Ураловед

Портал знатоков и любителей Урала

5 1 2 3 4 5 Рейтинг: 5.00 Голосов: 1

Р

  1. Разведывательные работы в Пермском округе (Геологические исследования медистых песчаников). Звезда, 1930, 16 апреля.
  2. Разумовский Н.К. Известия Геологического комитета, т. 43, № 2; 1924; т. 44, № 2, 1925.

Краткие заметки об исследованиях старых медных рудников и медистых песчаников в пределах Пермской области.

  1. Разумовский Н.К. Запасы меди в медистых песчаниках и перспективы их использования. Вестник Геологического Комитета, 1929, т. IV, № 3.

Количество меди в медистых песчаниках Приуралья, подсчитанное в 1925 г. М.И. Липовским, равняется 560 000 т, в том числе для наиболее богатого Каргалинского района у него получилась цифра 283 467 т.

Автор провел аналогичные подсчеты двумя методами:

-      исходя из размеров рудного тела и содержания в нем меди;

-      исходя из известных для большого количества рудников запасов рудного гнезда.

Оба варианта расчетов дали цифры, незначительно отличающиеся от цифр, приведенных М.И. Липовским. Так, для наиболее богатой Оренбургско-Уфимской области получилось 336 168 т меди, для Пермской области – 82 260 т, для Казанско-Вятской 6 684 т. Всего – 428 112 т. В расчеты бралась сравнительно богатая руда (от 2,5 до 7% Cu), наиболее интересовавшая промышленников. За 200 лет эксплуатации медистых песчаников было добыто 232 000 т меди, т. е. оно равно половине ориентировочных запасов.

Вопрос о запасах меди в медистых песчаниках можно ставить в двух плоскостях. Во-первых, можно предполагать новые запасы богатой руды, оправдывающей самый примитивный и неэкономичный способ обработки; во-вторых, пользуясь методами обогащения и извлечения меди из бедных руд добиться рентабельности извлечения меди из песчанистых малопроцентных руд, так как запасы последних имеются в значительном количестве в виде отвалов от прежних работ.

Медистые песчаники Пермской и Оренбургской областей планомерно начали эксплуатироваться с 1719 – 1724 гг. и в первой половине XIX века они давали ежегодно 1 500 – 2 000 т меди. В 1832 г они дали 1 771 т, что составляет 51% всей меди Урала за этот год. В 1859 г. медистые песчаники дали 2 333 т, что составляло 49% от меди Урала. После отмены крепостного права разработка медистых песчаников резко падает и, например, в 1865 г. она составляет лишь 914 т или 26,5% выплавки Урала. Далее она неуклонно понижается (в 1880 г. 793 т, в 1890 г. 480 т) и прекращается в начале XX века. Последний казенный завод в Пермской области (Юговской) перестал действовать в 1903 г., последний частный в Оренбургской области (Верхоторский наследников В.А. Пашкова) в 1912 г. Промышленность, существовавшая на медистых песчаниках почти двести лет, имела своеобразные черты, определявшиеся как характером месторождений, так и экономикой той эпохи. Характер залегания рудных скоплений в виде изолированных тел небольших размеров вызывал недолговечность рудников, существовавших обычно 2 – 3 года. На таком руднике были невозможны механизация и капитальные сооружения, окупающиеся только при долговременном существовании рудника. Поэтому добыча велась наиболее примитивным и дешевым способом: до гнезда опускался шурф с воротком (этот шурф носил солидное название «шахта»), иногда с конным приводом и богатая часть гнезда (3 – 7% меди) вырабатывалась на очистку.

Подвозка руды на завод являлась важной статьей расхода, удорожающей себестоимость и вызывающей необходимость брать богатую руду. Так, Юговской казенный завод последние десятилетия, не имея близлежащей руды, добывал медь из 2%-ной руды и давал значительные убытки. Недолговечность рудников требовала дешевой постоянной разведки, которая велась ручным ударным бурением скважин диаметром 2 дюйма. Глубина разведки при помощи такого бура достигала 70 м. Гнезда, залегающие глубже разведку не интересовали, т. к. средний запас гнезда в 1 000 – 2 000 т руды не оправдывал затрат на проходку глубокой шахты.

В Пермской рудоносной области разведку предлагается вести в южной части области, ранее принадлежавшей частным владельцам, в окрестностях Юго-Осокинского и Ашапского заводов, где разведка не была столь систематической и тщательной, как в казенных Юговском и Мотовилихинском участках, и где можно указать и сейчас ряд старых рудников, открытых, но не выработанных владельцами из-за прекращения производства в 70 – 80-х годах XIX столетия. Казанско-Вятский район, как район маломощный, разведки не заслуживает.

Далее Н.К. Разумовский предлагает обратить внимание на отвалы с низким содержанием руды. Там, где долго эксплуатировали богатую руду, а бедная шла в отвалы, за 200 лет накопилось их колоссальное количество. Решение этого вопроса может открыть весьма значительные источники меди. В Пермской области, где работали казенные заводы, и где эксплуатация была поставлена более рационально, отвалы беднее и заключают руды с содержанием колеблющимся около 0,5 – 1,5% (здесь наиболее интересны отвалы Бершетского и близких к нему рудников, содержащие ванадий). В Оренбургской области, в Каргалинском районе, где вырабатывались только богатые руды, отвалы богаче и содержат руду в 1,5 – 1,8% меди. Эти бедные руды имеют уже то преимущество, что они уже выданы на поверхность и поэтому расходы на добычу ее и выдачу на поверхность отпадают. Далее автор предлагает различные гидрометаллургические способы извлечения меди. Предлагается проводить предварительное обогащение руды после дробления.

В 1927 г. опыты Механобра с 4-мя пробами из отвалов Каргалинских рудников дают надежду на то, что медь из отвалов может быть с выгодой извлечена. Поэтому первой задачей разведки должно быть выяснение количества руды в отвалах и определение содержание в ней меди. Следующей задачей является обнаружение новых запасов в местах еще не выработанных и новых, более глубоких горизонтов.

Примечание составителя. Южные районы Пермского края (окрестности Чернушки и Куеды и южнее) во время наиболее интенсивной эксплуатации медистых песчаников были слабо заселены. А так как отмечается прямая корреляция между плотностью населения и количеством рудников, возможно, и там имеет смысл провести поиски не выявленных в свое время залежей.

  1. Разумовский Н.К. Медистые песчаники Приуралья и их использование. Вестник Геологического Комитета, 1929, т. IV, № 3.

Рассчитываются запасы меди в медистых песчаниках перми на западном склоне Урала и в Приуралье. Приведены данные по добыче и содержанию меди в отвалах из рудников Оренбургско-Уфимского района.

  1. Разумовский Н.К. Геолого-экономическое описание месторождений медистых песчаников Приуралья. В сб. Главнейшие медные, свинцовые цинковые месторождения СССР. Л. – М., Госгеолиздат, 1931.
  2. Разумовский Н.К. Медистые песчаники Урала в итоге разведок 1931 г. Тр. Всесоюзной геологической конференции по цветным металлам. Вып. II (медь и никель). М., Цветметиздат, 1932.

Очерк касается Каргалинского месторождения – единственного месторождения в Западном Приуралье, имеющего промышленное значение. Сообщается, что месторождение характеризуется низкопроцентными (1,5 – 2,5%) рудами. Ставится вопрос разработки технологии, позволяющей вовлечь в промышленное производство бедные руды.

  1. Рапп Валентин. Путеводитель по Кунгуру и Ледяной пещере для семейного чтения. 4-е издание. Пермь, 2004.

Краеведческая книга, предыдущее издание которой на Пермском форуме книги в 2001 году получило диплом как лучший путеводитель Приволжского округа. В книге переплетены история, легенды, байки и сказки. Опыт работы автора с туристами позволил ему выбрать именно те детали истории, которые наиболее интересны гостям и жителям Кунгура. Автор соединил историю, описания природы и литературу. Имеется эпизод, связанный с Кунгурским медеплавильным заводом: «Когда в начале XVIII века казна поставила около города на реке Сылве медеплавильный завод, пусть не прибыльный, но дающий стране нужную медь, воевода Воронецкий распорядился закрыть завод, а управляющего и мастеров высечь на городской площади, «дабы впредь неповадно было плавлением заниматься». Дело в том, что завод, видимый из города, раздражал жену воеводы шумом и вонючим дымом. Управляющий после этой экзекуции явился в Казань к губернатору с жалобой. В 1719 году в Кунгур прибыл берг-офицер из Казани. Воевода был объявлен преступником и отправлен в ссылку в Вятку, а завод восстановили».

Примечание составителя. Завод свою деятельность если и возобновил после 1719 г., то ненадолго, т. к. все его оборудование в 1723 г. было перевезено на построенный Егошихинский завод.

  1. Распоряжение Правительства о прекращении действия Юговского медеплавильного завода. ГЖ, 1891, т. 3.
  2. Рассказы об уральской истории. С древнейших времен до конца XIX века. Хрестоматия для 8 – 9 классов средней школы. Сост. Н.М. Лушникова. Свердловск, Средне-Уральское кн. изд., 1990.

В хрестоматию включены отрывки из художественно-исторических и научно-популярных произведений, содержащие, в том числе и сведения о пермских медеплавильных заводах, о некоторых предпринимателях (в т. ч. о Демидовых) и государственных деятелях (о Татищеве – «Командир горных заводов»), способствовавших развитию Урала и Прикамья. Имеются материалы о первом на Урале (после Пыскорского) Кунгурском медеплавильном заводе, о Татищеве, о Мотовилихинском заводе (Крашенинников, 1969; Кузьмин, 1981; Шакинко, 1980).

  1. Рафиенко Л.С. Горный инженер Н.В. Воронцов. Серия «Замечательные люди Прикамья». Пермь, Пермское кн. изд., 1989.

Книга о горном инженере Николае Васильевиче Воронцове – основателе сталепушечного производства в Перми, создателе уникального парового молота-гиганта, изображение которого вошло в эмблему города Перми в социалистическое время.

В эпизоде осмотра Мотовилихинского медеплавльного завода 8 августа 1863 года упоминается, что «еще недавно этот завод выплавлял до 5 500 пудов чистой меди, которую отправляли на Екатеринбургский монетный двор для выделки монеты. Но медные руды истощились, и завод доживал последние дни». «...Побывав в заводской конторе, Воронцов и Рашет осмотрели здание медеплавильной фабрики Мотовилихинского завода, построенной еще Свиязевым в 1825 году».

«26 августа 1863 года состоялась торжественная церемония закладки завода. Мотовилихинский завод был официально переименован в Пермский пушечный завод».

  1. Рафиенко Л.С. Памятники старой Мотовилихи. В сб. Пермский край. Краеведческий сборник-90. Пермь, 1990.

В начале статьи говорится об основании Мотовилихинского медеплавильного завода в 1736 г. Упоминается, что медь Мотовилихинского завода более 120 лет шла на Екатеринбургский монетный двор для чеканки монет. Из-за истощения медных руд завод был закрыт в 1863 г. На его месте был построен Мотовилихинский сталепушечный завод.

  1. Редин Д.А. Вторая областная реформа Петро Великого и становление уральской горнозаводской администрации. Известия Уральского государственного университета, № 31. Гуманитарные науки. Вып. 7. Свердловск, 2004.

Статья на тему истории формирования горно-заводского (так у автора в тексте и в заголовке – Т.Х.) управления на Урале и повествует о деятельности Высшего горного начальства при В.Н. Татищеве и В. де Геннине.

  1. Реншоу Р., Прайс Ф. Открытие медного месторождения Крейгмонт с помощью метода опробования почвы. Бюллетень НТИ, 1959, № 4(21). М., Геосгеолтехиздат, 1959.

Описана методика опробования почвы с применением рубеановой кислоты при поисках на железорудном и медном месторождении Крейгмонт в Канаде. Опробование почвы в полевых условиях производилось группой в три человека: двое занимались отбором проб, один – их обработкой. В зависимости от характера участка и длины маршрута в день отбиралось и исследовалось от 30 до 40 проб. Пробы отбирались по сети профилей. Материал проб независимо от состава почвы отбирался из одного и того же горизонта, лежащего под корнями травы на глубине 7,5 см. Вес каждой пробы составлял около 28 г. Пробы отбирались в пластмассовый мешочек и этикетировались. Исследование каждой пробы, выполняемое в течение 5 минут, производилось на бумаге, пропитанной рубеановой кислотой. При наличии меди на бумаге появлялось черное пятно. Размер пятна и его интенсивность окраски указывали на количество меди, содержащейся в почве. По степени интенсивности окраски или размера черного пятна, служащего признаком присутствия металла, были разработаны эталонные значения (нуль, следы, хорошая реакция, отличная). Методика самого анализа заключается в следующем:

  1. 1. Вся лабораторная посуда мылась и прополаскивалась дистиллированной или деминерализованной водой.
  2. 2. Проба почвы объемом 1 куб. см (наперсток) обрабатывалась в 2 куб. см 25%-ного раствора уксусно-натриевой соли, затем добавлялась уксусная кислота до получения рН 4,0. Смесь наливалась в пробирку емкостью 5 куб. см и встряхивалась в течение 1 мин.
  3. 3. Полоса бумаги, пропитанной рубеановой кислотой, помещалась на дно стакана емкостью 25 куб. см. Складчатый фильтр помещался так, чтобы его кончик соприкасался с реактивной бумагой.
  4. 4. Почвенно-уксусный раствор фильтровался, после чего реактивная бумага высушивалась и регистрировалась для последующих справок.

Полученные аномальные участки выносились на карту, где они локализовались в полосы, ориентированные согласно региональным структурам. Проверка наиболее интенсивной почвенной аномалии выявила руды в виде халькопирита со средним содержанием 1,21% меди в количестве 14 490 тыс. т.

Примечание составителя. Рубеановая кислота (рубеановодородная кислота, диамид дитиощавелевой кислоты) H2NC(S)C(S)NH2 – оранжево-красные кристаллы, растворимые в воде (0,04 г в 100 г воды при 25°C). Образует окрашенные комплексы с ионами многих металлов (Химия. Большой энциклопедический словарь. М., изд. Большая Российская энциклопедия, 2000).

  1. Реутов А.И. Егошиха и первогород. В сб. Пермский край. Старая Пермь (1723 – 1917). Краеведческий сборник. Пермь, Пермская книга. 1992.

О Разгуляе как о первогороде. Имеется описание Егошихинского завода времен первого губернатора Е.П. Кашкина (стр. 45). В разделе статьи «Егошиха и первогород» приведена краткая история медеплавильного производства в Пермском крае (со стр. 50) от приезда в 1720 г. на Урал В.Н. Татищева. Ознакомившись с Кунгурским медеплавильным заводом, который уже два года бездействовал, Татищев решил его не восстанавливать «по отдаленности от него хороших рудников». Поэтому завод был перенесен к более благонадежным месторождениям руд в бассейне р. Мулянки построен на р. Егошихе. В Прикамье в это время действовало 4 медеплавильных завода. Для руководства горнозаводской промышленностью Пермии, как исторически называлось Верхнее Прикамье в 1724 г. де Генниным было учреждено при Пыскорском заводе Пермское горное начальство, подведомственное Главному управлению в Екатеринбурге. В 1734 г. Горное начальство было переведено на Егошихинский завод. В XVIII в. на Урале выплавлялось почти 100% всей меди России. За границу экспортировалось не более 1%. Более половины металла шло на Екатеринбургский монетный двор (построен в 1725 г.). Медь Егошихи шла. кроме этого, в Москву и Петербург.

С истощением рудной базы большинство заводов прекратили существование, Некоторые на какое-то время перестраивались (Хохловский, Иргинский). Ряд заводов одновременно занимались медеплавильным и железоделательным производством. Из перепрофилированных и ныне действуют Юго-Камский, Нытвенский, Суксунский и Пожевской заводы. Чермозский и Добрянский попали в зону затопления Камского водохранилища. В середине XVIII в. казенные заводы были переданы придворным Сановникам. К 60-м годам Егошихинский, Пыскорский, Мотовилихинский и Висимский заводы оказались в руках канцлера М.И. Воронцова. В связи с этим Горное начальство в 1761 г. из Екатеринбурга было переведено в Кунгур. В первые годы частного владения выпуск меди значительно увеличился, но уже в 70-е годы производительность рудников и выпуск меди резко упали.

  1. Рехенберг А.А. Статистическое описание лесного пространства между реками Уралом и Восточным Иком. Записки Императорского Русского Географического общества. Книжка 6, изданная под редакциею А.Н. Попова, Действительного члена Императорского Русского Географического общества. СПб., 1852.

Описана орография, геологическое строение, реки, леса и деревни бассейнов рек Урала, Ика и Сакмары. В разделе «Краткий геогностический взгляд на хребет Ирендык и на боковые его отрасли» отдела III (Орографическое описание пространства между реками Уралом и Сакмарою) на стр. 410 упоминаются медные и железные рудники на горах Увараш, Шейнак и Айдар-Сакка-Тау, разрабатывавшиеся Преображенским медеплавильным заводом. Рудники заброшены из-за недостатка средств на их разработку. Далее, в отделе VII «Статистическое описание деревень на пространстве между реками Иком и Сакмарою, не входящих в состав башкирских селений», указан поселок Преображенского медеплавильного завода на правом берегу реки Урман-Зилаира. Поселок имел 433 двора на 993 души. Перед этим упоминаются три деревни, принадлежащие Преображенскому заводу:

-         Петровка, Мукайла тож, на р. Мукайле; 141 двор и 359 душ;

-         Сосновка, Александровка тож, на р. Сосновке; 71 двор и 169 душ;

-         Аннинская на р. Угаре; 57 дворов и 150 душ.

Примечание составителя. Преображенский медеплавильный завод основан И.Б. Твердышевым и И.С. Мясниковым в 1750 г. на р. Урман-Зилаир, первая выплавка меди проведена 18 сентября 1750 г. Работал на рудах медистых песчаников Каргалинских рудников. Имел 6 плавильных печей, 89 рудников. Закрыт в 1884 г. Ныне село Зилаир, районный центр Республики Башкортостан.

  1. Родионова И.А. Промышленность мира: территориальные сдвиги во второй половине XX века. М., Московский лицей, 2002.
  2. Розов Б.И., Лубман Н.М., Давидович Б.А. Опыты обогащения медистых песчаников Оренбургского района. Минеральное сырье, 1929, № 19.
  3. Ронов А.Б., Малюга Д.П., Макарова А.И. Распределение малых количеств Ni, Co и Cu в глинах Русской Русской платформы. ДАН СССР, 1955, т. 105, № 1.
  4. Романовский А. Карманное политико-статистическое землеописание Российской Империи, для всех, с 81 Литографирован. картою, гербами губерний и областей, почтовыми и железными дорогами, водяными сообщениями и телеграфными линиями. Составлено Александром Романовским. Части 1-я и 2-я. СПб., в тип. Департамента Уделов, 1865.

Географический справочник со схематическими обзорными картами губерний. Кратко описываются губернии, губернские и уездные города с указанием географических координат, села и местечки. Отмечается наличие в них банков, почтовых станций, телеграфов, ярмарок и т. п. Перечисляются горы и реки губерний. При описании Вятской, Казанской и Оренбургской губерний медеплавильное производство не отмечается. В Пермской губернии упоминается ряд заводов:

«Губ. г. Пермь (с. ш. 58°1′, в.д. 73°56′, разст. от С. П. Б. 2 036, М. 1 360 в., жит. в г. 13 472, в у. 170 061), основан в 1723 г., а переименован в 1781 г. из с. Яготши (так в тексте – Т.Х.) в настоящее название. ...Началом Перми послужило, когда Петр Великий основал здесь медный завод, вокруг которого образовалась многолюдная слобода.

...В Пермском уезде Мотовилихинский завод (с. ш. 58°1′, в. д. 73°57′, разст. от губ. г. 3, С. П. Б. 2 039, М. 1 366 в., жит. 6 281) при р. Каме.

...В Осинском уезде обширные медиплавиленные заводы.

...В Оханском уезде Юговский завод (разст. от губ. г. 37, С. П. Б. 2073, М. 1 400 в., жит. 10 167)».

Примечание составителя. Справочник составлен после отмены крепостного права, когда многие заводы, в том числе и медеплавильные, использовавшие крепостных рабочих, были остановлены из-за нерентабельности.

  1. Россия в историческом, статистическом, географическом и литературном отношениях. Ручная книга для Русских всех сословий, Фаддея Булгарина. Статистики. Часть вторая, содержащая в себе: II. Народную образованность или культуру. а) физическую культуру. СПб., 1837.

Содержание книги ясно из названия.

Примечание составителя. На самом деле книга написана историком Н.А. Ивановым, впоследствии профессором Казанского университета. Не имея средств на издание своего труда, Иванов обратился к Булгарину за помощью. Тот поставил условие, чтобы книга вышла под его авторством (В.Г. Дмитриев. Скрывшие свое имя. Из истории псевдонимов и анонимов. М., Наука, 1970).

  1. Россия. Военно-статистический сборник. Выпуск IV. Составлен Офицерами Генерального Штаба: В.Ф. Ливроном, бароном А.Б. Крекским, Н.Н. Мосоловым, Ф.А. Фельдманом, Л.Л. Лобко, И.А. Гельмерсеном, С.А. Быховцем, Г.И. Бобрищевым и А.А. Боголюбовым, под общею редакциею Генерал-Маиора Н.Н. Обручева, Управляющего делами Военно-Учетного Комитета и Профессора Военной Статистики. СПб., 1871.

Обзорный справочник по Российской Империи. Описаны: система управления государством, высшие чины, география, природные условия, состав и численность населения, природные богатства и т. п. При описании полезных ископаемых в очерке «Медь» сообщается, что она добывается главным образом на Урале, в Пермской, Уфимской и Оренбургской губерниях. В Пермской губернии основные заводы: Нижне-Тагильский Верх-Исетский, Полевской и Богословский. В Уфимской и Оренбургской губерниях медное производство «составляет специальность целых округов, из коих самый важный Богоявленский Уфимской губернии.

...Медное производство в России развивалось весьма медленно и в течение полутора столетия увеличилась только на 45%, со второй половины 1850 годов оно приходит даже... в упадок, как вследствие оскудения уральских руд, так и от конкуренции иностранной меди; в главном центре этой промышленности на Урале, с 1863 до 1867 года выплавка понизилась с 8 466 до 7 188 пудов (видимо, средняя выработка на один завод – Т.Х.); оскудение медных рудников особенно заметно на заводах Юговском и Суксунских; но кроме этой причины, к которой присоединяются и недостаточность разведок, есть другие, общие всему уральскому горному делу: вздорожание хлеба, безпорядочность хозяйства, особенно лесного, и нелепость поземельных отношений. Частные же медные заводы имеют еще одного врага – высокую пошлину в 10% на владельческих заводах и в 15% на поссесионных (так в тексте – Т.Х.). Казенным заводам медь на месте обходится так дорого, что заводы несут ежемесячно значительные убытки. Цены на медь были следующие (по годам; р., коп. – Т.Х.):

За пуд

1850

1855

1860

1861

1862

1863

1864

1865

1866

Юговской завод

7,52

7,59

18,05

18,34

21,89

15,04

13,82

13,88

13,22

Богословский завод

6,05

5,66

11,63

9,59

9,71

8,29

9,00

13,88

10,23

Оренбургские заводы

6,17

5,66

6,20

6,27

9,28

11,07

10,65

11,50

13,34

В этих ценах огромную роль играют накладные расходы, составляющие на Юговском заводе 40% общей стоимости меди».

В приведенной далее таблице выработки меди по губерниям с 1863 по 1867 год указаны: число рабочих по годам, количество проплавленной руды и полученной при этом меди. В следующей таблице показана выработка меди в целом по губерниям, в процентах от всей российской выработки:

Пермская – 65,93%

Тифлисская – 3,35%

Оренбургская – 1,78%

Томская – 11,57%

Эриванская – 2,77%

Финляндская – 1,53%

Уфимская – 11,41%

Киргизская степь – 2,43%

Казанская – 0,22%

Следующая таблица отображает выплавку меди с 1865 по 1867 гг. (показываю только заводы, работавшие на медистых песчаниках; цифры через запятую – пуды и фунты – Т.Х.):

 

1865

1866

1867

пропл. руд

сод. меди, %

выпл. меди

Пермская губерния

Юговские

6 579,37

7 647,29

268 955

2,29

8 000,00

Суксунские

5 023,36

-

168 350

2,10

3 367,30

Кнауфский

2 343,15

-

138 780

3,70

2 414,20

Уфимская губерния

Богоявленский

8 660,00

2 911,30

127 625,00

3,75

7 551,18,00

Воскресенский

4 500,00

7 759,12

126 775,00

3,50

3 591,20

Верхоторский

6 297,00

5 500,00

не работал

Благовещенский

2 807,20

209,25

39 275,00

?

2 155,00

Архангельский

5 016,09

3 695,10

100 936,00

3,60

4 994,00

Шилвинский

700,00

6 346,29

7 500,00

2,0

167,00

Троицкие

6 723,00

800,00

прекращено

Оренбургская губерния

Преображенский

2 500,00

1 329,28

не работал

Кананикольский

2 170,00

1 520,00

28 120,00

4,75

1 357,20

Казанская губерния

Мешинский

512,20

712,18

17 957,00

?

747,00

Вятская губерния

Бемышевский

-

76,25 (черн.)

прекращено

«Увеличение медного производства без больших затрат возможно почти исключительно на Богословском заводе (другое название – Турьинский завод, Верхотурский уезд, работал на коренных колчеданных медных рудах, и нас интересовать не должен – Т.Х.)... и в наилучше устроенных частных заводах Тагильских и Верх-Исетских; в остальных же необходимы или большая затрата денег, или понижение пошлины, могущее поддержать на время эту отрасль горной промышленности».

  1. Россия. Полное географическое описание нашего Отечества. Настольная и дорожная книга для русских людей под ред. В.П. Семенова-Тяньшаньского. Том пятый. Урал и Приуралье. Пг., изд. А.Ф. Девриена, 1914.

Уникальное русское издание, печатавшееся в 1899 – 1915 гг. Тома выходили в свет не в последовательном порядке, а по мере сбора, составления и обработки материалов авторами-составителями, жившими в разных регионах России. Вышло 11 томов из 22-х планировавшихся. Тома 4, 8, 10 – 13, 15, 17, 20 – 22 не были изданы. Содержание каждого тома подчинено плану, включающему обычно следующие пункты:

1) формы поверхности и строение земной коры в пределах рассматриваемой области. Климат. Растительный и животный мир;

2) история описываемого региона. Распределение населения по территории, этнографический состав населения, быт и культура. Промыслы и занятия населения. Пути сообщения;

3) наиболее замечательные места и местности, расположенные вблизи железных дорог, почтовых трактов и вблизи судоходных рек, озер и морей.

Описаны города, монастыри, остроги, крепости и местные достопримечательности с фотографиями, рисунками, картами, схемами и диаграммами. Особое внимание уделено железным дорогам, трактам и станциям на них, указаны расстояния между ними. В каждом томе имеются: список литературы; указатели: географических названий, личных имен, предметов. В пятом томе изложены сведения о Вятской, Пермской, Уфимской и Оренбургской губерниях.

Стр. 66, 67. Месторождения меди широко распространены по горному Уралу и по равнинному Приуралью в западной его половине. В западной (европейской) части Приуралья распространены пластовые и гнездовые залежи медных руд (главным образом в виде медной сини, зелени и лазури), приуроченные к образованиям пермской системы. Эти месторождения имеются всюду, начиная с Вятской губернии через Пермскую и Уфимскую и кончая Оренбургской, и дают 2,5 – 3,5% металла (Каргалинские месторождения близ Оренбурга, месторождения Оханского и Осинского уездов Пермской губернии). Общее количество месторождений медных руд на Урале и в Приуралье определяется в несколько тысяч.

Стр. 304. «В 1635 г. был открыт рудник Кужгурский (Кужгортский – Т.Х.) при р. Яйве, руды которого начали обрабатывать на заводе, основанном недалеко от него на р. Каме, в дачах Пыскорского монастыря»...

Стр. 305. «Строгановы, богатые землевладельцы и солепромышленники, по настоянию Генина решились приступить к постройке заводов на своих землях. У Петра Великого они испросили для себя отвод трех медных рудников по р. Яйве и в 1726 г. основали Таманский медеплавильный завод на р. Тамани, текущей в р. Каму, который действовал до 1774 г. и был остановлен за недостатком руд».

Стр. 320. «Западный склон Урала доставляет руды, залегающие во многих местах в виде гнезд в пластах пермской системы. Здесь находят медную зелень, медную синь, лазурь, редко малахит, кирпичную и красную медную руду, очень редко самородную медь. Содержание металлической меди в рудах первого рода колеблется от 3 до 7%, второго рода – от 2 до 3%. Медные рудники находятся в Пермской губернии, где их насчитывается 10, и в Оренбургской – в числе 22. Кроме Юговских, все медные рудники принадлежат частным лицам, да и Юговский казенный рудник находится в аренде у частного лица»... Приводится таблица выплавки меди в XVIIIXIX веках (данные не систематические, даны по годам этих веков: 0 – 3, 30, 32, 80, 85, 90, 95 – 99 – Т.Х.).

В VIII главе (Северный и Средний Урал), составленной И.Н. Сырневым, приводятся описания замечательных населенных мест, где дается характеристика промышленности, в том числе описания медеплавильных заводов.

Описание замечательных местностей начато (стр. 361, 362) с г. Перми, служащей преддверием Урала. В XVII в. на том месте, где ныне находится город Пермь, единственным признаком жилья был «починок-однодворок» крестьянина Строгоновых Брюханова, носивший название, по имени своего основателя, деревни Брюхановой или Брюшниковой. Впрочем официально эта деревня называлась «починком на р. Каме и р. Ягошихе», а также просто «Егошихой». Полагают, что это селение было одним из первых поселков, заведенных на Урале Строгоновыми в конце XVI в. В начале XVIII в., при разведке горных богатств Урала, предпринятой по повелению Петра Великого генерал-майором де-Генниным, было найдено, что высота, на которой приютилась д. Брюханова, содержит в недрах своих признаки медных руд и что соседние леса, пропадающие без пользы, могут быть употреблены на проплавку этого ценного металла. В виду этого вся окрестность д. Брюхановой была «взята на Государево имя», а вслед за этим, около 1723 г. при деревне, в глубокой впадине рч. Ягошихи де-Геннином были построены казенный медеплавильный завод и при нем слобода для рабочих людей, а вокруг заводских зданий воздвигнуто было укрепление для охраны от набегов башкир... В казенном управлении Егошихинский завод состоял до 1757 г., выплавляя ежегодно от 1 500 до 2 500 пудов меди. В этом же году императрица Елизавета Петровна пожаловала его графу Михаилу Илларионовичу Воронцову вместе с заводами Мотовилихинским, Висимским и Пыскорским. В 1773 г. Егошиху посетил академик Георги и оставил нам ее описание, из которого видно, что поселение это достигло значительного развития: «Егошиха - настоящий горный городок. Она расположена на левом берегу Камы по обеим сторонам речки Егошихи и отчасти на берегу Камы... Своей значительностью Егошиха обязана пермскому горному начальству, находившемуся в ней до раздачи казенных заводов частным лицам. Теперь значение это поддерживается проходящею через завод дорогою из России в Сибирь...». Следовательно, еще в 70-х годах XVIII в. Егошихинский завод был уже важным населенным пунктом по своей судовой пристани и по торговле. Но его ожидала еще более блестящая будущность. В 1780 г. завод был вновь приобретен в казну, с той целью, чтобы основать тут, по мысли тогдашнего начальника края, казанского губернатора князя П.С. Мещерского, главный город вновь образующегося Пермского наместничества. До 1781 г. Пермская область, под именем провинции, входила в состав Казанской губернии; провинциальным городом был сперва Соликамск, а с 1737 г. – Кунгур. В 1781 г. Россия была разделена на 19 генерал-губернаторских округов, в ведении которых было 40 наместничеств, в том числе и Пермское, составлявшее вместе с Тобольским особый округ. Егошихинский завод был назначен резиденцией наместника и переименован в город Пермь. Наместником пермским и тобольским назначен был генерал-поручик Е.П. Кошкин, а губернатором – генерал-майор И.В. Ламб... Медеплавильный завод некоторое время существовал и по возведении Егошихи в степень губернского города, но скоро (в 1788 г.), по совершенному истощению руд, был закрыт, а в 1804 г. со всем принадлежащим ему строением и землей был предоставлен в пользу г. Перми. С тех пор название Егошихинский завод официально уже не употребляется, но в народе та часть города Перми, где находилось заводское селение, называется и до сих пор Егошиха. С обращением завода в город Пермь стала быстро разрастаться...

Стр. 368. «На 4-й версте от Перми, вверх по течению лежит большой остров с перекатом в нижнем его конце, и против него, под горой левого берега Камы, при впадении в нее рч. Мотовилихи, расположен Пермский пушечный завод. Рядом на горе раскинулось большое заводское селение Мотовилиха... Завод и селение составляют как бы пригород Перми. С одной стороны мимо завода идет русло р. Камы, с другой – полотно железной дороги, имеющей здесь полустанок. Основанием своим Мотовилиха обязана медеплавильному заводу, построенному казной в 1736 – 1738 гг. В 1757 г. завод этот вместе с Егошихинским, Висимским и Пыскорским, был пожалован императрицей Елизаветой Петровной графу Воронцову, а в 1780 г., вместе с ними же, опять был взят в казну. Мотовилихинская медь была известна по всей России своей мягкостью и превосходным качеством. Добывалась медная руда из 5 рудников, в расстоянии 7 – 30 верст от завода, в количестве до 200 000 пудов в год, так что чистой меди завод вырабатывал в конце своей деятельности от 4,5 до 5,5 тыс. пудов в год. Медь вся шла на Екатеринбургский монетный двор для выделки монеты. С 1863 года выплавка меди на Мотовилихинском заводе была прекращена за истощением окрестных рудников, и завод прекратил свою деятельность. Вместо него в том же году был заложен между Мотовилихой и Пермью и в следующем году пущен в действие Пермский пушечный завод, основанный со специальной задачей приготовлять предметы вооружения для армии и флота. Кроме заказов военного ведомства завод строит много речных больших параходов, паровых, пароходных и двигательных машин и котлов, так что по части машиностроения может считаться лучшим на Урале и весьма заметным по размерам своей деятельности в России.

Стр. 371. Верстах в 20 выше устья Чусовой, при впадении рч. Хохловки в Каму с правой стороны находится Хохловский железоделательный завод князя Абамелек-Лазарева. Завод был основан в 1755 г. Строгановым и в настоящее время не действует... В 17 верстах от Полазнинского завода, при рч. Добрянке, близ впадения ее с левой стороны в Каму расположен Добрянский или Верхний и при нем вспомогательный Софийский или Нижний железоделательный завод графа Строганова. Завод был основан в 1752 г. и сначала был медеплавильным, но впоследствии, за истощением медных руд по рр. Каме и Яйве, был перестроен на железоделательный.

Стр. 372. Выше устья Обвы в Каму с левой стороны впадает рч. Большой Висим, около устья которой стоял некогда казенный медеплавильный Висимский завод. Основанный около 1735 – 1736 гг., он в 1757 г. вместе с Ягошихинским, Мотовилихинским и Пыскорским отдан был графу Воронцову, а в 1781 г. опять взят в казну, но, за истощением руд, в 1876 г. закрыт. Висимская лесная дача, имеющая 22 657 десятин перешла во владение Пермских пушечных заводов.

Стр. 373. Неподалеку от границы Соликамского уезда в Каму с правой стороны впадает рч. Чермоз, близ устья которой расположен чугуноплавильный и железоделательный Чермозский завод князя Абамелек-Лазарева со вспомогательным при нем Екатериниским или Нижнечермозским заводом. Основан был завод в 1761 г. Строгановым и был первоначально медеплавильным, но вскоре был переделан на чугуноплавильный и железоделательный.

Стр.379, 380. Немного выше Дедюхина на правом берегу Камы стоит с. Пыскорское, одно из древнейших русских поселений в Пермском крае. Местность села в 1558 г. была пожалована Иваном Грозным Григорию Иоанникиевичу Строганову. В жалованной грамоте Строганову разрешалось для защиты от инородцев «поставить городок, где бы место было крепко и осторожливо, и в городке том иметь пушки и пищали, пушкарей и пищальников». Пользуясь данным дозволением Строгановы построили на правом берегу Камы при устье рч. Камгорки или Пыскорки, на горе городок Камгор или Канкор, а при нем солеварни и избрали его своей резиденцией... Вблизи городка Иоанникием Строгановым на рч. Пыскорке был устроен Преображенский Пыскорский монастырь... Название Камкора мало-помалу позабылось и городок начал называться Пыскорским монастырем. В 1640 г. в дачах Пыскорского монастыря был открыт первый в России медеплавильный казенный завод... Руда доставлялась с двух рудников – Григоровского, в 13 верстах выше Соликамска, на правом берегу Камы, в горе Григоровой, и Кужгортского (в тексте: Кригортского – Т.Х.) на р. Яйве. Работы на рудниках и в заводе производились большей частью ссыльными. Завод впрочем просуществовал 17 лет, так как разрабатывавшиеся рудники истощились. В 1722 г. найдены были новые руды и завод опять был пущен в действие. В 1755 г., вместе с Мотовилихинским, Егошихинским и Висимским заводами, он был пожалован Императрицей Елизаветой Петровной графу Воронцову, а в 1780 г. опять был взят в казну, но в 1820 г. совсем прекратил свое действие...

Стр. 414. Рассмотрим местности по железнодорожной линии Пермь-Екатеринбург прямой. По выходе из Перми этот железнодорожный путь в 25 км от Перми проходит мимо большой башкирской д. Коянова, а в 29 версте имеет свою первую станцию Мулянку. Верстах в 10 от станции к западу расположен Юговский медеплавильный завод (в просторечье Государев Юг). Завод был основан казной в 1735 г. Вскоре (в 1757 г.) он был отдан с рудниками, лесами и прочим имуществом графу И.Г. Чернышеву, а в 1770 г. вновь взят в казну. В настоящее время завод находится в аренде у частного лица... Верстах в 30 к юго-западу от Мулянки, на небольшой рч. Бизяре, впадающей с правой стороны в р. Бабку, находится Бизярский медеплавильный завод. Завод основан в 1740 г., но с 1863 г., за истощением руд, не действует... Верстах в 20 далее в том же направлении на р. Бабке находится с. Анненское – бывший прежде Анненский медеплавильный завод, известный в простом народе также под названием Бабкинского завода. Основание села относится к 1760 году, когда графом И.Н. Чернышовым был здесь построен завод для проплавки богатого запаса медных руд по р. Бабке. В 1770 г. Анненский завод вместе с другими заводами графа – Юговскими был взят за долги их владельца в казну. В 1788 г. медеплавильное производство на заводе было прекращено и вместо этого устроен здесь монетный двор, но через 10 лет закрыт и опять возобновлено медеплавильное производство. В 1830 г., за полным истощением руд, завод был закрыт, а в 1833 г. переименован в селение Анненское... Далее на железном пути находится в 50 в. от Перми станция Кукуштан, имеющая буфет. Невдалеке от этой станции расположен упраздненный ныне Курашимский медеплавильный завод. Основан завод в 1740 г. Осокиным, племянник которого продал его в 1804 г. Кнауфу, от которого завод был взят в казенное управление, а затем передан акционерной компании Кнауфского горного округа. В 1862 г., за истощением рудников, Курашимский завод был закрыт... За Кукуштаном в 72 в. от Перми следует незначительная станция Ергач. Верстах в 12 юго-западнее от Ергача, на Быме, левом притоке р. Ирень, находится Бымовский завод. Основан он в 1736 г. Акинфием Демидовым и принадлежит к группе Суксунских заводов, перешедших в 1848 г. от Демидовых к товариществу Суксунских заводов, а затем к братьям Каменским. В настоящее время завод бездействует... Близ Бымовского завода находятся горы Острая, Белая, а также Савле, содержащие медную руду. Верстах в 10 от Бымовского завода при р. Юге находится Юговской или Юго-Кнауфский завод, основанный в 1731 г. Осокиным. В 1801 г. он был продан московскому купцу Кнауфу, в 1828 г. взят за долги Кнауфа в казну, в 1853 г. отдан кредиторам Кнауфа и долго состоял в управлении акционерной компании; ныне завод принадлежит казне.

Стр. 417. В 40 верстах к юго-западу от Кунгура, на р. Большом Ашапе, притоке р. Ирени, лежит Ашапский медеплавильный завод. Завод принадлежит к группе Суксунских; основан он Демидовыми в 1745 г.; ныне не действует, за истощением руд... На заводе существуют лесопильный завод и мельница.

Стр. 418. В 12 верстах от... селения Быковское (на тракте Пермь-Екатеринбург, в настоящее время на границе Свердловской области и Пермского края – Т.Х.) находится упраздненный ныне Иренский чугуноплавильный и железоделательный завод, иначе Нижне-Иргинский (Шуртан, Осокино). Завод – один из старейших в Приуралье, основан в 1728 г. Осокиным и был сначала (до 1769 г.) медеплавильным... Следующее селение на тракте – село Ачитское, бывшее прежде крепостью... К западу от Ачитского находится гора Титешная, имеющая залежи медных руд.

Примечание составителя. Из томов, описывающих регионы, имеющие меднорудные залежи в пермских отложениях, в «Полном географическом описании нашего Отечества» интерес представляет также том шестой (Среднее и Нижнее Поволжье и Заволжье), где описаны Казанская, Симбирская, Самарская, Саратовская и Астраханская губернии (см. ниже).

  1. Россия. Полное географическое описание нашего Отечества. Настольная и дорожная книга для русских людей под редакцией В.П. Семенова и под общим руководством П.П. Семенова, Вице-Президента Императорского Русского Географического Общества, и акад. В.И. Ламанского, Председателя Отдела этнографии Императорского Русского Географического Общества. Том шестой. Среднее и Нижнее Поволжье и Заволжье. СПб., издание А.Ф. Девриена, 1901.

Описание губерний: Казанской, Симбирской, Самарской, Саратовской и Астраханской. Авторы-составители: П.А. Ососков, Н.А. Коростелев, Н.Г. Гаврилов и И.Н. Сырнев.

  1. Россия. Энциклопедический словарь. СПб., Брокгауз и Ефрон, 1898.

Книга дает представление о России конца XIX века. В ее основу положены материалы из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (тома 54 и 55). Есть сведения о медных рудах и медистых песчаниках (см. ниже).

  1. Россия. Энциклопедический словарь. Л., Лениздат, 1991.

Факсимильное издание энциклопедического словаря «Россия» Брокгауза и Ефрона (1898).

В статье «Минеральные богатства России» при описании меднорудных месторождений отмечается, что, несмотря на широкое распространение медных руд по восточному и западному склонам Урала, Россия занимает довольно скромное место в ряду стран, производящих медь. Перечислены колчеданные месторождения меди: Туринские, Меднорудянское, Гумешевское. Пластовые залежи медных руд располагаются к западу от кряжа, в Пермской, Вятской, Казанской, Уфимской, Самарской и Оренбургской губерниях. Руды в виде гнезд, пропластков и прожилков в горизонтальных пластах пермских пород представлены медной зеленью, синью, лазурью, реже малахитом и красной рудой. Среднее содержание металла 2,5 – 3,5%.

В Европейской России медные руды встречаются, кроме того, в губерниях: Архангельской (по рр. Цильме, Косьме и Суле, притокам Печоры), Олонецкой (в Петрозаводском и Повенецком уездах), Выборгской (Питкарантское месторождение), Келецкой, Херсонской и Таврической, а также в северо-западном углу Донецкого бассейна. Перечислены месторождения в других местах (Кавказ, Сибирь и пр.).

В экономическом отделе указано, что до оживления промышленной деятельности в Новом Свете медеплавильное дело в России имело большое значение для европейского рынка, снабжавшегося медью главным образом из Испании и России. При Петре I в 1718 г. в России было выплавлено 197 517 пудов, при Екатерине II, в 1767 г – 197 671 пуд меди. Вывоз меди на момент составления Словаря (1898) продолжается, но уже в меньшем размере. Сама Россия медь импортирует. В XIX столетии ежегодно выплавляется меди от 200 до 300 тыс. пудов, главным образом на Урале и на Кавказе. Приводится таблица по добыче и вывозу меди с 1800 года.

  1. Ротери Дэвид. Вулканы. М., изд-во «Торговый дом «ГРАНД», 2004.

Популярная литература. Разъясняются термины мобилизма, описывается феномен гидратационного плавления – второго важного способа формирования магмы без необходимости нагрева зоны дробления. Описаны процессы, обеспечивающие движение магмы. Путь магмы прослеживается от ее возникновения в виде микроскопических пленок расплава в промежутках между отдельными зернами минералов породы (на глубине в десятки километров) до извержения. Приведены типы вулканов, показано влияние вулканов на климат.

Следует отметить описания траппового вулканизма. Констатируется, что излияние трапповых базальтов – редкое явление, происходящее в среднем один раз в 25 млн. лет и продолжается около 0,5 млн. лет. Большое содержание серы в ней оказывает мощное влияние на окружающую среду. Выброс аэрозольных частиц в атмосферу приводил к резкому уменьшению освещенности земной поверхности. Следствием этого могли быть глобальные изменения климата и массовое вымирание различных форм жизни. Наиболее крупный эпизод массового вымирания живых существ за всю историю эволюции произошел на границе пермского и триасового периодов 248 млн. лет назад. Свидетельств о встрече Земли с астероидом в это время нет, но это массовое вымирание совпадает с формированием мощной толщи траппов объемом более 2 млн. куб. м (восточно-сибирские траппы – Т.Х.).

Примечание составителя. О медистых песчаниках в книге нет ни слова. Однако, излияния пермских траппов Восточной Сибири (речь в цитированном фрагменте книги идет о них) оказали мощное влияние и на климат, и на условия выветривания (резкое возрастание роли сернокислотного выветривания). Наверняка увеличилось (и значительно) содержание серы в атмосфере, что привело к кислотным дождям. Это, в свою очередь, должно было резко интенсифицировать процессы выветривания, и вынос меди в виде купороса в осадочные бассейны. Массовое вымирание и вынос органики в бассейны седиментации, наверняка, создали там сероводородное заражение и как следствие восстановительные барьеры, на которых в виде сульфидов садилась медь.

  1. Рудные месторождения СССР. Издание второе, переработанное и дополненное. Том 2. М., Недра, 1978.

Среди стратиформных месторождений рассмотрен промышленный генетический тип медистых песчаников, дающий 27% запасов меди в СССР и 21,5% в развитых и развивающихся капиталистических странах. При описании месторождений медистых песчаников и сланцев приведены их характерные черты, обсуждаются дискуссии между сторонниками сингенетичного (осадочного) и эпигенетического (гидротермального) их происхождения. Затронута новая точка зрения, объединяющая этапы первичного сингенетичного осаждения рудообразующего вещества с их последующим эпигенетическим преобразованием. Выделено два максимума  образования осадочных медных руд – протерозойский (Удокан, Медный пояс Замбии и Заира) и средне-верхнепалеозойский (Джесказган, Мансфельд в Германии и Предсудетская моноклиналь в Польше).

  1. Рудоносность Русской платформы. М., Наука, 1965.

В обзорной статье Л.В. Пустовалова «Изученность и геологические перспективы рудоносности осадочного чехла Русской платформы» приводятся краткие сведения о полезных ископаемых экзогенного и осадочного происхождения, в том числе и о медистых песчаниках Башкирии, Татарии, Кировской, Оренбургской и Пермской областей. В следующей статье Ю.П. Ивенсена с соавторами («Задачи научно-исследовательских и поисковых геолого-геофизических работ...») также упоминаются медистые песчаники. Имеется посвященная непосредственно медистым песчаникам статья А.М. Лурье «Меденосность Русской платформы» (см.).

  1. Рундквист Николай. Урал Средний и Северный. 33 маршрута выходного дня. Екатеринбург, изд. «Азимут», 2010.

См. Урал Средний и Северный. 33 маршрута выходного дня.

  1. Русаков М. Пламенное опробование на медь при изучении краннингов в месторождениях медных руд. ГЖ, 1926, № 9.
  2. Русанов В.Н. Оса и Осинский район. Путеводитель. Пермь, 1991.

Путеводитель дает краткие сведения о памятниках и достопримечательных местах Осы и Осинского района. В разделе «По сельским советам Осинского района» перечисляются памятники археологии, природы и достопримечательные места. В Горском сельсовете у д. Пещеры сохранились штольни первой половины XVIII века по добыче медистых песчаников, в Верхнечермодинском сельсовете в районе горы Рудная (у бывшей дер. Росстани) – шурфы. В Верх-Давыдовском сельсовете на месте нынешней деревни Заводчик в первой половине XVIII в. был построен Давыдовский медеплавильный завод, в окрестностях можно найти штольни, шахты и рудные отвалы. Кроме этого, среди археологических памятников Осинского района упоминаются памятники бронзового века.

  1. Русское Государство в половине XVII века. Рукопись времен Царя Алексея Михайловича. Открыл и издал П. Безсонов. (Приложения к 1 – 5 №№ Русской беседы за 1859 год). М., 1859.

На титуле приложения к 1 номеру под заголовком помещено извещение: «Открыл и издал П. Бессонов». Автора Бессонов не называет, хотя в предисловии к приложению к 3 №, явно интригуя читателя, сообщает, что автор известен, так же как и его произведения. В просмотренном мной экземпляре автор не назван. Судя по встречающимся в тексте датам: 7172 (1664 – Т.Х.) год, рукопись написана в первой половине XVII столетия. Сочинение по духу близко современной книге «Проект Россия». Да и сам П. Бессонов критически высказывается в предисловии: «Массы народа ...слишком парализованы заботливостью голов, подрядившихся за них думать и заседать в думе; ...оне (головы, подрядившиеся думать, – Т.Х.), как видится, не уносили с собора и не вносили в обиход ежедневной жизни начал преобразующих... Не видно улучшений. ...Недоверчивость масс к государству растет час за часом; уже многие готовы сказать: «об нас забыли те, кому мы вверили судьбу». ...Недовольство, не выражая себя явно, думает отстоять самостоятельность протеста отчуждением от жизни общественной, молчаливым упорством и коснением. Рычаг всякого давления все более и более отходит в руки высшей администрации: она поднимается над народом, все теснее и теснее смыкаясь в отдельный кружок деятелей, сговорившихся и спевшихся на один лад. И когда спросим, где же, по крайности, плоды этой распорядительности, долженствовавшей разливаться сверху, – тогда в ответ получаем грустные, но убедительные явления XVII века. Огромные земли лежат пустырями; бедные орудия вздирают поля для одного только насущного хлеба; ...полосы руд лежат безъизвестно, и довольно, если их станет на ходячую монету... Еще не удовлетворены потребности первейшие, а растут уже новые, не бывалые, не знакомые дедам, и час от часу прихотливей. ...Торговцы из чужих стран не ждут нас на границах; ... наседают на землю, весь плод пожирают; у нас же скупают сырой материал, выделывают сами и жмут нас ценами... Благовременно не возросшая с корня довольством, разливается сверху и вторгается до самого дна ненужная роскошь и прихоть: ее насыщают и, насыщая, дразнят руки чужие на наше. Наставшее, Бог весть откуда, время неведомых дотоле влечений, питаемых с чужи, получает для нас характер соблазна; соблазну мы платим кровью и потом своей черной работы, а что чрез нее покупаем, все нам иностранно. Иностранцы встают для нас карой, но мы поддаемся гнетущей их силе невольно»... (Ни о чем не напоминает? – Т.Х.).

Раздел 4 приложения к 1 номеру носит название «Об рудах» и содержит сведения о прикамских рудах. Перед этим сообщается, что Михаил Федорович делал попытки поиска руд: «За славныя де памяти царя Михаила Федоровича бяху высланы люди, мудрены в рудех, по всей Сибири; и принесли неколико рудных узоров (образцов, перевод устаревших слов дается в сносках – Т.Х.); и навещеваху (убеждали) устроить рудокопины. Али (но) несть была нихова (их) речь: что много наклада (затрат) прошаху, становитися (непременной) корысти не обещаху». Автор далее пишет, что он не верит этим словам (я тем баснем не верую) и объясняет это тогдашними воззрениями о природе и местонахождениях рудных и не только месторождений: тем, что известные провинции России «страны бо сия северныя суть престудены, не гороваты, безкаменны и песочны: и за то (потому) мало надеяния оказуют к изобретению коих добрых руд: опрочь железа, али (но) и оно не бывает добро. И медь ся обретает ...чаю везде в местах гороватых и каменных: якоже в Сведских рудокопнях и при Камских горах».

Далее автор рассуждает о неумении или, скорее о нежелании русского простонародья искать руды: «дабы ся нива не сказила (не испортилась) или дабы он и суседи его на рударские работы не были принуждены». «Некий человек» сообщил автору о камских медных рудах следующее: «...к обретению руды Камския бяше призван некий волхов, и он указал два места, где копать; яко же и есть копано, али (но) с малой корыстью». В части 4-го раздела под заголовком «Како промыслять об рудах» автор дает совет производить опросы населения и торговцев, а лучшим способом добычи руд он считает их покупку: «Другий и лучший або становитей (ибо более надежный) на добывание руд способ есть торговый промысел».

Далее идут рассуждения о воинском искусстве, торговле, ересях политических, о немцах, греках, ляхах и др. иноземцев и их нелюбви к русским, о причинах этого и нашем исконном низкопоклонстве перед западом, также он рассуждает о национальной гордости, о царских обязанностях и т. п.

Примечание составителя. «Два места, где копать», указанные волхвом – это, видимо, Григоровское и Кужгортское месторождения медистых песчаников, найденные Яковом Литвиным в 1617 г. Интересно, волхв ли показал места Литвинову, или Литвинов сам был волхвом?

  1. Русское государство в XVII веке. Новые явления в социально-экономической, политической и культурной жизни. М., АН СССР, 1961.
  2. Рутман Р.Е. Условия труда и быта рабочих горнозаводского Урала накануне отмены крепостного права. В сб. Исследования по истории Урала. Выпуск I. Ученые записки Пермского государственного университета им. А.М. Горького № 227. Пермь, 1970.

Упоминаются медеплавильные заводы, работавшие на рудах пермских медистых песчаников (в скобках номера страниц): Уинский (111), Троицкий (114), Каноникольский (116), Шильвинский (116, 117, 118), Архангельский (118) и рудники Ключевской Пермского округа (116) и Ордынский из группы Каргалинских рудников (114), Каргалинские рудники (111, 114, 115).

  1. Рычков Н.П. Журнал или дневныя записки путешествия Капитана Рычкова по разным провинциям Российского Государства, 1769 и 1770 году. СПб., Императорская АН, 1770.

Дневник путешествия Н. Рычкова из Симбирска в Казань через Чебоксары, Елабугу, Мензелинск, Сарапул, Воткинск, Бугуруслан, с зимовкой в Казани. Рычков посетил территорию современных Чувашии, Татарстана, Башкирии и Оренбургской области. Много места в журнале уделено городищам. Приводятся их планы. Описаны также медеплавильные заводы и рудники, встреченные по пути следования.

По пути к Заинску, недалеко от которого «...есть медный рудник, принадлежащий сибирскому купцу Ларионову. ...В нем работают проходными, или так называемыми штолнами, укрепляемыми по обыкновению рудокопателей деревянными подставами... Проходы, в землю учиненные составляют близ осьмнадцати сажен в длину, и по обеим сторонам оныя находятся вершлаги, ведущие к руде по бокам находящейся. Чем далее проходят во внутренность горы, тем рудный слой глубже становится; а потому не можно узнать, сколь много слоев земли его покрывающей. Сия руда состоит из слоистого и при том очень мягкого шифера, и лежит между красным вапом толщиною от одной четверти до полуаршина. От ста пуд сей переплавленной руды получают (по словам промышленников) два пуда, а иногда и с половиною самой чистой меди. Лучшие выгодности сего рудника состоят в том, что в округе его находится множество различных селений; а потому работных людей и повозчиков руды всегда найти возможно за самую дешевую цену. Сим равняется она с такою рудою, которая хотя лучшего содержания, но не имеет таких выгод.

Шиферные руды бывают, сколько мне случилось видеть, не весьма богаты. Огромные и большую прибыль приносящие рудники суть те, кои находятся в песке и в крепком камне, каковых множество находят внутри Уральских гор... Доброта шиферных руд состоит в том, что они, будучи очень мягки, для плавки на огне гораздо тех способнее: ибо чрез одни сутки можно ее проплавить от ста пятидесяти до двух сот пудов тем же числом уголья, которое исходит на восемьдесят пуд жестких и каменных руд. Чем жестче каменные руды, тем больше они требуют угольев и трудов; а сие для того, что пылающий в плавильных печках огонь не скоро преодолевает крепость руду составляющего камня. Приметно и сие, что руды лежащие посреди крутых и высоких гор не столь бывают прочны, как те, кои находятся на ровных, или на невесьма высоких местах».

Далее маршрут Рычкова продожился в сторону Заинска. «В пяти верстах от Заинска посреди высокой горы, которую жители сего местечка называют Лысою... находится разработанный медный рудник. Настоящего рудного слоя видеть и найти было невозможно: ибо два года, как работа в нем оставлена, а потому разработанные места завалило... На поверхности сея горы лежали превеликие кучи выбросанной земли, между которыми нашел я несколько кусков серой шиферной и синими блестками испещренной руды. Лучшего в них было то, что внутри разбиваемых камней видимы были как будто чернилами напечатанные ольховые деревца, которых величина и с камнем не более одного вершка; но размер древесных ветвей так порядочно сохранен, что должно с удивлением взирать на сие премудрое искусство натуры».

«В семи верстах от пригородка Елабуги на речке, называемой Серали, находится медный завод, принадлежащий тульскому купцу Семену Красильникову (Саралинский завод – Т.Х.). В нем четыре плавильные печки и еще два другие горна, из которых один способствует, дабы вычищать и отделять выплавляемую медь от чугуна, а другий для разлития перечищенной меди в небольшие части, или в так называемые штыхи. Фабрика, покрывающая плавильные печки и другие машины, действующие внутри оных, сделаны из соснового лесу очень порядочно, и прочие заводские строения оным соответствуют. ...Руду достают из разных мест, а большею частию с луговой стороны реки Камы. Они хотя и не очень богатого содержания; ибо из ста пуд руды не выходит более как два пуда с половиною самой чистой меди: но, будучи окружены такими селениями, где всегда работных людей и повозчиков руды очень довольно, то приходят на завод за такую цену, которая с избытком награждает труды завода содержателя. По словам сего заводчика, не выплавляет он в год более тысячи пудов меди, по причине разных недостатков, случающихся при заводе его.

Хозяин сего места сказывал мне, что прежде, нежели завод сей достался во владение его покойного отца, находился тут медный завод, заведенный шведами, бывшими здесь в плену, и кои были поселены по берегам реки Камы. Сколь долго пребывали в сих местах сии искусные поселяне, столь долго и завод сей был в лучшем состоянии: но как скоро они оставили сию страну... то завод их, оставшись в пусте и без призрения, разорен был до основания. Тридцать лет тому назад (примерно в 1730 г. – Т.Х.), как отец его Красильникова, осмотрев оное место, просил, чтобы позволено было ему возобновить в нем тот промысел, которым питались прежние сего места обитатели. Он получил на то позволительной указ, по которому имел право взять во владение свое как опустошенной завод, так и рудники к нему принадлежащие...

Первый рудник, Актазинским называемый, находился близ реки Тоймы, впадающей в реку Каму. Камень, составляющий сию руду, есть красного виду, мягкостью и цветом подобный самой лучшей красной краске. По нем видимы блестящие зеленые жилки, обвившиеся вокруг рудного камня, и сие делает вид сколь приятный, столь равно и редкий.

Другий находился в вершине реки Мензели, и назывался Ахметевский, по имени деревни близ его находящейся. Руда сия лежит в твердом камне, который напоен самою лучшею зеленою рудою, и коя без сомнения могла дать от ста пуд руды тридцать пуд самой чистой меди. Как сей, так и другий выше сего описанный рудник, со времен из сих мест переселившихся шведов остались брошены по причине окончившихся рудных слоев. Сколь глубоко внутрь земли лежала сия руда, и какое было положение рудного слоя, о том нет никакого известия».

«В пятнадцати верстах от Мензелинска, вверх по речке Мензеле, находится медный рудник, принадлежащий заводчику Масалову. Положение рудного слоя видимо посреди небольшой лесистой горы, лежащей на полдень, и внутрь земли входят посредством делаемых штолен. Различные земляные слои покрывали настоящую руду, которая в двух или трех саженях находилась от верху земли, и коей толщина от одной четверти до полуаршина. Рудной камень составляет мягкий шифер, смешенный с крепкою галькою; и сие есть худоба сея руды: ибо твердые части камней, прильнувшие к руде, делают ее чрез меру жесткою и для плавления в горнах очень затруднительною. Надобно думать, что хозяин сего рудника или нуждается хорошими рудами, или и от сея руды получает хорошую прибыль потому, что пятнадцать лет работают на нем беспрерывно тридцать и сорок человек работных людей. Прошедший год намерялись они не работать в нем более за тем, что рудный слой день от дня хуже становится».

В главе с описанием реки Ика отмечены старинные «чудские» копи: «Имея беспрестанно путь мой по нагорному берегу сея реки, находил я там довольное число разработанных медных рудников, которые принадлежат к заводам, находящимся в сей стране. Некоторые из них от заводчиков называются старинными копями, сказуя, будто бы чудские народы, обитавшие в сих местах, доставали руду из гор, в коих рудные слои находят; да и сам я видел оставшиеся знаки бывших внутри земли работ. Горное искусство древних народов во всем было отлично от ныне употребляемого: ибо они входили в землю, не делая никаких подстав, а отверстия их подкрепляла та же самая земля, которой верьхи выделывали они на подобие свода. Таким образом проходили они в самые глубокие места, и свод, держащий на себе превеликую тяжесть земли, еще и доныне во многих местах не обрушился. Старинные рудокопные ямы находят обыкновенно по случаю на верьху земли оставшихся рудных кусков, и самая земля будучи копана и не имея природной своей твердости, бывает признаком внутрь сокрытого металла. Обычай древних народов был такой, чтоб выбирать самую лучшую жилку (дана сноска: рудокопатели называю жилкою такую руду, коя лежит посреди обыкновенного слоя, и извившись вдоль оного, делает вид сему названию подобный. Она бывает несравненно тоне той руды, внутрь которой она заключена, но добротою своею гораздо оную превосходит), а протчую руду презирая оставляли в недействии. Сии остатки служат еще и до ныне к пользе и прибытку наших заводчиков.

...В двух верстах от Нагайбацкой крепости в вершине превысокой горы находится медный рудник, слывущий Чудскою копью. Сие название от нынешних рудокопателей дается таким местам, которые были копаны прежде обитавшими здесь народами, и коих они вообще чудью называют. Работая в нем сорок лет беспрестанно, пресекся настоящий рудный слой. Но сие не суть причины, принуждающие оставить в нем работу: ибо превеликое множество руды находят в лежащем тут песке». Далее описан процесс промывки руды, и общее описание этих руд, причем, подчеркивается, что иногда с поверхности находят рудный слой, «оставленный от старинных рудокопателей, которого толщина бывает от пяти до шести четвертей. Руда хотя и не богатого содержания: но как каждый пуд оныя становится на месте менее деньги, а и с провозом до самого завода, который находится на нагорной стороне реки Камы, и принадлежит заводчику Семену Красильникову, не более двух копеек с половиною; то содержатель завода уверял меня, что сей рудник есть из числа прибыльных и лучших его рудников. Обыкновенный выход от ста пудов сей переплавленной руды бывает два, а иногда и три пуда самой чистой меди».

«...В пятнадцати верстах от Нагайбака находится медный завод казанского купца Еремеева, которого название Иштеряк, по имени речки тут текущей. Плавильных печек в нем четыре, но действующих из них только две; а остальные служат тогда, когда должно задуть испортившиеся печи. Гармахера или такой печки, в которой отделяют чугун от выплавляемой меди, в нем не находится; а перечищают оную на другом сего ж хозяина заводе, который построен недалеко от города Казань. ...Отменного от других выше сего описанных заводов находится в нем только то, что для жестких каменных руд сделан так называемый роштейн, где способом из дров раскладенного огня обжигают рудной камень. Руды при заводе находящиеся, хотя и довольно богатого содержания, но слои оных так тонки, что нет ни одного рудника, которого б толщина была более одной четверти, и коего положение подавало надежду на предбудущие времена.

...Лучший рудник сего завода называется Тойгилдин, по имени татарской деревни, недалеко от него находящийся. Камень, составляющий сию руду. есть слоистый, при том очень мягкий, и все части его испещрены синими звездочками; что делает фигуру весьма приятную».

«...Проехав пятьдесят верст от Нагайбацкой крепости, находился медный завод, принадлежащий тульскому купцу Григорью Красильникову. Настоящее название его Архангельский, но народы, в округе его обитающие называют его Шуранский, по имени той речки, на берегу которой он построен. Сей завод будучи всем исправен, ...приведен в совершенной порядок: ибо четыре плавильные печки и горн разливающий выплавленную медь в штыхи действуют в нем всегда. Медь, оставшуюся от того числа, которую продают заводчики в казну, разбивают большей частию в листы способом расковочного молота. который при оном заводе находится и который действует силою в вал (дана сноска: вал делается из толстого соснового или дубового дерева. К нему приделано колесо, движущее все другие действующие машины) приведенной ударяющей воды. ...Рудники сему заводу принадлежащие находятся по большей части по реке Диоме (Дёме – Т.Х.), расстоянием от оного в 160 верстах; а по близку завода нет никаковых рудокопных ям. Содержание их довольно богато: ибо переплавя 100 пуд руды получают три, а иногда и четыре пуда самой чистой меди, которой накопив довольное количество отправляют как в Екатеринбург, так и в другие места. Число чрез целой год выплавляемой меди бывает не более трех тысяч пудов по той причине, что часть ...работников заводчик отделяет для другова егож железного заводу, который находится надалеко от берегов реки Камы; и для того не может он усилить действие медного заводу, не сделав запущение в другом.

Руды, плавимые на Архангельском заводе суть двух различных качеств, одни жесткия, другия мягкия. или так называемыя шиферныя; и потому сии две различные руды плавят соединив одну с другой, дабы уменьшить тем расход угольев. В рудниках, кои находятся у сего заводчика близ реки Диомы, находят множество в камень превратившихся костей, дерева и других вещей...».

Проезжая вдоль р. Ик Рычков описал пещеру на ней и выработанный рудник заводов Осокина, расположенный в версте от пещеры. Здесь богатая руда «пресеклась» и заводчик попытался пройти шахту глубже, чтобы «испытать, не скрылась ли сия руда во глубину земли». Было пройдено более 40 сажен, рудник стало топить, свечам не хватать воздуха, работу пришлось оставить. Далее описан сам завод Осокина: «В тридцати верстах от вышеописанной пещеры, на речке, называемой Кидаш находится медный завод Заводчика Ивана Осокина. В нем четыре плавильные печки, гармахерский горн и расковочный молот... Сверх обыкновенных заводских дел находится в нем особливая фабрика, где делают разную медную посуду... Сей завод укреплением своим превосходит многие уездные города: ибо вокруг его обнесен крепкая деревянная стена, где находится несколько башен и довольное число пушек на них поставленных; а вне заводского строения есть порядочно построенные батареи, так же снабденные артиллериею.

В пяти верстах от Троицкого (имя перьвого завода) находится еще завод, Нижним называемый. Он как числом плавильных печек, так и во всем подобен перьвому, но превосходит оной пространством и глубиною запруженной воды; а потому заводские машины действуют с большею силою противу перьвых. В вершинах реки Усеня, в шестидесяти верстах от сих заводов есть еще медный завод его ж Осокина, и есть лучший из всех вышеописанных: ибо в нем восемь плавильных печек, которые почти всегда действуют безостановочно. На всех оных заводах выплавливают в каждый год меди от десяти до одиннадцати тысяч пудов, и одну часть из оной разбивают в листы, которую обыкновенно отвозят для продажи в Москву и другие места.

...Хотя число рудников, принадлежащих к сим заводам, до 350 простирается, но только шесть из них довольствуют рудами своими все оные заводы, а прочие за чрезмерною худобою рудных слоев оставляются без употребления. Лучшие рудники сего завода суть нижеследующие:

1) Киркалинский рудник: имеет название свое от речки Киркали, впадающей в реку Диому. Рудный слой находится на ровном месте и лежит на полуденную сторону, толщиною от четырех до шести четвертей. Камень, составляющий сию руду, есть песчаный ...весьма богатого содержания. В нем находят различные окаменелости, как то: кости, дерево и зубы великих зверей; из числа редких вещей натуры найдена в оном руднике некая структура весьма похожая на рыбу...

2) Татарский рудник. ...В нем находят два различные и один от другого отделенные слои, которых толщина бывает от четырех до пяти четвертей. Жилка, находимая посреди сея руды, весьма походит на свинцовую руду; и сие заставляет думать, не содержит ли она в себе некоторой части серебряной руды... Что касается до положения сего рудного места, то оно во всем сходно с Киркалинским рудником, и расстояние их друг от друга не более десяти верст, а от заводу до них 145 верст считают.

3) Васильевский рудник находится близ реки Заулы, впадающей в Диому, от Троицкого завода в 95 верстах. Огромное положение сея руды есть несравненно превосходнее перьвых: ибо одна толщина рудного слоя, который находится на ровном месте, более шести аршин... Нет нужды уже делать тут штольны... работа развалами производимая есть легчайший способ доставать сию руду [тем более], что и камень, рудный слой составляющий, есть песчаный и притом весьма мягкий.

4) Рудник, находящийся по речке Аурзе, разнится только тем от Васильевского рудника, что положение его в отлогой горе...».

Следуя в Оренбург, Н.П. Рычков подробно описал еще несколько рудников: Шахтемировский (Осокина) с множеством окаменелых деревьев, Сергиевский (казенного Воскресенского завода), рудокопные ямы Твердышева, казенный Петропавловский, Успенский. Для всех рудников приводятся литология и условия залегания и разработки.

После зимовки в Оренбурге в мае 1770 г. Н.П. Рычков направился в Уфимскую провинцию, где посетил Благовещенский медный завод и принадлежащие ему рудники. От устья Белой он проследовал к устью Вятки, а далее – вверх по ней. Описаны Берсутский медеплавильный завод симбирского купца Артемия Маненкова, Палянский рудник этого завода и рудокопные ямы купцов Осокина и Кобелева, находящиеся в трех верстах от Палянского рудника.

Журнал заканчивается приездом в Казань.

Примечание составителя. Известны два Рычкова: П.И. Рычков (1712 – 1777) исследователь Южного (Оренбургского) Урала и его сын Николай Петрович Рычков (1746 – 1784). Сын и совершил поездки в 1769 и 1770 гг.

  1. Рычков Н.П. Продолжение журнала или дневных записок Капитана Рычкова по различным провинциям Российского Государства, 1770 году. СПб., изд. Императорской Академии Наук, 1772.

Н.П. Рычков выехал из Казани 2 июля 1770 г. и проследовал через Малмыж, Уржум, Хлынов, верховья Камы в сторону Соликамска. По пути на территории современных Татарии, Удмуртии и Кировской области он описал Таишевский, Пижемский, Бемышевский и Шурминский медеплавильные, а также Холуницкий и Климковский железоделательные заводы с принадлежащими им рудниками (Студено-Ключевской, Плотнинский и Учинский).

По территории современного Пермского края Н.П. Рычков проехал от верховьев Камы через села Рождественское, Купрос и Майкор, Пожевской завод, Таманский завод и Усолье в Соликамск. Главное внимание обращал на городища.

Студеноклюцкий рудник, расположен в одной версте к северу от дер. Воштурма, где руда «...вошед внутрь земли разделяется на два слоя так, что один из них остается вверху, а другий уходит во глубину горы. Земли, которые их друг от друга отделяют, суть нижеследующие: под верхнею рудою, которую составляет мягкий шифер, лежит слой серого твердого вапа, под ним белый мягкий камень; за ним серый вап, смешанный с блещущим камнем; а тут уже находится шиферная руда толщиною с две четверти; за нею далее лежит слой серого и красного песка... Сия руда дает от 100 пуд два пуда с половиною чистой меди... От сего рудника в версте внутрь той же самой горы находятся другие рудокопные ямы. Находясь друг от друга в толь близком расстоянии, имеют они все одинакое положение и те ж самые способности, как и Студеноклюцкий рудник.

В десяти верстах от рудной горы, по пути, лежащему к реке Вятке, находится Таишевский медный завод, принадлежащий, как и вышеописанный рудник, казанскому купцу Иоасафу Еремееву. В нем пять медиплавильных печек, два гармахерских горна; а чтобы смягчить жесткость твердых руд ...сделаны двенадцать особливых горнов, где обжигают их из дров раскладенным огнем. Плотина, запружающая ...текущую речку, находится от фабрики далее версты: заводские ж машины действуют способом каналов, проведенных от запруженной воды до валов, движущих горновые мехи. ...Руды Таишевского завода суть шиферные, дающие от ста пуд рудного камня не более двух пуд пятнадцати фунтов чистой меди, ...вся годовая выкладка на пять печек не составляет более 1 600 пуд штыховой меди. ...Рудники, к сему заводу принадлежащие, находятся отчасти по реке Каме, а больше еще на нагорной стороне реки Вятки. Самые лучшие и выгоднейшие из них суть так называемые Плотинский и Учинский, из которых первый в одной, а другий в двадцати верстах от завода.

...Руда ближнего Плотинского рудника видима при подошве пологой горы. ...Руда... есть шиферная, испещренная синими блестками, Посреди ее иногда попадается красная жилка, подобная сурику... В двадцати пяти и в тридцати аршинах лежит сия руда от поверхности земной.

Другой рудник, Учинским называемый, находится близ вотской деревни сего же имени. ...Рудный слой, распространяясь внутрь и вдоль горы, занимает положением своим северную часть сего высокого хребта. Хотя руда есть также шиферная; но превосходит добротою своею находящуюся в вышеописанном руднике: ибо от ста пуд содержит она в себе, по меньшей мере, около трех пуд чистой меди; также и слой ее толщиною от двух до трех четвертей. Руда от поверхности горы находится в осмнадцати и в двадцати саженях.

От сего рудника, идучи к западу с полверсты, посреди той же самой горы находятся другие рудокопные ямы заводчика Кобелева. Находясь в толь близком расстоянии один от другого, не разнются они ни положением своим, ни качеством обретаемых в них руд. ...Пятнадцать лет, как в обоих вышеперечисленных рудниках беспрестанно производят работу: по сему можно себе представить, сколь должны быть пространны сии подземные проходы».

«...Переехав на луговую сторону (р. Вятки – Т.Х.), в десяти верстах находится медный завод казанских купцов Кобелевых, стоящий при истоке реки Пижмы, вытекающей с восточной стороны и в двух верстах от завода впадающей в реку Вятку. По имени реки называется сей завод Пижменским. В нем четыре плавильные печки, гармахер и еще другий горн, в котором отделяют медь от смесившегося с нею чугуна. ...Рудники сего завода находятся отчасти на западном берегу реки Вятки, а больше на луговой стороне реки Камы, расстоянием от него в сорок и в семидесяти верстах. Различие между вятскими рудами и лежащими за рекою Камою есть как сие, что последние большею частию каменные и песчаные; так что они добротою своею превосходят первые. Не можно точно узнать, какого содержания каждая из сих руд потому, что они каменные мешают с мягкими рудами. Но сие известно, что смешанные руды содержат в себе не более двух пуд с половиною чистой меди от ста пуд рудного камня. Годовая выплавка меди столькож велика, как и в Таишевском заводе».

Восточней в 40 верстах от Пижменского завода расположен Бемышевский медеплавильный завод балахонского (из г. Балахны – Т.Х.) купца Игнатья Осокина. «Число плавильных печек и протчих горнов в нем такое же, как и в Пижменском заводе; но расковочный молот делает его отменным от первого. Повсягодно выплавляют на оном заводе штыковой меди 1 500, листовой от 200 до 300 пудов. Рудники его находясь в тех самых местах, откуда достают руды и вышеперечисленные заводы, суть с теми одинакого содержания и свойства».

После Малмыжа, «не доезжая до города Уржума, находился медный завод тульского купца Антипа Масалова, стоящий от пригородка Малмыша в пятидесяти, а от города Уржума в двадцати пяти верстах. Название его Шурминский по имени речки Шурмы, в шести верстах от завода впадающей в реку Вятку. В нем десять плавильных печек: но плавят медь только на шести; протчее остается без действия за неимением довольного числа руд. Меди выплавляют на оном заводе от 2 000 до 3 000 пудов. Из сего числа одну часть куют в листы способом трех расковочных молотов. ...Самый лучший рудник сего завода есть так называемый Тюмтинский, в пяти верстах от него находящийся; и сей один довольствует рудами своими во все лето четыре и шесть плавильных печек. ...Тюмтинский рудник, хотя находится на нагорной части реки Вятки, но горы, ...удаляясь от воды, сделали место сие поемным, так что весною разливающаяся река Вятка касается подошве рудной земли. ...Руда есть шиферная, видимая среди двух различных земель, как то серого камня и зеленой глины, толщиною от одной до двух четвертей, а глубиною от верху земли в 20 и 25 аршин. ...Что касается до содержания сея руды, то думаю, что от ста пуд рудного камня содержит она в себе от двух до трех пуд чистой меди; а сие довольно прибыточно для заводчики, тем паче, что в рассуждении ближайшего его расстояния пуд руды до завода приходит менее копейки, считая, в том числе работу и провоз».

После Уржума, проезжая в сторону Хлынова, Рычков описал встреченные им «рудные признаки» на горе при дер. Луковцевой. После въезда на территорию современного Пермского края он через Купрос проследовал на Пожевской завод «господина барона Сергея Строганова, лежащий от Купроса в 50 верстах. Сей завод состоит из двух промыслов, то есть из медного и железного; а потому для первого сделано три медеплавильные печки; для другого одна домна и семь расковочных молотов. Казалось бы, что два промысла вообще соединенные должны приносить преимущественнейший прибыток завода содержателю: но, напротив того, естьли есть что убыточное для него, то есть без сумнения сей завод, не имеющий всего того, что способствует к прибыткам других заводчиков. Самая руда, плавимая на оном заводе есть столь бедного содержания, что от ста пуд едва содержит ли она в себе один пуд чистой меди, которая тем паче еще убыточнее, что по чрезмерной ея жесткости не прежде можно плавить ее в горнах, пока не обожгут ее в так называемых роштейнах. Рассматривая столь бедное содержание строгановских руд, каждый может заключить, какое малое число меди выплавляют они во весь год. Заводской управитель уверял меня, что во все годовое время не могут они выплавить более 400 пуд меди, и то еще такой, которая им самим с поставкою в Екатеринбург обходится каждый пуд в шесть рублев с половиною, а иногда и дороже оного: и так, по словам его, от каждого пуда накладу по одному рублю. Но естьли причислить к тому еще то число крестьян, которые беспрестанно работая в сем бесполезном промысле, пришли в крайнее раззорение и в нищету, то терпимой господином Строгановым убыток будет еще гораздо превосходнее. ...Нечего уже искать примечания достойного в таком заводе, котораго и самое действие сколь развратно, столь же и несовершенно во всех заводских делах. Гибель лесу, раззорение крестьян, недостаток во всех нужных к сему промыслу вещах, должен при первом взгляде отвратить от сего хозяина, желающего подлинно видеть дела свои в порядочном установлении и пользоваться прибытками от того получаемыми в других местах».

Следующим заводом на пути Рычкова был строгановский же завод, Таманский, или «...Атоманской медной завод, именуемый так от реки Атоманки, позади заводского селения впадающей в реку Каму. В нем шесть плавильных печей и один гармахерский горн. Порядок его действия ничем не разнится от вышеописанного: ибо рудники у всех господ Строгановых суть общие; а потому довольствуются все одинакого содержания рудами и равными доходами, получаемыми от того. Различие между Пожевским и Атоманским заводом есть только в одном их названии, и еще только в том, что последний принадлежит г. барону Александру Строганову».

После Таманского завода Рычков посетил Соликамск и был впечатлен Троицким заводом Турчанинова: «Естьли что есть примечания достойное в окружности Соликамской, то Троицкой медной завод господина титулярного советника Турченинова, стоящий в трех верстах от города при небольшом истоке, впадающем в реку Усолку. Завод сам собою не заключает ничего отменного; ибо в нем только две плавильные печки, гармахерский горн и один расковочный молот; но фабрика, построенная в нем для делания металлических вещей, составляет все превосходство его. В ней способом некоторых смешанных минералов делают красной и желтой тумпак, различные чеканные и резные вещи из сего металла и финифтяную посуду по обычаю китайскому. Все сии художества искусством и неутомленными трудами самого хозяина доведены до такой степени совершенства, что не весьма знающий человек в различении дорогих металлов от посредственных, сочтет их без сумнения за вещи, сделанные из золота, смешанного с лигатурою, ибо вид их, соединенный с превосходным искусством художников, заключает в себе нечто, в самом деле, отменное от всех других посредственных металлов. ...Сия фабрика и все к тому принадлежащие орудия, ...различные машины, разбивающие медь в тонкие листы, устроены с таковым искусством, каковое должно соответствовать изящным художествам, составляемым в сей превосходной металлической фабрике.

Что касается собственно до Троицкого завода, то сколь ни благоразумным управляется он хозяином, однакож недостаток руд преодолевает все его попечения, так что действие плавильных печек принуждены часто останавливать, не находя в окружных местах хороших и прочных рудных жил. Все руды, находящиеся в соликамских пределах, сколько мне ведомы, столь бедны в сравнении с другими рудами, что не должны и мыслить о прибыли тамошние заводчики, ибо в общем исчислении от ста пуд рудного камня едва содержат они пятьдесят фунтов меди; но что еще худше, то сие, что положение их состоит из малых и весьма непрочных слоев, пресекающихся по прошествии малаго времени. Известно сие, что за несколько лет пред сим соликамские заводы были в наилучшем состоянии. Богатые руды их превосходили все другия открытые в тогдашнее время во всех местах Российской Империи, каковы суть Григоровской и Дьячковской рудники, в которых находили самородную медь большими глыбами; а ныне не видно там ничего, кроме развалин старых работ. Таковыми же богатыми рудами пользовался с начала и Троицкой завод; но ныне он не имеет и малого следа сих первых сокровищ, и служит более к убытку, нежели к прибыли содержателю завода.

Всех рудников, к сему заводу принадлежащих, считают 36, из которых шестнадцать бывшие в границах казенного Пыскорского завода отведены ко оному вместе с окрестным тамошними местами; итак наличных остается двадцать. Сколь ни бедны они в разсуждении их положения и в разсуждении худого свойства руд, и тем паче еще, что их должно плавить сначала на роштейн по причине их жесткости; потом уже в других горнах отделяют чистую медь. С роштейна от ста пуд руды выходит четыре и пять пуд; а с онаго в перечисток бывает 30, 40 и 50 фунтов, а весьма редко более двух пуд чистой штыховой меди... Прежде сего выплавляли они в год меди от 500 до 700 пудов; но ныне едва могут ли там выплавлять самую меньшую пропорцию: ибо рудники день ото дня хуже становятся, и вместе с оными уменьшается число годовой выплавки. ...Собственный дом заводчика, построенный в сем заводе, можно назвать великолепным в сравнении со всеми строениями, находящимися в уезде Соликамском. Пруды, наполненные различными рыбами, умножают приятность сего места...». После Троицкого завода автор посетил ботанический сад Александра Демидова, расположенный в двух верстах от Соликамска в с. Красном.

После этого Рычков отправился в Чердынь и Ныроб, а от Ныроба вверх по Колве до камня Боец, при этом автор дает краткое описание истории края, Биармии, городищ по пути и в окрестностях. При описании Дивьего камня, перед описанием Дивьей пещеры в сноске сообщается: «Против Дивьей горы, перешед на другую сторону реки Колвы, находятся ширфы рудокопателей. Сие подало мне случай разсмотреть слои сея земли. Небольшой слой чернозема составляет самую поверхность сего места; за ним лежит огромный слой черного слоистого шифера; за ним начинается дикий камень, распространяющийся до самого материка земного».

Спустившись из Чердыни к Каме, Рычков по ней вновь направился к Соликамску. На Каме он посетил очередное городище и отметил, что по Каме «не видно было ничего примечания достойного, кроме великого множества тундры, из которой составлена часть камских берегов, и от коей изходит непрестанное курение, возгорающееся от зноя солнечного (описано отсутствие лесов, сведенных в окрестностях Соликамска и Усолья на солеварение – Т.Х.). 12 верст не доезжая до Соликамска, находится славная Григоровская гора, лежащая на западном берегу реки Камы. Имя ее происходит от деревни сего имени, ...и где находятся развалины славного Григоровского рудника, открытого еще во времена Царя Алексея Михайловича бывшими здесь пленными шведами. До тех пор, пока сии искусные рудокопатели обитали в сих местах, сей рудник был самым наилучшим тогдашних времен; но после того, как они отсюда были неведомо куда выведены, рудные ямы оставались вовсе брошенными до того времени, пока его превосходительство господин генерал-поручик Хинанг (имеется в виду де Геннин – Т.Х.), осмотря его, возобновил в нем работу и привел его в прежнее состояние. Пыскарский завод, находящийся в 28 верстах от Григоровского рудника, довольствовался несколько лет его рудами. Наконец он брошен по случаю. чрезмерной воды, которая выходя из недр земных потопляла рудные слои так, что не находили средства ее преодолеть. Большая часть запустелых штолен видимы при самой подошве горы; а потому не удивительно, что удержать стремление водных жил не могли все средства, употребленные рудокопателями: ибо руда лежит в равной глубине с рекою Камою. И так  воды сей самой реки, проходя туда в подземные скважины, потопляют рудные слои, которые преодолеть весьма трудно людям, не знающим искусства механики. В округе ископанная гора дает знать, что промышленники употребляют все средства к изобретению руды в лучшем положении, дабы избавиться воды, наносящей весьма тяжкую работу добывающим оную. Они били ширфы и шахты посреди горы, на высоте и в самых отдаленных полях; но видно, что повсюду находили непреоборимую силу изходящих вод. Тщетно говорить пространно об одних пустых рудных развалинах, в которых и самые малые остатки рудных жил засыпаны по времени обрушившеюся землею. В буграх из горы выношенной земли находил я небольшие кусочки песчаной и шиферной руды. Естьли ценить ее по сим найденным признакам, то не только нет в ней ничего превосходного, но самая посредственная руда уральская может с нею сравняться. Вероятно, что слой руды, лежащей внутрь горы должен быть несравненно богатее кусочков, оставшихся в буграх простой земли. В протчем кряж Григоровской горы разпространяется вдоль по западному берегу реки Камы длиною верст на пятнадцатью. Сказывают, что по всему оному пространству находятся признаки рудных мест».

Выехав из Соликамска по нагорному берегу Камы Рычков через три дня (5 сентября 1770 г.) прибыл на Чермозский завод, который он называет Черновской «от реки Черноса, текущей с западной стороны в реку Каму». Завод в то время принадлежал барону Григорию Николаевичу Строганову. «В нем шесть медиплавиленных печек, одна домна и двенатцать расковочных молотов. Все действие его и порядок установления так сходны с другими строгановскими заводами, описанными выше сего, что не можно найти никакого различия между ими; а потому нет нужды делать о нем подробного описания.

Далее вниз по реке Каме от Черновского завода в 20 верстах находится Висимской завод его сиятельства графа Романа Ларионовича Воронцова. В нем шесть плавильных печек и два гармахерские горна. В округе сего завода нет рудокопных ям; но получают руду с низу реки Камы, где находится большая часть рудников, принадлежащих к заводам его сиятельства. Содержание сих руд в сравнении с строгановскими рудами несравненно превосходнее; ибо от ста пуд руды выходит близ трех пуд чистой меди: напротив того в первых едва получают 50 фунтов из того ж числа руды».

Последние заводы Строгановых, которые посетил Н. Рычков, – Хохловский и Добрянский. Названий заводов Рычков не приводит, но из местоположения видно, что речь идет именно об этих заводах. «Один баронессы Марьи Артемовны Строгановой, другой – графа Александра Сергеевича Строганова ж. Отзыв о заводах негативный и краткий: «Есть ли кто хощет знать состояние оных заводов, то может их себе представить в том же самом виде, как и протчие заводы г. Строгановых».

Далее от Перми Рычков проследовал через Кунгур и Екатеринбург до Челябинска, куда прибыл 30 сентября и где зазимовал.

Примечание составителя. По тексту, особенно в конце, видно, что Рычков устал и раздражен. Да еще, видимо, встречали на строгановских заводах не очень радушно. Не отсюда ли нелестные отзывы о заводах Строгановых... Жаль, что так получилось. В противном случае мы имели бы описания прикамских рудников и заводов не менее пространные, нежели описания южноуральских заводов и рудников.

  1. Рычков П. Топография Оренбургская, то есть: обстоятельное описание Оренбургской губернии, сочиненное Коллежским Советником и Императорской Анадемии Наук Корреспондентом Петром Рычковым. Часть первая. СПб, при Императорской АН, 1762.

См. Рычков, 1887.

  1. Рычков П. Топография Оренбургская, то есть: обстоятельное описание Оренбургской губернии, сочиненное Коллежским Советником и Императорской Анадемии Наук Корреспондентом Петром Рычковым. Часть вторая. СПб, при Императорской АН, 1762.

См. Рычков, 1887.

  1. Рычков П.И. О медных рудах и минералах, находящихся в Оренбургской губернии. Труды Вольного Экономического Общества. Часть четвертая. СПб., 1766.

Описаны медные руды песчаников Оренбургской губернии, их поисковые признаки.

Примечание составителя. П.И. Рычков первый в русской геологической литературе, насколько мне известно, объяснил происхождение Урала тектоническими причинами: «Особливо примечания достойно то, что в Уральских горах и в отдалении от них верст на 20 все руды положение свое имеют понурое, склоняясь к горам, из чего есть физическая причина мнить, не бывали ль сии гористые места когда-нибудь плоского и ровного положения и не пришли ли они в нынешнее состояние по случаю землетрясения, которое бывшую тут плоскую поверхность вспучило и подняло кверху, чего вероятность видимое ныне с обоих сторон положение подтверждает»...

  1. Рычков П.И. Топография Оренбургской губернии. Сочинение П.И. Рычкова 1762 года. Издано на средства Федора Ивановича Базилевского Оренбургским Отделом Императорскаго Русскаго Географическаго Общества. Оренбург, тип. Б. Бреслина, 1887.
  2. Рышковский. Геогностическое описание IV участка Пермских заводов (гиттенфервальтера Рышковского). ГЖ, 1835, ч. 4, кн. 10.

«Границы IV участка Пермских заводов, заключающего в себе часть Юговского завода и Аннинского села, определяются к северу реками Бабкой, Бырмой и границею с Юго-Камским железоделательным заводом графини Полье; к западу Камой; к югу: реками Большим Пизем, Полуденным Пизем, Юмыловкой, впадающей в Бабку, и Малым Юмышем (отделяющим дачу Бымовского завода); на восток опять рекою Бабкой, которая граничит с дачею медеплавиленных Бизярского и Курашимского (купца Кнауфа) заводов. Участок сей по протяжению в длину от востока на запад разделяется на две половины протекающею от юга на север довольно большой рекой Бабкой. Первая половина простирается от правого берега Бабки до границы Курашимского завода; назовем ее Бабкинскою; длина ее 12, а ширина 9 верст. Другая половина, которую можно назвать Бырминскою, от левого берега Бырмы доходит до Камы, имея в длину 45 и в ширину 11 верст; вся же площадь участка заключает в себе 603 квадратные версты».

Много внимания уделено орогидрографии. Выделено и описано два горных кряжа: Кольчубырминский и Кленовский. Первый получил название по речке Кольчубырме, параллельно которой он тянется; второй – по г. Кленовой, расположенной в верховьях р. Бырмы.

Кольчубырминский кряж: «Песчаник, сланцеватая глина и отчасти известняк входят в состав Кольчубырминского кряжа и обоих отрогов его (Кукыштанского и Юмышинского). Взаимное смешение сих веществ производит как бы новые породы различного цвета и твердости, кои несут иногда особые здесь названия. Цвет и плотность песчаника зависят от большего или меньшего примешения к нему глиняных и других посторонних частей, а чаще всего железного окисла, от чего светло-серый цвет, свойственный вообще здешнему песчанику, изменяется иногда в темно-серый, бурый, желто-красный и др. Степень твердости здешнего песчаника соразмерна с количеством содержащейся в нем глины; но твердейшее изменение этого камня, называемое здесь сливняком, имеет цементом своим известь. Глины подвержены таким же изменениям, и по мере содержания в них песчаных частей, переходят в суглинки и супески. Таким образом различные видоизменения не более как двух помянутых пород, беспрестанно заменяя друг друга, или взаимно переслаиваясь, дают здешним горам большую, по-видимому, сложность и многоразличный состав. Самую верхнюю покрышку земли составляет почти всегда обыкновенная глина. В Кольчубырминском кряже в частности, в наибольшем развитии, песчаник разных видов и твердости; пласты его простираются по направлению кряжа и заключают в себе прослойками и гнездами глину. Песчаник сей, имея большею частию светло-серый цвет и крупное зерно, нередко бывает непосредственным вместилищем медных руд.

Рудоносность Кольчубырминского кряжа доказывается многими бывшими в нем прежде, а ныне тунележащими рудниками, каковыми изобилует и левая сторона речки Кольчубырмы, где разрабатывается лет 30 уже, на пространстве почти 1,5 квадратные версты, богатый рудник, принадлежащий Бизярскому купца Кнауфа заводу. Кукыштанский и Юмышинский отроги, по мере отдаления своего от Кольчубырминского кряжа, дающего им начало, изменяются и в породах, оные составляющих: песчаники, более мелкозернистого сложения, глинистые, либо известковистые, не имеют уже той толщины пластов, как в самом кряже, но тем чаще переслоиваются с отверделою и сланцеватою глиною. В первой из сих глин, называемой здесь костыгою, проходят нетолстые прослойки известняка; а другая бывает всегда черного цвета. Низменности застланы огромными пластами обыкновенной глины красного цвета, содержащей местами вкрапленную известь».

Кленовский кряж: «Главные горнокаменные породы, составляющие сей кряж, суть те же песчаники разных цветов, перемежающиеся с сланцеватою глиною и простирающиеся параллельно направлению гор, как и в Кольчубырминском кряже; в горе же Кленовой залегают сии породы целыми толщами, будучи покрыты сверху обыкновенной глиной. Напластование их идет в следующем порядке: сверху обыкновенная глина толщиною в 3,5 аршина; ниже глинистый песчаник желтого или светло-бурого цвета, смешенный или прослоенный с так называемым голубником, который составляет тоже род песчаника, но только голубоватого цвета, происшедшего очевидно от разрушившегося колчедана. Еще ниже лежит светло-серый песчаник с мелковкрапленным серным колчеданом; потом крупный галешник с тем же колчеданом; далее опять светло-серый песчаник с серным колчеданом, в коем под самым галешником найдено окаменелое дерево. Песчаник сей сменяется опять галешником, под коим лежит нетолстый пласт песчаника, а под ним глина черного цвета».

«...Относительно рудоносности сего (IV – Т.Х.) участка можно сказать, что река Бабка, разделяющая его на две половины, разделяет и материк его на две части, в этом отношении различные. Первая половина, или за-Бабкинская изобилует месторождениями медных руд; а вторая не заключает в себе даже и признаков к открытию оных, что доказывается, как бывшими здесь поисками, так равно и тем, что при обозрении сей половины участка не встречено ни одного тунележащего рудника, который бы свидетельствовал о прежнем существовании в сих местах горного промысла. К открытию золота или алмазов, также нет надежды, ибо и на сей предмет обращено было внимание партии; но при промывке песков не оказалось признаков ни того, ни другого».

Примечание составителя. Участок располагался в пределах листов О-40-XX и О-40-XXI современной номенклатуры.

  1. Рябинин А.Н. О новой находке диноцефалов в верхнепермских отложениях СССР. Природа, 1932, № 10.

Описываются новые находки пермских и пермско-триасовых фаун южноафриканского типа: остатки рептилии Deuterosaurus biarmicus, найденной в медистых песчаниках Каргалинских рудников и остатки рептилии Ulemosaurus svijagensis gen. et sp. nov. из песков татарского яруса ТАССР.

  1. Рябуха А.С. История Каргалинского горно-металлургического центра. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Оренбург, 2004.

Первый свод исторической информации о Каргалинском древнем горно-металлургическом центре. Впервые синтезированы разные группы источников (исторические, археологические, этнографические, географические и т. д.). Исследованы вопросы хронологии, периодизации объектов, впервые история Каргалинских рудников рассмотрена в контексте горнозаводской промышленности Урала середины XVIII – начала XX века. Определена система взаимоотношений: рудник – транспортировка руды – медеплавильный завод. Выявлена структурообразующая роль Каргалинских рудников в функционировании конкретных медеплавильных заводов Южного Урала (Архангельского, Благовещенского, Богоявленского, Верхоторского, Воскресенского, Вознесенского, Каноникольского, Покровского и Преображенского).