Ураловед

Портал знатоков и любителей Урала

5 1 2 3 4 5 Рейтинг: 5.00 Голосов: 4

Б

  1. Бабков К.В. К геолого-петрографической характеристике нижнеказанских отложений Пермско-Кунгурского района. Ученые записки Пермского государственного университета им. А. М. Горького. Выпуск к XVII сессии Международного геологического конгресса, ч. 1. Пермь, 1937.
  2. Бадер О.Н. и Оборин В.А. На заре истории Прикамья. Пермь, 1958.

Рассмотрена история заселения и освоения Прикамья, начиная от каменного периода (75 – 40 тыс. лет до нашей эры) до периода феодализма (XVI XVII вв. нашей эры).

В главе 19 (Поселения и жилища, их материальная культура и периодизация. Могильники) раздела «Медно-бронзовый период (2-е и начало 1 тысячелетия до н. э.) Культура турбинского племени» при рассмотрении гаринского этапа турбинской культуры упоминаются редкие находки медных и бронзовых предметов (поселение Бор I, Усть-Гайвинский могильник и могильники у д. Турбиной и на Подгремячинской горе) В главе 20 «Рыболовство и охота, скотоводство и земледелие, металлургия. Обмен» этого же раздела рассмотрен вопрос о возникновении и развитии металлургии меди в Прикамье. Находки медных изделий этого времени единичны, и, судя по анализам, изделия эти изготовлены из меди, полученной из сульфидных руд восточного склона Урала, Зауралья и даже Северного Кавказа. Турбинцы практиковали переливку сломанных изделий и отливку изделий из привозного сырья. Только в конце гаринского времени появляются медные изделия, выплавленные из местных медистых песчаников (стр. 64). «С этого времени, т. е. с XIII XII веков до н. э. ...возникает всецело местная металлургия, базирующаяся на плавке медистых песчаников. ...Начавшаяся ...в конце бронзовой эпохи эксплуатация медистых песчаников своего высшего расцвета в условиях первобытнообщинного строя достигла уже в начале железной эпохи у населения ананьинской культуры».

В разделе «Железный период. Ананьинская культура (VII III века до н. э.) отмечается, что железо повсеместно вытесняло медь и бронзу. «Лишь в некоторых районах, где металлургия меди достигла к этому времени особенно высокого развития, победное шествие железа не было столь быстрым. К числу таких районов может быть отнесено и Прикамье». В главе 31 (Земледелие и скотоводство, пушная охота. Металлургия железа, меди и бронзы. Обмен) констатируется (стр. 101), что «особенно высокого уровня достигла металлургия меди и бронзы, базировавшаяся на местном сырье – пермских медистых песчаниках; ...в некоторых районах обнаружены и следы очень древних разработок медистых песчаников. Найдены глиняные плавильные тигли, льячки для выливания расплавленного металла в форму, литейные формы, неудачно отлитые вещи и масса литых медных и бронзовых вещей – топоров-кельтов, клевцов, наконечников копий, трехгранных пирамидальных стрел скифского типа, кинжалов, крючков и, в особенности, украшений. Медно-бронзовые изделия ананьинских литейных мастеров распространялись далеко за пределы территории, занятой ананьинскими племенами. ...У населения ананьинской культуры были широкие обменные связи, в результате которых ананьинские медно-бронзовые изделия попадали на Кавказ, на территорию древней Скифии, в Зауралье и Западную Сибирь и на европейский север до Финляндии включительно. ...Наиболее тесными были торговые связи ананьинцев со скифо-сарматскими племенами Южного Приуралья и Поволжья. Особенно сближает их ...т. н. «звериный» стиль».

В следующих главах еще неоднократно упоминается медь. Например, в главе «Гляденовская культура в Верхнем Прикамье (II век до н. э. – III век н. э.) сообщается (стр. 121), что наряду с металлургией железа у гляденовцев продолжала развиваться металлургия меди и бронзы. Правда, орудия труда из меди и бронзы делали очень редко. В основном медь и бронза идут на производство украшений и мелких бытовых вещей. Гляденовские металлурги широко применяли прием плоского одностороннего литья в глиняной форме. В позднее гляденовское время развивалась техника рельефного литья, штамповка, совершенствуется гравирование. Часть вещей гляденовцев изготовлялась из белого сплава с значительной примесью олова». Далее при описании одновозрастной пьяноборской культуры в Среднем и Нижнем Прикамье отмечается особая искусность пьяноборских мастеров в работе над медно-бронзовыми изделиями и хорошее владение ими искусством рельефного литья, выпуклой чеканки, спайки сложных украшений из нескольких деталей. В главе о ломоватовской культуре (IV VIII вв. н. э.) указана находка в Опутятском городище тиглей для плавки меди и большое количество медных шлаков (Опутятское городище находится на р. Туй, правом притоке р. Чусовой в Добрянском районе Пермского края, у бывшей дер. Опутята – Т.Х.).

При описании времени колонизации края русскими и периода феодализма (до XVII века) металлургия меди и построение Пыскорского медеплавильного завода не упоминается.

  1. Бадер О.Н. Древнейшие металлурги Приуралья. М., 1964.
  2. Бажов П. Малахитовая шкатулка. Свердловск, 1949.

Последний прижизненный сборник произведений П.П. Бажова. В повести «У старого рудника» приводятся сведения о Полевском заводе, о жизни на нем, об администрации и владельцах завода. При описании раздачи заводов в частные руки во время Елизаветы Петровны упоминаются (стр. 22) заводы, работавших на рудах медистых песчаников: Ягошихинский, Пыскорский, Мотовилихинский, Висимский и Юговские. При этом П.П. Бажов замечает: «Среди больших дворцовых птиц, растаскивавших казенные заводы, оказался один ястребок попроще – соликамский «солепромышленник и фабрикант в ранге сухопутного капитана» – Турчанинов. Этот угодил царице изготовлявшейся в его мастерской (на Троицком заводе – Т.Х.) медной посудой и получил Гумешевский рудник с Полевским и Сысертским заводами». Из последующего текста можно сделать вывод, что соликамских горняков и плавильщиков с Троицкого (Талицкого) завода он привез в Полевской: «Турчанинов по опыту своей прошлой работы ...хорошо оценил высокие качества старых русских мастеров по меднолитейному делу. Получив в свое распоряжение Полевской завод, Турчанинов ...в первую очередь привез сюда этих мастеров, а также «своих рудознатцев и рудобоев». ...Опираясь на привезенных с собой мастеров, рудознатцев и рудобоев, Турчанинов в первый же год владения увеличил выплавку меди более чем вдвое». В сказах часто нелестно и неинформативно упоминаются также потомки Турчанинова.

В сказе «Две ящерки» повествуется о первых годах Турчаниновского владения Полевским заводом (стр. 138): «Вовсе зряшный рудничишко, тощенький (о Гумешках – Т.Х.). ...Вот тогда наша Полевая и попала Турчанинову. До того он – этот Турчанинов – солью промышлял да торговал на строгановских землях, и медным делом тоже маленько занимался. Завод у него был. Так себе заводишко. Мало чем от мужичьих самоделок отошел. В кучах руду-то обжигали, потом варили, переваривали, да еще хозяину барыш был. ...Приехал Турчанинов в Полевую и мастеров своих привез».

  1. Балбашевский Г.И. Исторический очерк гражданского устройства Пермского края. Памятная книжка и адрес-календарь Пермской губернии на 1892 год. Пермь, 1891.
  2. Банников. Чердынские серебряные рудники. ГЖ, 1857, ч. 3, кн. 7.
  3. Бантыш-Каменский Д. Словарь достопамятных людей Русской Земли, содержащий в себе жизнь и деяния знаменитых Полководцев, Министров и Мужей Государственных, великих Иерархов Православной Церкви, отличных Литтераторов и Ученых, известных по участию в событиях Отечественной Истории, составленный Дмитр. Бантыш-Каменским и изданный Александром Ширяевым. В пяти частях. Часть вторая. Г. И. М., 1836.

В томе имеются сведения о государственных деятелях, чьи фамилии начинались на буквы от Г до И, в том числе и тех, кто как-либо имел отношение к медеплавильной промышленности Приуралья: Геннинг (де Геннин), Голицыны, Демидовы.

  1. Барбот де Марни Н. Успехи геологического описания России в последнее десятилетие. Современник. Литературный журнал, издаваемый с 1847 года И. Панаевым и Н.Некрасовым. Том XXXIII. СПб., 1852.

Содержание статьи ясно из названия. На стр. 34 отмечается, что «пермская почва примыкает к Уралу с запада, является на дне долин, иногда образует невысокие холмы и повсюду обременена неистощимыми запасами медных руд, питающими казенные и частные заводы западного отклона кряжа. Она состоит из песчаников и конгломератов и содержит отличительные ископаемые остатки растений. Мурчисон, наблюдая скопления медных руд лишь по одному отклону хребта, приведен был к заключению, что отложения этой формации было ранее выступа Урала, именно в то период, когда по направлению Уральской трещины был еще берег суши, которая с запада омывалась морем и которая ныне опустилась и покрыта сибирскими наносами».

На стр. 39 сообщается о платине: «Платина на Урале найдена в россыпях отдельными частицами, также заключенном в хромистом железняке, и наконец в конгломерате, составленном из обломков пород, встречающихся в россыпях».

Примечание составителя. Возраст конгломератов с платиной не указан. Возможно, артинский. Тогда это первое упоминание о платине в артинских породах. См. также Кандыкин, 1910; Токарев, 1920, 1922.

  1. Барбот-де-Марни Н. Геогностическое путешествие в северные губернии Европейской России. Записки Императорского С.-петербургского минералогического общества. Вторая серия. Часть третия. СПб., 1868.

Отчет экспедиции для исследования пермской системы в Новгородской, Олонецкой, Вологодской и Архангельской губерниям. В разделе «Заключение» приводится обзор встреченных формаций (от девона до триаса). Главным достижением экспедиции автор считает находки растительных остатков Equisetites columnaris Sternb. и Calamites arenaceus Brong. в полосатых породах бассейнов рр. Сухоны, Вычегды и Двины. Эти породы перекрывают там цехштейн и представлена переслаивающимися мергелями и песчаниками всевозможных цветов с преобладанием красного. В Казанской губернии профессор Вагнер отнес подобную толщу (радужных рухляков) к триасу. Ссылаясь на Вагнера, автор на основании находок указанной флоры также отнес «полосатую» толщу к триасу. Тем не менее, он отмечает, что E. columnaris был встречен Фишером фон Вальдгеймом в медистом песчанике Ивановского рудника под Оренбургом и что C. arenaceus был описан Эйхвальдом в медистых песчаниках Белебея.

  1. Барбот де Марни Н.П. Урал и его богатства. Екатеринбург, тип. газ. «Уральская жизнь», 1910.

Книга о природных ресурсах, возникновении, развитии и состоянии горных промыслов, металлургии и пр. на Урале. Имеются сведения о медистых песчаниках и медеплавильных заводов в пределах современной территории Пермского края:

«Развивающаяся в Пермском крае соляная промышленность сыграла для Урала громадную роль, способствуя дальнейшему знакомству с Сибирью и вызывая быстрое заселение этого края. ...Край оживился, основались новые поселения и даже города, ближайшее знакомство с краем вызвало открытие рудных месторождений и основание горных заводов. Так в 1618 – 22 годах, при царе Михаиле Федоровиче, англичане Джон Ватер и несколько позднее Фрич и Герольд были отправляемы с дворянином Загряжским для приискания руд в Пермь. ...В 1635 году из Москвы в Пермский край был послан с немцем-рудознатцем Аристом Петцольдом гость Дей Андреевич Свитейщиков для поисков руд; поиски их увенчались полным успехом – найдено было месторождение железной руды на р. Яйве, основан Кунжурский рудник, руды которого проплавлялись на заводе, основанном на р. Каме, в даче Пыскорского монастыря. ...Началом рудного дела на Урале нужно считать 1635 год, когда боярин Вас. Ив. Стрешнев нашел медную руду в Григоровой горе, на землях Пыскорского монастыря, в 28 верстах от Соликамска; упоминаемый выше московский гость Свитейщиков был отправлен на это месторождение с 15 иностранцами и около 1640 года построил завод на речке Камгорке при Пыскорском монастыре; это был первый уральский медеплавильный завод. Поиски медных руд производились затем и в других местах: так ...в 1697 году рудокопный мастер Лаврентий Нейтор, посланный Казанским воеводой Кудрявцевым, нашел медную руду на р. Бым, между Осинской слободой и Кунгуром; здесь был построен Бымовский (Суксунского округа) медиплавильный завод, существовавший до 1862 года».

В разделе «Медные руды среди осадочных пород» описаны медные руды медистых песчаников, которые «...известны с давних пор, образуя месторождения, ...начиная с самого севера и кончая самыми южными приуральскими губерниями. Месторождения эти проходят через губернии Пермскую, Вятскую, Казанскую, Уфимскую, Самарскую и Оренбургскую, и западная их граница лежит уже очень далеко от Урала. Медные руды связаны здесь с отложениями пермского возраста и приурочены в пределах Пермской губернии к медистым песчаникам, представляющим нижний горизонт красноцветной пермской толщи ((P1b). Горизонт медистых песчаников в петрографическом отношении сложен из светло-серых, бурых или красновато-серых рухляковистых песчаников, переслаивающихся с красно-бурыми и серыми мергелистыми глинами (т. н. вапы) и в нижних горизонтах с тонкими прослойками плотного серого мергеля. Рудоносными, с содержанием 2 – 3% меди, являются только песчаники мелкозернистые, более или менее тонкослоистые... Менее благонадежными являются песчанистые буроватые глина (вапа) и конгломераты; наибольшей рудоносностью отличаются части песчаников, наиболее богатые растительными остатками. Руды большей частью представлены окисленными: медная зелень, синь, чернь, лазурь, малахит, красная и кирпичная медная руда; сернистые руды встречаются довольно часто и представляют медный блеск или стекловатую медную руду, являющуюся или в виде чрезвычайно мелких, не отличаемых простым глазом частиц, проникающих всю массу мелкозернистого песчаника. Значительно реже встречаются блеклая медная руда и самородная (медь – Т.Х.); в песчаниках попадается также волконскоит и фольбортит. Месторождения эти по большей части незначительны; толщина рудных пластов изменяется от 0,1 до 0,6 и реже до 1,5 – 2,0 метров, не занимая значительного горизонтального пространства, а обыкновенно весьма (видимо, пропущено слово «быстро» – Т.Х.) выклиниваясь и замещаясь песчаниками нерудоносными; редкие из этих месторождений разрабатывались более 2 – 3 лет, и только очень немного таких, эксплуатация которых продолжалась лет 20. Открытые в 1640 году месторождения эти давали руду для многих заводов, закрывавшихся с течением времени за выработкой близлежащих рудников и переходивших на железное дело; долее всех работа производилась на рудниках завода Мотовилихинского – до 1863 г.

В южных приуральских губерниях наибольшей известностью пользуются месторождения Каргалинские (недалеко от Оренбурга), представляющиеся серыми местами песчаниками, залегающими среди верхней цехштейновой красноцветной группы пород. Брошенные медные рудники находятся и среди песчаников нижнего цехштейна P1b в пределах Оренбургской же губернии на притоках р. Мелеус.

Все вышеописанные пластовые месторождения медных руд доставили в свое время значительные количества меди и были оставлены, главным образом, благодаря удорожанию работ после прекращения обязательного труда. Хотя они отличаются непостоянством в залегании и сравнительной бедностью, но нет сомнения, что с течением времени, когда техникой будут изысканы более дешевые способы обработки руд, месторождения эти еще сыграют роль в медной промышленности, тем более что количество их весьма значительно, а разработка нигде не достигла сколько-нибудь глубоких горизонтов, присутствие медных руд в которых более чем вероятно.

В 1901 году в Пермской губернии было добыто для Юговского завода, арендуемого у казны наследниками Д.О. Захаровскими 32 732 пуда руды; в Каргалинских же рудниках В.А. Пашкова было добыто 808 710 пудов и проплавлено на Верхотурском заводе 512 205 пудов руды, меди получено 20 723 пуда».

В разделе, где приводятся сведения о фирмах и предприятиях, при описании Пермских пушечных заводов отмечена принадлежность к ним Мотовилихинской, Висимской, Пыскорской, Юговской и Аннинской лесных дач (т. е. бывшая принадлежность этих дач одноименным медеплавильным заводам, а тех в свою очередь Пермскому округу сохранялась более 100 лет – Т.Х.). При описании Добрянского завода в этом же разделе упоминается в начале, что завод основан в 1752 году и до 1785 являлся медеплавильным, «обрабатывая медные руды Яйво-Романовских рудников по рр. Яйве и Каме».

  1. Барда. Путеводитель. СПб., Маматов, 2009.

Авторы путеводителя А.В. Черных и Д.И. Вайман. В очерке «Волость Гайны, Тулва тож» кратко описана история заселения башкирами бассейна р. Тулвы. Упоминается захват пугачевцами некоторых медеплавильных заводов (Ашапского, Юговского, Аннинского, Юго-Камского, Шермейского и Уинского). В следующем очерке (Русские в Тулвинском поречье) сообщается, что первым русским поселением на территории Бардымского района был заводской поселок (ныне с. Шермейка) Шермейского завода, основанного в 1759 г. на землях гайнинских татар. Далее при описании маршрутов имеются вкрапления, касающиеся добычи руд и медеплавильного производства. Так, в маршруте № 1 по селу Барда упоминается Чугунная гора на южной окраине (Ленина, 21). Здесь будто бы добывалась медная руда для Уинского и Шермейского заводов. Сейчас здесь комплекс зданий Бардинской центральной районной больницы. Далее (маршрут № 3. По деревням района) в п. 6 сообщается, что в горах на правом берегу Тулвы недалеко от села Сараши имеется несколько заброшенных рудников, в которых добывался медистый песчаник для Шермейского медеплавильного завода. В п. 8 при описании с. Шермейка, возникшего при Шермейском заводе, основанном в 1758 г., пущенном в действие в 1761 г. и закрытом 13 июля 1862 г., сообщается, что в окрестностях села сохранились шурфы (шахты – Т.Х.) и остатки выработанной породы (отвалы – Т.Х.).

  1. Бармин А. Охота за камнями. Свердловск, Уралгиз, 1934.

Научно-популярная книга для юных геологов. Даются основы геологии, минералогии, опробования, документации. Приведены описания распространенных пород, минералов. В приложениях даны краткие описания минералов и их применения. При описании малахита упоминается, что «землистая разность малахита – медная зелень, встречается гнездами среди песчаников западного склона Урала. Идет на выплавку меди».

  1. Баррюэль (пер. Еремеева). Способ извлечения меди из руд помощию аммиака, без предварительного обжигания их. ГЖ, 1852, ч. 4, кн. 10.
  2. Баяндина Н.П., Бординских Г.А., Елтышева Л.Ю. и др. Пермь торговая. Рынок – это целый мир. 2-е издание, исправленное и дополненное. Пермь, изд. «Пушка», 2002.

В книге рассмотрено становление и развитие торговых центров Перми и Пермского края. В создании этой книги приняли участие историки-преподаватели, музейные и архивные работники. В главе «История торговых центров Перми» отмечается, что начало городских рынков уходит корнями в пермскую первоисторию – Егошихинский медеплавильный казенный завод (изложение ведется псевдоэпическим псевдорусским стилем, характерным скорее для фенологов: «Рассупонилось красно солнышко, расталдыкнуло... и т. д.» – Т.Х.). «Пермские медистые песчаники – «руды песошные, твердые и мягкие, ежели оные переплавятся с известью, то черная медь выйдет» – стали причиной строительства завода. Медь пермскую свозили на монетный двор в Москву и Екатеринбург. Из пуда меди чеканилось аж 16 рублей».

Примечание составителя. Первое издание вышло в свет в 1997 г.

  1. Бегер Ф. Геогностические записки о горах Уральских. ГЖ, 1826, ч. 3, кн. 9.

Среди различных вопросов автор рассматривает состав флецовых гор западного склона Урала. Горы состоят из флецового песчаного камня, песчаных медных руд, конгломератов («галешника») и глин. Материалом для образования этих пород послужили породы Урала. Автор считает, что окислы меди в песчаных рудах лишь механически смешивались с песчаником во время его отложения.

В доказательство уральского происхождения всех пермских пород западного Урала Бегер приводит найденные им следы золота как в речных отложениях, так и «в самих внутренних флецах песчаного камня» в дачах Мотовилихинского завода.

  1. Безобразов В.П. Уральское горное хозяйство и вопрос о продаже казенных заводов. Русский вестник. Журнал литературный и политический, издаваемый М. Катковым. Том семьдесят шестой. М., 1868, август.

Фрагмент отчета об исследованиях, проведенных академиком Безобразовым на Урале в 1867 г. (см. ниже).

  1. Безобразов В.П. Уральское горное хозяйство и вопрос о продаже казенных горных заводов. Исследования В.П. Безобразова, Действительного члена Императорской Академии Наук. СПб., 1869.

На основании материалов, полученных в процессе командировки по уральским горным заводам летом 1867 г., рассмотрено экономическое положение заводов Вятской, Пермской, Уфимской и Оренбургской губерний. Из медеплавильных заводов, работавших на сырье пермских медистых песчаников, рассмотрены Юговской казенный медеплавильный завод и частные заводы Кунгурского уезда (Суксунские). В приложениях автор поместил описание Суксунских горных заводов (прил. III, автор Соваж) и аналитическую заметку Дашкова (прил. X) «Взгляд на медеплавильное дело в Уфимской губернии вообще и на Благовещенском заводе (гг. Дашковых)».

В.П. Безобразов выехал на Юговской завод в конце июня 1867 г., после посещения Пермского сталепушечного и железоделательных заводов Вятской губернии. Юговской завод основан в 1735 – 1740 гг. и после упразднения в 1863 г. казенного Мотовилихинского медеплавильного завода остался единственным действующим медеплавильным казенным заводом в районе бывшего Пермского горного округа. Вследствие убыточности производства он был «в 1866 г. оставлен в действии лишь на 5 лет, в виде опыта, чтобы не лишать вдруг населения обычных заработков и положительнее определить благонадежность медных рудников».

На момент посещения Юговской завод выплавлял штыковую медь (до 8 000 пуд. в год) и производил листовую капсюльную медь для военного ведомства (до 10 000 пуд.). Кроме того, для пермской сталепушечной фабрики здесь выковывалась круглая медь (до 179 пуд. в 1867 г.). Отмена крепостного права (у автора – «упразднение обязательного труда» – Т.Х.) отразилась на производстве Юговского завода: выплавка меди упала с 9 444 (1861 г.) до 7 859 пудов (1866 г.) и уменьшилось количество людей, занятых на заводе (с 675 в 1861 г. до 334 чел. в 1867 г.) и на рудниках (с 615 чел. на 18 рудниках до 1861 г. до 449 чел. после 1861 г.). Это отразилось на себестоимости меди, цена которой в 1866 г. составляла 13 руб. 22 коп. и была на 2 руб. дороже продажной цены меди. При 8 800 пудах выплавленной меди это в 1866 г. дало казне 16 000 руб. убытка. Возросла также стоимость топлива: куренная сажень дров в 1866 г. стоила 1 руб. 34 коп (в 1861 г. – 33 коп.), короб угля подорожал с 37 коп. (1861 г.) до 1 руб. 17 коп. (1866 г.). Главным недостатком Юговского завода автор посчитал истощение его рудной базы, т. к. в течение 132-летнего периода его действия были выработаны многие «рудные гнезда», а новых открыто немного. На 1867 г. завод имел только 2 благонадежных рудника при 10 действующих рудниках (в 1859 г. имелось действующих 24 рудника) «К открытию новых рудных месторождений ...заводоуправление встречает затруднения вследствие недостатка рабочих рук именно в летнее время, когда должны производиться поисковые работы». Всего разительнее, по мнению автора, исключительная убыточность Юговского завода проявляется при сравнении стоимости меди, угля и руды Юговского завода и соседних с ним частных Бымовского и Ашапского заводов (табл. II), самых расстроенных частных заводов на Урале. Все эти заводы по убыточности их действий В.П. Безобразов считает необходимым закрыть.

Несмотря на указанные обстоятельства, Юговской завод может, «в случае продажи, иметь ценность для частных покупателей, ибо все его заводские постройки и устройства находятся в хорошем состоянии. ...Значительные размеры этого завода дают ему превосходство в сравнении со всеми медиплавильными заводами той же местности». В сноске к этому предложению автор уточняет: «Так соседние медиплавильные заводы Суксунского (частного) округа Бымовский и Ашапский, производили в 1855 – 1856 гг. до 16 000 п. штыковой меди, ныне производят лишь 5 000 п.». В тексте автор перечисляет также другие положительные факторы: высокое качество руд медистых песчаников (чистота и легкоплавкость), возможное открытие новых месторождений в медистых песчаниках (после определенных вложений капитала), близость к магистральным водным путям (Кама и Волга).

При рассмотрении заводов Южного Урала из работающих на рудах медистых песчаников упоминаются частные Благовещенский (Дашковых) и Богоявленский (Пашкова) медеплавильные заводы. Автор замечает, что «...на западном склоне Урала, изобилующем только песчаными месторождениями меди, эти заводы находятся в особенно неблагоприятных условиях вследствие истощения близких ...рудных месторождений и чрезвычайной отдаленности ...новых и богатых».

В приложениях к отчету В.П. Безобразова помещены: «Описание Суксунских горных заводов, составленное управляющим от Казны горным инженер-полковником Соважем» (прил. III), и статья Дашкова «Взгляд на медиплавильное дело в Уфимской губернии вообще и на Благовещенском заводе (гг. Дашковых) в особенности» (прил. X). Они аннотированы отдельно (см.: Соваж, 1869 и Дашков, 1869)

  1. Белавин А.М., Мельничук А.Ф. Археологические памятники окрестностей г. Березники Пермской области. Березники, Березниковский краеведческий музей, 1985.

Каталог археологических памятников окрестностей г. Березники. В кратком очерке освещена история заселения человеком Верхнего Прикамья, приведен обзор памятников от палеолита до начала XVIII века. Памятники эпохи бронзы (гаринско-борская культура – конец III тысячелетия – середина II до н. э.) концентрируются по берегам Чашкинского озера. Период поздней бронзы (конец II – начало I вв. до н. э.) представлен единственной Усть-Лемвинской стоянкой на берегу Яйвинского залива.

В поздний период ломоватовской культуры (VIII век) район Березников становится сосредоточением поселков древних металлургов, кузнецов и ювелиров. Жители поселений специализируются на производстве меди, железа, бронзового литья; месторождения сосредоточены в нижнем течении р. Яйвы, в местности, известной как Кужгортское месторождение медистых песчаников. В более позднее время на кужгортских песчаниках работал Пыскорский медеплавильный завод, первый медеплавильный завод Прикамья. Крупными центрами черной и цветной металлургии древнего населения Яйвы были поселения Володин Камень I и II, расположенные на правом берегу Яйвы неподалеку от дер. Володин Камень.

На поселении Володин Камень I изучен крупный металлургический комплекс – сооружение из двух ям, в котором осуществлялась плавка меди и литье из бронзы. На обоих поселениях собрано большое количество медных шлаков, фрагменты тиглей конической и рюмкообразной формы. Найдены обломки глиняных литейных форм, бракованные бронзовые отливки, куски медистого песчаника, капли меди, льячки и литники. Найдено 5 предметов звериного стиля. Помимо поселений у дер. Володин Камень, остатки металлургического производства найдены на Сметанинских I и II селищах, Зуевском городище на Яйве, Чашкинском I и Запосельском селищах на Чашкинском озере (из текста неясно какое металлургическое производство в последних пунктах – Т.Х.).

В списке памятников Березниковского археологического района медь и бронза упоминается при описании:

-      Запосельского местонахождения (найдены подвеска-бубенчик и бляшки от пояса), возможно, это остатки могильника VIIIIX вв.;

-      Чашкинского II селища (железные и медные шлаки, отходы бронзолитейного производства, медистые песчаники), родановская культура, датируется XIXII вв.;

-      Пермяковское селище (найдено большое количество медных и железных шлаков, обломки кричного железа), родановская культура, XIIXIV вв.;

-      Володин Камень I (найдены медные шлаки, бракованные отливки из бронзы), ломоватовская культура, VIIIX вв.;

-      Володин Камень II (специализация – плавка железа, но производилась и плавка меди, т. к. найдены медные шлаки, тигли, медистого песчаника), VIIIX вв.;

-      выработки медистого песчаника у д. Малое Романово.

На иллюстрациях показаны: карта археологических памятников (с искажениями и неясным масштабом – Т.Х.); предметы звериного стиля с объектов Запоселье, Володин Камень I, Володин Камень II; схема металлургического сооружения Володин Камень I.

Примечание составителя. См. также: Мельничук, 1994.

  1. Белавин А.М.. Бординских Г.А., Мельничук А.Ф. Археологические памятники Соликамского района (каталог). Соликамск, 1989.

В списке археологических памятников приводятся их краткие описания. Есть памятники с находками бронзовых вещей или с сохранившимися следами плавки меди из медистых песчаников: 1) Чашкинское II селище (поселение родановских металлургов-ремесленников, X XII вв., медные шлаки, сырье для плавки меди, обломки литейных форм, тигли и пр.); 2) Плеховское городище (IX XV вв., медные шлаки); 3) Верх-Мошевское I селище (родановская культура и эпоха русской колонизации Прикамья в XII XVII вв., медные шлаки); 4) селище Семинское поле (родановская культура, XII XIII вв., медные шлаки).

Примечание составителя. Выписаны памятники с признаками выплавки меди, не выписывались – с находками только бронзовых вещей.

  1. Белавин А.М., Быстрых Т.И., Вальнева Л.В. и др. Пермь от основания до наших дней. Исторические очерки. Пермь, Книжный мир, 2000.

Книга об основных этапах развития города Перми (четвертого по величине города в России – 799,68 кв. км) и об истории территории, на которой находится Пермь. Кратко (на двух листах) описано строительство Егошихинского медеплавильного завода, и экономическое развитие заводского поселка Егошихи до назначения ее центром наместничества. Упоминаются Мотовилихинский, Пыскорский и Висимский заводы.

  1. Беленьков И.В., Игнатьев Н.А. Волконскоит (исторический очерк открытия и изучения). Труды Естественно-научного института при Молотовском государственном университете им. А.М. Горького, т. 10, вып. 3 – 4. Молотов,[1] 1953.

Охарактеризован период изучения волконскоита с 1830 по 1917 гг. Авторы утверждают, что приоритет в определении минерала волконскоита принадлежит А.П. Волкову, а не А.А. Кеммереру. Отмечается слабая изученность состава и генезиса волконскоита до 1917 г. Дан библиографический список из 50 наименований.

  1. Белкин В.В. Мониторинг геологической среды Верхнекамского соленосного бассейна. Пермь-Березники, ПГТУ-ОАО «Уралкалий», 2004.

В разделе 3.3 кратко со ссылками на В.И. де Геннина (1735) и Ю.А. Нечаева (1963, 1964, 1965) изложены известные сведения по медистым песчаникам района Верхнекамского месторождения калийно-магниевых солей:

«Медистые песчаники открыты в регионе в 1630 г. и интенсивно разрабатывались с 1640 по 1830 гг. В районе Верхнекамского месторождения калийно-магниевых солей работал Пыскорский медеплавильный завод с многочисленными по архивным данным медными рудниками:

1) «Рудник при Григоровской горе при сельце Григоровском, от завода в 28 верстах. Пласт 3 – 8 вершка падение с востока на запад, простирание от севера к югу»;

2) «Рудник в 11 верстах от Романова близ деревни Жуклины. Руду плавили в малых горнах ручными мехами. Работал всего один (1716) год»;

3) «В Усольском уезде на Верхотурской дороге рудник на речке Студеной – в 1722 г. по доносу (сообщению) вольного человека проводились горные работы – штольни и шахты. В 1724 г. рудник остановлен по признаку пересечения рудного тела»;

4) «При Тетерине, которая лежит от Григоровского рудника вниз по Каме на расстоянии 10, а от Пыскорского завода в 13 верстах в 1722 году пройдена штольня, но из-за низкого содержания меди работы были приостановлены. В 1723 году работы были продолжены: пройдены 2 штольни, одна 12,5 сажень, другая 16,5 сажень. В 1730 г. работы были остановлены из-за затопления»;

5) «При д. Белкино, которая от Тетеринского рудника в расстоянии в гору правую руку, вниз по Каме, в 3-х верстах – штольня пройдена в гору 36 сажень. В 1730 году пробурено большим буром 10 сажень, а признаков не явилось, работы остановлены»;

6) «В Соликамске в логу недалеко от Усолки и от того логу в 100 саженях на горе бита шахта. Глубина шахты 23 сажени, результата не дала»;

7) «Д. Еремина от Пыскорского завода в 4 верстах, над речкой Пыскоркой. В 1724 г. перевезено несколько тысяч пудов руды. Видом руда гнездами, а не жилами, много белых и черных галек имела, якобы сросшаяся зелень, другого вида камень крепкий с прокраснью, между которыми самородная медь. Плавка от галек была тяжела и сок имела густой»;

8) «Семонинский рудник в 1724 г. пройдены 6 шахт: 16,5; 7; 6; 2,5; 3 и 4 сажени. Шахты остановлены из-за затопления и отсутствия руды»;

9) «Поповский рудник – в 20 верстах от Пыскорского завода, на другой стороне Камы, отработан в 1728 г.»;

10) «Каменный рудник – близ д. Зыряновой, в 20 верстах от Пыскорского завода на другой стороне Камы, остановлен в 1728 г. из-за отработки»;

11) «Дер. Давыдово от Пыскорского завода в 30 верстах на другой стороне Камы на восток, работал в 1725‑1727 гг., остановлен из-за отработки руд».

Работа Пыскорского завода была прекращена, как свидетельствуют архивные документы, из-за «тугоплавкости руд». После прекращения разработок в 1830 году никаких полевых исследований медистых песчаников не производилось. Это было обусловлено тем, что медистые песчаники юга Пермской области всегда считались более перспективными, чем аналогичные образования ее северной части. Поэтому и полевые работы в советское время проводились в основном на юге области.

В 1963 году при бурении разведочных на калийную соль скважин на Балахонцевском участке Верхнекамского калийного месторождения было встречено медное оруденение в шешминских отложениях. В скв. 438 серый алевролит мощностью 0,4 м содержал меди 1,98% и в скважине 437 серый песчаник мощностью 2,3 м содержал меди 0,92 %.

По предложению Кояновской партии в том же году в створе скважин 437-438 был пройден буровой профиль с расстояниями между скважинами, равными 200 м. Севернее в 2-х км был пройден 2-й профиль. Выявленные на профилях рудоносные тела серых песчаников и алевролитов не содержали промышленного оруденения. В следующем 1964 году Кояновская партия проводила широкие площадные исследования, включающие поисковые маршруты, горные работы и опробование керна по скважинам Соликамской ГРП. В результате установлено, что существует две полосы рудоносных пород – западная, представленная преимущественно черными глинистыми породами, и восточная – песчаники, конгломераты и гравелиты. Стало понятным также, что шешминские отложения в данном районе сильно размыты. В рудоконтролирующих слоях, несмотря на их хорошую выдержанность, оруденение распространено крайне неравномерно. Перспективы были оценены не очень высоко.

В 1965 году пройдено 4 профиля скважин (Меднорудная партия). Скважиной 39-м в районе д. Круглый рудник пересечен слой серого известковистого аргиллита мощностью 0,7 м и содержанием меди 5,62%.

По результатам поисково-оценочных работ, выполненных в конце 60-х начале 70-х годов, все проявления меди признаны не перспективными для промышленного освоения.

Медное оруденение встречается в неразмытой нижней части пестроцветной толщи отдельными небольшими локализованными участками. Рудоносность, наблюдаемая на участках, где сохранились реликты верхней части пестроцветной толщи, дает основания считать, что промышленные залежи в ней были. Так, в верховьях реки Челва на высоте с отметкой 234 метра имеется 12-метровый слой конгломерата с интенсивной халькозиновой минерализацией.

  1. Белковская Р.П., Кременецкая Ф.А., Новак Т.М. и др. Государственная геологическая карта СССР масштаба 1:200 000. Серия Среднеуральская. Лист О-40-XXIII. Объяснительная записка. Свердловск, Уралгеология, 1988.
  2. Белов В.Д. Ближайшие вопросы нашего горного дела. СПб., 1896.
  3. Белов В.Д. Исторический очерк уральских горных заводов. СПб., 1896.

Книга заказанной тематики, т. к. составлена и издана по решению Постоянной Совещательной Конторы Железозаводчиков. Тематика – железоделательное производство. Во Введении В.Д Беловым дана периодизация истории железоделательного производства России, применимая к истории медеплавильного производства:

«Начиная со времен доисторических и вплоть до XVII в., или до восшествия на престол Дома Романовых, горнозаводское дело существует в форме домашнего производства. В XVII в. являются первые заводы; домашняя форма производства стремится перейти в капиталистическую. Так продолжается до Петра Великого. Царствование этого Государя, по своеобразию принятых им для развития всей вообще нашей промышленности мер, стоит совсем особо; горнозаводское дело продолжает сохранять капиталистическую форму, но форма эта развивается исключительно на почве крупных привилегий; поэтому эту созданную Петром форму правильнее назвать привилегированной формой производства. Со смертью Петра, т. е. с 1725 г. вплоть до воцарения Императора Александра I (т. е. до 1801 г. – Т.Х.), можно отметить особый период, характерный по явным признакам неустройства, разложения; это период брожения сложившихся пред тем элементов; он разрешается в царствование Александра I с изданием в 1806 г. проекта горного положения, вошедшего впоследствии в свод законов... а с освобождением приписанных к заводам крестьян от обязательных работ  понемногу стихают волнения; подготавливается время спокойного развития горнозаводского дела. Плоды этого устроения сказываются в последовавшем царствовании Николая I с 1825 по 1855 гг. Это период вполне сложившихся новых форм производства, основанного на спокойном владении крепостным трудом. Заводы благоденствуют в смысле внутреннего порядка, экономического благосостояния заводского населения и успехов техники; но в то же время заводы живут замкнутой жизнью, не давая возникнуть около себя никакой другой промышленности. Недостаточность производства сравнительно с потребностью в металлах и высокий таможенный тариф ставят заводы вне конкуренции; громадные барыши, усиленные к тому же разработкой золотых и платиновых россыпей и чрезмерными доходами медного производства ставят предел расширению производства чугуна и железа; оно стоит почти на мертвой точке. Такому искусственно сложившемуся благосостоянию заводов наносится сильный удар с восшествием на престол Александра II. Почти одновременно на них влияют четыре крупных обстоятельства: свободный тариф 1857 г., высокие цены в 1858 и в 1858 гг. на предметы продовольствия, и впоследствии освобождение крестьян от крепостной зависимости и, наконец, крупный переворот в металлургии железа. Некоторые заводы вообще не выдержали наступившего кризиса; другие сокращают размеры производства; в общем, доходность дела сильно понижается».

Примечание составителя. Последняя фраза объясняет прекращение выплавки меди из медистых песчаников. Падение доходности вследствие исчезновения дешевого крепостного труда, а не выработка руд, послужило одной из главных причин прекращения деятельности медеплавильных заводов, действовавших на базе медистых песчаников.

  1. Белов В.Д. Кризис Уральских горных заводов 1909 г. СПб., 1910.
  2. Белоусов. Заводы и рудники Пермского горного округа в 1889 – 90 заводском году. ГЖ, 1891, ч. 2.
  3. Белоусов М. Горная промышленность Пермского округа в 1892 г. ГЖ, 1893, т. 3, № 8.
  4. Белоусов М. Пермский горный округ в 1892 году. Горнозаводской листок, 1893, №№ 7, 8.

Статья посвящена черной металлургии с сопутствующими горными работами, золотоплатиновым разработкам, солеварению, добыче каменного угля. О медеплавильном производстве: «…Остается упомянуть еще, что в конце 1892 г. в ведение Пермского округа перешел казенный Юговской медеплавильный завод, арендованный горными инженерами Урбановичем и Захаровским. По освобождении рудников от воды и после выработки некоторого количества руд, медная плавка на Юговском заводе установлена с 1 декабря 1892 года. На Юговском заводе в 1892 г. добыто медных руд, пудов 71 323, или против 1891 года +71 323пуд».

  1. Белоусов М.Д. Исторический очерк медного производства на Урале. В кн. Пермский край. Сборник сведений о Пермской губернии, издаваемый Пермским Губернским Статистическим Комитетом. Том третий. Под редакциею действительного члена Комитета А.А. Дмитриева. Пермь, 1895.

В статье дан краткий исторический обзор медного дела в России вообще, приведены минералогия меди, свойства меди, охарактеризовано производство медных и бронзовых изделий в России и т. п. История медного производства начата с 1491 г., когда при Иване III были найдены медные руды на Цильме. Затем при Михаиле Федоровиче «для приискания» медных руд в Пермь были командированы Джон Ватер (1618 – 1622 гг.), Фрич и Герольд с дворянином Загряжским (1626 г.). В 1635 г. московский гость Дей Свитейщиков и Арист Петцольд нашли Григоровское (на Каме) и Кужгортское (на Яйве) месторождения медных руд, на базе которых был построен казенный Пыскорский медеплавильный завод, действовавший до 1656 г., когда из-за отзыва горняков на осаду Риги. Медь здесь в разное время плавили: Богдан Тишин, Тимофей Лодыгин и Юрий Телепнев. При Телепневе рудник был брошен (якобы, «за истощением руд» – Т.Х.), а в 1671 г. шахты и ходы обвалились.

К концу 1690-х гг. медное дело из пермских медистых песчаников стало развиваться дальше. Грамотой кунгурскому воеводе Ивану Михайловичу Коробьину 4 августа 1699 г. предписывалось не мешать рабочим наниматься для работ у посланного казанским воеводой рудокопного мастера Лаврентия Нейгарта, в 1697 г. медные руды содержанием 2 ф. меди в пуде (5% – Т.Х.) были найдены по р. Быму. Затем описана попытка Ф. Молодого в 1704 г. построить завод на Мазуевке (в тексте – Музакаевка – Т.Х.). В 1713 г. Шакуров, кунгурский комендант) построил просуществовавший 5 лет медеплавильный завод в Кунгуре. За это время, по сведениям автора, было выплавлено 410 п. и 12 ф. меди. По приезде на Урал «...В.Н. Татищев наметил перенести действие Кунгурских заводов на Ягошиху, где по речке Мулянке открыты были благонадежные месторождения медных руд, ...указал на возможность устройства завода на давно известных соликамских медных рудах». Позднее он исполнил задуманное и перенес действие Кунгурского завода на Егошиху: «в 1723 г. приступлено было к постройке Ягошихинского и Пыскорского заводов. ...Вообще к этому времени производятся усиленный поиск медных руд по западному склону Урала; возникают несколько медиплавиленных казенных и частных заводов, действующих на медистых песчаниках. Таковы казенные заводы Мотовилихинский, Висимский в 1735 г., Юговской и Частные – Атаманский с 1726 г, Ашапский с 1745 г., Бизярский, Курашимский, Юго-Кнауфский, Югокамский, Добрянский. Таким образом, к середине прошлого столетия (XVIII в. – Т.Х.) выплавка меди на заводах западного склона Урала настолько усилилась, что в 1760 г. на р. Бабке в 44 верстах от Юговского казенного завода, отданного ...с 1752 г. гр. Чернышеву, построен был последним Аннинский завод, долженствовавший переплавить руды Юговского завода, так как запасы руд на последнем были весьма значительны и двум Юговским заводам не под силу было переплавлять их. Аннинский завод существовал недолго и, по взятии Юговских заводов в 1770 г. обратно в казну за долги, медиплавиленное производство на нем в 1788 г. было прекращено, а вместо того устроен монетный двор, в пособие Екатеринбургскому, но через 10 лет, уже при Павле Петровиче, монетный двор был закрыт и снова возобновлено медиплавиленное производство, окончательно прекратившееся в 1800 г.».

При обзоре медеплавильного производства на Урале в XVIII столетии и до половины XIX века автор в превосходной степени характеризует его состояние: «Вообще XVIII век в истории медного дела надобно признать самым блестящим периодом, и Россия в это время снабжала медью всю Европу» и до середины XIX в. оставалась одним из главнейших поставщиков меди на европейский рынок, а «...знаменитая французская бронзовая промышленность главным образом основывалась на русской меди. ...Начиная с 1852 г. медное производство России постепенно сокращается, спускаясь до годичной выплавки в 210 тыс. пудов (от 410 тыс. пудов – Т.Х.). Причины этого лежат как в отмене крепостного права, так и в тарифной политике 1857 – 1876 гг., когда подать за медь взималась в размере 1 р. и 1 р. 50 коп., а таможенная пошлина на привозную медь была всего в 60 коп.». Кроме этого, свою роль сыграла и дешевая медь Южной и Северной Америк. Переходя с современному состоянию дел, автор отмечает: «Собственно же заводы западного склона Урала в настоящее время немногочисленны (1895 – Т.Х.): один в Пермской губернии казенный Юговской завод, отданный с 1892 г. в аренду частным лицам, и четыре в Уфимской губернии – Благовещенский, Верхоторский (у автора – Верхотурский – Т.Х.), Воскресенский и Архангельский, действующие на каргалинских медистых песчаниках Оренбургской и частью Уфимской губернии. Вся промышленность этих заводов и рудников в 1891 г. выразилась цифрою добычи руд на 19 рудниках в 954 580 пудов и выплавкою меди в 29 516 пудов, что составляет 8,8% всей получаемой в России меди и около 17% меди всего Урала.

Между тем распространение и нахождение медистых песчаников по западному склону Урала весьма обширны и многочисленны. Руды эти, залегая в пермской формации, в нижней части цехштейнового яруса, занимают обширную площадь, более чем на 18 000 кв. миль, по западному склону Урала в губерниях Пермской, Уфимской, Оренбургской и частью Вологодской и Вятской. ...На севере эти осадки скрыты под юрскими осадками, которые врезываются в пермскую формацию и в центре ее развития. На юге пермские осадки уходят под юрские, меловые и отчасти третичные образования. На всем протяжении громадной области развития пермских осадков с 52 до 59 градуса северной широты, при ширине в 100 – 200 верст, состав этих образований остается довольно однообразным в петрографическом и палеонтологическом отношении. ...Характер рудоносности пермских песчаников, рухляков и конгломератов крайне непостоянен и неравномерен. Руды представляются преимущественно охристыми рудами, состоящими из медной сини и зелени, лазури, черни, редко малахита, красной и кирпичной медной руды и еще реже из самородной и сернистой меди. Заключающие руды песчаники представляются весьма различными по сложению, плотности и цвету. Они являются то плотными, почти кварцевыми, крупнозернистого, даже конгломератового сложения, то постепенно переходят в мягкие разновидности мелкозернистого и сланцевого сложения. В этом последнем случае они носят название рухляков, и связывающий их цемент бывает часто сильно известковистым. Цвет и твердость песчаников весьма различны, и сообразно этим физическим свойствам они получают местные характерные названия. В общем можно сказать, что цвет рудосодержащих песчаников бывает серый и желтовато-серый, мелкозернистого сложения с глинисто-известковым цементом. Весьма твердые песчаники плотного сложения темно-серого цвета, дающие при ударе инструментом искру, называют сливняком или яснецом. Весьма мягкие песчаники, легко разрушающиеся на воздухе, светло-серого, почти белого цвета носят название зольников. Песчаники красноватого цвета с пестрыми полосами и пятнами носят название ржавца, полосатика, запеки. Они всегда сопровождают руды. Голубниками называют песчаники зеленовато-серого цвета, которые при лежании на воздухе, в особенности при смачивании водою, получают синеватую окраску. Присутствие руд в них хотя и не всегда бывает значительно, тем не менее, они служат спутником руд. Толщина рудосодержащих песчаников меняется от ¼ до 1 и 2 аршин; залегание их почти горизонтальное, и сопровождаются они песчаными красно-бурыми глинами, носящими название вапа (в тексте – вопа – Т.Х.). Значительные толщи этих глин служат ...нижней границей нахождения руд. Рудоносность в песчаниках распределяется крайне неравномерно, спорадически, являясь в виде весьма тонкой вкрапленности или в цементе песчаника, или в мелких слоях и клюфтах (трещинах, прожилках – Т.Х.) его в тончайшем раздроблении, иногда же в виде гнезд, пятен, желваков, полос. В местах же нахождения ископаемых стволов и частей растений руды концентрируются в более или менее значительные скопления в виде желваков из медного блеска и красной медной руды, часто проникая весь растительный ствол. Богатства рудных слоев металлом также весьма изменчивы, колеблясь ...между 2,5 до 4% содержания меди, причем нередко в рудах встречается вкрапленным минерал фольбортит, содержащий в себе ванадий. Присутствию в меди этого металла приписываются те драгоценные свойства твердости и тягучести нашей меди, которые так высоко ценятся иностранными фирмами, вследствие чего медь, полученная из охристых руд, имеет ...высокую цену на металлическом рынке.

Наиболее благоприятными местностями в смысле большей или меньшей рудоносности из обширной местности пермских медистых песчаников надобно указать три района.

Самыми благоприятными и наиболее богатыми рудами представляются медистые песчаники Оренбургской губернии, расположенные вдоль южного и юго-западного склона Общего Сырта, в бассейне правых притоков р. Сакмары, впадающих справа же в р. Урал, а именно, по речкам Ику, Саламышу и Верхней Каргалки. Здесь песчаники являются достаточной толщины до 1 – 1½ аршина и с наибольшею концентрациею в них медных руд, притом они менее кремнеземисты и с большим количеством известковистого цемента. Содержание металла в них нередко доходит до 3 – 4%. С другой стороны полное безлесье этого края и отсутствие в нем минерального топлива и железнодорожных сообщений, а отсюда необходимость перевозки руд к ближайшим заводам за 150 – 180 верст – все эти обстоятельства не могут способствовать развитию здесь медного производства в значительных размерах, несмотря на обилие богатых руд и благоприятные условия для их эксплуатации.

В несколько иных условиях находится северный район распространения рудных медистых песчаников в пределах Пермской губернии. Здесь хотя песчаники и менее богаты рудоносностью, и содержание металла в них редко бывает более 2,5 – 3%, но изобилие в этом крае лесов и достаточной густоты населения его допускают возможность производить разработку руд по рекам Ирени и Бабке с р. Югом, левых притоков р. Сылвы, в дачах бывших заводов Аннинского, Бымовского и Югокнауфского и казенного Юговского, представляются наиболее заслуживающими внимания.

Третий район распространения рудоносных медистых песчаников находится в Уфимской губернии в северной части Стерлитамакского уезда, по речкам Уршаку и Деме – левым притокам р. Белой. Рудники этого района разработываются в незначительной степени для действия Благовещенского завода, производительность которого в последнее время выразилась цифрою выплавки меди всего в 2 208 пудов.

Из вышесказанного о месторождениях медных руд западного склона Урала, их характере и условиях залегания, их значения для медного производства, я прихожу к тому заключению, что, несмотря на малопроцентное содержание меди, руды эти – медистые песчаники представляются весьма чистыми охристыми рудами и заслуживают полного внимания. Залегая же на незначительной глубине, притом в породах достаточно мягких, не требующих применения взрывчатых веществ, руды эти поддаются легкой и дешевой добыче. Медь, получаемая из этих руд, высокого качества, весьма ценимая на рынке. Металлургическая обработка этих руд значительно проще обработки сернистых руд. Все это приводит к тому, что промышленное значение месторождений этих руд представляет все данные к развитию на них не безвыгодного медного производства в местностях, обеспеченных материалом и рабочим населением. К сожалению, мест, удовлетворяющих последним условиям, имеется немного, а потому и значительно большего развития медного производства против существующего в ближайшем будущем на приуральских рынках ожидать нельзя. И ежегодная выплавка меди на этих рудах еще долгое время будет варьировать в небольших пределах между 30 и 40 тысяч пудов, если конечно не откроются новые месторождения медных руд в местах, изобилующих горючим. Заметим, что в этом направлении у нас уже предпринимаются попытки к поискам медных руд в Чердынском крае, в Вишерской лесной даче. Поиски эти в лице четырех горнопромышленников ...далеко не гадательны и имеют за собою фактическую подкладку в действительном неоспоримом существовании медных руд в этой местности.

На страницах Горного журнала еще в 1833 и 1834 годах в статье Чеклецова «Геогностическое исследование Чердынского уезда Пермской губернии» встречаются следующие драгоценные указания о медной руде: «Толстослоистый тальковый сланец образует породу в горах, возвышающихся около устья р. Чурола, где по обеим сторонам реки Велсуя существовало прежде горное производство, от коего и по сие время уцелели обрушившиеся или затопленные шахты, глубина коих простирается до 7 и более сажен. Предметом сей разработки был медный колчедан, вкрапленный по всей массе грубого талькового сланца. Около шахт находится поныне значительное количество добытой руды, в смешении с железною рудою, состоящей преимущественно из серного колчедана. Сия медная руда, как изустные предания гласят, проплавлялась на упраздненном Талицком заводе, лежащем близь г. Соликамска, где все заводское строение уже разрушилось, кроме одной плотины. Около сего завода находится много шлаку с весьма значительным содержанием меди, доходящем до 7½%, а из сего явствует, что плавка была здесь в самом худом состоянии и вероятно потому, что не имели надлежащих флюсов, что и было, кажется, причиною прекращения сего производства. В самом деле, сия руда весьма трудноплавка. Я неоднократно подвергал ее испытанию в малом виде, но никогда не мог извлечь из нее чистой меди, получая всегда ковкий металлический королек серо-белого цвета, приближающийся к серебряному; по отделении же промывкою породы, весьма удобно получается из сей руды чистая медь».

Тот же исследователь Чердынского края г. Чеклецов через два года еще точнее определяет местонахождение этих руд. Он говорит: «На левой стороне Велса, ниже устья Чурола, мыс, ограниченный реками Велсом и Чуролом. На горе, на вершине находится много медной руды. Когда-то было горное производство. Медный колчедан с серным и медною зеленью, разсеянные в тальковом сланце с кварцем. Пласт руды в ¾ аршина виден в естественном обнажении одного утеса поблизости обрушенных копей, пласт простирается вглубь по отвесной линии». Один из искателей напал на настоящий след. По-крайней мере, мне были доставлены шесть образцов этих руд, взятых из отвалов старых шахт, и по определению меди в них оказалось в одном 2,68%, и в другом 4,66%. Таким образом, ...не далеко время, когда мы вправе будем сказать, что у нас на западном склоне Урала, имеются солидные месторождения сернистых медных руд, ...подобных существующим на восточном склоне. Я даже склонен думать, что указываемое г. Чеклецовым месторождение ...не то ли самое, о котором упоминается в ...доездной памяти московского стрельца Блинова и рудознатца Токарева, ездивших на Урал через Чердынь искать серебряную руду и нашедших вместо этого медную, которую они отправили в количестве 2½ пуда в Москву, где она и затерялась».

Примечание составителя. О Блинове и Токареве см.: «Акты исторические...», 1842; Шишонко, 1884.

  1. Белоцерковская И., Тухтина Н. Древности Прикамья в собрании Государственного Исторического музея. М., Внештогиздат, 1970.

Буклет о хранящейся в собрании Государственного Исторического музея коллекции предметов пермского звериного стиля (I тыс. до н. э. – I тыс. н. э.). Предметы относятся к археологическим культурам Прикамья: ананьинской (VIII – III вв. до н. э.), гляденовской (II в. до н. э.– II в. н. э.), отчасти ломоватовской и родановской (V – X вв. н. э.).

  1. Белякова Е.Е. Закономерности водной миграции меди, свинца и цинка и их значение для поисковых целей. Сов. геология, № 1, 1961.
  2. Белянин В.А., Горизонтова И.Н. Медные руды Кировской области. Труды Кировского областного научно-исследовательского института краеведения. Вып. 12. Киров, 1939.
  3. Бергман В. История Петра Великого. Сочинение Вениамина Бергмана. Перевел с немецкого Егор Аладьин. Том четвертый. СПб., 1833.

В томе содержится пять книг, охватывающих период с 1715 по 1720 гг., т. е. время до активного освоения Урала. Все сведения в томе, касающиеся русской меди, относятся к Олонецким заводам. Лишь в IX, последней, главе книги двадцать второй («Прочие действия Монарха в 1719 году») сообщается об опубликовании Берг привилегии: «Общественная деятельность была поощрена данною горным заводчикам привилегиею, по коей всякому предоставляется право пользоваться не только находимыми металлами, но прочими минералами». При этом собственнику земли выплачивалась 32 часть прибыли.

  1. Бергман В. История Петра Великого. Сочинение Вениамина Бергмана. Перевел с немецкого Егор Аладьин. Том пятый. СПб., 1833.

Том состоит из пяти книжек, с двадцать третьей по двадцать седьмую. Каждая из книг описывает один год жизни Петра (с 1720 по 1725 гг.).

Книга двадцать третья, период 1720 – 1721 гг. Глава VI («Прочие занятия Царя в 1720 году»). «Олонецкий Комендант Геннинг был послан в Германию, Италию и Францию для точнейшего узнания Горной части, для приглашения в Россию знающих сию часть людей, и для объявления Манифеста от 30 июля, коим даже иностранцам предоставлялось право заводить в России горные заводы, и пользоваться оными с платежом десятой доли прибыли в казну».

Книга двадцать шестая, 1723 – 1724. Глава V («Поездка Императора в Рогервик»). Из Рогервика Петр «отправил некоего Вельяминова в Екатеринбург с благодарственным письмом к Генера-Маиору Геннингу». В сноске приводится ответ Геннина со сведениями о состоянии дел, в том числе и в строительстве медеплавильных заводов в пределах современного Пермского края: «...В Кунгуре при Каме реке, на реке Ягушихе медноплавильня, которую от меня строить послан, что был на Олонце плавильной мастер Циммерман, ...потом зачнут плавить уча Русских людей оному плавленью. Кунгурской медной руды добыто немалое число. ...В Соликамской послал я Директора Украинцова, твоего Преображенского полку Сержанта, да с ним Саксонского плавильного мастера Штифта, для строения медной плавильни при Пискорском монастыре, для плавленья медной шиферной руды, которую Берг-Советник Михаелис в Григоровой горе добывал и добывает; и дабы он Директор Воеводу эксекузовал, что надобно к оному строению, и надеюсь, что оной завод построен будет в Ноябре месяце, ежели от Воеводы остановки не будет, как уже и было целое лето.

...И хотя в трудах я разорвуся, однако заводы новые железные и медные не могу вскоре устроить и умножить; есть остановка, но истинно не от меня, …но остановка от того, что у меня немного искусных людей в горном и заводском деле, а везде сам, для дальнего расстояния, быть и указать не могу; а плотники здесь не так как Олонецкие, но пачкуны. А буде бы были здесь Олонецкие плотники, то мог бы вскоре достроить. Того ради понуждай Берг-Коллегию, что она побольше Штейгеров прислала, для сыску и копания медных и железных руд; …надлежит тебе прислать Указ к Вятскому, Соликамскому и Верхотурскому воеводам и прочим Командирам, дабы они мне, что надобно к горным делам, не токмо чинили управление; но послушныб были, и по моему отъезде оставшемуся от меня главнейшему Командиру в Обер-Берг-Амте; без того Указу быть невозможно».

  1. Бердичевская М.Е. Значение вторичных преобразований для формирования сульфидной минерализации в осадочных породах. В сб. Рудоносность осадочных пород. М., Наука, 1973.

В статье кратко рассмотрены условия образования в осадочном чехле Русской платформы в стадию седиментогенеза медных, свинцовых и цинковых скоплений и влияние диагенетических и эпигенетических процессов на формирование осадочных рудных концентраций этих металлов. Рассмотрена история изучения осадочного рудообразования. Изложены точки зрения различных исследователей на стадийность процесса образования осадочных месторождений меди, свинца и цинка. Намечается два главнейших этапа: седиментационный и диагенетический. Непосредственное химическое осаждение меди, свинца и цинка из водной среды маловероятно. Достаточная для осаждения металлов концентрация возникает лишь в иловых водах, насыщающих осадок. В стадию диагенеза эти перешедшие в осадок металлы, перекрываясь слоем нового осадка, оказываются в среде с недостаточным доступом кислорода, где органическое вещество способствует развитию сульфатредуцирующих бактерий, образующих сероводород. Медь и другие халькофильные элементы, присутствующие в осадке в виде коллоидных соединений типа гидратов, карбонатов, сульфатов и т. д., сорбированных глинами, в восстановительных условиях переходят в сульфидную форму. Образующиеся при этом сульфиды представлены преимущественно халькозином, борнитом, халькопиритом и ковеллином, сопровождающимися сульфидами железа, свинца, цинка, молибдена.

Процесс диагенетического обогащения осадков сульфидами меди, свинца и цинка предполагает перераспределение этих металлов в результате стягивания рудного вещества в участки, обогащенные органикой, с образованием псевдоморфоз по растительным остаткам. Диагенетическим процессом  обусловлено также стягивание и перемещение металлов из одних слоев в другие. И здесь одним из основных факторов, вызывающих концентрацию металлов является присутствие в осадке органического вещества. Подобное перемещение наблюдается в пестроцветных толщах, сложенных чередованием красноцветных и сероцветных пачек, где медь в диагенетическую стадию породообразования мигрирует из красноцветных отложений в более богатые органическим веществом и, следовательно, сероводородом, сероцветные пласты.

Для меденосных отложений выделено два пути диагенетического рудообразования. Один из них касается медистых песчаников. Образование рудных скоплений осадочно-диагенетического типа предусматривает в этом случае при уплотнении и литификации миграцию рудоносных растворов из тонкообломочных в более грубозернистые и пористые песчаные осадки, ранее не содержавшие рудных компонентов. Подобные руды типа медистых песчаников формировались при отсутствии в исходных мелкообломочных медистых осадках восстановительной обстановки, необходимой для сульфидообразования, и при наличии восстановительных барьеров в грубообломочных отложениях. Рудные скопления этого типа образуют преимущественно линзовидные и гнездообразные тела неправильной формы и различных размеров. Оруденение исчезает и появляется в пласте однородной породы, подчеркивая тем самым, что концентрация металла обусловлена не сменой литологических особенностей вмещающего пласта. К числу наиболее типичных осадочно-диагенетических концентраций меди относятся месторождения Западного Приуралья, близкими к ним считаются Джесказганское и Удоканское месторождения. Другой тип диагенетического рудообразования обусловливает особенности оруденения в медистых сланцах (глинисто-алевритовых и терригенно-карбонатных мелководно-морских отложениях).

В заключении рассмотрены эпигенетические процессы, сопровождающиеся повышением давления и температур, т. е. стадия, которую не прошли пермские медистые песчаники Приуралья.

Примечание составителя. Не рассмотрено перераспределение меди в гипергенных условиях. Медепроявления окисленных руд медистых песчаников Пермского края, разрабатывавшихся в прошлые века, образовались именно в гипергенную стадию.

  1. Бердюгин Ю.П. К истории геологических открытий и исследований Урала в эпоху освоения русскими его территорий. Очерки истории Урала. Вып. 10. Летопись уральской геологии. Вып. 1. Екатеринбург, 1999.

Излагается история уральской геологии и горнозаводского дела на Урале, начиная с XV века – от первоначального заселения русскими территорий Приуралья, заканчивая 1893 годом – годом создания первой сводной геологической карты Урала, составленной академиком А.П. Карпинским.

О медеплавильной промышленности на базе медистых песчаников говорится кратко (стр. 13, 15, 27) и в Сводной таблице первоначальных русских поселений и геологических открытий в ходе освоения территорий Среднего и Южного Урала.

  1. Берх В. Путешествие в города Чердынь и Соликамск для изъискания исторических древностей. СПб., 1821.

Книга написана Советником Пермской казенной палаты Василием Берхом, который три раза посетил Чердынь и Соликамск для поисков исторических древностей. В ней помещены сведения о достопримечательностях и исторических местах Соликамска, Чердыни и окрестностей Чердыни, В конце помещен раздел «Соликамский летописец, где содержатся сведения о различных событиях, произошедших в Соликамске за время с 1500 по 1796 гг. Собственно описания городов и окрестностей занимают 82 страницы. Остальное – грамоты, указы, челобитные и т. п.

В авторском тексте о медеплавильном производстве почти не говорится. Со ссылкой на И. Лепехина упомянут Троицкий медный завод: «В то время действовал в двух верстах от города Талицкой медной завод. Изделия, находившиеся при оной металлической фабрике, не уступали в доброте французской бронзе. Ныне увидит путешественник в городе сем одни только развалины, свидетельствующие о прежнем великолепии онаго». Не упомянуто, что завод принадлежал Турчанинову.

В приведенных списках грамот (от слова «списать» – Т.Х.) есть несколько документов, касающихся пермской меди: грамота о рудознатце немчине Аристе Петцольте, наказные памяти гостиной сотни Ивану Онофриеву. Грамоте о Петцольде предпослано пояснение, что она знакомит читателя как с первым предприятием для отыскания медных руд, так и с тогдашними образом межевания земель. Отмечено, что Пыскорский завод первый в Пермской губернии и на Урале («есть первый в целой стране сей») и что добытая на нем медь «побудила впоследствии Строгановых и Демидовых обратить внимание на металлы, и послужила поводом к устроению того множества горных заводов, коими Пермская губерния особенно пред прочими отличается». Поскольку в настоящее время книга Берха является редкостью, выдержки из приведенных в ней грамот цитируются максимально.

Грамота об Аристе Петцольде: «Божиею милостию Мы Великий Государь Царь и Великий Князь Михаил Феодорович. Всея Руси Самодержец, пожаловали есмя с Камы реки, Преображенского Пыскорского монастыря Архимандрита Гермогена с братиею, или кто по нем в том Монастыре иный Архимандрит и братия будут. В прошлом во 145 (1635) году по нашему Государскому Указу посыланы из Москвы к Соликамской для Нашего рудознатцкаго дела, гость Надея Светешников, да подъячей Илья Кирилов; да с ними послан иноземец рудознатец немчин Арист Петцольт, с иными с мастеровыми с русскими и немецкими людьми. И приехав они к Соликамской иноземец Арист прежняго мельничного заводу, где быть нашему медному делу у Григоровой горы, досматривал и сказал, что то место на мельнице негодно к тому, что тут на речке вода мала. И... для прииску к мельничному заводу ездили, и приискали под мельницу место, у того у Пыскорскаго монастыря их монастырское на речке на Камкарке, на той же горной стороне от Григоровой горы вниз по Каме реке 25 верст. И на той речке на Камкарке заплоту и мельницу на Наше медное дело, он гость Надея Светешников да подъячей Илья Кирилов поставили. Да у них же Пыскорскаго монастыря у Арх: Гермогена с братиею, против их Пыскорского монастыря за Камою рекою, взят луг для сенных покосов меднаго дела, угольных пожегов на кровлю».

Далее говорится о выделении земель в бассейне р. Сылвы взамен земель, взятых у монастыря.

«...И мы В. Г. Ц. и В. К. М. Ф. В. Р. (аббревиатура: Великий Государь Царь и Великий Князь Михаил Федорович Всея Руси – Т.Х.) Преображенского монастыря, что на Пыскоре, Арх.: Гермогена с братиею, или кто по нем в том монастыре на Наше медное дело взято их монастырской земли и угодей под плавильну, и под заплоту, и под сараи, и под анбары, и под мельницу, и под кузницу, и под дворы, где живут медного дела приказные люди, и плавильщики и целовальники, и кузнецы и немцы мастеровые и работные и всякие люди, и что взято под площадь, где лес всякой кладут, и где кладут медную руду и ставят суды и берегу горы, где подкопы выведены для медныя руды и луг сенными покосы для угольных пожогов, по смете всего на 70 десятин, а сена ставится по 400 и по 500 копен».

Вновь подтверждается выделение земель взамен занятых и оговаривается: «...на той пустоте сенных покосов, и лесов, и озерок, и рыбных ловель, и угодей в даче дано больше того, что у них их монастырской земли и угодей взято на Наше дело; и то им дано больше того для того, что Нашим Царским счастием в их монастырской земле и в угодьях медная руда объявилася и завод стал. И те у них места взяты под монастырем, а им дано в то место от монастыря далеко; да и для того будет впредь где Нашим же Царским счастием такая же медная и серебреная или иная какая руда объявится, про то бы никто не таил и объявливали бы те места Нашим Царского Величества Приказным людям, и Нам бы тех людей так же жаловать своим Царским жалованием большим. А утесненья б в том и обид и продаж тем людем, где какая руда съищется, опричь Нашего Ц. жалованья ни в чем не было. К сей Нашей жалованной Грамоте Я Царь и В. К. М. Ф. Всея Руси Самодержец, велел печать свою привесить. Дана сия Наша Царская Грамота в Нашем Царствующем граде Москве лета 7149 (1641 г. – Т.Х.) Апреля в 15-й день».

Продолжением этой грамоте служат три наказные памяти (инструкции – Т.Х.) гостиной сотни Ивану Онофриеву: «Лета 7151 (1643 г.) Генваря в 25-й день по Государеву Цареву и Великого князя Михаила Федоровича Всея Руссии указу память гостинной сотни торговому человеку Ивану Онофриеву. Ехати ему к Соликамской к медному делу, а приехав у медного дела в гостиной сотни у торгового человека у Кирила Босово, медное всякое строение и запасы и всякия снасти и за расходы остаточныя деньги, и русским мастеровым людем, и ссылочным денежнаго дела вором именную роспись и места, где руда объявилась, и во всем с ним росписаться именно. А росписався у старых мест, где медная руда съискана, велеть руду копать и в иных местах искать, и из тех руд, где объявится, опыт чинить. А сколько руды положат, и что выйдет из нее меди, и то записывать в книги именно; и что в первом опыте из руды медь выйдет, и о том ко Государю писать, и с которой руды и сколько меди чистой выдет, и што ценою пуд станет и чего впредь у которой руды чаять. Да те опыты и руду прислать к Москве, а подводы имать под опытную медь и под руду у Соликамского Воеводы; а к Воеводе о том от Государя писано. А дрова и лес и уголье велеть готовить и уголье жечь угольником, которые были напредь сего; а для работы тем угольником и к медному делу к работе наймовать деловцов охочих; а что к тому медному делу надобно какой завод, и о том писать ко Государю, и тем медным делом радеть и промышлять неоплошно с великим радением.

...А будет кто где про какую руду скажет, и с теми людьми на те места, где кто скажет, посылать кого пригоже, и накопав тое руды велеть привозить к себе, и мастеровым людям казать и опыт велеть чинить; да будет какая добрая руда где объявится... ему Ивану того места самому с мастеровыми людьми досмотреть гораздо, и досмотря учинить опыт, да писать о том Государю подлинно, и каково то место и чего впредь чаять и опыт меди и руд прислать к Государю в Москву.

...Да в нынешнем во 151 (1643) году Декабря 15 день писали к Государю Царю и Великому Князю Михаилу Феодоровичу Всея Руси от медного дела Богдан Тишин, да гостиныя сотни Кирило Босово: в прошлых-де годах писали они к Государю о заплоте медного дела и о плавильне, что заплоту испортило водою, а плавильну горою зарушивает беспрестанно; но к ним прислана из Приказу Государевы большие казны Государева Грамота, тое заплоты и плавильны до Государева Указу поделывать, и иных никаких вновь заводов заводить невелено, пока съищется подлинная руда и медная матица. И ныне-де в плавильные горны горою надсадило потому, что плавильная задняя стена вкопана в гору; а от той стены меховые связи и брусья утверждены концами в плавильные горны и пособить им ни которыми мерами не мочно и землю от плавильны отрывает безпрестани, и земля-де пошла жидкая, безпрестанно опалзывает. Да над обжигальными печми две трубы и со сводами повалились по тому, что кирпич был худой и делано было с глиною, а не с известью; да в кирпичном же сарае обжигальную кирпичную печь с горы весною и в осень в дождевые времена занесло всю землею. А ни которыми-де мерами уберечь не могли потому, что кирпичной сарай поставлен был под крутою горою, и вкопан в гору; а печь обжигальная кирпичная вкопана была в гору ж, и им бы от Государя в опале не быть.

Да в нынешнем же во 151-м (1643) году октября в 19 день писали к Государю Царю и Великому Князю Михаилу Федоровичу Всея Русии Богдан же Тишин, да Кирило Босово: прошлого 149 (1641) года июля с 1 числа сентября по 1 число 150 пуд, а сентября с 1 числа генваря по 1 число на Григоровой горе уломано медныя руды при немцах пять сот десять пуд; да 150 (1642) года генваря с 1 числа февраля по 6 число после немецких мастеров при русских урядчиках на Григорове горе уломано медной руды по смете тысячу пудов, да на Кужгорте в старых подкопех двести пуд, да ниже старых подкопов с полверсты в той же Кужгорской горе четыре ста пуд: и тое руды из подкопов вывозили и разобрали; а в разборе объявилось: Григоровские отборныя руды шесть сот двадцать пуд, а толченыя руды две тысячи с пять сот пуд; да на Кужгорте руды в разборе объявилось четыре ста пуд, а толченыя руды не весили по тому, что плоха. А в подкопях горах идут медныя руды жилы в четырех местах толщиною вершка в два, а в иных подкопех идут рудные признаки. А на Яйве реке в Кужгорской горе ниже старых подкопов, которые весною зарушило, шли новым подкопом, и дошли медныя руды жилы толщиною в пять вершков, а шириною во весь подкоп».

Далее следуют рекомендации провести ревизию аварийных мест завода и принять решение о продолжении работ. В противном случае предлагалось осмотреть места расположения прежних заводов (!): «...где был завод и плавильня при Окольничем при Василии Ивановиче Стрешневе, или где было при госте Надее Светешникове, или в иных местех, где пристойнее и прочнее укрепить бы можно».

Во второй памяти дан ответ на жалобу об отказе соликамского воеводы Григория Загрядского и земских старост выделить подводы для подвоза руды, сообщалось, что необходимые указания воеводе даны. И, видимо, воевода Загрядский был смещен, т. к. в конце памяти сообщено, что Соликамскому воеводе, уже Михаилу Засецкому выделены необходимые деньги.

В третьей памяти сообщается о присылке из Москвы стольника Тимофея Ладыгина «для рудного съиску к Соликамской».

Далее идут описания Чердыни, чердынских церквей, Бондюжской и Пянтежской волостей и пр. После описания чердынских церквей имеется вставка о Пермской губернии с историческим обзором административного ее деления. При кратком описании губернии В. Берх отмечает, что «в целой Российской Империи нет толь богатой губернии, как Пермская. Кроме денежного дохода, доставляет она 5 милл. пудов железа в разных изделиях, 6 миллионов пудов соли, 70 тысяч пудов меди, 2,5 миллиона медной монеты и 15 пудов золота. Соображая расходы, потребные на содержания разных заводов и полагая в умеренную цену все вышеприведенное, можно сказать безошибочно, что чистой доход простирается до 33 миллионов рублей».

На стр. 233 имеется дополнение к грамоте о рудознатце Петцольде: «В I томе Дворцовых записок Государей (Царей и В. К. Михаила Федоровича и Алексея Михайловича, печатанных при Московском университете в 1769 г.) сказано – 1633 года февраля 22 числа послал Государь в Пермь Великую, золотыя руды сыскивать, стольника Василья Иванова сына Стрешнева, да гостя Надею Андреева сына Светешникова, да дьяка Василья Сергеева. Да с стольником Васильем Стрешневым дворяне для рассылки: Иван Иванов сын Стрешнев, Яниклыч Чеботаев сын Челищев, Захарей сын Шишкин (на стр. 234 Берх отмечает, что Захар Шишкин позже был воеводой в Соликамске – Т.Х.), Сила Макарьев сын Бахтеев, Матвей Васильев сын Рябинин, Иван Ильин сын Волков, Кирило Юрьев сын Арсеньев, Григорий Васильев сын Волков. На странице 73 первого тома сказано: «апреля 8, после стола, пожаловал Государь окольничева Василья Ивановича Стрешнева, за наход медныя руды: шубу, атлас золотой на соболях, да кубок, да вотчины 600 четвертей в Ростовском уезде село Пружино с деревнями».

В конце книги, в «Соликамском летописце», имеются записи, косвенно касающиеся медного дела:

-         1626 г., «прибыл в Соликамск Воеводою Захарий Петрович Шишкин (см. предыдущий абзац аннотации, где среди сопровождавших В.И. Стрешнева лиц указан Захарей сын Шишкин)»;

-         1733 г., в сентябре «купец Михайло Турчанинов едучи из Москвы водою, помер»;

-         1778 г., «Августа 28 прибыл в Соликамск Казанский губернатор кн. Платон Степанович Мещерской. Воеводою был в сие время Николай Григорьевич Арбузов. В проезде осматривал он кн. Мещерской с особенным вниманиеи Егошихинской завод, и положил заложить здесь Губернский город Пермской губернии».

  1. Берх В.Н. Путешествие в города Чердынь и Соликамс для изыскания исторических древностей. Пермь, Литер-А, 2009.

Переиздание книги В.Н. Берха 1821 года.

  1. Берх В. Царствование Царя Алексея Михайловича. Части первая и вторая. СПб., 1831.

В книге по сохранившимся документам реконструирован ход событий в России во времена царствования Алексея Михайловича Романова, сына царя Михаила Федоровича. В основном шведские, крымские, полтавские, польские дела, всяческие посольства, трения с патриархом Никоном и пр. Имеются факты, касающиеся медного производства. В частности, 19 февраля 1634 г. «государь наградил окольничего Василия Ивановича Стрешнева за обретение медной руды». «Апреля в 8 день пожаловал Государь Окольничева Василия Ивановича Стрешнева за наход медныя руды шубу, атлас золотной на соболях да кубень, да вотчины шесть сот четвертей в Ростовском уезде село Пружинино со деревнями». В примечаниях к стр. 11 замечается: «В 1633 году послан был в Соликамск немчин Арист Петцольт, который построил там Пыскорский медиплавильный завод». Далее в примечании сообщается, что «...хотя Царь Михаил Федорович учредил горные заводы в Соликамске, Костроме, Владимире и Туле, выписал из Саксонии горных мастеров ...и даже рудокопов..., но усовершенствование заводов, фабрик и художеств надобно отнести к Царствованию Царя Алексея Михайловича».

Во время войны уменьшился приток в Россию иностранных денег (ефимок). Окольничий Федор Михайлович Ртищев посоветовал Царю заменить недостаток серебряной монеты медной. Серебрянные деньги заменили медными, «...коих начали чеканить множество во Пскове и Новегороде. Монета сия поступила в ход с начала 1657 года». «...Первые три года сохранилась монета сия в надлежащем достоинстве; но от чрезвычайного умножения оной, от появления фальшивой монеты, разных злоупотреблений и корыстолюбия некоторых бояр, пропала вдруг серебряная разменная монета, и в обращении остались только медные копейки. ...Медные копейки потеряли ценность свою с такою быстротою, что в 1661 году платили за 100 серебряных 200 медных копеек, в 1662-м – 300, а в 1663 году не хотел никто взять за сто серебрянных копеек менее 1 500 медных. От несчастного события сего произошла неимоверная дороговизна и общий народный ропот (известный «медный» бунт – Т.Х.).

...Царь Алексей Михайлович, узнав все подробности сии, издал указ 11 июня (21 по новому стилю 1663 г. – Т.Х.), коим повелевалось уничтожить везде делание медной монеты, прислать все маточники и чеканы в Приказ Большой казны». «Вслед за сим состоялся Указ на имя боярина Семена Лукьяновича Стрешнева, коим повелевалось, запретя хождение медных денег... Всем, имеющим медные деньги, велено слить оныя в слитки; а кто сего не желает, принести в Государеву казну, с получением за медный рубль двух денег серебром, то есть за 200 медных рублей один рубль серебром».

Примечание составителя. В книге имеется возможное объяснение многовековой ненависти англичан к России: Алексей Михайлович отставил их от колоссальной рынка (и дал понять, что Россия – не «Папуасия»): в 1649 году оглашено Царское повеление от 1 июня о запрете торговать английским купцам где-либо, кроме Архангельска (раньше они были везде)....Якобы, за казнь Карла I, по просьбе и на имя которого были составлены все торговые грамоты. Фактически же англичане просто «оборзели»... Указ помещен под № 9 в I томе Полного собрания законов Российской Империи (СПб., 1830) и имеет красноречивое название: «О высылке Англинских купцов из России и о приезде им токмо к Архангельску, за многие несправедливые и вредные их для торговли Российской поступки, особенно ж за учиненное в Англии убийство Короля Карла I». О медном бунте см. также у А. Брикнера (1844).

  1. Берх В. Царствование царя Михаила Феодоровича и взгляд на междуцарствие. Части первая и вторая. СПб., 1832.

Книга начата от рождения Михаила Федоровича Романова (12 июля 1596 г.). Приводится родословие Романовых-Захарьиных-Юрьевых, излагается история российско-польских отношений с 1582 по 1612 гг. Описано Смутное время, единогласное избрание на Великом Земском Совете 21 февраля 1613 г. царем Михаила Федоровича Романова. 21 марта от него была получена Грамота-согласие. 19 апреля уже царь Михаил Федорович прибыл в Москву из Костромы, и 11 июля 1613 г. его венчают на царство. Описано царствование Михаила Романова, закончившееся с его смертью, последовавшей 12 июля 1645 г.

Стр. 239, подзаголовок «История первого горного завода»: «Царь Михаил Феодорович, известясь, что нынешняя Пермская губерния изобилует разного рода металлами, послал туда в феврале 1633 года, для отыскания оных стольника Стрешнева и гостя Надею Светешникова с несколькими дворянами. Они возвратились чрез 14 месяцев с донесением, что нашли богатую медную руду. К сему времени прибыли в Москву выписанные из Саксонии рудознатцы, главнейшего из коих, Ариста Петцольда, и отправил Царь, вместе с помянутым Светешниковым, для построения завода. Посланцы сии построили упраздненный ныне Пыскорский завод, дав ему имя сие потому, что занятое под оный место принадлежало Пыскорскому монастырю. Добытая на заводе сем медь побудила скоро тулянина Демидова и гостя Строгонова обратить также на предмет сей особенное внимание, и была сильнейшею причиною размножения горных заводов и народонаселения в Казанской, Вятской, Оренбургской и Пермской губерниях, кои были тогда мало обитаемы и почти не известны.

Из последующих актов видно, что на этом заводе шли очень хорошо добыча и плавка руд, и что при работах находилось несколько немцев. Помянутые здесь немцы привезены из Саксонии, куда за ними посылаемы были из Москвы дьяки Грязев, Матюшкин, переводчик Пикозаев и золотых дел мастер Эльрендорф»...

Примечание составителя. После избрания царя Великий Земский Совет предложил польскому королю и его сыну «отменить их желание быть на Российском престоле» и, «восстановя мир и дружелюбие разменяться пленными». С соответствующей грамотой и списком пленных поляков к Сигизмунду был послан дворянин Денис Оладьин. Интересно то, что в списке было около 300 «женщин и девиц дворянского происхождения».

  1. Бессонов П. (издатель). Русское Государство в половине XVII века. Рукопись времен Царя Алексея Михайловича. Открыл и издал П. Безсонов. (Приложения к 1 – 5 №№ Русской беседы за 1859 год). М., 1859.

На титуле приложения к 1 номеру под заголовком помещено извещение: «Открыл и издал П. Бессонов». Автора Бессонов не называет, хотя в предисловии к приложению к 3 №, явно интригуя читателя, сообщает, что автор известен, так же как и его произведения. В просмотренном мной экземпляре автор не назван. Судя по встречающимся в тексте датам: 7172 (1664 – Т.Х.) год, рукопись написана в первой половине XVII столетия. Сочинение по духу близко современной книге «Проект Россия». Да и сам П. Бессонов критически высказывается в предисловии: «Массы народа ...слишком парализованы заботливостью голов, подрядившихся за них думать и заседать в думе; ...оне (головы, подрядившиеся думать, – Т.Х.), как видится, не уносили с собора и не вносили в обиход ежедневной жизни начал преобразующих... Не видно улучшений. ...Недоверчивость масс к государству растет час за часом; уже многие готовы сказать: «об нас забыли те, кому мы вверили судьбу». ...Недовольство, не выражая себя явно, думает отстоять самостоятельность протеста отчуждением от жизни общественной, молчаливым упорством и коснением. Рычаг всякого давления все более и более отходит в руки высшей администрации: она поднимается над народом, все теснее и теснее смыкаясь в отдельный кружок деятелей, сговорившихся и спевшихся на один лад. И когда спросим, где же, по крайности, плоды этой распорядительности, долженствовавшей разливаться сверху, – тогда в ответ получаем грустные, но убедительные явления XVII века. Огромные земли лежат пустырями; бедные орудия вздирают поля для одного только насущного хлеба; ...полосы руд лежат безъизвестно, и довольно, если их станет на ходячую монету... Еще не удовлетворены потребности первейшие, а растут уже новые, не бывалые, не знакомые дедам, и час от часу прихотливей. ...Торговцы из чужих стран не ждут нас на границах; ... наседают на землю, весь плод пожирают; у нас же скупают сырой материал, выделывают сами и жмут нас ценами... Благовременно не возросшая с корня довольством, разливается сверху и вторгается до самого дна ненужная роскошь и прихоть: ее насыщают и, насыщая, дразнят руки чужие на наше. Наставшее, Бог весть откуда, время неведомых дотоле влечений, питаемых с чужи, получает для нас характер соблазна; соблазну мы платим кровью и потом своей черной работы, а что чрез нее покупаем, все нам иностранно. Иностранцы встают для нас карой, но мы поддаемся гнетущей их силе невольно»... (Цитирую обширно в силу злободневности высказываемых положений. Ничего написанное не напоминает? – Т.Х.).

Раздел 4 приложения к 1 номеру носит название «Об рудах» и содержит сведения о прикамских рудах. Перед этим сообщается, что Михаил Федорович делал попытки поиска руд: «За славныя де памяти царя Михаила Федоровича бяху высланы люди, мудрены в рудех, по всей Сибири; и принесли неколико рудных узоров (образцов, перевод устаревших слов дается в сносках – Т.Х.); и навещеваху (убеждали) устроить рудокопины. Али (но) несть была нихова (их) речь: что много наклада (затрат) прошаху, становитися (непременной) корысти не обещаху». Автор далее пишет, что он не верит этим словам (я тем баснем не верую) и объясняет это тогдашними воззрениями о природе и местонахождениях рудных и не только месторождений: тем, что известные провинции России «страны бо сия северныя суть престудены, не гороваты, безкаменны и песочны: и за то (потому) мало надеяния оказуют к изобретению коих добрых руд: опрочь железа, али (но) и оно не бывает добро. И медь ся обретает ...чаю везде в местах гороватых и каменных: якоже в Сведских рудокопнях и при Камских горах».

Далее автор рассуждает о неумении или, скорее о нежелании русского народа искать руды: «дабы ся нива не сказила (не испортилась) или дабы он и суседи его на рударские работы не были принуждены». «Некий человек» сообщил автору о камских медных рудах следующее: «...к обретению руды Камския бяше призван некий волхов, и он указал два места, где копать; яко же и есть копано, али (но) с малой корыстью». В части 4-го раздела под заголовком «Како промыслять об рудах» автор дает совет производить опросы населения и торговцев, а лучшим способом добычи руд он считает их покупку: «Другий и лучший або становитей (ибо более надежный) на добывание руд способ есть торговый промысел».

Далее идут рассуждения о воинском искусстве, торговле, ересях политических, о немцах, греках, ляхах и др. иноземцев и их нелюбви к русским, о причинах этого и нашем исконном низкопоклонстве перед западом, также он рассуждает о национальной гордости, о царских обязанностях и т. п.

Примечание составителя. «Два места, где копать», указанные волхвом – это, видимо, Григоровское и Кужгортское месторождения медистых песчаников, найденные Яковом Литвиным в 1617 г. Интересно, волхв ли показал места Литвинову, или Литвинов сам был волхвом?

  1. Бетехтин А.Г. Минералы группы самородной меди. В кн. Минералогия Урала, т. II. М.-Л., АН СССР, 1941.

Рассматривая самородную медь в осадочных образованиях, А.Г. Бетехтин отмечает, что в ряде пунктов Западного Приуралья среди медистых песчаников пермского возраста многими отмечались находки этого минерала в связи с органическими остатками. При изучении одного из таких образцов из коллекции Н.К. Разумовского выявлено, что медь псевдоморфно заместила остатки древесины с сохранением ее строения. По старым указаниям, записанным Антиповым, в «галечной руде», встреченной в осадочных образованиях Оренбургской области у с. Бугульчан, попадались большие пластины самородной меди.

Примечание составителя. Составитель встречал самородную медь на Яйве, в обнажении под дер. Володин Камень, и в битуминозных известняках основания шешминской свиты на правобережье р. Яйвы ниже дер. Мал. Романово.

  1. Бетехтин А.Г. Минералогия. М., Госгеолиздат, 1950 г.
  2. Бирнбаум К. Почвоведение и климатология. Сочинение К. Бирнбаума. Перевод с немецкого. Издание редакции «Сельско-хозяйственных библиотек» (1-й выпуск 2-й части «Руководства к Сельскому Хозяйству). СПб., 1844.

Фамилия переводчика не указана... Просто, ясно и с долей поэзии написанная книга. Например, в конце повествования о происхождении Земли: «С большим очищением атмосферы и охлаждением воды разрежался покров паров, стали проникать лучи солнца и бысть свет»... Или о выветривании: «Зубы времени сокрушают самые твердые камни»... В сносках имеются упоминания о пермских медистых породах: стр. 13. «Нигде в европейских пермских формациях медные руды так не распространены, как по западной стороне Урала». На стр. 62, также в сноске упоминается пермский сланцеватый мергель с медными рудами.

Кроме того, в книге образно описаны процессы выветривания, что может быть полезно для понимания огромной роли выветривания в геологии вообще и при составлении собственного мнения о путях и способах миграции медистых соединений, в частности. Ниже без комментариев помещаю несколько фрагментов о вещах очевидных, и, хотя к «медной» теме не относящихся, но хорошо изложенных автором и переводчиком:

«Механически действующим силам вообще представляется более представительная роль: оне размельчают твердые горные породы и делают их более доступными химическим деятелям». В сноске на стр. 20: «Таким образом, необходимы и механические силы, потому что они прокладывают дорогу силам химическим».

Сноска. стр. 23. «Серный колчедан разлагается на свободную серную кислоту и с значительным увеличением объема (выделено мной – Т.Х.) на сернокислую закись железа... Серная кислота действует разлагающим образом на силикаты, образуя сернокислые щелочи и свободную кремневую кислоту»...

Рассматривая роль углекислоты при выветривании, автор пишет: «Углекислота как постоянная составная часть атмосферы, хотя известна как самая слабая из всех кислот, однако, принимая во внимание ее постоянное действие в продолжение времени, ее нужно считать самым сильным деятелем в выветривании»...

Продукты разложения растений: «вода, углекислота, азотная кислота, перегнойная кислота, серная кислота, перегнойный экстракт, углекислые, азотнокислые и перегнойнокислые соли аммиака, кали, натра и извести, и сернистый, фосфористый и углеродистый водород... Каждую частичку ...перегноя, чернозема можно считать как бы печною трубою, из которой безпрестанно выходит углекислый газ; это выделение, хотя и слабо, но так продолжительно, что изменяет состав воздуха, которым проникнута почва»...

«Карбонаты (известь) способствуют растворимости кремнезема, т. к. происходит сильное выделение щелочей»... И т.д. и т. п. Невозможно процитировать всю книгу...

Примечание составителя. Много мелочей, способствующих пониманию современных книг по почвоведению и выветриванию.

  1. Бируни, Абу Райхан. Собрание сведений для познания драгоценностей (минералогия). Перевод А.М. Беленицкого. Редакция проф. Г.Г. Леммлейна, проф. Х.К. Баранова и А.А. Долининой. Статьи и примечания А.М. Беленицкого и Г.Г. Леммлейна. Л., АН СССР, 1963.

Книга из серии «Классики науки». На обложке: «Бируни. Минералогия», в выходных данных: «Абу Райхан Бируни. Собрание сведений для познания драгоценностей». В части второй (О металлах) приводятся сведения о меди.

  1. Бледе. Замечания об уральской медисто-песчаниковой формации. ГЖ, 1845, ч. 1, кн. 2.
  2. Бобов В.Н., Бурдин А.Ф., Ведягин Д.Ф. и др. Закамск. 1941 – 1991. Пермь, 1991.

Краеведческое издание, посвященное Кировскому району Перми. Район к пермской меди имеет косвенное отношение. Здесь занимались углежжением для Пермских заводов. Стр. 10: « Когда были построены Егошихинский (1723 г.), а затем Мотовилихинский (1736 г.) заводы и некоторые другие предприятия, ...возросла потребность в дровах и древесном угле как основном виде топлива. По всему правобережью Камы от Нижней Курьи до Верхней задымились печи-ямы, в которых углежоги круглыми сутками превращали вековые деревья в древесный уголь. Постепенно леса вырубили, а часть уничтожили пожары... Печи были сломаны в 1890 г.».

  1. Бобринский А. О применении систем охранительной и свободной торговли в России, и о значительном понижении таможенного дохода по введении тарифа 1857 г. Части I и II. М., 1868.

На страницах 104 и 131 автор, рассуждая о фритрейдерстве, образно говорит, что «Англия будет вечной Тулой для России, Россия же всегда останется Пермью; сношения между Пермью и Тулою существуют ныне потому, что Тула созрела уже до сознательного разумения в самоварной промышленности». Так как между Пермью и Тулою существуют фритрейдерские отношения, то Пермь всегда будет посылать сырую медь в Тулу, а Тула – возвращать ее медь в виде самовара.

Примечание составителя. Россия при современном руководстве Пермью и осталась. Бобринский – пророк? (Фритрейдерство – течение в экономической политике промышленной буржуазии, возникшее в Англии, где достигло особого влияния в конце 18 в., считавшее, что основой экономической политики является свобода торговли и невмешательство государства в хозяйственную жизнь... – Словарь иностранных слов. Изд. шестое, переработанное и дополненное. М., 1964).

  1. Бобров С.П. Меденосность отложений казанского яруса бассейна нижней Вятки. Геология рудных месторождений, 1976, № 6, ноябрь – декабрь.

Наличие медных руд в бассейне нижней Вятки известно с глубокой древности, а в XVIIIXIX вв. они эксплуатировались довольно интенсивно. Планомерное изучение верхнепермских меденосных отложений Приуралья началось с 1959 – 1960 гг. и проводился до конца 70-х годов. В выполнении этих работ принимали участие Уральское, Оренбургское, Башкирское и Средне-Волжское геологические управления, Казанский университет, ЛОПИ и ВСЕГЕИ.

Толща рудоносных отложений казанского яруса, явившееся объектом исследования, распространена в бассейне нижней Вятки, имеет мощность 140 – 160 м и представляет собой весьма тесное переплетение континентальной красноцветной молассы и терригенно-карбонатной сероцветной формации, отложившихся в ходе трансгрессивного и регрессивного этапов седиментации. Среди медистых отложений Приуралья имеются не только месторождения типа Ред Бедс (Каргалинский, преимущественно эпигенетический тип образований), но и типа Мансфельд (синдиагенетический тип).

В результате проведенных работ подтверждено ранее высказывавшееся представление, что медные руды региона приурочены к зоне, переходной от морских к континентальным условиям, к «зоне борьбы суши и моря». Медные руды различаются по положению в толще вмещающих пород. В основании пачки нижнеказанского подъяруса они приурочены к одному выдержанному по простиранию горизонту. Выше оруденение проявляется многоярусно, в различных частях разреза, причем рудные слои располагаются кулисообразно, друг над другом. В бассейне р. Вятки зоны медной минерализации казанского яруса частично перекрывают друг друга и образуют три обособленные крупные меденосные полосы: Правобережную, Кизнерскую и Чулыгинско-Аргабашскую. Наиболее крупная – Правобережная, прослеживающаяся с северо-северо-запада на юго-юго-восток. В пределах правобережной полосы обособлено 7 участков, в которых совмещено от 2 до 5 меденосных горизонтов с концентрациями меди от 0,1 до 2,0% и более.

По минеральному составу, структурно-текстурным и другим особенностям рудные образования района сходны с рудами крупных медных месторождений, однако разведочными работами обнаружены лишь многочисленные медепроявления, не обладающие значительными запасами.

  1. Богатства недр Кунгурского района. Звезда, октябрь – ноябрь 1939 г.

Отмечается, что в районе имеется много заброшенных медных рудников. Приводятся рассказы старожилов:

-         Шумиловских Василий Осипович из дер. Шумиловка. Работал на Севериковском руднике, где руда на глубинах 10 и 23 – 25 м, на Поспеловском руднике, за с. Янычи, на Старковском руднике и на руднике на Броду – особенно богатый, по его словам, рудник;

-         Ширяев Федор Степанович из той же деревни рассказал о Поспеловских рудниках в урочище Евангельское по р. Юмыш. Отметил, что на Севериковском руднике руда на глубине 25 м имела мощность слоя 1 м;

-         Отинов Дмитрий Петрович с Выселка Мосинки: «...руда Верх-Евангельского рудника залегала на глубине 25 м, имела мощность 6 – 12 и 16 вершков»;

-         Спирин Иван Иванович из дер. Палыгорец: «...в Павло-Ивановском руднике на Броду, за с. Янычи, руда достигала мощности 6 вершков. Рудник богатый, завален по приказу управляющего из-за какой-то растраты. Руда не выработана».

  1. Богатырев А.С., Ключанский Г.Г. Опробование и промышленная оценка запасов элементов-примесей в рудах цветных металлов. М., Недра, 1984.
  2. Богданов Ю.В., Бурьянова Е.З., Кутырев Э.И. и др. Стратифицированные месторождения меди СССР. Л., Недра, 1973.
  3. Богданов Михаил. Григоровский рудник. Газета «Город N-ск», 2010, сентябрь, № 6.

Статья цитируется почти дословно из-за обилия фактов и фамилий:

С воцарением в 1613 году Романовых встала необходимость пополнить государеву казну, возросла потребность России в металле. Привозные металлы были дороги. Появилась острая необходимость в собственном, более дешевом и доступном сырье. Стали снаряжаться экспедиции своих и иноземных знатоков искать «руду золотую и серебряную и медную и дорогие каменья». С 1618 по 1626 год экспедиция, в которую входил дворянин Чюлок Бартенев, подьячий Гаврила Леонтьев и три мастера плавильщика израсходовали огромную по тем временам сумму в 944 рубля 23 алтына 1 деньгу. Однако они «медной руды не сыскали…». В это же время (1618—1622 гг.) «для приискания руд» был отправлен англичанин Джон Ватер, а в 1627 году рудознатцы С. Фрич и Г. Герольд под началом дворянина Григория Загряжского. Но и этот поиск рудных месторождений не увенчался практическим успехом. В феврале 1633 года царем Михаилом Федоровичем посылаются в Соль Камскую для поиска руд во главе со стольником Василием Ивановичем Стрешневым стольники Григорий Волков, Кирилл Арсеньев, жилец Матвей Рябинин, иноземец Елисей Коет, а также рудознатец Александр Серебряник. Они возвратились с донесением, что нашли богатую медную руду.

О значении этой находки для государства можно судить по награде, которую получил руководитель экспедиции Василий Стрешнев. В апреле 1634 года – две шубы (одна ценой 200 рублей, другая 200 рублей 4 алтына 4 деньги, кроме пуговиц), серебряный позолоченный кубок стоимостью около 30 рублей, «денежные придачи» 220 рублей, а также в Ростовском уезде село Пружинино с деревнями в вотчину. Его помощники Григорий Волков, Кирилл Арсеньев и Матвей Рябинин пожалованы тканями и куницами. Рудознатцу Александру Серебрянику были выданы ткани, 40 соболей и серебряный ковш за службу, что он «у Соли Камской сыскал медяные руды признаки». Иноземца Елисея Коета наградил Великий Государь за то, что «его Государева сыскного дела медяные руды радел» серебряным позолоченным кубком ценой 50 рублей, тканями и 40 соболями. Были поощрены и другие участники экспедиции. Так Дмитрий Тумашев в одной из челобитных писал, что его отец за понесенные труды был пожалован «полным жалованьем и месячным кормом». Также 28 ноября 1634 года «Государь... пожаловал окольничаго Василия Ивановича Стрешнева за службу, что у Соли Камской его службою и раденьем медная руда розыскана и завод устроен, велел ему учинить свое государево жалованье в окольничих оклад триста семьдесят рублей».

Рудник находился в верховьях Камы, в окрестностях села Григорово на Григоровой горе, возвышающейся над поймой безымянного ручья, впадающего с правой стороны в Каму. Первоначально производство меди организовали неподалеку от Григорова рудника. Это был первый в России медеплавильный завод, который Василий Никитич Татищев в записке Петру I о передаче казенных металлургических заводов частным владельцам называет «медные Григоровские».

В 1635 году по указу царя из Москвы в Соликамск были посланы гость Епифаний Андреевич Светешников, более известный под именем Надея, подьячий Илья Кириллов, иноземец рудознатец Арист Петцольт, а с ним русские и немецкие мастеровые люди. Мастера эти были привезены из Саксонии дьяками Грязевым, Матюшовым, переводчиком Пикозаевым и золотых дел мастером Эльрендорфом.

Прибывший на завод Арист Петцольд досматривал его и «сказал, что то место на мельницу негодно потому, что тут в речке вода мала». Из-за маловодья ручья пришлось перенести заводские постройки на реку Пыскорку (Камгорку) недалеко от её впадения в реку Каму, близ современных городов Усолье и Соликамск. Однако иностранная консультация себя не оправдала – и на этот раз завод поставили неудачно. Его пришлось переносить на третье место, под горой, возле той же Пыскорки. Завод получил название Пыскорского. Вместе с Е.А. Светешниковым здесь трудились Я.Ч. Челищев, З.П. Шишкин, С.М. Бахтеев, М.В. Рябинин, И.И. Волков, К.Ю. Арсеньев, Г.В. Волков, И.И. Стрешнев, К.М.Ушаков.

Григоровский рудник был в России первым предприятием со сложной системой подземных разработок. Извлечение руды производилось шахтами, «подкопами» – выемками горных склонов или короткими штольнями. «Уламывали» или разрабатывали только самые богатые слои толщиной от одного до трех пальцев. Нижние слои толщиной в ладонь и верхние толщиной в 0,05 – 0,75 аршина (36 – 54 см) не выбирали, а просто бросали, хотя количество металла в них во много раз превышало взятую из центральных пластов руду. Такой примитивизм и, можно сказать, хищничество связаны с несовершенством обработки руды в середине XVII века. Разработчики оставили в наследство XVIII столетию материала для работы на много лет вперёд.

В период с 1 июля 1641 года по 6 февраля 1642 года на руднике добыли 620 пудов отборной кусковой и 2 500 пудов толчёной руды. Оттуда она транспортировалась в летнее время водой по течению, а зимой — гужевым транспортом. В 1642 году немецких мастеров сменили русские урядники.

Сохранилась «Переменная роспись медного рудника на Григоровой горе» 1646 года. Опись – не что иное, как самый ранний из известных отечественных документов, зафиксировавший маркшейдерскую съёмку горных работ. Роспись показывает, сколько на Григоровом руднике «подкопов и разломов и шахтиц» и сколько в каждом из них вырублено от устья безымянного ручья, на котором стояла плотина, вниз по камскому берегу и по горе «отыску» при Юрии Телепневе.

Осуществляли замеры «горново дела целовальники Леонтей Жданов, Дементей Зырянов, Любим Терентиев». В Плетеневой шахте в «подкопех и в разломах и в шахтицах выломано 649 сажен с полуаршинном», в Клинной шахте – 180 сажен 1 аршин, в Полевой шахте и в старом подкопе под шахту – 43 сажени 2 аршина, в Глубокой шахте – 47 сажен с полусаженью, под Денисовской горой, Ревским полем и по Камскому берегу в подкопах – 48 сажен, на Денисовой горе старая шахта глубиной аршин с четвертью в которой не ведутся работы – «отняла вода»…

В документе упоминается Тимофеевская шахта, подкопы, имеющие названия – Черемхин, Лодыгина, урядники Костя Лысковец и Девятка Огафонов. Так, благодаря описи, нам дается представление не только о руднике, но и становятся известны имена первопроходцев медного дела.

Поскольку медеплавильный завод был казенным предприятием, Надея Светешников управлял им в порядке отбывания службы. После него в разные годы управляли немцы, Богдан Тишин и Кирилл Босово, Иван Онофриев, Тимофей Лодыгин, Юрий Телепнев.

Затем завод был отдан в аренду Тумашевым. Об этом в челобитной царю Дмитрий Тумашев пишет, что они на Григоровой горе «медную руду копали, и медь плавили, и отдавали в вашу Государеву казну у Соли Камской целовальникам» и продавали «всяким людям», по установленной цене. В 1656 году на Григоровой горе «медные руды вынялись», писал царю Алексею Михайловичу в челобитной Дмитрий Тумашев в 1666 году.

После Тумашевых из Москвы был прислан иноземец, но он вскоре умер. Наиболее квалифицированные рудокопы были экстренно мобилизованы для специальных саперных работ во время войны со Швецией. А вскоре «подкопы и шахты обвалились» и рудник бездействовал.

В грамоте Соликамским воеводам царь Алексей Михайлович спрашивает их о медной руде, которую еще при его отце нашел В.И. Стрешнев. Государь пишет: «...ныне тое медную руду сыскивают ли, или та медная руда сыскивать покинута, и для чего покинута?». На что Иван Монастырев и Савва Тютчев в 1671 году ответили царю, что «как в горах медная руда вынялась и признаков рудных не стало, и от того времени рудного медного дела промысел и плавленье покинуто и промышлять перестали».

В 1722 году на Урал приезжает генерал майор Вилим Иванович де Геннин, получивший от Петр I назначение инспектировать и реорганизовать производство «где есть наши железные и медные заводы». Прибыв в Кунгур, он с капитаном Василием Никитичем Татищевым и бергмейстером И.Ф. Блюэром осматривает месторождения медных руд и выбирает места для строительства медных заводов. О чем Василий Татищев 9 ноября 1722 года писал из Кунгура Я.В. Брюсу: «сегодня отъезжаем к Соли Камской для осмотра рудных мест…».

…Осмотр Григорова рудника выявил перспективность разработок. Геннин заключил, что «в той горе медного шифера имеется довольно… на несколько лет оного будет». Соликамский летописец в этом же году записал: «По указу велено возобновить Григоровские медные заводы». Последовал указ соликамскому воеводе князю Н.М. Вадбольскому, чтобы для стройки «заготовить зимним путем лес и прочие запасы, по приложенной при том росписи; также мастеровых и работных людей». Но воевода не спешил содействовать строительству. На что последовал новый указ, в котором говорилось, что если «воеводы в строении заводском… чинить будут помешательство, то яко злодеи Государевы имеют штрафованы быть». Но это была не единственная причина, сдерживающая строительство. Так о присланном в качестве обер-директора гвардии сержанте Осипе Украинцеве Геннин писал, что от него «мало помощи». «Хотя человек он добрый», но ни по своему разуму, ни по знаниям и опыту не пригоден к роли руководителя. Далее он писал, что от бергсекретаря И.М. Михаэлиса мало проку – он все время болеет, живет в Соликамске и «тамошнюю работу не часто посещает». В феврале 1723 года Геннин писал вновь, что Осип Украинцев не справился с управлением казенными заводами и что «к этому делу лучше не сыскать как капитан В.Н. Татищев».

…Пыскорский завод начал строиться по чертежу, составленному Василием Никитичем. …В выборе места под строительство участвовал один из основателей завода берг-офицер И.Г. Юдин. В Соликамске Татищев добился «с великой бранью» от воеводы отправки на строительство завода 160 «вольных работников» вместо 14 работающих, что значительно ускорило дело. Позднее, в результате жалобы В.И. Геннина царю, соликамский воевода князь Н.М. Вадбольский был смещен со своей должности. Подводя итоги проделанной работы Татищев сообщал 22 сентября 1723 года Берг коллегии, что если погода не помешает, то Пыскорский завод через шесть недель «совсем будет готов».

…О руднике можно судить по «Плану горных работ Григоровского рудника», выполненного 24 декабря 1727 года. На чертеже обозначены верхняя и нижняя плотина, две толчеи и «промывальни» плохой руды. Рудник длительное время являлся основным местом добычи руды для Пыскорского завода и перестал существовать в первой трети XVIII века.

Экспедиция Уральского университета в 1993 году, осматривая рудник в окрестностях одноименной деревни Григорово, обнаружила многочисленные провалы диаметром от 4 до 15 метров и глубиной от 2 до 5 метров, а на протекающем ручье остатки плотины.

И сегодня на скосах круч камского берега в районе деревень Григорово, Тетерино — словно книга рисованная: сверху слой растительности, затем лента дикого камня, а потом пояса прочих оттенков и среди них медные руды местами выходят на дневную поверхность. Сохранились здесь и старые штольни.

Безжалостное время засыпало шахты и разрушило промысловые сооружения рудника, но глубоко под землей нерушимыми памятниками труда рудокопов стоят в молчании и темноте подземные штольни Григоровского рудника».

  1. Богданов С.В. Эпоха меди степного Приуралья. Екатеринбург, УрО РАН, 2004.
  2. Богданович К.И., Ненадкевич К.А. Ванадий. Естественные производительные силы России. Т. 4, вып. 14. Пг, 1918.

Рассмотрены руды ванадия, распространение их, добыча и месторождения. Показаны 4 типа концентраций ванадия в природе, из которых III-й соответствует месторождениям меди в пермских песчаниках. Ванадий здесь присутствует в виде фольбортита. Фольбортит (кнауфит) установлен Шубиным (О нахождении…, 1839) и Планером (1840, 1847) в рудниках Кнауфа (откуда и название). Наиболее известными местонахождениями фольбортита являются следующие:

1) Сафроновский рудник Юговского завода в лучисто-листоватых агрегатах желтовато-зеленого цвета с азуритом и малахитом на медистом песчанике.

2) В Лазаревском руднике близ Юговского завода в форме чешуек желтого цвета на песчанике.

3) В Ново-Трифоновском руднике близ Юговского завода с халькофиллитом.

4) В Воскресенском руднике в форме чешуек зеленовато-желтого цвета.

5) В Пыскорском руднике с азуритом и малахитом.

6) В Чарышинском руднике близ Бизярского завода.

7) В Свято-Троицком руднике с халькофиллитом.

8) В Богородском руднике близ Пыскорского завода, в виде налета с медной зеленью на окаменелом дереве.

9) На казенном прииске на рч. Студенке, в Юговской даче, в чешуйках зеленовато-желтого цвета.

10) Около Юговского завода на песчанике.

По литературным данным фольбортит констатирован в значительном числе рудников в пермских медистых песчаниках. Согласно «Дополнительным сведениям о…, 1914» (см. в Библиографии) предполагается, что на площади развития пермских медистых песчаников фольбортит развит более широко, чем известно на время написания работы. Указывается на необходимость внимательного отношения к исследованиям битуминозных пород, распространенных вдоль Урала стратиграфически ниже и на том же уровне, что и медистые песчаники.

  1. Бойченко Е.А., Саенко Г.Н., Удельнова Т.М. Эволюция концентрационной функции растений в биосфере. Геохимия, 1968, № 10.
  2. Болотов А.А. К вопросу о генезисе медистых песчаников и сланцев западного Предуралья. В сб. Геология и полезные ископаемые Западного Урала. Материалы региональной научно-практической конференции. Пермь, ПГУ, 2000.

Примечание составителя. Александр Алексеевич Болотов – последний геолог, занимавшийся поисками месторождений меди в медистых песчаниках Приуралья в 1960-е годы и поздней.

  1. Болотов А.А. Исторический очерк исследований пермских отложений Пермского Прикамья. Пермь, ПОКМ, 2007.

Книга издана на средства автора ничтожным тиражом (20 экз.). Приведены основные исторические этапы становления стратиграфии и палеонтологии пермской системы. Имеются сведения по пермским медистым песчаникам.

  1. Большая Советская Энциклопедия. Т. 15. Ломбард – мезитол. М., Изд. Сов. Энциклопедия, 1974.
  2. Бондаренко А.Ф. Московские колокола. XVII век. М., Русская панорама, 1998.

Показаны деятельность и роль Московского правительства в поисках и разработке рудных месторождений, выплавке металлов, организации литейного производства. Автор показал место и роль колокололитейного дела в развитии отчественной промышленности и в истории России. Многократно упоминаются поиски медных месторождений в Верхнекамье, Пыскорский медеплавильный завод и Григоровское месторождение медистых песчаников.

  1. Бординских Г.А. К старым медным рудникам. Соликамск, 2005.
  2. Борисов М. В подземных лабиринтах. Аргументы и факты. АиФ Прикамье. Региональное приложение. 2010, № 30.

Заметка о возможном обнаружении подземных сооружений на территории г. Перми. Подземные ходы города можно пересчитать по пальцам. Среди них заброшенные рудники в пределах городской черты и за ее пределами (рудники «по пальцам перечесть» будет затруднительно, т. к. их в Перми около 200 – Т.Х.). Автор сообщает, что некоторыми любознательными пермяками утверждается наличие чего-то, спрятанного колчаковцами в рудниках неподалеку от микрорайона Нагорный. Приводятся случаи находок кладов в старинных подвалах.

  1. Бородаевская М.Б., Володин Р.Н., Кривцов А.И. и др. Поиски меднорудных месторождений. М.: Недра, 1985.
  2. Бороздина З.И. К вопросу о стратиграфическом положении медистых песчаников Пермского Приуралья. В сб. Геологическое строение и нефтегазоносность районов Волго-Уральской области, Кавказа и Предкавказья. Тр. ВНИГНИ, Вып. XXXIV. Л., Гостоптехизат, 1961.
  3. Ботвинкина Л.Н., Селиверстов В.А., Соколова Т.Н., Яблоков В.С. Некоторые генетические типы красноцветных татарских отложений Оренбургского Приуралья. Изв. АН СССР, сер. геологическая, 1963, № 5.

Авторами статьи детально изучен разрез татарского яруса в 50 км к востоку от Оренбурга. При описании разреза слои прослежены по простиранию на несколько десятков метров. Всего в разрезе выделено 200 слоев, характеризующих более 30 литогенетических типов, принадлежащих трем группам фаций: континентальным, бассейновым (морским) и переходным. В статье дается характеристика выявленных генетических типов пород по их макропризнакам.

Меденосность приурочена к речным и дельтовым песчаникам и песчаным отложениям временных потоков. В цементе медистых песчаников, встреченных в дельтовой и русловой фациях, наиболее распространенным минералом является малахит. Медистые минералы присутствуют в цементе, кроме того, окислы меди в виде скоплений и корочек образуются вокруг растительных остатков. В основании аллювиальных песчаников отдельными участками в цементе присутствует хризоколла, образующая крустификационные каемки. Прибрежно-морские песчаники описанного разреза не имеют медного оруденения.

  1. Ботышев Ф. Способ оценки рудников. ГЖ, 1869, ч. 4, № 12.
  2. Бояршинов. Замечания об уральском горном производстве. ГЖ. 1846, ч. 1, кн. 1.
  3. Бранденбург Н.Е. Материалы для истории Артиллерийского управления в России. Приказ артиллерии (1701 – 1720). СПб., 1876.

Книга об истории управления артиллерией в России в петровское время от Пушечного приказа до Артиллерийского управления. Рассмотрены вопросы порохового дела, матчасти и легкого вооружения. В главе IV (органы технических средств) рассмотрены в том же порядке вопросы производства. При рассмотрении органов производства матчасти приводятся сведения по оружейным заводам, в том числе по железоделательным заводам Демидова (Тульский, Алексинский и Верхотурский). Верхотурский завод был отдан во владение Демидову из Сибирского Приказа по Указу 1702 года. В сноске к этому (с. 358) в донесении 1710 г. (автор не сообщает, чье донесение и кому – Т.Х.) сообщены интересные факты о находках медных руд и о выплавке Демидовым меди на Кунгуре (см. ниже прим. 1 – Т.Х.) ранее официально признанного времени разворота строительства медеплавильных заводов на Урале: «Да ему ж велено на Кунгуре медную руду копать и опыт учинить и плавить из той руды про его Великого Государя обиход, в тех урочищах, где копал руду Стольник Алексей Калитин на Быму, на Турке, на Бурме речках, и он Никита накопав руды и обыскав многое число из той руды плавил своими работными людьми и своими проторьми, и тое ему медь плавя велено отдавать на Великого Государя на Кунгуре или на Москве, ценою имать она станет за пуд и с привозом по 4 р. за пуд, а что будет в остатках за обиходом Великого Государя тое меди, и тое медь велено ему продавать и на сторону повольною ценою. А из той вышеописанной руды выплавлено меди пуд с десять и вылиты две пушки и отданы князю Матвею Петровичу Гагарину». Указано также место хранения этого донесения (Арх. ст. дел при СПб. арт. музее: Дела штаба ген.-фельдц., св. 15, л. 1514).

Примечания составителя. NB. Поборы колокольной меди или денег вместо нее начались с 1701 г., после Нарвского разгрома, когда русская армия лишилась многих пушек. 1) Известный тагильский медный стол из сравнительно чистой меди, видимо, выплавлен из меди песчаных руд, найденных в 1710 г. и, видимо, на Верхотурском заводе, а не Ницинском. 2) Не о меди... В конце книги приводятся факсимиле подписей лиц, начальствовавших в Приказе артиллерии, среди них подписи легендарных личностей: «надзирателя артиллерии» думного дьяка Андрея Виниуса и генерал-фельдцехмейстера Якова Вилимовича Брюса.

  1. Брикнер А. Медные деньги в России в 1656 – 1663. и Денежные знаки в Швеции 1716 – 1719. Сочинение А. Брикнера, Dr. phil., представленное в Историко-Филологический Факультет С.-Петербургского Университета для получения степени Магистра Истории. СПб., 1864.

Автор исследовал историю финансовых кризисов в России и в Швеции, вызванных сходными причинами. В России во время царствования Алексея Михайловича кризис возник в результате пуска в обращение медной монеты с принудительным курсом, равным курсу серебряных денег. При поисках аналогий в истории Европы автор остановился на Швеции, где медные деньги, запущенные в оборот при Карле XII, также повлекли за собой денежный кризис. Сходство между этими двумя денежными операциями, их начальные импульсы, следствия из этого, ход кризиса и окончание побудило автора издать обе монографии вместе.

В начале первой части (Медные деньги в России в 1656 – 1663) приводится обзор и описание серебряных монет, имевших хождение в России при Алексее Михайловиче (ефимки и четверти), медных монет, выпущенных при нем (полтинники, алтынники, грошевики и копейки). Указано, что первая грамота о введении в оборот медных денег датирована 3 марта 1656 г. Отмечается, что, купив меди на 160 копеек, царь чеканил из нее 100 рублей мелкими медными деньгами (соотношение стоимости меди к стоимости серебра 1:62,5), т. е. правительство имело от такой операции громадные выгоды: 20 000 000 руб. медными деньгами обходились правительству в 320 000 руб. Выигрыш составлял более 19 000 000 руб. Правительство надеялось, что медные монеты будут иметь хождение наряду с серебряными, но уже в 1656 г. медные деньги начали подделывать в огромных масштабах. Одновременно из-за границы привозились значительное количество меди и фальшивых медных денег. «Подделка монеты была до того распространена, что чеканы и маточники сделались предметом торговли. Их фабрикация получила характер особенной отрасли промышленности. Даже крестьяне и нищие являются покупателями маточников. Высшие сановники, ...родственники царя, ...целовальники и гости, чиновники при монетном дворе участвуют в подделке монеты. ...Работники носили на монетный двор медь, скрытую в платье или в хлебе». Доступность меди, приток фальшивых монет из-за рубежа и такой масштаб фальшивомонетничества способствовали «денежному кризису, упадку в цене медных денег и ужасной дороговизне».

Описан ход кризиса, меры, предпринимавшиеся правительством по этому поводу, голод, и мятеж (известного как «медный бунт» – Т.Х.) летом 1662 года. Через год после мятежа, 11 июня 1663 г., вышел указ об уничтожении денежного медного сбора (ПСЗ, т. I, №№ 338 – 343).

Примечание составителя. Большая часть меди в этот период, я уверен, была медью из медистых песчаников, выплавленной на первом тогда и единственном в России Пыскорском медеплавильном заводе.

  1. Бровин К.Г., Натальченко Б.И., Шмариович Е.М. Попутное извлечение породообразующих компонентов при подземном выщелачивании урана. Разведка и охрана недр, 1990, № 7.

На стадии закисления рудовмещающих пород для подземного выщелачивания (ПВ) урана рабочими растворами серной кислоты (20 – 30 г/л) в откачных растворах при рН ниже 5,5 – 4,5 отмечается существенное повышение концентраций Al, Fe, Mn, Ca Mg и других компонентов по сравнению с их фоновыми содержаниями в природных водах. Кислотные растворы, выщелачивая из руд уран, одновременно извлекают из них указанные породообразующие элементы. Растворы, нейтрализуясь за счет взаимодействия с новыми объемами пород, выпадают в осадок, ухудшают проницаемость рудовмещающих пород и создают обратимую (временную) кольматацию пласта. При подаче последующих порций кислых растворов кольматирующие гидроксиды растворяются и при достижении рН откачных растворов значений ниже 2 – 2,5 кольматационные явления обычно исчезают. Концентрации элементов достигают 100 мг/л. Далее по ходу выщелачивания урана, которое выполняется рабочими сернокислотными растворами 5 – 15 мг/л, концентрации рассматриваемых элементов чаще всего стабилизируются, и они не сорбируются на аниониты, применяемые при сорбции урана.

Расчеты растворимости меди показали, что, начиная с рН<5,5, она способна интенсивно переходить в раствор в виде CuSO4, т.е. при сернокислотном подземном выщелачивании извлекаться практически совместно с ураном и другими компонентами. Карбонатный способ выщелачивания не реален из-за образования дигидрокарбоната меди (малахита).

Термодинамическими расчетами показана принципиальная возможность сернокислотного выщелачивания сингенетических концентраций ряда металлов II и III групп периодической системы. Несмотря на отсутствие разработанной технологии получения попутных компонентов из сернокислотных растворов ПВ урана большое значение данной проблемы очевидно. Предлагается геохимическое картирование с выделением формаций с этими металлами и постановка опытных работ по ПВ и проведение соответствующих технико-экономических расчетов.

Примечание составителя. Пригодно и для пермских медистых песчаников. В статье приведены следующие цифры: с ячейки площадью 5 650 кв. м при эффективной мощности пород 20 м из одного порового объема может быть извлечено 42 т алюминия, 8 т марганца, 22 т магния и 23 т кальция. При дебите одной откачной скважины 10 куб. м/час. растворы из одного порового объема могут быть откачаны за 170 суток или ежесуточно из скважины будет добываться 240 кг алюминия, 50 кг марганца, 130 кг магния и т. д. при содержании в песках (%): Al2O3 4,8 – 7,0; MnO 0,1 – 0,2; CaO 0,1 – 0,5; MgO 0,2 – 0,9; Fe2O3 0,7 – 2,2; Cu 0,01; Zn 0,05 Cr 0,006 – 0,01.

  1. Бродский А.А. Гидрохимический метод поисков меди. М., Госгеолтехиздат, 1956.

В главе I проведен краткий обзор исследований по применению гидрогеохимического метода для поисков полезных ископаемых. Констатировано, что, признавая работоспособность метода, большинство авторов не касаются его методической стороны. В первом разделе  второй главы рассмотрены особенности формирования химического состава подземных вод под влиянием меднорудных тел. Отмечено, что максимальные содержания меди в поверхностных водах приурочены к расстояниям от месторождений в 500 – 1 500 м. Рекомендуется проводить гидрогеохимическое опробование небольших поверхностных водотоков, питание которых осуществляется главным образом за счет подземного стока. В следующих разделах приводятся гирохимические поисковые признаки на медь, первый из которых повышенные содержания меди в подземных водах (ПВ). Второй признак – повышенные содержания сульфат-иона в ПВ (для пермских медистых песчаников этот постулат, видимо, спорен – Т.Х.), третий – повышенные содержания металлов-спутников; далее следуют: изменение типа минерализации ПВ, наличие кислых вод и пониженные значения рН воды. Из приведенной таблицы следует, что содержание меди в поверхностных водотоках колеблется между величинами 10-2 – 10-3 мг/л, наиболее высокие содержания (4∙10-2 – 8∙10-2 мг/л) приурочены к водам болот Урала на расстоянии 1,5 и более километров от медных месторождений. Отмечено, что при понижении рН (5 и ниже) увеличивается содержание меди. Основными причинами понижения рН подземных вод называются: окисление сульфидов и окисление органического вещества. Подчеркнуто, что пониженные значения рН не являются специфическим признаком при поисках меди, т. к. они указывают в основном на наличие в породах скоплений пирита. Глава III посвящена методике проведения гидрохимических исследований и обработке их результатов.

Примечание составителя. Для общего образования. Применимо к колчеданным, медно-порфировым и др. первичным месторождениям. О медистых песчаниках в брошюре говорится только на стр. 15. Приведен не показательный для Прикамья пример содержания меди в водах Сыр-Дарьи (аридные условия – Т.Х.), на протяжении 7 км протекающей вдоль медистых песчаников. О содержании меди в почвах и др. кайнозойских образованиях см.: Виноградов, 1940; Ковда, 1959; Седлецкий, 1941; Ронов, 1955.

  1. Бруман (перевод Планера). Извлечение меди непосредственно из руд. ГЖ, 1855, ч. 3, кн. 9.
  2. Брут А. Учебная статистика или этнографико-статистическое обозрение пяти первоклассных Держав Европы (до 1848 года), с краткою теориею статистики. Сочинение бывшего Адъюнкт Профессора Императорского Санкт-Петербургского Университета Александра Брута. Книга I. СПб., 1850.

В § 9 (Рудокопство) в разделе «Распространение горного дела в России» отмечено, что «при Иоанне Васильевиче Великом, в исходе XV столетия, выписаны были из Швеции рудокопы, открывшие искусственную разработку в горах Уральских. Но эта отрасль промышленности делала медленные успехи в России; потому что даже в половине XVII столетия, то есть, при Царе Алексие Михайловиче считалось только пять рудников: 1 золотой, 1 серебряный, 1 медный (Григоровский – Т.Х.) и 2 железных. Царь вызвал из Саксонии сведущих в горном деле людей, и хотя разработка руд значительно увеличилась, но число рудников оставалось то же.

В разделе «Меры Петра Великого» замечается, что во время войны с Карлом XII возникли затруднения с поставкой металлов из Швеции, поэтому было обращено внимание на собственные резервы. Были открыты Тульский оружейный завод, Петровский (медный) и Александровский (чугунный) заводы. «Военнопленные шведы, как рядовые, так и офицеры, знакомые с горными работами, отправляемы были для разработки прежних рудников и открытия новых. ...Для управления казенными заводами с С. Петербурге учреждена была Берг-Коллегия, а в нынешней Пермской Губернии Берг-Амт или Горнозаводское Правление». Далее при описании заводского дела в разделе «Добыча малоценных металлов» сообщается, что «медь добывается на казенных и частных заводах не только в горах, но и в окрестностях Плоской возвышенности в Подмосковных Губерниях. Казна получает около 30 тысяч, а частные владельцы более 260 тысяч пудов меди»...

  1. Бублейников Ф. История открытий ископаемых богатств нашей страны. Под ред. чл.-кор. АН СССР Д.И. Щербакова. М., ОГИЗ Географгиз, 1948.

Дается представление об истории открытий некоторых полезных ископаемых на территории СССР от XVIII столетия до современных планомерных поисков и разведки советских геологов. В книге 3 части. Часть I «Металлы» посвящена месторождениям железа и меди доисторических времен. Пятая глава (Поиски меди и железа на Урале) раздела описывает историю поиска руд этих металлов на Урале с XVII века. В этой главе, на стр. 41, сообщается о находке медных руд Григоровой горы и подчеркивается, что месторождение вторичное, образованное из растворов.

«В этих месторождениях меди встречается, главным образом, черноватый или свинцово-серый с черной побежалостью медный блеск, бронзово-желтая (в свежем изломе) с темно-синей побежалостью пестрая медная руда (борнит), медная зелень, синь, лазурь, ...малахит и красная медная руда. Форма скоплений этих руд ...может иметь характер прожилков, слоев и прослойков. Скопления могут образовывать гнезда или неправильной формы линзы.

Запасы меди в отдельных месторождениях медистых песчаников Приуралья не велики, но такие залежи многочисленны, добыча медистых песчаников не представляет больших трудностей, и они были поэтому первым объектом разработки в целях получения меди. Одно из таких месторождений и было открыто воеводой Василием Стрешневым близ Пыскорского монастыря. На этом месторождении был заложен рудник – один из первых в России, на котором руда добывалась подземными выработками – неглубокими шахтами и штольнями. Выбирали лишь самые богатые слои руды, хотя они были только от 1 до 3 пальцев толщиной, а толстые слои более бедной руды мощностью до полуметра, в которых заключалось гораздо больше металла, оставляли нетронутыми»...

В части II книги (Открытия полезных ископаемых дореволюционной России) в главе 6 (Сокровища Урала) имеется раздел «Медный Урал», где изложена история поисков меди на Урале, в т. ч. и медистых песчаников Приуралья. «Множество залежей меди было открыто в первой половине XVIII в. в медистых песчаниках западного Приуралья – в Пермской, Казанской, Вятской, Уфимской и Оренбургской губерниях. Скопления руды залегают там в виде тел неправильной формы, вытянутых в одном направлении. Их называли «струями» и «кряжами». Длина рудных тел колебалась от 50 до 100 м, но иногда достигала 1 км и даже изредка 2 – 3 км при ширине их от 10 до 80 м. Мощность рудных скоплений измерялась 10 – 40 см, хотя иногда достигала двух и более метров.

...Руда этих месторождений – малахит, медная лазурь и более редкие минералы, содержащие в своем составе медь. Среднее содержание металла в этих скоплениях 1 – 1,5%, но в слоях, богатых окаменелыми растительными остатками, оно повышается до 5 – 6%, а иногда и до 10 – 16%.

До развития горного дела на Урале в России выплавляли медь из медистых песчаников Приуралья на небольших заводах, закрывавшихся по мере истощения ...залежей, запасы которых были почти всегда очень невелики. Даже в середине прошлого века из них получалось около половины всей выплавляемой меди в России.

Разработка медистых песчаников Приуралья, начавшаяся еще в середине XVII в., развилась к середине XVIII в., когда почти вся медь в России выплавлялась из медистых песчаников. Знаменитые Каргалинские рудники в бывшем Оренбургском крае разрабатывали залежи медных руд, открытые в середине XVIII в. Они действовали до самой войны 1914 – 1918 гг. и еще в 1907 г. дали более 300 т меди.

...Выплавка меди в Приуралье резко упала с отменой крепостного права и вздорожанием рабочих рук. Помимо того, районы, где разрабатывались медистые песчаники, безлесны, поэтому нужно было возить руду с содержанием 1,5 – 2% на далекие заводы, лежащие в местностях с достаточными ресурсами горючего, или же доставлять топливо к заводам, расположенным вблизи рудников, разрабатывающих медистые песчаники.

Это обстоятельство очень удорожала производство меди, и, когда были открыты месторождения медных руд на богатом топливом Урале, медеплавильное производство переместилось из Приуралья на Урал.

Однако медистые песчаники, заключающие иногда огромные запасы металла, добыча которого стоит дешево, при прочих благоприятных условиях могут быть рудной базой крупного медеплавильного производства».

Часть III охватывает советский период поисков и разведок. О медистых песчаниках в ней не говорится.

  1. Будрин П. Восстановить медную промышленность (из истории разработок медистых песчаников в Предуралье). Звезда, 1940, 13 августа.
  2. Бурмакин А.С. Исторические данные по введению изготовления холодного оружия в златоустовской фабрике немецкими мастерами. ГЖ, 1912, ч. 4, № 10 – 11.
  3. Бурцев И.Н., Калинин Е.П., Бурцева И.Г. Республика Коми в минерально-сырьевом потенциале России (экономико-статистический очерк). Сыктывкар, 1997.

Работа представляет собой анализ статистических и экономических данных по минерально-сырьевому потенциалу Республики Коми. Рассмотрено современное состояние минерально-сырьевой базы республики по наиболее значимым в масштабах России видам и группам полезных ископаемых.

В структуре минерально-сырьевой базы медной промышленности России основные запасы меди сосредоточены в двух геолого-промышленных типах месторождений: в существенно медных (96,5% всех балансовых запасов категорий А+В+С1), и в комплексных медьсодержащих (3,5%). В отличие от этого за рубежом основной объем запасов медных руд и их добычи (соответственно 77 и 81%) связан с месторождениями медно-порфирового и стратиформного типов.

Выявленные в республике рудопроявления типа медистых песчаников: Косьюнское, Минисейское, Саурипейское, Молюдвожское и Падьягинское не сопоставимы по запасам с Удоканским, но, тем не менее, объем запасов и ресурсов меди только на Косьюнском проявлении составляет более 2,5 млн. т, при доле предварительно оцененных запасов около 10%. Ресурсы меди Саурипейского проявления оцениваются в 850 тыс. т; серебра – 9 т. Примерно такие же ресурсы прогнозируются на Молюдвожском проявлении при содержании меди от 1,2 до 2% и серебра от 20 до 350 г/т.

Предполагается, что в современных экономических условиях освоение ряда месторождений позволит оперативно закрыть необходимые потребности в сырье предприятий цветной металлургии в Уральском экономическом районе. При добыче этих руд могут быть использованы современные высокоэффективные методы скважинной добычи, кучного выщелачивания и др. По имеющимся оценкам прогнозные ресурсы медистых песчаников, распространенных в пределах западного склона Урала к северу от р. Косью, составляют 120 млн. т, причем часть ресурсов может быть оценена по категории С1.

  1. Бурьянова Е.З., Кочин Г.Г., Трифонов Н.П. Об особенностях проявления кадмия в татарских отложениях Оренбургского Приуралья. Доклады АН СССР, 1966. Том 171, № 4.

По вопросу о проявлении кадмия в осадочных породах литературных данных весьма мало. Впервые кадмий в подобных породах был установлен в виде существенно кадмиевых минералов – гринокита, кадмоселита и пршибрамита в цементе среднедевонских песчаников Тувы. В статье описан второй пример проявления кадмия в осадочных породах с выраженной кадмиевой минерализацией, сопровождающейся значительно повышенными содержаниями свинца, цинка и серебра.

Повышенные содержания кадмия, свинца, цинка и серебра установлены в медистых отложениях Оренбургского Приуралья в 1960 – 1963 гг. в результате проводившихся здесь поисковых работ на медь.

Наиболее интересен в этом отношении Гирьяльский участок, расположенный на правобережье р. Урал восточнее Оренбурга. Участок сложен лагунно-континентальными красноцветными отложениями (аргиллитами, алевролитами, песчаниками и гравелитами) верхнетатарского возраста. На участке устанавливаются два или три меденосных горизонта, представленных сероцветными гравелитами и песчаниками, залегающими на сближенных расстояниях один от другого в толще красноцветных отложений. Эти горизонты обладают значительной протяженность по простиранию и падению (сотни и первые тысячи метров) и большой мощностью (до первых десятков метров). Медные руды Гирьяльского участка в прошлом являлись предметом добычи, о чем свидетельствуют многочисленные старые выработки и рудничные отвалы. Медная минерализация Гирьяльского участка представлена малахитом, азуритом, хризоколлой, купритом, халькозином, ковеллином, самородной медью и халькопиритом, развивающимися в цементе. Содержание меди колеблется в широких пределах, достигая максимума в 19%. К меденосным горизонтам приурочены и локальные повышенные содержания кадмия, свинца, цинка и серебра. По данным Каргалинской партии максимальное содержание кадмия достигает 1,35 – 1,70; свинца – 5,58 – 8,11; цинка – 0,66 – 0,83 и серебра – 0,01 – 0,03%.

Установлено, что повышенные концентрации меди и сопутствующих ей элементов приурочены главным образом к выходам меденосных горизонтов на поверхность. По спектральным данным повышенные в сравнении с кларками содержания кадмия, свинца, цинка и серебра отмечаются также и в меденосных отложениях районов, удаленных от Гирьяльского участка (участки Островной, Каменный), однако Гирьяльский участок отличается локальными максимальными их концентрациями.

В гравелитах и песчаниках Оренбургского Приуралья указанные элементы фиксируются в виде карбонатов меди (малахит), кадмия (отавит), свинца (церуссит), гидроокислов железа и марганца, обогащенных свинцом, цинком и кадмием. Все перечисленные минералы приурочены к цементу, следовательно, связаны с процессами аутигенного минералообразования. Изучение образцов позволяет заметить, что местами существенно кадмиевые и свинцовые минералы образуются в пустотах выщелачивания первично малахитового цемента песчаников и гравелитов. Следовательно, они являются более поздними образованиями.

Отношения Zn/Cd, а также локальные, очень высокие значения коэффициента концентрации кадмия в осадочных породах Оренбургского Приуралья приводят к выводу, что первоисточники перечисленных выше элементов не должны быть очень удалены от места залегания изученных осадочных пород, и дают основание предполагать наличие близрасположенной древней зоны окисления, по-видимому, колчеданного медно-цинкового месторождения.

  1. Бурьянова Е.З., Кочин Г.Г., Трифонов Н.П. О распространении анальцима в верхнепермских медистых отложениях Приуралья. Литология и полезные ископаемые, 1974, № 5.
  2. Бучельников С.М. Полезные ископаемые района Пермской железной дороги. Свердловск, 1926.

Приведен геолого-экономический обзор рудных и нерудных полезных ископаемых.

  1. Бучельников С.М. Металлические ископаемые Уральской области. Уральское краеведение, 1928, вып. II.

На 11 страницах дан общий обзор главнейших полезных ископаемых.

  1. Бюргер (пер. Д. Планера). Описание медных рудников и способов получения меди в Японии. ГЖ, 1839, ч. 3, кн. 8.

 

 


[1] С 8 марта 1940 до 3 октября 1957 гг. Пермь называлась г. Молотовым, а Пермская область – Молотовской в честь В.М. Молотова, советского государственного деятеля, соратника И.В. Сталина.