Ураловед

Портал знатоков и любителей Урала

5 1 2 3 4 5 Рейтинг: 5.00 Голосов: 4

Л

  1. Лавров В.В., Теплова Л.С., Кумпан А.С. Геологическая съемка в районах развития красноцветных отложений. Методическое пособие по геологической съемке масштаба 1:50 000. Вып. 1. Л., Недра, 1980.

В методическом пособии ВСЕГЕИ изложены особенности проведения поисково-съемочных работ в районах распространения неморских терригенных карбонатных толщ. Дан обзор материалов по систематике красноцветов и закономерностям строения их разрезов и состава пород, определяющих особенности в изучении и практической оценке толщ этой группы при съемке. Рассмотрена специфика подготовки к полевым работам и их проведения, приемы расчленения и корреляции разрезов, приемы камеральной обработки и интерпретации; особенности поисков полезных ископаемых при съемке на территориях развития красноцветов.

В разделе «Пермь – пермо-триас – триас» главы «Распространение, изученность и отличия красноцветных толщ по регионам СССР» дана краткая изученность отложений на территории Русской платформы. В главе «Некоторые особенности поисков полезных ископаемых при геологической съемке в районах распространения красноцветов» выделен отдельный раздел «Медь в красноцветных толщах», где кратко приводится изученность меденосности отдельных месторождений и обобщающих работ. Отмечается, что медь с ее спутниками чаще тяготеет к красноцветам, смежным по вертикали или латерали с угленосными формациями. К таковым отнесены и меденосные красноцветы Приуралья, по простиранию переходящие в угленосную формацию Печорской впадины. Намечена тенденция распределения руд по палеоклиматическим поясам: в частности прикамские руды «менее аридны», нежели мансфельдские, лежащие в нижней части соленосного цехштейна. Сведения по особенностям медных руд медистых песчаников Приуралья приводятся по работам В.С. Домарева (1959), В.И. Игнатьева с соавторами (1969), А.М. Лурье (1965), Л.М. Миропольского (1931) и справочника «Металлы в осадочных породах» (том 2, статья В.М. Попова «Медь», 1965). Приводятся поисковые предпосылки для месторождений мансфельдского типа и наиболее общие поисковые признаки медного оруденения:

-         ярко-зеленые и ярко-синие налеты и пленки медистых минералов по поверхности пород и аналогичные прожилки по трещинам в зоне окисления;

-         ржаво-охристая сыпь и пятна окислов железа («ржавец» – приуральских рудознатцев XVIII в.), покрывающие выходы окисленных пород, содержащих рассеянные сульфиды меди и железа;

-         присутствие в породах оруденелых растительных остатков и растительного шлама, фрагментов древесины либо костей позвоночных, иногда инкрустированных либо полностью замещенных медистыми минералами (в сноске дается пояснение, что аналогичная концентрация меди иногда наблюдается в современных торфяниках с формированием «медных болот»). Так в перми Вятского Приуралья на Акбатыровском медном месторождении, судя по старым отвалам, рудный слой буквально переполнен костями амфибий и рептилий (Ефремов, 1937). Академик И. Лепехин, посетивший в 1769 – 1870 гг. медные рудники Оренбургского Приуралья, также отмечает встреченные им в рудных слоях окаменелые кости. В карьере Твердышевского рудника он видел вскрытые в медистых песчаниках древесные пни, стоящие на месте произрастания, и «окаменелые и медным рудным соком покрытые деревья, которые в длину будут сажен до пяти»;

-         сероцветность рудоносных песчаников;

-         темноцветность карбонатно-аргиллитовых (алевролитовых) прослоев, несущих микро- и тонковкрапленное многометальное оруденение мансфельдского типа. При этом даже кондиционные руды этой категории из-за тонкой распыленности сульфидов в поле мало отличаются от слабоуглистых аргиллитов. Поэтому при поисках полезно постоянно проверять породы рудного горизонта чувствительными реакциями на медь (зеленое окрашивание пламени горелки) и на молибден;

-         повышенное содержание меди, а иногда и молибдена в водах, связанных с рудными горизонтами. Молибден в данном случае может быть использован как элемент-индикатор, который легко обнаружить полевой реакцией (желтый осадок при действии фосфата аммония в азотнокислой среде);

-         появление на электрокаротажных диаграммах разреза скважин зон низких сопротивлений, которые могут отвечать рудным горизонтам.

В условиях не слишком мощного чехла рыхлых отложений авторы советуют применить в качестве вспомогательного геоботанический метод, рекомендуется иметь гербарий типичных для данной геоботанической провинции растений-индикаторов не только медного оруденения, но и характерных для комплексов пород, связанных с ним.

  1. Лазарев В.Н. О воспроизводстве минерально-сырьевой базы цветных и легирующих металлов. Минеральные ресурсы России. Экономика и управление, 2001, № 3.
  2. Лаптев М. Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального штаба. Казанская губерния. СПб., 1861.

В главе «Геологический обзор» сообщается, что поверхность Казанской губернии слагают триасовые, юрские отложения, третичные осадки и новейшие наносы. Триас подразделен на три формации: радужные рухляки, раковистый известняк и пестро-красные песчаники.

Основание формации радужных песчаников слагают песчаники красного и зеленовато-серого цветов с Calamites aproximalis. К этой группе принадлежат и рудные пласты медистого песчаника с углекислой медью. Восточная граница распространения медистого песчаника располагается несколько восточней меридиана Перми, а западная в Казанской губернии идет приблизительно по линии, проведенной от Малмыжа на Мамадыш, откуда, уклоняясь к западу, проходит далее через Чистополь и Бугуруслан. Западнее этой линии разработки медных руд не встречаются. Таким образом, в Казанской губернии к полосе медистого песчаника относится большая часть Мамадышского уезда, а также части Чистопольского и Казанского уездов. Пласты медистого песчаника горизонтальны. Средняя мощность формации радужного песчаника, к которой отнесены медистые песчаники, 38 сажен (в сноске поясняется, что стратиграфическое деление проведено согласно данным профессора Казанского университета П.И. Вагнера, и что Г. Щуровским найдены доказательства пермского возраста местных медистых песчаников – Т.Х.).

В разделе Фабрики и заводы» главы «Промышленность» отмечено наличие одного медеплавильного завода при дер. Нырты Мамадышского уезда (Ныртинский он же Мешинский медеплавильный завод – Т.Х.), производящий в год меди на 27 000 рублей в год.

Примечание составителя. «Материалы...» издавались в период с 1859 по 1868 гг. До 1868 г. было издано 25 томов «Материалов для географии и статистики России, собранных офицерами Генерального штаба» со сведениями по разным губерниям (Ковенская, Курляндская, Пермская, Симбирская, Рязанская и др.). Из описаний губерний, имеющих залежи медных руд в медистых песчаниках, издано также описание Пермской губернии. Руководителем группы составителей «Материалов...» по Пермской губернии был Х. Мозель (см.). Уфимская губерния выделена из состава Оренбургской в 1865 г., поэтому отдельного сборника по ней не предполагалось. Материалы по Вятской и Оренбургской губерниям не изданы. Данные, по этим губерниям, включая Пермскую и Казанскую, были опубликованы ранее (1848 – 1852 гг.) в Военно-статистических обозрениях губерний Российской империи (см.).

  1. Лебедев Г.В. Некоторые вопросы геологического строения территории г. Перми и ее окрестностей. В сб. Моделирование геологических систем и процессов. Материалы региональной конференции. Пермь, 1996.

На указанной территории залегают осадочные образования иренской свиты кунгурского яруса, соликамского и шешминского горизонтов уфимского яруса перми. При общем горизонтальном залегании на их тектоническое строение оказывают влияние Краснокамско-Полазненский и Лобановский валы. В основном площадь города Перми и окрестностей слагают породы шешминской свиты. На площади представлены нижние 70 метров разреза. Несмотря на фациальную изменчивость, низы свиты могут быть подразделены на четыре пачки: 1 – алевролито-глинистую; 2 – песчанистую; 3 – алевролито-глинистую; 4 – алевролито-песчанистую. Мощности пачек равны соответственно 20, 10, 10 и 30 м.

Такое чередование литологического состава отражается в гидрогеологических и геоморфологических особенностях территории. Алевролито-глинистые пачки (1 и 3) выступают в качестве водоупоров, а существенно песчанистые (2 и 4) пачки являются водоносными. Разгрузка подземных вод происходит в основании 2 и 4 пачек. Они же являются бронирующими для террасовых комплексов р. Камы.

На участках распространения 1 пачки обычно наблюдаются заболоченные долины (низовья рек Мулянка, Ласьва, Гайва, Пермянка, Данилиха, ур. Красава). Разгрузку подземных вод, приуроченную к основанию 2-й пачки, можно наблюдать в виде многочисленных родников и зон увлажнения по рекам Егошиха, Пермянка, Ива, вдоль Соликамского тракта. Кроме того, 2-я пачка бронирует фрагментарно развитую III террасу р. Камы. Площадка имеет абсолютные отметки 120 – 130 м и развита в микрорайонах Разгуляй, Егошихинское кладбище, ул. Орджоникидзе, Октябрьская площадь и др. 3-я пачка геоморфологически выражена слабо.

Существенную геоморфологическую роль играет сравнительно мощная 4 пачка. Она бронирует IV террасу р. Камы. Именно размещение этой пачки обусловливает наличие на территории города обширных плоских водораздельных пространств на абсолютных отметках 140 – 160 м: Балатово, Свердловский район выше сада им. Горького, Горки, Южный, Висим, Костарево, Запруд, I и II Вышки и др. Особенностью пачки является то, что она является меденосной. Поэтому неблагоприятные в инженерно-геологическом отношении участки, связанные с наличием старых горных выработок на территории города, могут находиться лишь на площадях развития этой пачки.

  1. Лебедев Г.В., Кинев А.Н. Эндогенная минерагения Верхне-Ухтымской площади. В сб. Геология Западного Урала на пороге XX века. Материалы региональной научной конференции. Пермь, ПГУ, 1999.

Использованы материалы геологосъемочных работ масштаба 1:50 000, выполненных под руководством Л.И. Лядовой (1972). Предпринята попытка выявить минерагенические особенности территории на основе комплексного геологического анализа с учетом новейших данных по минерагении Полюдово-Колчимской структуры. Из магматических пород на территории установлены дайковые тела щелочных диабазов и силлы долеритов. На площади имеется Низьвенское проявление меди гидротермального генезиса, на котором халькопирит и ассоциирующие с ним пирит, галенит, сфалерит, реже блеклые руды приурочены к кальцитовым с баритом жилам и прожилкам в аргиллитах коркасской свиты (рифей – Т.Х.) с прослоями алевролитов и известняков. Содержание меди в отдельных пробах достигает 0,7 – 1,2%. Помимо Низьвенского проявления, в коренных породах и в шлиховых пробах аллювия обнаружены золото, халькопирит, малахит, азурит, сфалерит, галенит, барит, флюорит, киноварь и др. При опробовании аллювия р. Ухтым установлено присутствие алмазов.

Результаты многофакторного минерагенического анализа позволили выделить в качестве ведущего тектонический фактор, а именно зоны повышенной проницаемости субширотной ориентировки. Расстояние между осями выделенных зон в среднем составляют 2 км. С разной степенью надежности выделено 12 таких зон. В пределах зон по комплексу признаков выделены перспективные участки (47 участков). Участки с наибольшим количеством благоприятных для локализации эндогенного оруденения критериев, рекомендованы для постановки поисковых работ. Большинство выделенных участков приурочено к периферии Верхне-Ухтымской антиклинали, располагаясь на крыльях или периклинальных замыканиях. Стратиграфически они располагаются в пределах полей развития рифейских и девонско-нижнекаменноугольных пород преимущественно терригенного состава. В пределах некоторых перспективных участков закартированы тела щелочных диабазов. В аллювии рек установлены пироп, уваровит, хромпикотит, золото, халькопирит, сфалерит, галенит, флюорит, киноварь; в протолочках – халькопирит, сфалерит, галенит, блеклые руды. Иногда отмечаются положительные магнитные аномалии и радиоактивные аномалии до 20 и более мкР/час. Авторы рассматривают выделенные на площади перспективные участки как потенциально алмазоносные.

  1. Левицкий Л. П. О древних рудниках (в помощь первооткрывателю). М.-Л., Госгеолиздат, 1941.

В книге содержатся краткие сведения по истории открытий древних рудников и литейных мастерских, обнаруженных на территории СССР, в том числе Урала, Приуралья и в других местах. Находки остатков древних рудников являются одним из наиболее действенных методов выявления новых месторождений полезных ископаемых.

  1. Леонов-Вендровский В.Л. Минеральные ресурсы Пермской области. Доклад на Всероссийской конференции «Геология и минерально-сырьевые ресурсы Европейского Северо-востока России» (XII Геологическая конференция Республики Коми) 1 – 3 марта 1994 г. Сыктывкар, 1994.

Отмечено, что при изучении медистых песчаников шешминской свиты уфимского яруса в Бардымском районе на глубинах 75 – 80 м был выявлен участок песчаников, обогащенных скандием, концентрация которого связана с ильменитом и лейкоксеном. Содержание скандия в породе до 30 г/т. Здесь же установлено содержание меди до 1,98%, ванадия до 0,1%, серебра до 21 г/т и золота до 1,7 г/т.

Проведенными исследованиями подтверждена возможность извлечения скандия из медистых песчаников методом подземного выщелачивания. Опыты, проведенные партией «Зеленогорскгеология» показали, что сернокислотными растворами извлекается скандий в количестве от 2 до 5 г/т. В связи с прекращением финансирования в 1992 г. работы были свернуты.

  1. Лепехин И. Дневные записки путешествия по разным провинциям Российского государства, ч. I (1768 – 1769 гг.) и ч. II (1770). СПб., изд. Императорской Академии Наук. 1771.

См. ниже: издания 1795 (ч. I) и 1814 гг. (ч. II).

  1. Лепехин И. Продолжение дневных записок путешествия Ивана Лепехина, академика и медицины доктора; вольнаго економического в С: П: друзей природы испытателей в Берлине и Гессенгомбургского патриотическаго обществ члена, по разным провинциям Российского государства в 1771 году. Третья часть дневных записок путешествия Ивана Лепехина. СПб., изд. Императорской Академии Наук, 1780.

См. ниже (издание 1814 г.).

  1. Лепехин И. Дневные записки путешествия доктора и Академии Наук Адъюнкта Ивана Лепехина по разным провинциям Российского государства. Часть I. Вторым тиснением. СПб., изд. Императорской Академии Наук, 1795.

Описан первый этап академических экспедиций: путешествие до Оренбурга. Выезд из Санкт-Петербурга состоялся 8 (19) июня 1768 г. и продолжался полтора года с зимовками в Симбирске (1768 г.) и в пригороде Оренбурга Табынске, куда Лепехин прибыл 7 (18) октября 1769 г.

Перед последней зимовкой Лепехин, 5 (16) октября 1769 г., посетил медные рудники Оренбуржья:

«Из Якубовой деревни в 6 верстах, а от речки Зензи в полутора верст находилися казенные медные рудники, принадлежащие к казенному Вознесенскому заводу. Высокая гора, лежащая между полуднем и западом, содержит в себе сей минерал: почему и должно было оную добывать подкопом или штольною. Рудный слой в сем руднике лежит глубиною от поверьхности горы в 27 аршинах и менее, в сером мягком вапе. Матка меди состоит из слонца (так в тексте – Т.Х.) и только идет на четверть толщиною. Под маткою лежит черный флец, вершка на два и более; однако оный флец никакой горючей материи в себе не содержит. Сверьх руды слоем идет серый и редкий вап, а свод штольны составляет красный песчаный суглинок. На сем руднике работают уже лет с пятнадцать. Руда весьма бедного содержания, при том и чугуновата; что из синих и лазоревых крупинок видеть можно. Хотя она мало выходна, однако может употребляема быть вместо флюсу с твердыми рудами. От сего рудника разстоянием около версты отдалены другие два рудника, Зензинскими называемые. В оных так как и в прежних, работают подкопом и пробоями. Руда лежит местами толщиною четверти в три. Матку составляет более серый песок, а местами находится и слонец. Попадается иногда и так называемая жилка, то есть собравшиеся металлические частицы вместе. Другие слои так, как и в первом руднике, составляют вап серый и красноватый песчаный суглинок. Третий рудник от второго ничем не разнится, кроме того, что в нем найдена была гнездовая руда, т. е. куча руды, собравшаяся в одно место. На сем руднике нашли мы две окаменелые кости, которые по наружному виду должны быть кости рогатой скотины. В уголовке сих костей видна была засевшая медная руда. Разстоянием от казенных рудников около полуверсты, на ровном месте находится так называемый Твердышевский рудник. На сем руднике работают развалом, и слой руды чрезмерно толст. Толщина его будет около 10 сажен: а сколь глубок, того еще не известно; ибо до дна слоя не дошли. Рудная матка на сем руднике состоит по большей части из твердого песчаного камня: почему и ломать ее не сподручно, но должно подрывать. Между слоями сей руды многие куски находятся, покрытые струеватою медною зеленью, которая глазам ископаемой представляет атлас. В прочем вся руда в разсуждении содержания к наилучшим и богатым оренбургским рудам причисляться может. Сверьх сего добывание ея не трудно. Верьхние слои чернозема и хрящу, которыми она покрывается, не более шести аршин составляют. В руднике сем видели мы три окаменелыя и медным рудным соком покрытыя деревья. Сучья и слои их так были ясны, что ни мало о прежнем прозябаемом их существе сумневаться было не можно. Между сими деревьями виден был один пень; но коренных отраслей видеть я не мог по тому, что он стоял перпендикулярно и еще не выработан. Сие кажется так же заслуживает внимания, что окаменелыя деревья не имели никаких сучьев, но походили на бревна. Обсобливого примечания в сих рудниках достойно положение слоев. Все слои, какие только в горах и горных породах видны, имеют понурное или покатое положение, смотря по крутизне или отлогости горы. Самыя деревья в рудниках так же понурное имели наклонение. Такое понурное слоев наклонение, кажется ясным служит доказательством, что сей хребет гор произошел не издревле осадкою, не временем от силы огня, которая разродясь в недрах земных, выпучила земную поверьхность, и горы сии составила. Окаменелыя и рудным соком напоенныя деревья и кости свидетельствуют о рудных соках или рудном чаде, как первенствующем начале металлов, и что такия руды от времени до времени прирастать могут. Я ласкаю себя надеждою со временем набрать более таких примечаний, и с большею достоверностию сказать о рождении рудных слоев на Урале».

  1. Лепехин И. Продолжение дневных записок путешествия Ивана Лепехина, академика и медицины доктора; вольнаго економического в С.П. друзей природы испытателей в Берлине и Гессенгомбургского патриотическаго обществ члена, по разным провинциям Российского государства в 1771 году. Третья часть дневных записок путешествия Ивана Лепехина. СПб., изд. Императорской Академии Наук, 1814.

Третий этап путешествия Ивана Лепехина, проходящий из Тюмени по Бабиновскому тракту в Соликамск, оттуда через Кай, Сысолу, Соль-Вычегодск в Архангельск. Путь местами (от Павдинского до с. Юксеево) примерно соотвествует северной границе листа 126-го десятивестки. Преимущественно описывается ботаника и природа. Описаны Конжаковский, Косьвинский Камни, дер. Молчан, Чикман, Яйва и т. п. Автор сообщает о пещерах на Чикмане, Чаньве и на Яйве, описывает соликамские соляные промыслы. Имеется упоминание о медных рудниках Конжаковского Камня, Григоровой горы:

«...Книги минералогов наполнены правилами, что самовысочйшие горы к рождению металлов неудобны: напротив того низменные, которые с высочайшими сообщение имеют, за жилище оных почитаются. Но что такия правила не всегда бывают верны, и что натура не везде одинакому последует правилу, научает Конжаковский камень. Безлесие его верха, повсюду лежащие снежные кучи в летнем месяце (И. Лепехин посетил Конжаковский Камень 15 июня старого стиля 1771 г.), и нередко среди лета от снегов седеющая его вершина, довольно высоту онаго доказывает; но не смотря на сие, не только хребет, но и самыя гребни наполнены были медною рудою, и чем выше и острее был гребень, тем изобильнее он показывался; все тончайшие разселенки камней улеплены были зеленою тонкою пленкою, которая саму руду составляла. На верху сей горы в разных местах были заведены рудники, которые ныне все наполнилися водою; однако стены оных на подобие мрамора зелеными жилочками испещрены были. Сии то рудники довольствовали Лялинский завод, но твердость камня, маловыходная верховая помаска (? – Т.Х.), затруднительный руды провоз и то в зимнее время; ибо летом болотины, топкие и неровные места делают провоз невозможным, как сии рудники, так и самой завод оставить принудили».

«...Оставя город Соль-Камскую, поворотили с большой нынешней дороги на Кай городок... чрез 19 верст приехали мы к реке Каме, которой быстрое течение и широта были для нас страховаты, потому что на малых судах должно было чрез нее перебираться. На самом берегу стояла деревня Григорова, приписанная к Пыскорскому заводу Его Сиятельства Графа Романа Ларионовича Воронцова. ...На возвышенном каменном берегу близ самой реки видны были великие кучи земли и шиферного песочного камня, составляющие остатки бывших тут рудников. Шиферный песочной камень содержал в себе медную руду, которая, по-видимому, была гнездовая; ибо за 40 лет добывание руды оставлено; и только находятся на небольшом протоке одна толчея и рудной рассыпавшейся двор».

Примечание составителя. Бабиновская дорога (Бабиновский тракт) шла на восток от Соликамска в сторону Половодово, Скопкортной, Чикмана, Молчана, Верх-Косьвы и т. д. В середине-конце 1970-х годов ее вновь «открыли» и по ней перевозили грузы и снаряжение  геологи Чикманского геологосъемочного отряда и алмазники Чикманской партии. В настоящее время Бабиновская дорога в малопроезжем состоянии, особенно от Молчана в сторону Верх-Косьвы (разбита лесовозами).

  1. Лепехин. Продолжение Записок Путешествия Академика Лепехина. В кн. Полное собрание Ученых Путешествий по России, издаваемое Императорской Академиею Наук, по предложению ея Президента. С примечаниями, изъяснениями и дополнениями. Том четвертый. СПб., Имп. АН, 1822.

Второй этап путешествия академика Ивана Лепехина, проходивший в 1770 г. В книге описано путешествие от Табынска до Екатеринбурга и поездки из Екатеринбурга по разным местностям, в том числе и в пределах современного Пермского края. По пути автор посетил ряд медеплавильных заводов, находящихся на территории современных Оренбургской и Свердловской областей и Республики Башкирия:

«В пятидесяти верстах от Табынска по Екатеринбургской дороге, в Турешевской волости на речке Аксуне, на покупных у Башкирцов земле, в 1753 году построен медиплавиленный завод Коллежскими Ассессорами Твердышевым и Мясниковым, прозываемый Архангельский по приходу (имеется в виду церковный приход – Т.Х.). ...Построена одна медиплавиленная фабрика с четырью печками и четырьмя горнами, из которых один для перечистки меди, другий для пережигания чугуна (медистого – Т.Х.), третий для разливки меди, а четвертый для нагревания, когда бывает разковка оной. Два молота, один для разковки меди, а другой для разбивания флюса; толчея для мусора о пяти пестах, и лесопильная мельница. Руду на завод привозят слишком за три ста верст с реки Каргалы; руда сия различного бывает разбора. Самая богатая руда содержится в крепком камне, и дает до пяти процентов, которая по твердости своей никогда одна не плавится, но всегда с примесом или глинистой или шиферной руды. На заводе сем выплавляется в год до 4 500 пуд чистой меди, естьли не бывает остановки от вод от засухи. Бывшия Башкирския неспокойства заставили заводчиков быть всегда в осторожности: почему завод сей укреплен деревянным оплотом с башнями и раскатами, которые снабдены пушками».

«...На первом от ключей повороте (имеются в виду соленые ключи – Т.Х.), разстоянием в трех верстах, находится медиплавиленный завод преждеупомянутых заводчиков Твердышева и Мясникова, по речке Усолке, Усольским, а по приходу Богоявленским прозываемый. Он построен в Юрматинской волости на наемной у Башкирцов земле в 1752 году. На нем две медиплавиленные фабрики, каждая о четырех печках; пильная мельница; кузница с двумя горнами; три молота, как для разбивки крепких руд, так и флюса и для разковки меди; горн сплейсофенской, гармахерской, и два для брусчатой меди. Завод укреплен также, как и Архангельской. ...Руду на завод привозят также с Каргалинских рудников. Меди чистой выплавляется до тысячи пуд».

«...В Тамьянской волости, на покупной у Башкирцов земле, 1756 году по Указу Государственной Берг-коллегии, близь вышины реки Торы, заведен выше упомянутыми же Коллежскими Ассессорами Твердышевым и Мясниковым медиплавиленный завод, по вершине речки Торы Верхоторским прозываемый. На оном выстроены две фабрики: в одной из оных три медиплавиленные печи, толчея о пяти пестах для мусору, молот для разбивания крепких руд и флюсу. В другой сплейсофенской горн, гармахерской; два горна для литья меди в куски и один для зеленой меди; также вододействуемая лесопильная мельница о двух станах. Чистой меди в год на оном заводе выплавляется по 4 500 пуд.

...В одиннадцати верстах от Верхоторского завода, на той же речке Торе, в 1745году по Указам из Оренбургской Губернской Канцелярии построен Воскресенский медиплавиленный завод. Завод сей по установлении Оренбургской Губернии первый заведен в Башкирских землях заводчиками Твердышевым и Мясниковым; и удачное их в сем заводе предприятие служило примером к размножению прочих заводов в Оренбургской Губернии. ...В нем одних медиплавиленных печей семь; четыре горна для перечистки меди, и девять кузнечных; мусорная толчея о пяти пестах; при том построена изрядная пильная мельница и мучная, также и меховая фабрика. На нем чистой меди в год выплавляется до 11 000 пуд. ...Укрепление на нем сходствует с вышеупомянутыми заводами. Как Верхоторский, так и Воскресенский завод довольствуются рудами с Каргалинских рудников, о которых сказано выше».

«...От Оренбурга в 190 верстах, по почтовой из онаго в Челябинск дороге, в 1750 году построен Коллежскими Ассессорами Твердышевым и Мясниковым медиплавиленный завод, в Усерганской волости на речке Урман Тжелаир, по которому он Зелаирским, а по церкви Преображенским называется. На сем заводе нет никакого укрепления, как на других заводах оных же заводчиков: но сие место природою укреплено. Отовсюду его окружают высокие каменные утесы. На нем медиплавиленная фабрика одна с шестью печами для перечистки меди; один горн сплейсофенской, один гармахерской и один для перелития в куски; два молота, как для разбивания крепких руд, так и флюсоваго камня, толчея о шести пестах для толчения мусору, и пильная мельница о двух станах. ...Руду получают с Каргалинских рудников. Чистой меди на оном заводе выплавляется до 6 000 пуд. И сей был последний медиплавиленный завод заводчиков Твердышева и Мясникова, выключая недавно купленной Покровской завод у его Высокографского Сиятельства Генерал Фельдмаршала и Кавалера Александра Ивановича Шувалова, построенный по Указу Государственной Берг-Коллегии в 1755 году в 190 верстах от Оренбурга, на реке Большем Ику, в Сувань Кипчакской и Усерганской волости, куда он по раззорении Башкирцами в 1756 году переведен. ...На нем семь медиплавиленных печек; два горна, один для перечистки меди, а другой для переливания в куски; две толчеи, каждая о четырех пестах; молот для разбивания руд и флюсу; кузница с четырьмя горнами, и меховая фабрика. ...Меди на нем выплавляется до 8 000 пуд».

«...Отправилися на казенной медиплавиленной завод, Вознесенским называемый, который отстоит от Красной Мечети в 45 верстах. ...Сей завод построен между высокими горами близь реки Белой в 1755 году по Указу Государственной Берг-Коллегии. От Оренбурга до онаго почитается с 200 верст, а от Уфы около 300. С начала завод сей принадлежал Его Сиятельству Графу Карлу Ефимовичу фон Сиверсу; а ныне принадлежит казне, и выплавляемая на оном медь употребляется на денежное дело. В нем заведено семь печек плавиленных, два горна, один для переливки меди в куски; четыре кузнечные горна, мусорная толчея и два молота; также пильная мельница. В приватном содержании на заводе выплавлялося чистой меди до шести тысяч пуд; а ныне за пресечением рудников гораздо меньшее число выплавляется».

«Завод сей (Каноникольский – Т.Х.) принадлежит тулянину Ивану Масалову; заведен на речке Кане, впадающей в реку Белую, в 1751 году в Бурзянской волости на купленной у Башкирцов земле, от Оренбурга в 220, а от Уфы в 309 верстах. На нем медиплавиленная фабрика с шестью печами; три горна, один для перечистки меди, другой для переливания в куски, а третий сплейсофенской; особливая колотушечная фабрика с двумя печами, тремя молотами и одним горном для кусковой меди; особливая мусорная толчея о десяти пестах; пильная мельница об одном стане; кузница для дела и починки заводских инструментов с четырьмя горнами, и меховая фабрика. Руды добываются по Сакмарским отметям, коих матку составляет тонколистный шифер, перемешанный со слюдою. Из них самая выгоднейшая изо ста дает до двух с половиною пудов. По пробам на заводе сем выплавлять положено ежегодно чистой меди по 3 955 пуд и 34 фунта: но когда завод сей действует безостановочно, выплавляется до 8 500 пуд».

Далее описываются: чудская копь, Каслинский медеплавильный и железоделательный завод, работающий на колчеданных рудах. В Екатеринбурге детально описывается монетный двор и технологические операции на нем.

В главе VI описан путь до Красноуфимской крепости через Кунгур. Много внимания уделено Кунгурской пещере. Упоминаются и описываются Верх-Исетский (Анненский), Ревдинский, Шайтанские, Билимбаевский, Уткинский, Сылвинский, Сергинские, Бисертский заводы. Из Кунгура Лепехин продолжил путь на Красноуфимск.

«Первый завод между Кунгуром и Красноуфимском называется Суксунским по речке Суксуне, на которой он построен в 1729 году, по грамоте из Сибирского приказа 1705, 1709 и 1711 годов, которые подтверждены Указами Государственной Берг-Коллегии 1726 и 1727 годов. От Кунгура до завода почитается 40 верст. Завод сей вместе медиплавиленный и железоделаемый. Для плавления меди две печки; особливый сплейсофенской горн; молот для расковки меди и железа; два горна для очистки меди из черной и для молотовой работы; молотовая фабрика, в которой три действительных молотов и один запасный; также и 4 горна; фабрика колотушечная, в которой ходит молот для расковки железа и убивания уклада; восемь горнов кузничных и один горн для спущения меди в куски; две фабрики для тазовой меди, из которых в одной две печи, а в другой одна печь; также 4 действительных молотов и два запасных; каменная фабрика для литья колоколов и медной утвари; особливая фабрика для дела медных котлов, в которой восемь горнов для обжигания медной посуды; толчея для мусору. При заводе сем рудников никаких не имеется; но руду привозят с Бымовского его же Демидова завода; а чугун присылается с Уткинского завода. На две печи на заводе сем в год выплавляется чистой меди около 1 700 пуд. Железа на один молот должно быть выковано по указному положению 8 000 пуд. Самое большое достоинство сего завода состоит в делании медной посуды, которая отправляется не только в окольные, но и в отдаленные места, и делается с изрядным искусством».

Примечание составителя. На стр. 183 имеется замечание Лепехина о том, что допетровские строгости в горном деле были вредны для него: «Чрезмерная строгость так была малоуспешна в заводском деле, что в год не более 5 пуд выплавляемо было (имеется в виду медь – Т.Х.). Добытую руду привозили в город Кунгур с нарочным и в запечатанных сумах, которые в присутствии градоначальников и других приставов должны были распечатываться и плавиться».

  1. Лепин И.З. Четверть тысячелетия. Годы и люди Юго-Камского завода. Пермь, 1996.

История Юго-Камского завода, изложенная краеведом с перепечатками статей краеведческого же характера из местной многотиражки, названия которой менялись последовательно с течением времени от «Корчевалки» через «Юго-Камский рабочий» до последнего названия «Юго-Камская сторона». Приводятся материалы ГАПО и ЦГАДА, из книг Н. Попова («Хозяйственное описание Пермской губернии») и Д. Кашинцева («История металлургии Урала. Т. I»).

Юго-Камский завод князя Б. Шаховского, основанный в 1746 г. на р. Юг, в 50 верстах к юго-западу от Перми, проектировался как медеплавильный и передельный. На заводе была медеплавильная фабрика с шестью печами (с начала XIX в. и до закрытия – с тремя), и одним гармахерским горном. В 1763 – 1773 гг. выплавка меди колебалась от 350 до 414 пудов, в 1783 – 1793 гг. – от 53 до 411 пудов. В 1793 и следующих годах завод иногда приостанавливал работу по выплавке меди. Руда завозилась из Яйвинских рудников. В начале XIX в. выплавлялось от 150 до 248 пудов меди. В 1803 г. медеплавильная фабрика как самостоятельное производство была закрыта, но печи эпизодически использовались. В 1846 г. выплавка меди прекратилась совсем.

Упоминаются остатки разработок медистых песчаников в окрестностях (рч. Рудничная, Медянка) и ямы между горами Бретовка и Каравашек.

  1. Лепихин А.Н., Мельничук А.Ф. Гляденовское костище (Из собрания Пермского областного краеведческого музея). Каталог. Пермь, 1997.

В каталог вошли коллекции из раскопок Гляденовского костища 1981 – 1984 и 1991 гг., в т. ч. медные изделия: медные и бронзовые бусы, медные бляшки, подвески, пронизки, браслеты, антропоморфные и зооморфные изображения из листовой меди и др. изделия из меди (литники и слитки).

  1. Летопись занятий Археографической Комиссии. 1862 – 1863. Выпуск второй. СПб., 1862.

В отделе «Материалы» помещена «Книга о горном деле», напечатанная с рукописи, не имеющей ни начала, ни окончания. Как поясняет редакция, книга, видимо, составлена русским, посланным в петровское время за границу для изучения горного дела. Помимо сведений о золотых, серебряных, свинцовых и цинковых рудах имеются сведения о медных рудах, их поисках, о проходке и проветривании горных выработок, обогащении и обжигании руд, о выплавке меди и пр. Описаны поисковые признаки руд, в том числе ботанические. О медистых песчаниках речи нет. В начале книги сообщены сведения о лозоходстве, в частности говорится, что при поисках медных руд употребляются лозы из вишневого дерева. «А берут те лозы во оба рога руками. И так, чтобы их в кулаки сжать, но потребно быти жатыя палце в верх к небу держати и дабы одинак конец к верху поднесен был, и тогда ходят с тою лозою по горам и по всяким местам, и сколь скоро на то место приидут, где руда обретается, то сказывают, что тогда та лоза в тот час обвернется и поворотится, и место укажет. И сказывают, что причина тому движению ея – сила тех мест, где руда обретается, понеже они такую силу имеют, что и сучья тех древес, которыя поблиску растут, к себе приклоняют»... Все сведения касаются по большей части колчеданных руд, но упоминаются и окисленные: «Всякие медные руды, в которых нет колчадана или иных непостоянных горных ядей, и те между мягкими и скоро выходными рудами считаны».

В отделе «Библиография рукописей и актов» помещены Кунгурские акты 1700 – 1735 гг., полученные из Кунгурского уездного суда. Ряд документов имеет отношение к рудам. Первый – документ № 3 «Отписка кунгурских земских дел бурмистров в Москву за январь 1702 г.: «По твоему великого государя указу и по памяти из Ратуши, за скрепою бургомистра Андреяна Евтихиева, велено на Москве, и в городех и на Кунгуре сыскивать золотых, серебреных и медных руд, и о сыску тех руд в городех и уездех, где бывают торшки и ярманки, кликать бирючь в торговые дни, по многие дни и времена. И буде кто ведает и впредь сведает на государевых или на чьих нибудь землях золотую и серебряную и медную руду, и тем людем в городех воеводам или бургомистром извещать. А по изветом, допрося изветчиков, подлинно про какое скажет, ехать к тем местам нам, сиротам твоим, бурмистром, с кем пристойно, и той руды имать по два пуда. А какое то место и на чьей земле и на каких урочищах и много ль того места, описывать имянно; и ту руду, за бурмистровою печатью и за изветчиковою, для опыту и осмотру, прислать к Москве, в Приказ рудных дел, с нарочными посылщики, без замедления». Бурмистры доносят, что они этот указ объявили в Кунгуре на торгу кунгурским и посадским людям, и бирючи кликали по многия дни». Далее упоминается, что в последних числах декабря 1701 г. житель с. Предтеченского Кунгурского уезда Федька Попко привез в Кунгур «будто серебряную руду» (девять пудов) найденную им в Верхотурском уезде, в верховьях Чусовой, на речке Талице. Сообщается, что два пуда этой руды отправлено в Москву, а остальные 7 пудов оставили на хранение в земской избе.

Далее под № 10 от 31 января 1702 г. помещено сообщение о выписке подорожной «двум нарочным посыльщикам», посланным с арестантом и рудой в Москву по маршруту: Кунгур, Казань, Козмодемьянск, Нижн. Новгород, Муром, Владимир, Москва. Под № 26 помещена отписка бурмистров в Приказ рудных дел от 2 мая этого же (1702) года о том, что серебряная руда, отправленная в Москву, в Казани взята воеводой Кудрявцевым, обещавшим впоследствии прислать иностранных специалистов «на счет руды».

В 1704 г. (вероятно, следует читать 1703 г., т. к. таких подзаголовков два – после этого подзаголовка после списка документов вновь следует подзаголовок «1704» – Т.Х.) под № 26 помещена отписка бурмистров какому-то Лаврентию Андреевичу от отсылке из Кунгура в Казанский уезд, в с. Сарали, медной руды, добытой из-под соборной церкви.

Кроме того, в списках документов имеются три бумаги: о сборе денег на Мазуевскую мельницу (при которой был построен Мазуевский завод – Т.Х.), о ремонте мельницы и о Федоре Молодом.

Примечание составителя. Соборная церковь в Кунгуре – это, вероятней всего Благовещенская церковь, находившаяся на Соборной площади и в настоящее время не существующая – взорвана в 1930-х годах. В 1700 г. на ее строительство собирались деньги, в 1704 она была освящена. Видимо, при строительстве и рытье котлована под фундамент и были найдены породы, похожие на медные руды. Медных руд в Кунгуре в принципе не может быть, т. к. он стоит на отложениях кунгурского яруса. В предыдущем выпуске «Летописи занятий...» за 1861 г., вышедшей из печати в 1862 г., опубликованы Кунгурские акты с 1668 по 1699 гг. Сведений о медных рудах и горном деле в них нет.

  1. Лёве О. Приготовление меди в виде тончайшего раздробления. ГЖ, 1868, ч. 2, кн. 4.
  2. Липовский М.И. О полезных ископаемых Урала. Медные руды. Хозяйство Урала, 1925, № 3.

Краткий геологический обзор месторождений меди по восточному и западному склонам Урала. Указано, что за 250 лет разработки медистых песчаников открыто более 6 000 рудников, но разрабатывалось из них менее 2 000. В Пермском округе было добыто более 4 млн. пудов меди.

Примечание составителя. Это из отрабатывавшейся трети рудников. Не значит ли это, что из оставшихся двух третей можно добыть еще 8 млн. пудов.

  1. Липовский М.И. Медные руды западного склона Урала. ГЖ, 1925, № 8.
  2. Лисенко. Краткое известие об открытии отпечатков рыбы Lepidotus striatus в песчаниках пермской системы в 1852 году. ГЖ, 1854, ч. 1, кн. 2.

Упоминается о нахождении в медистых песчаниках Ахматовского рудника (в 10,7 км от Мотовилихи на правом берегу р. Камы) остатков рыбы, сходных с остатками, найденными в Мурасовском руднике (около 21 км на восток от Юговского казенного завода) и определенными как Lepidotus striatus. Кроме того, упоминается о находке рыбы в голубниках Александровского рудника (4,3 км от Мотовилихи, близ Соликамского тракта). Руды Мурасовского рудника представлены известково-глинистыми песчаниками, залегающими гнездами на глубине 19,2 м от поверхности. Содержание меди в них от 2,5 до 3,5 м.

Лисенко указывает на чрезвычайную редкость нахождения остатков рыб в Пермских рудниках. Более ранние находки рыб были известны в Бектемировском и Сантагуловском рудниках неподалеку от дер. Янычи.

  1. Лихарев Б.К. Пермская система. Полезные ископаемые. В кн. Геологическое строение СССР. Т. 1, ч. II. Стратиграфия. М., Недра, 1968.

Указано, что к отложениям перми приурочены различные полезные ископаемые, в том числе медистые песчаники.

  1. Лобанов Д.И. Каталог музея Уральского Общества Любителей естествознания в Екатеринбурге. I. Геология, Минералогия, Палеонтология. Составил хранитель музея Д.И. Лобанов. Екатеринбург, 1897.

Под № 3518 указан палыгорскит из медного рудника Палыгорской дистанции Пермского уезда.

  1. Ломоносов М.В. Полное собрание сочинений Михайла Васильевича Ломоносова, с приобщением жизни сочинителя и с прибавлением многих его нигде еще не напечатанных творений. Часть четвертая. СПб., ИАН, 1785.

В сборнике помещены «Первых оснований металлургии части перьвая о металлах, и с ними в земле находящихся других минералах», где в «Главе первой о металлах» дается характеристика свойств меди. Характеризующий медь § 4 начинается просто: «Лучший металл из простых есть медь»... И заканчивается параграф: «...От Химиков медь называется Венерою, и имеет знак ♀». В «Главе шестой о рудах» вступление к описанию медных руд в § 34 поэтично: «Никаким минералом натура в земле так не украшается, как медными рудами, которые не токмо все лучшие цветы на себе имеют, но и светлостию чистому золоту иногда мало уступают». Далее в этом параграфе перечислены руды различных металлов и полуметаллов. При описании медных руд упоминаются медистые песчаники: «серая медная руда состоит из разных маленьких белых, бурых и зеленоватых камешков и крупных песчинок, которые все части в один камень срослись. Таких руд много находится в Сибири (Предуралье в то время относили к Сибири – Т.Х.), которые в содержании меди имеют разную пропорцию». При описании минеральных типов медных руд также упоминается медистый песчаник: «синяя медная руда есть двояка: ...вторая из малых камешков, которые в песчаной или в какой-нибудь другой камень вросли»... Далее (§ 52): «Во многих местах бывают руды не в жилах, но гнездами в земной недре разсеяны...О сем всем ничего постоянного не примечено, для того не льзя никаких генеральных правил назначить».

Во второй части «Первых оснований» приводятся прямые и косвенные поисковые признаки месторождений вообще (не конкретно меднорудных). Во второй главе (о жилах) о гнездовых и песчаных рудах замечено (§ 52): «О сем всем ничего постоянного не примечено, для того не льзя никаких генеральных правил назначить»... В главе третьей (о прииске жил) описаны поисковые признаки, в частности в § 54 отмечается: «...4) Ежели земля очень красной, синей, желтой или зеленой цвет показывает; то надобно тут меди надеяться, где она синя или зелена; железа, где красна и желта. ...6) На горах, в которых руды или другие металлы родятся, растущие дерева бывают обыкновенно не здоровы, то есть, листы их бледны, а сами низки, кривлеваты, сувороваты, суковаты, гнилы и прежде совершенной старости своей подсыхают».

Третья часть посвящена рудникам (о учреждении рудников), четвертая(о пробовании руд и металлов) – опробованию руд и металлов, пятая (о отделении металлов и минералов из руд) – плавке металлов. В главе четвертой (о пробовании руд простых металлов) четвертой части приведена методика опробования медных руд на черную медь и черной меди на чистую (§§ 110 и 111). Имеются «прибавления»: «Прибавление первое о движении воздуха в рудниках» и «Прибавление второе о слоях земных».

  1. Ломоносов М.В. Полное собрание сочинений. Том пятый. Труды по минералогии, металлургии и горному делу. 1741 – 1763 гг. М.-Л., АН СССР, 1954.
  2. Лоранский А.М. Краткий исторический очерк административных учреждений горного ведомства в России 1700 – 1900 гг. СПб.. 1900.
  3. Лотарева Р.М. Города-заводы России. XVIII – первая половина XIX века. Екатеринбург, изд. Уральск. ун-та, Уральск. арх.-худож. ин-та, 1993.

Описаны города-заводы, появившиеся в России в первой половине XVIII века. Произведена их типизация (города-заводы – крепости, города-заводы – центры горных округов, города-заводы – региональные столицы), рассмотрены этапы их строительства, становления, виды застройки, типы строений (промышленные, общественные, жилые и пр.), в том числе и связанных с металлургическим производством.

  1. Лукашев В.К. Геохимические индикаторы процессов гипергенеза и осадкообразования. Минск, Наука и техника, 1972.
  2. Лунев Б.С., Болотов А.А., Наумова О.Б. Медистые песчаники Пермского края. В сб. Пермская система: стратиграфия, палеонтология, палеогеография, геодинамика и минеральные ресурсы. Сборник материалов Международной научной конференции, посвященной 170-летию открытия пермской системы (5 – 9 сент. 2011 г.). Пермь, ПГНИУ, 2011.

Приводятся общие сведения по медистым песчаникам. Сообщается, что традиционный подход к изучению медистых песчаников не имеет перспектив и что проблема имеет технологический, а не геологический характер. Кратко описаны результаты обогащения проб конгломератов Белозерского рудника (верховья Челвы – Т.Х.) и песчаников с. Кояново В результате обогащения из очень бедных медистых песчаников (0,03%) получены концентраты с промышленным содержанием. В зависимости от размерности песчаных фракций (от 0,25 до 0,04 мм) содержание меди в концентратах меняется от 10 до 82% (обычно 25 – 40%). При этом замечено, что для промышленности пригодны концентраты, подразделяющиеся на бедные (12%) и богатые (40%).

Примечание составителя. Автор, Б.С. Лунев, при упоминании песчаников с. Кояново не указал рудника – пробы песчаников отобраны мной из отвалов Межевского рудника на левобережье рч. Рыж у одноименной с рекой деревни. Материал пробы – щебень песчаника с малахитовым и азуритовым цементом. Образцы с Белозерского рудника (верховья Челвы) переданы Б.С. Луневу А.А. Болотовым. Это последняя работа, в которой принял участие А.А. Болотов. Он умер 4 октября 2011 г. в возрасте 81 год.

  1. Лурье А.М. Меденосность осадочного чехла Русской платформы. В сб. Рудоносность Русской платформы. М., Наука, 1965.

На территории Русской платформы медная минерализация представлена жилами гидротермального происхождения (Нагольный Кряж в Донбассе), самородной медью в покровах эффузивов (Волынь) и месторождениями типа «медистых песчаников». Наибольший практический интерес представляют медистые песчаники Западного Приуралья, Донбасса и Волыно-Подольской плиты. Во всех этих районах они связаны с разновозрастными осадками: верхняя пермь (Приуралье), нижняя пермь (Донбасс) и нижний девон (Волыно-Подольская плита). Во всех случаях медное оруденение связано с красноцветными толщами, сформировавшимися в краевых прогибах и на периферических частях платформы, непосредственно примыкающих к этим прогибам. Подробно описаны отдельные районы развития медистых песчаников, в т. ч. Западное Приуралье. Под типом «медистые песчаники» автор понимает месторождения, связанные с красноцветными толщами, вне зависимости от состава пород, вмещающих медное оруденение (рудой могут быть кластические образования, глины или же карбонатные породы).

На территории Западного Приуралья известны три области развития меднорудного оруденения – Северная, Южная и Западная. Северная – прослеживается в полосой параллельно Уралу на 450 км при ширине 120 км. Медное оруденение в этой области приурочено к красноцветам уфимского яруса. Южная, или Оренбургско-Уфимская, длиной 600 км и шириной 100 км вытянута с северо-северо-запада на юго-юго-восток. Западная полоса протяженностью около 400 км наиболее удалена от Урала и находится в пределах Кировской области, Татарии и северо-западной части Башкирии. В южной и западной областях оруденение связано с осадками казанского и низов татарского ярусов.

  1. Лурье А.М. Типы месторождений меди в красноцветных формациях Русской платформы. Геология рудных месторождений. 1973, № 6, ноябрь – декабрь.
  2. Лурье А.М. Месторождения меди в морских осадках. Советская геология, 1974, № 1.

Осадочные породы морского генезиса содержат медь в пределах кларка. В то же время известны палеобассейны, в которых сконцентрированы огромные запасы меди. Меденосные морские осадки по парагенезису связанных с ними отложений автор подразделяет на три формации – красноцветную, черносланцевую и спилит-кератофировую. Две последние характерны для ранних стадий развития подвижных поясов, а первая – для поздних. Спилит-кератофировая формация находится в парагенетической связи с вулканогенно-осадочными формациями, в том числе с черносланцевой, которую, согласно классификации В.И. Смирнова, можно отнести к группе вулканогенно-осадочных месторождений, удаленных от вулканических поясов. Месторождения меди в морских осадках завершающей (орогенной) стадии развития геосинклинальных областей составляют принципиально иную группу. Крупные месторождения меди в осадках морских бассейнов изучены в цехштейне Центральной Европы, в нонсачских сланцах Мичигана и в катангской серии Южной Африки (Медный пояс Замбии). Небольшие по масштабам проявления медной минерализации известны в отложениях палеоморей – казанского – в Западном Приуралье, нижнепермского – в Донбассе, кембрийского и ордовикского – на Сибирской платформе и др.

Несмотря на то, что в этих бассейнах накапливались мощные толщи морских осадков, концентрация меди происходила только в нижней базальной части разреза. Остальные части разреза (порядка сотен и тысяч метров), как правило, безрудны. Мощные и однородные по составу слои меденосны только в подошве. В лингуловых глинах казанского яруса Западного Приуралья, мощность которых достигает 47 м, меденосны лишь самые нижние 10 – 20 см. Остальная часть пород разреза содержит только пирит. Фации, аналогичные рудоносным, распространены на огромных площадях, в то время как рудные тела имеют ограниченные размеры. Один и тот же пласт неизменного состава в одних местах богат сульфидами меди, а в других содержит только пирит. Эта особенность известна на всех без исключения месторождениях данного типа. Смена базальных песчаников известняками и глинами в нижней части казанского яруса не оказывает влияния на рудные зоны. Все три члена разреза (песчаники, известняки и глины) в одинаковой степени рудоносны в одних местах и безрудны в других. Типы меденосных морей разнообразны, но, несмотря на различия этих бассейнов, они имеют одну общую особенность: их появлению предшествовали горообразовательные процессы и накопление красноцветных формаций.

На примерах Мансфельдского месторождения, Цехштейнового, Казанского, Нонсачского и др. меденосных морей описана связь особенностей строения красноцветных формаций и их влияние на расположение месторождений. В частности, в Западном Приуралье рудные зоны в основании казанского яруса вытянуты вдоль руслообразных углублений в кровле уфимских красноцветов. Русла выполнены песчаниками, врезанными в алеврито-глинистые породы. Конфигурация рудных тел зависит от плановой картины русел. Детали распределения меди во многих случаях обусловлены литологическими особенностями русловых отложений. Например, количество меди резко снижается над прослоями тонкозернистых пород, залегающих в кровле русловых песчаников, и увеличивается в окнах между этими прослоями. Почти во всех случаях устанавливается зависимость между расположением месторождений и строением подстилающих пород, слагающих ложе морского бассейна. Описанные закономерности распространения меди в морских осадках автор связывает с заимствованием ее из красноцветов, где медь могла находиться в рассеянном виде. Впоследствии она выщелачивалась подземными водами, разгружавшимися вблизи берегового вреза или на дне моря. Процесс рудогенеза не заканчивался на стадии седиментогенеза. Подземные воды могли проникать по трещинам и порам, создавая наложенное эпигенетическое оруденение. Эти представления о генезисе руд не являются новыми: по мнению многих исследователей, инфильтрационные процессы в красноцветах приводили к концентрации меди на восстановительных барьерах. В данном случае таким барьером были осадки на дне моря.

Масштаб месторождений в морских бассейнах, а, следовательно, и их прогнозная оценка зависят от размера структур, которые их контролируют. С крупными тектоническими впадинами, такими, как красноцветные троги Центральной Европы, связаны промышленные месторождения меди. Над русловыми углублениями кровли уфимского яруса Западного Предуралья расположены небольшие месторождения.

В заключение критикуется классификация месторождений по геотектоническим условиям образования, согласно которой к числу платформенных месторождений относятся пермские месторождения Западного Приуралья, цехштейновые Центральной Европы и нонсачские в США; к геосинсклинальным – месторождения Медного пояса Замбии. Поясняется, что эта классификация базируется на формальном признаке – местонахождении месторождений в той или иной геотектонической области, а не на геотектонических условиях образования красноцветных формаций. В какой бы геотектонической области не находились месторождения, они связаны с орогенными формациями и их классификация возможна только в соответствии с подразделением этих формаций.

  1. Лурье А.М., Габлина И.Ф. Меденосность фаций в красноцветных формациях. В кн. Типы рудоносных фаций. М., Наука, 1978.
  2. Лурье А.М. Экзогенные месторождения меди в морских отложениях. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора геолого-минералогических наук. М., ГИН, 1979.
  3. Лурье А.М. Закон Л.В. Пустовалова о физико-химической наследственности в осадочных породах. Советская геология, 1983, № 10.
  4. Лурье А.М. Условия накопления меди при образовании медистых песчаников и сланцев. Геохимия, 1985, № 11.

Рассмотрены условия осаждения меди в осадках (сингенетичные геохимические барьеры) и литифицированных породах (эпигенетические геохимические барьеры), источник сероводорода, токсичность меди и динамика процесса.

  1. Лурье А.М. Медьсодержащие растворы аридных красноцветных формаций. ДАН, 1987, т. 296, № 5.

Поведение меди в аридных красноцветных формациях свидетельствует о существовании двух типов красноцветных отложений, отличающихся геохимическими обстановками осадконакопления. В первом типе медь обладает высокой миграционной способностью, и поэтому он служит источником рудных растворов при образовании медистых песчаников и сланцев. Во втором типе реакционноспособная медь из одной неподвижной формы переходит в другую, устойчивую в новых условиях. Эти отложения остаются бесплодными. Наиболее часто оба типа красноцветных отложений встречаются совместно в одной формации. Продуктивность красноцветных формаций на медь зависит не от содержания в них меди, а от соотношения между типами красноцветов и от наличия форм меди, способных перейти в раствор.

  1. Лурье А.М. О рудогенерирующем потенциале красноцветных формаций. Отечественная геология, 1994, № 2.

Гипотеза о красноцветных формациях как источнике меди при образовании месторождений типа медистых песчаников наиболее обоснована и признана во всем мире. В то же время, подчеркивает автор, основанием для нее послужили материалы по геологии месторождений типа медистых песчаников и сланцев. Менее изучены отложения красноцветных формаций, в частности, формы фоновой меди и ее поведение в процессе формирования пород – источников меди.

В статье произведен краткий обзор работ по формам фоновой меди в красноцветных формациях, показана эволюция форм меди при формировании красноцветных отложений, условия миграции меди и поведение сопутствующих элементов. Медистые песчаники и сланцы имеют возраст от раннепротерозойского до третичного включительно. Их доля составляет 32,5% мировых запасов меди, при этом 21% приходится на докембрийские образования, 9,7% – на палеозойские и 1,6% – на мезозойско-кайнозойские. Столь существенное уменьшение запасов меди не сопровождается заметным уменьшением объема красноцветных формаций. Отмечено, что происходящее уменьшение запасов меди во времени, связано, по мнению автора, с сокращением площади основных изверженных пород, выходящих на поверхность Земли; увеличением количества остаточного органического вещества в осадках, которое, с одной стороны, приводило к рассеянию меди по множеству мелких геохимических барьеров, с другой – к изменению физико-химических параметров рудогенерирующей системы, окислительно-восстановительный потенциал которой часто мог быть ниже пределов устойчивости хлоридных комплексов закиси меди.

  1. Лушников Е.А. Геологическая деятельность современных рек Урала и прилегающих равнин. Гидрогеохимическая роль и денудация. Воронеж, ВГУ, 1974.

Рассмотрены значение природных вод в геодинамических процессах, их зональность и основные факторы геологической деятельности рек, их гидрогеохимическая роль и денудация водосборов. Проведено геохимическое районирование и геологическая классификация рек. Установлены основные закономерности миграции минеральных и органических веществ во времени и в пространстве, а также влияние деятельности человека на реки.

 

  1. Любарский В. Письмо Издателю Сибирского Вестника, о наблюденных в Пермской губернии окаменелостях. Сибирский Вестник, издаваемый Григорием Спасским, 1820, часть двенадцатая. СПб., 1820.

Отзыв на статью, помещенную в этом же году в одной из книжек части двенадцатой Сибирского Вестника, о находках в Сибири костяков животных (мамонтов, носорогов и пр.). Сообщается о найденном на левобережье Камы в окрестностях Перми мамонтовом бивне. «Подобные окаменелые тела из царства животных... никогда еще там находимы не были, хотя флецовое образование гор, окружающих Пермские заводы, свидетельствуют ясно, что в них могут заключаться различные окаменелости. Но в тамошних рудниках (медных) нередко попадаются окаменелые деревья, в коих вообще приметен переход обыкновенного дерева в каменный уголь... Поблизости Юго-Осокинского завода есть один рудник (Пыгасовский), где вырыто было цельное дерево с неповрежденными сучьями, лежавшее в горных разработках в 8 саженях глубины. Дерево сие совершенно окаменело и претворилось в смолистое или пропитано было горной смолою (bitumen) и проникнуто медною зеленью и лазурью. Иногда попадаются там окаменелые еловые ветви с даже с иглами».

Примечание составителя. Где-то мне попадалось другое название Пыгасовского рудника – Нечаевский. «Сибирский Вестник» издавался Г. Спасским с 1818 по 1825 гг.

  1. Любарский В. Геогностические замечания в отраслях Уральского кряжа по обоим берегам Камы, близ устья реки Косьвы. Сибирский Вестник, 1821, ч. XIII, кн. I.

Автор описывает породы развитые в окрестностях угольного прииска Александровского завода, породы Кизеловского железного рудника, Крестовой горы и Губахинского рудника на Косьве. «Вниз от Губахи по р. Косьве, в 15 верстах, начинаются горы флецового песчаного камня, точильного и рухлякового сланца, простирающихся до Камы. Эти породы близ устья Косьвы и по Каме содержат медные руды, вполне сходные с рудами Пермских заводов».

  1. Любарский В. Медная плавка Пермских заводов. ГЖ, 1827, ч. 4, кн. 12.
  2. Любарский. О пробовании медных руд, продуктов и эдуктов. ГЖ, 1836, ч. 2, кн. 4.
  3. Любимов П. Исторические сведения о начале и постепенном развитии и усовершенствовании горного промысла в России. В сб. Летопись факультетов на 1835 год, изданная в двух книгах А. Галичем и В. Плаксиным. Книга первая. СПб., 1835.

Изложена история русского горного дела и управления горнозаводскими делами до января 1834 г. (до царствования Николая I). Отмечено, что до Михаила Федоровича горного дела в России практически не было, не считая солеварения, известного с древности: «Вообще до царствования Михаила Федоровича горное дело было весьма непрочно и для плавки металлов не существовало ни одного завода». Упомянуты первые заводы (железоделательные – Т.Х.): Ницинский и Городищенский (соответственно 1628 и 1632 гг. – Т.Х.). «Почти в это же время на земле Строгановых, при реке Яйве, открыт Кушгурский железный рудник, который разрабатывался при Царе Алексее Михайловиче, и руды коего проплавлялись на Пыскорском заводе, построенном при Каме ниже Соликамска.

Близ нынешнего Пыскорского завода, что в Пермской Губернии, открыт медный рудник; для разработки его был отправлен Боярин Свитейщиков с 15 иностранцами, которыми устроен Пыскорский медный завод на реке Камгорке. Сначала сей завод состоял в казенном заведении; но потом отдан Тумашевым и, наконец, совсем покинут. Хотя после и был послан иностранец для возобновления сего завода, но по его смерти все было оставлено и находившиеся при заводе люди отправлены в 1656 году к осажденной Риге. В 1722 году найдены следы этого завода и в 1724 он снова воспринял свое действие.

...В 1671, 1672 и 1676 годах отправлялись партии в Уральские горы для отыскания серебряной руды; но эти попытки, по причине тогдашней дикости стран, остались без всякого успеха, и только Фриш и Герольд привезли несколько кусков меди и железа. ...Строгановы ...не умея очищать металлов, или, находя сию операцию слишком сложною и многостоющею, предпочитали меньшие, но более верные выгоды, получаемые ими от продажи соли».

Отмечаются заслуги де Геннина и Татищева в строительстве заводов. Указано, что «до времен Петра Великого горные заводы не имели собственных узаконений и, следовательно, управления, зависели от Посольского приказа, Приказа Большой казны, Оружейной палаты, Пушечного двора и Приказа Большого дворца. В царствование Петра Великого, в 1700 году, учрежден в Москве Рудный приказ и 2 ноября того же года издано первое узаконение, которым дозволялось каждому приискивать золотые, серебреные и медные руды. В 1719 году издан манифест под именем Берг-Привилегии, которым определены права и преимущества рудоискателей и заводчиков».

Примечания составителя. 1) В сноске к заголовку автор замечает, что «горная литература началась в царствование Анны Иоанновны (годы правления: 1730 – 1740), а самою блестящею эпохою оной было царствование Екатерины II» (1762 – 1796). 2) Интересна указанная Любимовым специализация Кужгортского рудника – железный. Рудник-то считается медным. Неужели содержание сульфидов меди в песчаниках было таким высоким, что образовалась «железная шляпа», разрабатывавшаяся на первом этапе отработки рудника?

  1. Любомиров П.Г. Очерки по истории русской промышленности. в XVIII и начале XIX века. Том 1. М., Прибой, 1930.
  2. Любомиров П.Г. Очерки по истории маталлургической и металлообрабатывющей промышленности в России в XVII, XVIII и XIX вв. Л., 1937.
  3. Любомиров П.Г. Очерки по истории русской промышленности. XVII, XVIII и начало XIX века. М., ОГИЗ, 1947.
  4. Люткевич Е.М. Phyllopoda пермских отложений Европейской части СССР. В кн. Палеонтология СССР. Том V, часть 10, вып. I. М.-Л., АН СССР, 1941.

Указано, что виды филлопод Estheria exiqua (Eichwald), E. eichwaldi Netschaew и Levia kargalensis Netschaew встречаются в медистых песчаниках Каргалинских рудников, и что их распространение ограничивается казанским ярусом или его верхами.

  1. Люткевич Е.М. Верхнепермские отложения Камского Приуралья. М., 1948.
  2. Люткевич Е.М. О татарском возрасте медистых песчаников Камского Приуралья. – Доклады АН СССР, 1948, т. 59, № 9.

У Добрянки на р. Каме соликамские плитняки залегают под медистыми песчаниками. Установлено также, что в ряде мест под медистыми песчаниками залегают отложения казанского яруса. Поэтому толщу медистых песчаников следует относить к татарскому ярусу.

Примечание составителя. У Е.М. Люткевича свой и своеобразный взгляд на стратиграфию пермских отложений. Об этом см. Ефремов, 1952.

  1. Люткевич Е.М. К вопросу о распространении меди в пермских отложениях Русской платформы и Приуралья. Литологический сборник III. ВНИГРИ. М.-Л., Гостоптехиздат, 1950.

Автор считает, что существование представлений о распространении медистых соединений в отложениях уфимской свиты, в континентальных отложениях казанского века Приуралья и в татарском ярусе Русской платформы основано на устаревшей трактовке стратиграфии пермских отложений Прикамья и Приуралья. По новым стратиграфическим данным (читай: по данным автора – Т.Х.) на Русской платформе медь устанавливается только в отложениях татарского яруса. В Приуралье татарский ярус не выделен и все пестроцветы с минералами меди относятся к казанскому ярусу. Медистые песчаники относились к слоям, замещающим нижне- и верхнеказанские отложения. Однако, кроме отмечаемого широкого фациального замещения, существовали размывы. Поэтому автор подвергает сомнению правильность существующих представлений о широком распространении меди в пермских отложениях Приуралья.

Соединения меди, считает автор, присущи почти исключительно отложениям татарского яруса Русской платформы и Приуралья. В отложениях нижнеказанского подъяруса окисленные соединения меди обнаружены только в районе с. Тихие Горы (Татария), вблизи контакта с уфимскими красноцветами. Медьсодержащие горизонты, относимые к белебеевской свите, по мнению автора, имеют не верхнеказанский, а татарский возраст. Минералы меди встречаются в песчаниках, известняках, мергелях, глинах. Наиболее характерные минералы меди (халькозин, халькопирит, борнит, куприт, малахит и азурит) являются сингенетичными. На основании установления сингенетического происхождения минералов меди и неравномерного распространения их по толще медистых песчаников автор предполагает, что растворы с медными соединениями поступали по трещинам пород с больших глубин и связаны с пермским вулканизмом. Генезис медной минерализации связывается автором с деятельностью термальных минерализованных вод во время проявления фазы вулканизма в конце перми. Ранее известному факту (нахождению в медистых песчаниках больших скоплений животных) дается новое объяснение. Эти скопления автор связывает с катастрофической гибелью животных, вызванной присутствием медистых соединений в водоемах. Поступление растворов меди в водоемы татарского века связано с проявлением вулканизма. Приуроченность скоплений ко времени образования татарского яруса может иметь стратиграфическое значение.

  1. Люткевич Е.М. Стратиграфия верхнепермских отложений Камского Приуралья. Труды ВНИГРИ, нов. сер., вып. 39. М., Гостоптехиздат, 1951.

В соответствии с принятыми автором взглядами на стратиграфию верхней перми бассена р. Камы дана интерпретация разрезов. Предлагается новая стратиграфическая схема надсоленосных образований перми, противоречащая существовавшим представлениям. Упоминаются медистые песчаники. Вмещающую их юговскую свиту казанского яруса автор предлагает относить к татарскому ярусу. Соответственно, медистые песчаники, обычно относимые к уфимской свите и казанскому ярусу, Е.М. Люткевич считает татарскими. В предисловии оговаривается, что работа носит дискуссионный характер.

Примечание составителя. На эту книгу имеется рецензия И.А. Ефремова (1952), где он сожалеет об издании подобной книги.

  1. Люткевич Е.М. О казанском возрасте сероцветных пород западного Приуралья. Геол. сб. ВНИГРИ, 1953, вып. 2.

На основании анализа фауны пелеципод, остракод и брахиопод, автор приходит к выводу о казанском возрасте сероцветных пермских отложений, залегающих вдоль западного склона Урала между кунгурскими доломитами и гипсами и красноцветами или медистыми песчаниками верхней перми. Эта толща носит название соликамских плитняков и относится различными исследователями то к кунгурскому, то к казанскому ярусам. Автор считает, что значительная часть красноцветов перми, принимавшаяся многими за фациальные аналоги морских отложений казанского возраста, должна являться татарскими.

  1. Люткевич Е.М. Еще раз о генезисе медистых песчаников Приуралья. Геология и геохимия, сб. 2 (VIII), 1958.
  2. Люткевич Е.М. О приуроченности пермских Tetrapoda преимущественно к татарскому ярусу Русской платформы и Приуралья. В сб. Вопросы геологии Южного Урала и Поволжья. Труды СГУ, вып. 6, ч. 1. Палеозой. Саратов, СГУ, 1969.

Приводится обзор взглядов на стратиграфию верхнепермских отложений Пермского Прикамья. В частности, высказывается мнение, что в Камском Приуралье к уфимскому ярусу были ошибочно отнесены соликамские плитняки казанского яруса и перекрывающие их шешминские медистые песчаники татарского яруса, содержащие остатки наземных позвоночных, в т. ч. и Kotlassia. Последняя указывает на татарский возраст вмещающих их отложений, тогда как И.А. Ефремовым и Б.П. Вьюшковым они были неправильно сопоставлены с немыми плитняками уфимской свиты, залегающими на артинском ярусе в устье р. Иж у дер. Голюшурма. Далее автор излагает свою точку зрения на стратиграфию верхнепермских отложений, и приводит собственное расчленение казанского и татарского ярусов. В нижнетатарском подъярусе им выделены две зоны: пеликозавровая и дейноцефаловая. В верхнетатарском подъярусе также выделено два комплекса: северодвинский парейазавровый и горьковский батрахозавровый.

Для Западного Приуралья, отмечает автор, характерен парагенезис костей наземных позвоночных с концентрацией меди в песчаниках. Объясняя этот факт, автор выдвигает гипотезу о массовом заражении медными солями мест водопоя позвоночных. Привнос солей меди, по мнению автора, происходил по разломам в эпохи тектонической активизации.

  1. Ляпцев К. Загадка медного стола. Уральский следопыт, 1983, № 5.

Краткая заметка на 29 стр. журнала. Развернутую версию см. ниже.

  1. Ляпцев К.Ф. Загадки медного стола. Тагильский краевед, 1988, № 1.

Расширенная версия заметки, опубликованной ранее (1983) в журнале «Уральский следопыт». Об овальном медном столе весом 416 кг экспонирующемся в Нижнетагильском краеведческом музее. Приведено описание стола и содержание надписи на нем: «Сия первая в России медь отыскана в Сибири (к Сибири в XVII XVIII вв. относили и Урал – Т.Х.) бывшим комиссаром Никитою Демидовичем Демидовым по грамоте Великого Государя и Императора Петра Первого в 1702, 1705 и 1709 годах. А из сей первовыплавленной российской меди сделан оный стол в 1715 году». Сообщается, что в 1950-х гг. медь стола была проанализирована в Ленинграде и вызвала восхищение аналитиков чистотой. Упоминаются Пыскорский, Саралинский, Мазуевский и Романовский заводы, действовавшие раньше Невьянского. Помимо этого, указывая на ряд «нестыковок», автор исключает Невьянский завод из числа изготовителей стола и отдает пальму первенства Выйскому заводу. Временем отливки меди для этого стола и само его изготовление он относит к 1836 – 1840 гг. После этого К.Ф. Ляпцев делает вывод, что надпись на столе это, говоря языком современных журналистов, пиар-акция Демидовых с целью «утвердить общественное мнение в мысли что Демидовы не только первые люди по железному делу, но еще и первооткрыватели и основоположники медной промышленности в России».

Примечание составителя. Не только упоминание медеплавильных заводов, работавших на медных рудах медистых песчаников, но и чистота меди и вызвала помещение этой и подобных статей (Николаев, 1983 и Телков, 2003) в библиографию по пермской меди. Демидовы с конца XVII в. добивались разрешения построить медеплавильный завод в Кунгурском уезде. Им были известны медные руды в песчаниках по рр. Быму, Турке и пр. Опробование руд в те времена обычно заключалось в опытной плавке в заводских печах. Год изготовления стола, указанный на столешнице, 1715-й. Согласно одной из версий, в это время у Демидовых работал Невьянский железоделательный завод. На его печах и проводили опытные плавки медных руд пермских медистых песчаников из Кунгурского уезда. Так что, по моему мнению, гордость Нижнетагильского музея изготовлена из пермской меди. Мастерство невьянских или выйских мастеров, не в обиду невьянцам и выйцам сказано, здесь ни при чем. О чистоте пермской меди говорит Е.Н. Черных (1966, 1970). Он считает ее характерным признаком меди, выплавленной из медных руд пермских медистых песчаников.