Ураловед

Портал знатоков и любителей Урала

5 1 2 3 4 5 Рейтинг: 5.00 Голосов: 12

Развитие Московского государства или, как сформулировал это в «Истории Государства Российского» Н.М. Карамзин: «Новое вселение двора московского, новые кремлевские здания, сильное ополчение, посольства, дары – требовали издержек», – увеличили потребность в золоте, серебре и меди, для чеканки монеты. Эти металлы или даже валюта (т. н. «ефимки») закупались в Европе и пускались в оборот. Колокола и пушки также отливались из импортной меди. Требовались собственные металлы.

В царствование первого Романова, Михаила Федоровича, в 1617 году, рудознатец Яков Литвин сообщил из вотчины графа Строганова на территории современного Пермского края, что на реках Яйве и Каме, на Григоровой горе (правобережье Камы близ Соликамска), имеется много медной руды (РГАДА, ф. 365, оп. 1, столбец 1, л. 8). Из Москвы на разведку были посланы дворянин Аврам Иванович Бертеньев, боярский сын Алексей Головин, подъячий Гавриил Леонтьев, рудознатец-металлург англичанин Джон Ватер, переводчик и три плавильщика. Видимо, в это время ими была начата разработка месторождения медных руд Григоровой горы и выплавка металла из них.

Фото С.Огарышева. Медная руда медистого песчаника из карьера близ м/р Новые Ляды г. Перми. Открыт С. Огарышевым.

В Государственном архиве Свердловской области имеется косвенное свидетельство об этих событиях: «722 года ноября в 14 день явился на Григорьевской горе крестьянин Микита Белкин. Оной сказал, что от роду ему 111 лет. Когда на оной горе добывали медную руду, тогда он был… в приставах или в разсыльщиках тому назад 98 лет» (ГАСО, ф. 24, оп. 1, д. 23, л. 145).

Исходя из этого, следует признать, что, по крайней мере, в 1624 г. на Григоровой горе добывали медную руду и плавили из нее медь. Следы плавки меди и добычи руд в виде сохранившихся штолен, просадок над шахтными полями до сих пор сохранились в окрестностях деревни Григорово Пермского края. Дополнительным свидетельством разработки Григоровского месторождения меди и существования медеплавильного завода ранее официально признанной даты (1634 – 1635 гг.) служит царская обводная правая грамота, удостоверяющая, что уже в 1629 году Пыскорскому монастырю были отведены земли взамен взятых у него на «Государево медное дело». Требуется признать, что первым медеплавильным заводом России нужно считать «ручной» (т. е. не вододействующий) Григоровский завод, начавший плавку раньше своего преемника, медеплавильного завода, основанного 1634 году В.И. Стрешневым, который был за это награжден Михаилом Федоровичем повышением до окольничего, селом с деревнями, деньгами (307 рублей) и пр.

Фото Т.Харитонова. Вид изнутри рудника. Вскрыт в пос. Юг Пермского края случайно при отборе грунта для восстановления бывшей заводской плотины в 2009 г. Рудник заложен в пермских медистых песчаниках и принадлежал Юговским (Верхнему и Нижнему) казенным медеплавильным заводам. Обнаружен Т.Харитоновым и П.Пачиным при рекогносцировке для проведения работ по медистым песчаникам.

В 1635 году московский купец Надея Свитейщиков, подъячий Кириллов и рудознатец «немчин» Арист Петцольд были посланы, говоря современно, «на освоение» Григоровского месторождения. Они перенесли завод Стрешнева с Григоровой горы в более удобное место – на земли Пыскорского монастыря, на речку Камгорку при впадении ее в Каму. Пыскорский медеплавильный завод просуществовал до 1665 г. и прекратил работу якобы из-за выработки руд (фактически же из-за «медного бунта», но это другая история). Этот завод считается первым русским медеплавильным заводом и родоначальником медеплавильной промышленности России.

В 1832 г. В.Н. Берх отметил значение Пыскорского завода: «Добытая на заводе сем медь ...была сильнейшею причиною размножения горных заводов и народонаселения в Казанской, Вятской, Оренбургской и Пермской губерниях, кои были тогда мало обитаемы и почти не известны». Вслед за В.Н. Берхом, в 1838 г. роль Пыскорского завода в горной и заводской истории Российской империи подчеркнул известный историк Сибири П.А. Словцов: «Завод погас, это правда, но из школы его замелькали люди с заводским уменьем».

Таким образом, Пермская земля является родиной не только алмазной промышленностино и горной промышленности и цветной металлургии России.

Фото И.Чайковского и О.Кадебской. Вид одного из штреков этого рудника. И.Чайковский и О. Кадебская, сотрудники Горного ин-та УрО РАН, привезенные мной на Юговской (назовем его так) рудник через два дня после его обнаружения. Эти выработки были законсервированы 200 с лишним лет назад. И все это время по ним не ступала нога человека.

Остальные медеплавильные заводы Прикамья и Урала, работавшие на рудах из пермских медистых песчаников, были построены значительно позже, уже при Петре Великом: Егошихинский (1723), Таманский (1726), Висимский (1735), Мотовилихинский (1736), Ашапский (1744), Добрянский (1752), Пожевской (1759) и т. д. Большинство заводов было закрыто после ликвидации крепостного права в 1861 г., когда исчезла даровая рабочая сила, и производство устаревшими методами стало нерентабельным. Этот фактор, а не истощение рудников, стал решающим в остановке медеплавильного производства. Последний медеплавильный завод, Юговской, официально был закрыт в 1910 году.

Пермская медь дала жизнь многим городам и селам края. Например, с. Уинское возникло при одноименном заводе, основанном кунгурским купцом Тимофеем Шавкуновым, с. Ашап – при Ашапском заводе, основанном Акинфием Демидовым. Сама Пермь обязана своим происхождением Егошихинскому медеплавильному заводу. Развитие горнозаводского дела дало толчок заселению Прикамья и его сельскохозяйственному освоению. Многие деревни и поселки края возникли при рудниках (Голый мыс, Круглый рудник, Палыгорец и др.). Поэтому история заводов – это важная часть истории Урала, куда, вопреки неграмотным решениям правительства, издавна относился Пермский край.

Фото И.Чайковского и О.Кадебской. Вид другого штрека этого же (Юговского) рудника.

За почти 200-летний период разработки медистых песчаников было разведано около 10 000 месторождений медных руд (в пределах Пермского края около 5 800). В золотой век Прикамской медной промышленности (XVIII – первая половина XIX века), на базе медистых песчаников в Пермском крае работало около 30 медеплавильных заводов, которые производили до 3 000 – 4 000 т меди в год, т. е. дававших в среднем около 40% (а в XVIII веке и до 90%) всей российской меди.

Вход. Фото П.Пачина

Прикамская медь отличалась чистотой и согласно правительственному указу отправлялась прямиком на Екатеринбургский монетный двор. В статье 141 третьего раздела второй главы (О деле Российской медной монеты) Монетного устава прямо говорилось: «...На выделку медной монеты употребляется исключительно медь Пермских заводов» (Свод законов Российской Империи, издания 1857 года. Том седьмой. Уставы монетный, горный и о соли. СПб., 1857).

Впоследствии из-за изменений в конъюнктуре (в т. ч. из-за разработки медноколчеданных руд восточного склона Урала), из-за отсутствия дешевой рабочей силы (в результате освобождения крепостных), сведения лесов для углежжения, отсутствия разведанных запасов руд, медеплавильное производство в Прикамье тихо угасло. Это, а не «истощение руд», явилось причиной упадка некогда мощной отрасли хозяйства Пермского горного округа.

Фото П.Пачина. Другой штрек того же Юговского рудника, вскрытый 50 м западнее.

Последний медеплавильный завод Пермского края, Юговской казенный, был закрыт официально в 1910 году, а незадолго до этого, в 1905 г., прекратил работу и последний медный рудник, Усовский, находившийся в Соликамском районе.

Фото П.Пачина. Прослой медной руды Юговского рудника

В наши дни многочисленные мелкие проявления меди в медистых песчаниках не разрабатываются вследствие их разбросанности, малых размеров и, как следствие, кратковременности эксплуатации каждого из них и нерентабельности добычи меди при существующих технологиях.

© Т.В. Харитонов
Пермь, ОАО «Пермгеолнеруд»
UraloVed.ru