого-поисковых работ даны технико-экономические соображения о целесообразности промышленного использования северной части Илья-Вожского алмазоносного участка и продолжения на нем геологоразведочных работ.Участок сложен алмазоносными дезинтегрированными породами такатинской свиты, залегающими на доломитах колчимской свиты Тулым-Парминской антиклинали. Участок характеризуется сложными горнотехническими условиями. Продуктивный горизонт сложен темными охристыми глинами с глыбами и обломками песчаников, с редкими галькой и гравием.

Установлено, что участок можно отрабатывать дражным способом, с использованием 150-литровой драги № 142 с предварительной реконструкцией (увеличением глубины черпания до 15 м) и применением глубокой вскрыши скреперно-бульдозерным способом.

3777. Хованец И.Д. Отчет по теме 18/75: «Укрупненный технико-экономический расчет рентабельности отработки алмазной россыпи II надпойменной террасы р. Полуденный Колчим». Свердловск, 1975.

3778. Холмовой Г.В. Об эпигенетических текстурах в аллювиальных песках. Литология и полезные ископаемые, 1986, № 1.

Отмечаются нарушения горизонтальной и волнисто-горизонтальной слоистости песков и супесей перигляциального аллювия, слагающего верхние части разрезов надпойменных террас в пределах Среднерусской возвышенности. Чаше всего эти нарушения наблюдаются в аллювии II надпойменной (боровой) террасы. Для нарушенных слойков характерны несколько большая мощность и прерывистость слойков, большее содержание железа и облекание глинистых валунов. Автор считает эту слоистость вторичной или инфильтрационной и объясняет ее происхождение нисходящим движением грунтовых вод, переносящих пылеватые и глинистые частицы.

Примечание составителя. Любые нарушения слоистости в осадочных терригенных толщах «туффизитчики-рыбальченкисты» считают признаком либо флюидального, либо изверженного их происхождения. Возможно, статьи подобного рода поселят сомнения в их затуманенные головы. См. также следующую аннотацию.

3779. Холодов В.Н. Песчаный диапиризм – новая сторона катагенетических процессов. Литология и полезные ископаемые, 1978, № 4, 5.

Рассмотрены кластические или нептунические дайки, инъекции песчаных пластов в перекрывающие и подстилающие глины, разнообразные пластические деформации песчаных толщ, нередко приводящие к формированию глыбовых нагромождений среди сильно перемятых глин. Генезис этих образований объясняется автором рядом причин, в том числе, разжижением песков пласта при внезапном уменьшении нагрузки на пласт, при его встряхивании, под действием фильтрационного давления вод, мигрирующих сквозь пласт и т. п.

Примечание составителя. Не алмазная тематика, но один из аргументов против «ксенотуффизитчиков» и сторонников «теории» А.Я. Рыбальченко, принимающих малейшую флюидальность любой осадочной толщи за несомненный аргумент в пользу этой «теории». См. также: Артюшков, 1965; Верзилин, 1974; Гарецкий, 1965; Коноплева, 1968; Лидер, 1967.

3780.  Холопова Е.Б. Проблемы алмазоносности Республики Коми. В сб. Геология и минерально-сырьевые ресурсы европейского Северо-востока России. Тезисы Всероссийской геологической конференции. Т. II. Сыктывкар, 1993.

Алмазоносность в пределах Республики Коми и сопредельных с ней территорий установлена в псефитах нескольких стратиграфических уровней от позднего венда до голоцена:

1. Верхний венд – ашинские конгломераты Урала, конгломераты Малошуйского грабена Онежской губы, гравелиты Волыно-Подольской плиты и Припятской впадины в обрамлении Украинского щита.
2. Нижний силур – ландоверийские псефиты Северного Тимана и п-ова Канин, псефиты колчимской свиты Полюдово-Колчимского поднятия.
3. Нижний девон – псефиты верхнего эмса в районе Полюдовско-Колчимского анитиклинория с локальными промышленными концентрациями алмазов.
4. Средний девон – псефиты верхнего эйфеля на Среднем Тимане, содержащие наряду с алмазами промышленные концентрации золота и редкометальных минералов, гравелиты Джежим-Пармы.
5. Нижний триас – конгломераты ветлужского яруса на Северной Двине в районе Красноборска и в долине р. Вычегды выше устья р. Виледи.
6. Средняя юра – псефиты байосского яруса с импактными алмазами, выполняющие Пучеж-Катункскую астроблему в районе Нижнего Новгорода, батские гравелиты в бассейне р. Сысолы и других районах юга Республики Коми, среднеюрские псефиты на Среднем Урале и в обрамлении Воронежского массива.
7. Антропоген – голоценовые и плейстоценовые промышленные алмазоносные россыпи в бассейне р. Вишеры в Красновишерском районе Пермской области.

Возраст алмазоносных кимберлитов, определенный стратиграфически, в настоящее время может быть уточнен, т.к. впервые определен урано-свинцовый возраст по циркону алмазоносных кимберлитов Золотицкого поля (~385 млн. лет) и альнеитовых диатрем с мантийными включениями на Среднем Тимане (~400 млн. лет), т.е. главная эпоха кимберлитового вулканизма на севере Русской платформы 385 – 400 млн. лет приходится на эмс (D1) и эйфель (D2). При использовании правила (закона) гомологических рядов кимберлитового вулканизма вычисляется вероятный абсолютный возраст их гомологов:

-      170 – 185 млн. лет (J1J2) – гипотетические кимберлиты позднего фанерозоя;

-      385 – 400 млн. лет (D1D2) – кимберлиты Золотицкого поля Зимнебережной провинции и альнеиты Умбинского поля на Среднем Тимане;

-      600 – 615 млн. лет(V2) – гипотетические кимберлиты раннего фанерозоя.

Не исключено существование на севере Русской платформы фанерозойских киберлитов и другого возраста, т.к. в каждом космическом цикле тектогенеза известно 16 глобальных гомологических рядов. В определенном регионе в конкретной тектонической обстановке реализуются лишь некоторые из них. Весьма вероятно проявление на Русской платформе предсилурийских (ордовикских?) и предтриасовых (позднепермских?) кимберлитов, о чем говорит региональный характер ландоверийских (S1) и ветлужских (T1) алмазоносных терригенных коллекторов.

Автор также считает представляющими научный интерес коренные месторождения импактных алмазов, связанные с астроблемами Карской (~60 км) и Усть-Карской (~25 км) позднемелового возраста и Пучеж-Катункской (~80 км) в районе Нижнего Новгорода астроблемой среднеюрского возраста. Импактные алмазы встречаются и за пределами указанных астроблем, в терригенных коллекторах, иногда вместе с алмазами кимберлитового типа.

Примечание составителя. От Западноуральской алмазоносной субпровинции к Архангельской намечается удревнение выявленных вторичных коллекторов:

-      Урал – силур-нижний девон;

-      Тиман – средний-верхний девон;

-      Архангельск – нижний карбон.

Явно намечаются этапы кимберлитопроявлений. Наиболее древний, ордовикско-раннесилурийский, – на Среднем Урале, следующий, раннесилурийский, – в Вишерском районе, нижне-среднедевонский – на Тимане, и самый молодой – в Архангельской субпровинции. Если учесть что какое-то время существовал материк Еврамерика, то логично наличие наиболее молодых проявлений в Канаде.

3781.  Хронологический обзор важнейших путешествий, совершенных в России или из России предпринятых в XVIII XIX столетиях (окончание). В кн. Месяцеслов на 1843 год. СПб., ИАН, 1842.

При описании путешествий, совершенных при Николае I много внимания уделено путешествию А. Гумбольдта в сопровождении Густава Розе и Густава Эренберга (со стр. 214). Отмечено, что Розе «сделал несколько важных геогностических наблюдений и минералогических открытий». В сноске к этому несколько двусмысленно сообщается: «Между прочим, открыты тогда первые алмазы в Урале, в одной золотоносной россыпи близ Бисерска 25 вест на северо-запад от этого места и 250 верст от Перми». Двусмысленность в том, что можно сделать вывод об открытии алмазов именно Густавом Розе.

3782.  Худосовцев С.А., Погоня Ю.Ф. Отчет о работах Восточно-Уральской алмазной партии в бассейне р. Реж Свердловской области в 1938 г. Свердловск, 1938. УГФ. О-41.

3783.  Худосовцев С.А. Отчет о работе Исовской поисково-опробовательской партии на алмазы. Свердловск, 1940. УГФ. O-40-XII, XVIII.

© Тимур Харитонов