Ураловед

Познавайте Урал вместе с нами!

Пышминско-Ключевской медный рудник

Предлагаю вашему вниманию статью инженера Н.Н. Новокрещенных о Пышминско-Ключевском медном руднике. В наши дни это город Верхняя Пышма Свердловской области. Новокрещенных рассказывает об открытии тут медных руд и о том, что представлял рудник на тот момент. Статья была опубликована в «Записках УОЛЕ» в 1876 году и представляет интерес для краеведов и просто любителей истории Урала.

Пышминско-Ключевской медный рудник находится в 13 верстах от Верх-Исетского завода на север и в 3 верстах от деревни Пышмы по Верхотурскому тракту.

Рудник залегает на возвышенности и ближайшая речка Ключи, образующая ниже рудника начало реки Пышмы, протекает в полуверсте от рудника на юге и лежит футов на 60 ниже поверхности рудника.

Статья Н.Н. Новокрещенных про Пышминско-Ключевской медный рудникМестность, окружающая рудник, составляет часть той общей площади, на которой разбросаны золотые прииски Берёзовского завода и частью реки Пышмы. На площади, занятой теперь под рудник, были разбросаны мелкие прииски под названием Ключевских, промывка же добываемых в них песков производилась на речке Ключах (Пышме), где ниже устроенного для этой цели и теперь ещё сохранившегося пруда и были поставлены промывальные устройства. При разработке этих промыслов, характер которых был впрочем тот, что золото находилось по преимуществу на возвышенностях, зачастую попадались гальки горного хрусталя, студенистого кварца, яшм – камней, довольно ценных, а потому рабочие обыкновенно осматривают каждый попавшийся камень, сколько-нибудь замечательный по виду. В числе камней, обративших на себя внимание рабочих, попалось несколько кусков окисленных медных руд. Сколько не перекидывали эти камни из рук в руки, толку никто не мог дать, что это за камни, почему через штейгера и заявили их управителю Верх-Исетского завода. Чтобы испробовать, не руда ли это, в первой же попавшейся кузницу испробовали на железной ложке, и медь осела на железе. Начались розыски, шурфовка, и жила была открыта. Это было летом 1854 года.

Найденную жилу начали разрабатывать в виде опыта, и результаты были настолько хороши, что решились основать в полном смысле рудник. Над жилой была заложена шахта, снабжённая водоотливами, так как вода показалась вскоре, а именно с 8-9 сажени. Наносы около Ивановской жилы достигают 4-5 сажен, так что вода показалась на 4 сажени ниже коренной земли или почвы наносов. Добытая руда обходилась дешево, но по мере углубления способ добычи усложнялся и пришлось наконец силу животных заменить паром. Над шахтой поставили две паровых машины, одна за другой, и рудник из опытного начал формироваться в настоящий. К тому же медь по пробам оказалась хороших качеств и по указу Горного Правления, от 14 декабря 1855 года за № 15427 Верх-Исетскому заводу разрешено поставить пять шахтных медеплавильных печей, каковые и действовали до 1867 года, а после перенесены на рудник.

По получении разрешения на постановку медеплавильных печей, на руднике начались разведки и открыта была новая жила – Покровская (первоначально открытая жила названа Ивановской, а главная шахта Иоанно-Богословской). Вновь открытая жила не имела по-видимому ничего общего с Ивановской. Но и здесь по закладке шахты показалась вода: нужно было и здесь поставить паровую машину, каковая и была поставлена.

В это время рудник представлял уже правильное и приблизительно обследованное месторождение медных окисленных руд. Из случайных отбросов, неправильных залежей и выполнений, руда превратилась в две правильные жилы. Руды шли богатые и дело велось удачно до тех пор, когда руды из окисленных начали переходить в сернистые. Окружающая порода по мере углубления крепчала, отлив воды становился труднее и рудник вообще требовал серьёзных преобразований. В это время о нём нельзя было сказать ничего хорошего, или, вернее, положительного, да к тому же заводоуправление, имея в виду переход заводов от одного владельца к другому, предполагало действие рудника приостановить, что вскоре и было выполнено, а именно в 1862 году. С передачей заводов новому владельцу, работы на руднике возобновились. Там, где было нужно, поставлены были новые, более сильные паровые машины, дело пошло безостановочно и рудник вскоре поправился настолько, что добыча меди была наибольшая за всё время его существования.

Схема горных выработок Пышминско-Ключевского медного рудника
Схема горных выработок Пышминско-Ключевского медного рудника. Краеведческий музей Верхней Пышмы

Бывший в то время управляющий Верх-Исетских заводов, граф Стенбок-Фермор, принял в руднике деятельное, непосредственное участие. Благодаря только его неутомимой деятельности рудник пришёл в блестящее, сравнительно с первыми годами, положение, но в то же время покойный граф видел, что рудник необходимо поддерживать энергически и не останавливаться перед затратами, для чего по его инициативе и началась установка на главной Ивановской жиле стосильной паровой машины.

Вместо поршневых насосов проектированы были, отличнейшие по своим результатам, трубные насосы системы Альтанса и Риттингера. В это время граф сдал управление заводами другому лицу и уехал. Рудник с этого времени начал падать. Постановка машин замедлилась, вновь выстроенные насосы пришлось сломать, так как по грубой ошибке они, вместо предложенных по проекту, сделаны половинной силы. Таким образом было упущено время заготовок запасного углубления шахт, тогда как старые заготовки были отработаны. К тому же апатичность нового управления убивала дело. Рудник, дававший по 200,000 рублей годового дохода, вверен был смотрителю из местных крестьян с годовой платой в 360 рублей.

Ещё в 1858 году г. А. Антипов в Горном Журнале указывал на систему хищнических работ на этом руднике, но по отъезде графа, работы пошли по произволу. Брали из рудника, что можно было взять, положительно не заботясь о запасах на будущее время. Всякому конечно известно, какую роль играет запас углубления шахт при работах штольнями. На Пышминско-Ключевском руднике этот запас был в 1863 году 6 сажен (почти на 3 года, полагая по 2 сажени в год, что для Ивановской, например, шахты, составляет предел выгодности), а между тем в 1868 году было этого запасного углубления всего 4 вершка. Следствием этого и было то, что малейшая остановка в откачке воды заставляла бросать работу в нижних штольнях. Приток воды, надо заметить, так велик, что остановка наносов на 1 час, даёт руднику столько воды, при притоке 430 вёдер в минуту, что едва только можно её откачать в сутки. Вот в кратких словах всё, что относится к историческому развитию рудника. А теперь перейдём к характеристике местоположения и залегания самих руд.

Из экспозиции Верхнепышминского краеведческого музея
Из экспозиции Верхнепышминского краеведческого музея

Присматриваясь к положению рудника, приходишь к тому убеждению, что это коренное месторождение медных руд составляет ни более, ни менее, как часть тех прожилков медных руд, идущих вдоль Урала, и на которых стоят знаменитые Уральские рудники Богословские и Нижне-Тагильские. Вся эта линия связана тончайшими прожилками с большими иногда или меньшими утолщениями, или выполнениями, которые образовали отдельные рудники: Павдинские, Калатинский, Ежовский и другие. В тонких прожилках руды эти попадаются во многих местах, и можно с ясностью указать на Кушвинский казённых округ и Берёзовские золотые промысла, где при промывке золотосодержащих песков постоянно попадаются руды коренного месторождения: колчеданы и другие. На всех вышеуказанных главных медных рудниках, как и на Пышминско-Ключевском, руды раскинуты на расстоянии 150-250 сажен поперёк общего залегания жил.

Говоря о медных рудах, невольно скажешь то же самое и о магнитных железняках. Как первые, так и вторые имеют по восточную сторону Урала одно и то же направление; как те, так и другие близкие между собой спутники. Месторождения магнитных железняков идут параллельно медным рудам с С на Ю. Точно так же магнитные железняки составляют мешкообразные выполнения пустот, расщелин и прочее, но связь между ними почти везде видна. Спускаясь, например, к югу от горы Благодати, можно постоянно уследить прожилки магнитного железняка. Одно из значительных утолщений, не говоря уже о горе Высокой, составляет Софийский рудник, между Верх-Нейвинским и Верх-Исетским заводами, а также не исследованное месторождение магнитных железняков и медных руд севернее озера Балтыма верстах в 8 от него. В 20-х, кажется, годах Верх-Исетское заводоуправление вздумало расследовать залежи бурых железняков, которые образовались от тех же прожилков магнитных железняков и определило, при помощи капительной разведки, залежи этих бурых железняков и направление их от Балтымского озера, мимо Пышмы на Екатеринбург и далее. Одно из значительных скоплений этих руд и до сих пор разрабатывается около Пышмы. Было ли что-нибудь сделано относительно магнитных железняков и вообще к каким результатам привела такая капитальная разведка, мне неизвестно, хотя в интересах тех же Верх-Исетских заводов открытие залежей магнитных руд около центра заводов, намного бы облегчило доставку, каковые производятся по настоящее время с горы Высокой из Нижнего Тагила.

Мемориальный камень с Ивано-Богословской шахты

Обратимся теперь к медным рудам.

В Пышминско-Ключевском руднике выработками и разведками обнаружено несколько рудных прожилков; но жил, которые заслуживают внимания, можно указать только пять.

1. Жила Александровская, по названию главной шахты, заключает в себе железную охру с кварцем и медными окисленными рудами в виде малахитовой примазки и других. Содержание этих руд незначительное, до 1 ½ %. Можно бы было рассчитывать в последствие и на эту жилу при переходе окислов в коренные руды, но заключающийся в рудах кварц заставлет отбросить надежду даже на сколько-нибудь порядочное и благонадёжное месторождение.

2. Жила № 5-й. Эта жила пока ещё недостаточно обследована и едва ли не составляет отброс Ивановской жилы, хотя по роду добываемых руд и имеет с ней мало общего. Добываемые здесь руды или железистые, или же кварцевые с выполнениями колчеданами, но вообще говоря, жила эта, хотя и значительна, но едва ли благонадёжна. Кроме того окружающие жилу породы слишком вязки и тверды.

3. Ивановская жила. Эта жила имеет простирание на СЗ, при наибольшей толщине рудной жилы до 3 аршин и при падении на ЮЗ в 61°. Составляющие эту жилу руды состоят преимущественно из смеси медного и серного колчеданов, пёстрой медной руды и железняков, окрашенных окислами меди, так что руды вообще можно назвать железистыми. Жила эта, так сказать, сконцентрирована, так что может быть добыта только двумя параллельными забоями, а поэтому, при значительной толщине и хорошем содержании, представляет хорошее, благонадёжное месторождение.

К этой же жиле можно отнести неправильное выполнение расселин на востоке от Ивановской шахты, хотя оно и не имеет до сих пор прямого сообщения с Ивановской жилой; но близость залегания, неправильность выполнений и другие данные заставляют отнести это месторождение к числу случайных отбросов Ивановской жилы. Руды здесь разрушенные колчеданы.

4. Жила Покровская. Эта жила имеет простирание на ССЗ, при падении на ЮЮЗ в 53° и представляет значительное, но разбросанное месторождение медных руд, состоящих из медного колчедана, пёстрой медной руды и смешанных сланцев с разрушенными колчеданами. Окружающая порода – авгитовый порфир и сланцевые породы чрезвычайной вязкости, но на поверхности быстро выветривающиеся и разрушающиеся. Руды чрезвычайной вязкости, но на поверхности быстро выветривающиеся и разрушающиеся. Руды разбросаны в виде тонких жил до 4 ½ сажен, но отборной руды получается не более 2 ½ аршин. Средняя же толщина по отработке жилы по всему её простиранию в них меди ниже Ивановских, хотя отдельными и очищенными жилами и не уступают последним. Полученные из этой жилы руды и порода поступают на обогащение и сортировку, где ручным способом промываются и уже обмытые сортируются.

5. Жила Восточная. Эта жила, имея неправильное положение в виде выполнения расщелин, наполненных железняками, кирпичной медной рудой и окрашенными сланцами, не может иметь сама по себе особенного интереса и может работаться скорее в зависимости от Покровской жилы и, кажется, составляет не более как отброс последней, за которым следует ожидать опять продолжения правильной жилы. Руды по содержанию ниже Ивановских.

Из этого описания рудных жид Пышминско-Ключевского рудника видно, что главное внимание должно быть обращено на жилы Ивановскую и Покровскую. Сделаем теперь общий обзор работ по этим жилам.

Горняки шахты Александровская. 1913 г.
Фото из фондов Верхнепышминского краеведческого музея

До настоящего времени (1873 г.) рудник разрабатывался, как гнездовое месторождение. Открытые руды добывались хищнически, т.е. старались вынуть возможно больше руды, не заботясь о благосостоянии рудника и правильности работ. Кроме открытых жил, если и старались открыть ещё руды, то поиски направлены были на окрестность рудника, а не на обследование самих жил, открытых раньше и уже разрабатывающихся. Это повело к тому, что все разработки по руднику были случайные, урывочные, и без определённого плана, с тем чтобы воспользоваться тем только, что есть, без подготовок запасов на будущее время. Брошенные шахты, как неудовлетворяющие своему назначению, подтверждают это. Сходятся ли между собой открытые жилы и где именно, никто не решал, и если не сходятся, то никто также не определял положение отдельных жил, чтобы раз навсегда по возможности вести работы из одной шахты, без пробивки временных шахт, которые, с установкой в них водоотливов, стоят слишком дорого. По поводу этого позволю себе сделать небольшое отступление.

Успех медного дела почти исключительно зависит от условий разработки месторождений, а не от обработки самих руд. Были бы руды, а обработать их всегда возможно, с помощью каких бы то ни было способов. Эти способы составляют на всех почти заводах известный расход на каждый пуд полученной меди и как его не уменьшайте, он не может так сильно повлиять на удешевление получаемой меди при ничтожном содержании руд, как цена руды.

Упадок медного производства зависит не от ведения заводского собственно дела, т.е. обработки и проплавки руд, получения меди и её очистки, а ближе всего от истощения имеющихся рудных запасов и запущенности рудников. Там, где уже запасы истощены, разумеется действие само собой приостанавливается, или совсем, или до новых открытий руд. В местах же, где руд достаточно, но взять их нельзя по запущенности рудника, поднятие дела зависит от многих причин, влияющих на цену руды, перечислять которые не составляет предмет этой статьи.

Рудные месторождения обыкновенно работаются или открытыми выработками или подземными. Почти все рудные жилы отличаются от окружающей породы и легко отделяются от неё, так что при самой добыче смешиваются с породой лишь в местах соединения, каковые смешанные руды почти всегда сортируются или обогащаются и в плавку идут лишь чистыми. Так как толщина рудных жил или пластов не одинакова, то обыкновенно при подземных работах добыча ведётся штреками известных размеров, обыкновенно в одну сажен поперечного сечения. Случаются и видоизменения, смотря по местным условиям. Все искусство штейгера состоит здесь в том, чтобы по возможности вынуть всю рудную жилу при наименьшей площади поперечного сечения штреков, т.е. если жила довольно значительной толщины, то штреки нужно расположить в таком порядке, чтобы они своим сечением охватили весь рудный пласт и в то же время не пробивались бы напрасно. К этому надобно присовокупить и то ещё, что, смотря по местным условиям залегания жилы, начинают работать прежде всего ту часть рудной жилы, которая, будучи отработана, даст возможность с меньшим количеством рабочих рук проходить другие штреки. Гораздо труднее проходить штрек в цельном месторождении, чем проходить таковой же в ряд с открытым уже штреком, или вообще где хоть одна сторона открыта. Поэтому, там где есть возможность, стараются закладывать штреки не для одного горизонта работ, или не для одной сажени известной глубины по шахте, а для нескольких сажен (как видно из чертежа), чтобы по возможности облегчить работу.

Схема шахты

Обыкновенно нижнюю работу ведут наперёд, потом над ней лежащую и т.д., смотря по запасу работ. Когда шахта достаточно углублена и если возможно открыть рудные забои или, точнее, начать пробивку штреков по руде, необходимо вести работу одновременно по всем штрекам уступами (как показано на чертеже), чтобы всегда иметь возможность в одно время выдерживать подъём руды или породы и сосредотачивать надзор за работой. Когда же, при имеющемся запасе углубления шахты, работы не открыты, а по твёрдости породы необходимо работу вести уступами, то надобно дождаться, пока нижний горизонт работ отойдёт на необходимое расстояние для закладки верхних работ. Это будет временная запущенность, поправимая через несколько недель или месяцев. Когда же штреками отработано столько, что нижний штрек доходит до дна шахты и работ закладывать невозможно, или если и возможно, то на одном лишь горизонте и одним штреком, тогда успех дела зависит от возможно быстрой пробивки шахты продолжением углубления. В некоторых случаях приходится совсем остановить работы и выжидать, пока углубление шахты подвинется настолько, что можно закладывать штреки и тогда уже снова продолжать работу вышеуказанным способом. Когда положение жилы наклонное и шахта уже пересекла руды, то вышеописанный случай, т.е. неимение запаса углубления шахты, имеет результатом окончательную остановку работы и обыкновенно стараются заблаговременно пробить новую запасную шахту и уже из неё вести добычу руды. Так как пробивка шахт сопряжена с громадными издержками, поэтому работы по возможности стараются сосредоточить в известной шахте и когда она не будет уже удовлетворять своей цели, тогда все устройства и проч. переносятся на другую шахту, заблаговременно пробитую. Пробивка шахт в своё время имеет в рудничном деле первостепенную важность и если не была своевременно пробита шахта, а из прежней шахты уже нельзя производить добычу, тогда дело останавливается до пробивки новой шахты, или же совсем, когда не желают затрачивать сразу громадный капитал. Это будет полная запущенность рудника от несвоевременной пробивки шахт или неоткрытия рудных запасов для работы.

Заводовладельцы или представители их стараются по возможности из известного месторождения получить столько руды, сколько возможно, не справляясь с запасами. Если рудные месторождения в состоянии давать при своевременной подготовке работ известное количество руды или меди, то обыкновенно стараются добыть если не вдвое больше, то около этого. Подобное ведение дела само по себе расстраивает ход работ, но главным образом истощает запасы преждевременно с напрасными затратами. При достаточном количестве открытых рудных забоев работа ведётся более или менее правильно и цены на выработку например кубической сажени породы и руды, можно сказать, нормальны. Когда же забои ведутся усиленной работой из проходимых ли работ гезенгами, или же прямо уступами, но в обратном порядке против того, как показано на чертеже выше, тогда цена той же кубической сажени породы или руды будет, если не в два, то в полтора раза дороже. Когда предположено рудник закрыть или вообще остановить дело, тогда подобная поспешность имеет смысл. Но когда месторождение предполагается работать ещё несколько лет, смотря по количеству залегающих руд, то неправильность работ убьёт всё дело преждевременно. Усиленными выработками запасы руд истощены почти на всех Уральских медных рудниках, а вновь запасов не подготовлено, да наконец и подготовка то довольно трудна. В некоторых рудниках эта трудность составляет такой же расчёт, как если бы пришлось открыть рудные месторождения вновь прямо с 60 сажен глубины, каковые условия уже почти приложимы к Пышминско-Ключевскому медному руднику.

Вертикальные шахты имеют для Пышминско-Ключевского рудника то неудобство, что рудные жилы слишком наклонены (в 63° и 51°). Поэтому пока шахта не пересекла руду, то по мере углубления она приближается к жиле и становится всё выгоднее и наконец удовлетворяет своему назначению вполне тогда, когда пересекает руду, или правильнее, рудную жилу. По мере же углубления от точки пересечения с жилой выгодность её всё более и более уменьшается и наконец наступает предел, дальше которого невозможно продолжать работу по дороговизне проработки штреков для соединения с рудой. Это условие более благоприятно, когда породы висячего и лежачего боков одинаково слабы, но на Пышминско-Ключевском руднике лежачий бок так твёрд, что нет возможности с выгодой продолжать углубление шахты дальше 5-6 сажен от пересечения с жилой, причём ценность одной куб. сажени выработанной породы доходит до 450 рублей. Само по себе разумеется, что и эта цена работы аргумент довольно сильный для того, чтобы начать пробивку новой шахты, но здесь главное то, что времени на продолжение углубления шахты слишком недостаточно, чтобы настолько углубиться после пересечения жилы, сколько потребно отработать рудных забоев для добычи такого количества руды, какое необходимо, чтоб стоимость добытой руды не превышала известного предела выгодности работ.

Ещё в 1869 году обе главные действующие шахты Пышминско-Ключевского рудника Ивановская и Покровская пересекли рудную жилу, а вновь не было подготовлено ни одной шахты, почему заводоуправление и решилось изменить систему пробивки шахт из вертикальных в наклонные. В виде опыта была первоначально пробита наклонная Тихвинская шахта, представляющая не более как люфтлох Покровских работ. Эта шахта глубиной в 22 сажени. Как выше было уже сказано, что вертикальные шахты выгодны вполне лишь в местах пересечения рудных жил, и что породы висячего и в особенности лежачего боков слишком вязки и твёрды, то необходимость пробивки наклонных шахт очевидна сама по себе. К тому же сокращение расходов на пробивку встречных с рудой штреков и рыхлость, относительно окружающей породы, руд по-видимому обеспечивали существование наклонных шахт. Опыт пробивки Тихвинской наклонной шахты удался как нельзя лучше и потому было приступлено к пробивке наклонных шахт по Ивановской и Покровской жилам. Чтобы недопустить рудник до окончательного упадка, необходимо было начать работу немедленно, к чему вскоре и приступили. Но так как трудно было решить, будут ли пригодны действующие водоотливные устройства для наклонных шахт, то решились прежде всего подрезать Покровскую вертикальную шахту и из неё повели наклонную с 22-й сажени, с перестановкой с этой глубины вертикальных насосов в наклонные. Опыт был удачен. Сажень углубления вместо 400 рублей, как было в вертикальной шахте, стоила лишь 250 рублей, но главный расчёт был во времени, чтобы возможно скорее подготовить запас работ для будущего времени, а в то же время провести уже настоящую наклонную шахту без переломов.

Маркшейдеры Пышминского-Ключевского рудника. 1915 г.
Фото из экспозиции Верхнепышминского краеведческого музея

То же самое было предположено и для Ивановской шахты. Здесь условия были во многом хуже. Во-первых, неудачный выбор места для 100-сильной паровой машины на висячем боку и, во-вторых, каменный тяжёлый для неё корпус, вместо лёгкого кирпичного, много прибавили весу для усадки висячего бока. Поэтому нужно было или решиться перенести эту машину на другое место и вновь задолжить десятки тысяч рублей к 70 уже на неё употреблённым, или же оставить её на месте и к поставленным насосам поднимать воду с углубления наклонной шахты, которая также должна была частью подрезать вертикальную шахту, причём для наклонной потребовалась бы другая паровая машина, долженствующая впоследствии играть роль запасной на случай поломок, для чего пришлось бы перенести лишь 40-сильную машину, стоящую рядом со 100-сильной.

Несмотря, однако, на то, что старые работы не были должным порядком закатаны породой, и крепь или сгнила, или была сломана, так что рудник начал быстро оседать и осадка грозила разрушением даже корпусу 100-сильной машины, уже начавшему в то время давать по стенам значительные трещины и щели, заводоуправление всё-таки решилось пробить наклонную шахту так, чтобы оставить на месте 100-сильную машину и насосы, а следовательно и подрезать вертикальную шахту. Несмотря на все трудности от обвалов старых работ и прочее, эта наклонная шахта уже была доведена в начале 1870 года почти на 18 сажен. Оставалось пройти ещё каких-нибудь пять, шесть сажен и рудник был бы также обеспечен Ивановскими рудами как и рудами Покровской шахты, но на деле вышло не то.

С переменой заводоуправления взгляд на дело совершенно изменился. Наклонные шахты брошены, исключая Покровской, идущей с 22-й сажени вертикальной шахты, работающей преблагополучно и до сих пор, но настоящей наклонной и здесь не начато, а немедленно начаты везде вертикальные шахты с тем, чтобы встретить руду на 60 сажени, пробивка каковых шахт при твёрдости пород ниже 15 сажени уже так трудна, что вряд ли возможно их окончить и в десять лет. Между тем, подготовленные рудные запасы почти окончательно истощены.

На чём основаны были распоряжения заводоуправления об отмене пробивки наклонных шахт, мне неизвестно, хотя, как выше уже было сказано, пробивка эта была единственным исходом поднятия дела, даже при таких условиях, что пробивка, например, Ивановской шахты в том месте, где она была заложена, была, так сказать, наименьшим из двух зол, но тем не менее она скорее приближала к цели и давала возможность исправить запущенность рудника. К тому же все расчеты, относительно стоимости работ, были на стороне наклонных шахт. Необходимо припомнить и то обстоятельство, что наклонные шахты окупались уже частью добытою из них рудою, так как шахты шли по жиле, а главное их преимущество пред вертикальными было то, что не приходилось пробивать штреков до встречи с рудой, так что можно было во всякое время начать добычу руды без подготовки руд штреками, что в рудничном деле составляет почти первостепенную важность.

Продолжать действие рудника с выгодой, в самом продолжительном времени будет невозможно, если не встретится случайных открытий залежей или отбросов руд. Подобные отбросы и выполнения часто попадаются около Ивановской и Восточной жил, хотя для этого и необходимы разведки, а таковых в последнее время на Пышминско-Ключевском руднике избегают, считая это напрасной тратой времени и денег. Как кажется, заводоуправление уже и само сознаёт близость падения рудника, потому что приостановило пробивку вертикальных шахт, начатых с целью пересечения руд на 60 сажени и пробивка которых доведена уже до 20 сажен. Жаль, если это действительно так. Медные руды Пышминско-Ключевского рудника во многом интересны. Как ни рассматривайте план рудных жил, невольно приходите к тому убеждению, что эти жилы не более как случайное разъединение одной главной жилы, и что центр соединения их по-видимому должен находиться на юге от настоящего положения рудника верстах в полуторых за рекой Пышмой. Если это действительно так, то в месте пересечения жил можно ожидать мощных залежей меди.

Точно так же интересна жила Восточная. Неправильное её залегание тоже наводит на мысль, что и у неё есть продолжение на юг, но продолжение это сдвинуто и вероятно отброшено. Одним словом жаль, что дело это, дававшее заводам лет 10 назад по 200,000 рублей чистого дохода, должно прежде истощения руд и лишь по запущенности погибнуть преждевременно. Между тем всякий, кто мало-мальски знаком был с его положением, ожидал от него лучших результатов, чем какие видим мы теперь.

Насос ручной поршневый для подачи воды на вашгерд при промывке золота. Конец XIX - начало XX века
Насос ручной поршневый для подачи воды на вашгерд при промывке золота. Конец XIX - начало XX века. Экспозиция Верхнепышминского краеведческого музея

На Пышминско-Ключевском руднике обращают на себя внимание отличнейшие по своим результатам трубные насосы системы Альтанса и Риттингера, построенные по проекту инженера-технолога Роджер. Постановка этих насосов, выкачивающих из Ивановской шахты до 430 вёдер в минуту, вызвана громадным притоком воды со стороны Ключевского прудка. Надо полагать, что главная масса рудничной воды протекает в шахты из этого прудка, подтверждением чему служит то обстоятельство, что, при затоплении рудника, вода в шахтах никогда не поднималась выше горизонта прудовой воды. Ещё в 1869 году для исследования этого вопроса сделаны были изыскания и нивелировка, вследствие чего и предположено было прудок спустить или осушить водоотводной канавой, а в местах, где можно было полагать просачивание воды, если бы то потребовалось, устранить проведением воды по сплоткам. Этот проект точно так же не осуществился, как наклонные шахты при перемене управления, а между тем громадный приток воды убийственно действует на ведение работ, и в числе вопросов к правильному ведению рудничного дела должен стоять на первом плане вопрос об уменьшении притока рудничной воды. Тогда же предполагалось ту же рудничную воду спустить через вассерштольню с восьмой сажени, так как горизонт прудовой воды ниже поверхности рудника на 8 сажен, чтобы избежать напрасной работы на подъёме воды на эту вышину и тем дать возможность, не увеличивая силы машин, углубиться ещё на 8 сажен против того предела, на какой рассчитана сила машин.

К Пышминско-Ключевскому руднику принадлежит медный же рудник около селения Балтымского, или станции Владимирской, по Верхотурскому тракту. Здесь пробита была шахта и поставлены были паровые водоотливы, но руды не оказалось. Это была ошибка, где окрашенные какой-то зеленью сланцы приняли за медную руду. Нам приходилось несколько раз осматривать это место и никаких руд не оказалось. Зелень на сланцах представляет тончайшую оболочку и по наружному виду была похожа на волконскоит.

Теперь нам остаётся сказать ещё относительно производительности рудника. До сих пор выработку можно определить таким образом, что с каждой сажени вертикального углубления шахт со всей площади рудника или со всех жил, можно добывать от 180 до 200 тысяч пудов руды. Так как до настоящего времени нет ещё повода предполагать, что руды эти выклиниваются, то следовательно и в будущем можно бы было рассчитывать на эту цифру. Цифра же добычи по годам со времени открытия рудника представляет следующий результат:

Статистика добычи руды на Пышминско-Ключевском медном руднике

Общий характер рудных жил Пышминско-Ключевского медного рудника, как Ивановской, так и Покровской, один и тот же. Рассматривая строение рудных жил Богословских или Турьинских, Нижнетагильских и Гумёшевских, мы видим, что руды залегают в массе пород чуждых, если можно так выразиться, породам той местности, в которой расположены рудники. В них толщи окружающей породы – известняки – разорваны диоритовой жилой, которая вмещает в себе руды в виде колчеданов, и, кроме того, эта диоритовая жила окружена ещё толщами сланцев с той и другой стороны. От разложения колчеданов образовались окисленные медные руды и железистые глины, которые и выполнили все пустоты и углубления. Строение же Пышминско-Ключевского медного рудника в том виде, как оно известно теперь, далеко проще. Здесь вмещающая колчеданы порода состоит из роговообманкового и хлоритового сланцев, а также уралитового порфира и кой где диорита. В массе этих пород и заключаются добываемые, как окисленные, так и сернистые медные руды.

Всё месторождение можно назвать множеством расщелин, выполненных колчеданами, от разрушения которых образовались окислы меди и железистые глины, которые, перемешавшись и осевши на сланцах, составили на поверхности жил сланцевые окисленные медные руды, которые вследствие проницания водных окислов образовали с поверхности рудника, так сказать, воронкообразное выполнение, если рассечь жилу в крест её простирания, но постоянно по мере углубления уменьшающееся и образовавшее в настоящее время довольно правильную жилу колчеданов до 3 аршин толщины.

В Ивановской жиле с 23-й сажени рудный пласт составляют почти колчеданы, а окисленных руд уже почти нет. Пласт этот залегает в роговообманковом сланце, который вскоре переходит в диорит, но такого мельчайшего сложения, что его трудно отличить от сланцев. Там где попадаются неправильные залегания, руды попадаются и окисленные, например, в шахте № 1-й, и сланцы уже не так тверды, как в местах, где жила идёт прямо без изворотов.

Экспозиция Верхнепышминского краеведческого музея
Экспозиция Верхнепышминского краеведческого музея

В Покровской же жиле рудный пласт и до сих пор представляет несколько жил, разъединённых сланцами, но здесь окружающая жилу порода уралитовый порфир чрезвычайно плотного сложения, крепкий и вязкий во время добычи, но быстро разрушающийся на воздухе и в сырости. Порфир этот во многих местах проникнут мелкими кристаллами магнитного железняка и отчасти серным колчеданом. Рудная жила, разбросанная в средине, в оконечностях сливается в одну общую жилу и представляет таким образом как бы раздутость. Продолжение этой жилы на юг тонким прожилком идёт сажен на 100 от Покровской шахты и дальше идут лишь ничтожные знаки, что и было выслежено продолжением работ 17-й сажени с целью узнать, не сходится ли она с Восточной жилой, но работы отклонились от Восточной жилы к западу сажен на 40 и дальнейшее продолжение жилы было остановлено, хотя желательно бы было повести встречную работу с Восточной жилой, так как она, на южном конце, сильно и почти под прямым углом поворотила на запад, что на плане не показано, так как в этом месте работы были остановлены и отрабатывались верхние и нижние горизонты. Восточная жила однако самая интересная. В ней первоначально попадались массы железных валунов, окрашенных снаружи медной зеленью, и затем эти железняки постепенно переходили в кирпичную медную руду с содержанием от ничтожных признаков до 12% чистой меди. Так как плавка руд производилась с известью, то железистые руды оказались неудобны, и их как пустую породу отбрасывали в отвал, выбирая лишь окрашенные зеленью сланцы. Таких окисленных руд попадалось гнёздами довольно значительно, поэтому и повели правильные работы. Руды в этой жиле не имеют какого-нибудь преобладающего характера, а попадаются всевозможных видов и сортов, но по преимуществу окисленные и сильно железистые.

Окружающая порода – сланцы. В правом, или лежачем, боку попадается сплошная вениса и железистый кварц валунами. Определить положительно висячий и лежачий бока можно только на продолжении с С на Ю, тогда как в южной части жила делает крутой, как выше сказано, поворот на З, и в этой части нет ничего правильного и определённого. То пласты сланцев идут на З, то опять поворачиваются и вообще образуют самое неправильное положение, заставляющее предполагать, что не имеет ли она по продолжении на З соединения с Покровской жилой и не есть ли она отброс последней? Вообще, из путанного и переломанного положения, южная часть этой жилы всё-таки представляет сильный поворот на запад.

Неправильное залегание Восточной жилы, мощный отброс руд около Ивановской жилы (шахты № 1-й), наконец параллельно расположенные жилы Ивановская, Покровская, № 5-й и Александровская – всё это вместе взятое никак не даёт определённого описания о Пышминско-Ключевском руднике и что можно сказать, так исключительно только на догадках. Принимая во внимание залегание руд в известных уже Уральских месторождениях, можно приблизительно сказать, что рудный пласт один, но разъединён толщами сланцев, уралитового порфира и диорита, и это предположение тем более вероятно, что на значительном расстоянии от Ивановской шахты были находимы на СВ руды прожилками во многих местах. Если допустить это предположение, то необходимо допустить и сужение этих жил, где они должны сойтись в одну общую жилу как на С, так и на Ю.

Если провести продолжение Ивановской и Покровской жил, то на Ю они должны встретиться не особенно далеко от рудника и здесь нужно ожидать известняков и богатейших руд. На С эта жила вероятно также сходится, но где, трудно сказать, хотя около Балтымского озера и попадаются такие же железняки, как и в Восточной жиле, но там вместе с этими железняками попадается довольно много смоляной медной руды и характер окружающих пород тот же, что и в Рудянском месторождении в Нижнем Тагиле. Куда идёт на Ю продолжение этих железняков, т.е. идут ли они прямо на рудник Пышминско-Ключевской, или мимо его, может указать лишь шурфовка, поэтому ничего определённого и нельзя сказать; но наше личное мнение то, что руды Пышминско-Ключевского медного рудника имеют общую связь на севере, тогда как на юге они должны сойтись в недальнем расстоянии и ещё давным-давно на юге от рудника жилы эти были выслежены, но всё что раньше творилось, всё забыто и разве можно только опять случайно попасть на эти выходы при разработке золотоносных россыпей. Что же касается жил № 5-го и Александровской, то первая хотя и обозначена самостоятельной жилой, но несмотря на отклонение её от Ивановской, её можно принять за продолжение последней. Вторая же, т.е. Александровская, представляет разрушенный железный колчедан с частью медного, заключающихся в кварце и проникнутых кварцем, но со временем разрушившихся и превратившихся в железистую глину, кой где проникнутую ничтожными почками малахита и зелени, а кварц остался свободен. Эту жилу, судя по окружающим её породам, можно считать предельной по распространению руд на запад. Вот общий обзор залегания рудных жил Пышминско-Ключевского медного рудника и теперь нам остаётся прибавить ко всему этому химический состав руд, взятых из запаса нескольких десятков тысяч пуд, где было одинаковое количество руд как Ивановских, так и Покровских.

Химический состав руд

Разложения же чистой меди показали присутствие в ней золота до 0,02%. Как не ничтожна эта примесь, но тем не менее присутствие золота в меди обусловливает прекрасные качества Верх-Исетской меди, как и в других металлах примесь благородных металлов даже в ничтожном количестве, улучшает во много раз качество металлов.

На присутствие золота в медных рудах Пышминско-Ключевского медного рудника до сих пор не обращено решительно никакого внимания, а между тем стоило бы поразведать их в этом отношении. Полагая содержание золота в меди в 0,02% и при 5 ½ % содержании руд, получим содержание золота в рудах свыше 4 ¼ золотников в 100 пудах руды, которую стоило бы, кажется, прежде обрабатывать на золото, а уже потом на медь. Достаточно взглянуть на шлих, получаемый при ополаскивании руд, чтобы обыкновенной лупой отличить значительное количество золотой пыли, которую невозможно уловить с помощью обыкновенного ополаскивания на плоском вашгерде. Чтобы превратить эту пыль, образовавшуюся из тончайших прожилков и волосков золота, в более веские и крупные частицы, достаточно прокалить руды и таким образом с помощью сплавления сгруппировать золото в отдельные шарики, которые уже можно будет улавливать и при помощи простой отбивки, как при промывке песков на плоском вашгерде, если не желают сделать это при помощи ртути.

Присутствие золота в рудах Пышминско-Ключевского медного рудника наводит на мысль, не есть ли рудоносная медная жила коренной источник, служивший для образования золотоносной россыпи, на которой расположен рудник? Подобное предположение было высказано ещё в 1860 году г. Антиповым при описании им рудоносности Урала (Г.ж. 1860 № 2 стр. 268), хотя в то время г. Антипову не было ещё известно присутствие золота в рудах и он основывал свои предположения на том, что в золотоносной россыпи, окружающей рудник, постоянно попадались обломки медных руд. Против этого предположения является самый характер золотоносной россыпи, окружающей Пышминско-Ключевской медный рудник, качество и цвет золота. Эта россыпь, впрочем, во многом замечательна. Раскинута она на громадном пространстве и достаточно весной или летом после дождя проследить по дорогам и разным рытвинам, чтобы везде в вымоинах встретить шлихи. Нам приходилось неоднократно пробовать на золото как дорожную грязь, так и шлих из вымоин, где нет дорог, со всех сторон рудника, и везде оказывалось незначительное присутствие золота. Преимущественно же обращает на себя внимание площадь, лежащая между Шувакишской ложбиной и рекой Пышмой на ширине почти 3 ½ или 4 вёрст, где по всей ширине обнаружено присутствие золота прямо из-под дёрна, как и в площади Берёзовских золотых промыслов. Здесь точно так же золото не представляет характера речных россыпей, а скорее площадных и на довольно возвышенных местностях, как например в даче Берёзовского завода. Подобные площади на Урале впрочем не редкость и они крайне замечательны по богатству заключающихся в россыпях золота, например площадь между Невьянским заводом и Староборским железным рудником, где расположены прииски: Ягодный, Староборский и Ключевские промысла, также богатейшая золотоносная площадь на самой вершине Урала, служащая началом двух золотоносных систем (европейской) – Шишимской и (сибирской) Нейвинской, давшей уже свыше 1000 пудов золота со времени разработки. Золотоносная россыпь Пышминско-Ключевского рудника, которой рудник составляет постель, залегает довольно высоко над рекой Пышмой (60 футов), где она несёт название Ключей. Золотосодержащий пласт состоит по преимуществу из кварца и глины с незначительным количеством сланцев.

Хотя в окрестностях рудника кварц во многих местах и составляет довольно мощные жилы, но благонадёжного кварца, состалдяющего, так сказать, золотоносную жилу, пока около рудника не обнаружено. Так, например, верстах в 3 на ЮЮЗ и пападается кварц с кристаллами бурого железняка, но проб на золото и вообще разведок на жильное золото никогда не производилось.

Кварц попадается также и в рудных жилах Пышминско-Ключевского медного рудника, например, в Александровской жиле в виде железистых и ноздреватых валунов, в жиле № 5-й в виде сплошных валунов с вкраплённым медным колчеданом, но как в том, так и в другом кварце золота не попадалось. Зато медные руды изобилуют присутствием золота. Нам приходилось находить ничтожные знаки золота в Ивановских рудах, Покровских, в Восточной жиле прямо в забоях и в рудах смешанных, масса которых смешанные колчеданы с вкрапленным кварцитом.

Из всех наблюдений над присутствием золота в медных рудах Пышминско-Ключевского медного рудника можно вывести заключение, что золото попадается по преимуществу в рудах, проникнутых рассыпчатым кварцевым песком, имеющем всё-таки некоторую связь, как в кварците; но где встречается сливной кварц, там золота не попадалось. Золото, найденное в Восточной жиле, заключалось отчасти примазкой, а отчасти вкрапленным в колчедан, который был окружён железистой глиной. В других рудах золото заключалось или в кварците, или в зелёном кварце, а также примазкой в сланцах.

Золото получается на руднике, как побочный продукт. Как сказано было уже выше, смешанная с породой руда предварительно обмывается, сортируется и уже потом, после обжога, поступает в плавку. Таким образом при обмывке руд постоянно получатся рудная мелочь, которую по истечение недели, как шлих, отбивают для отделения золота. Получаемое таким образом золото имеет светло-жёлтый цвет, ноздревато, всегда почти соединённое с незначительным количеством руд и вообще представляет как бы неправильное выполнение расщелин и пустот, тонких примазок, в виде сетки, нитей и прочего и вообще попадалось мелкими частицами, но не сплошными зёрнами, как в россыпном золоте. От россыпного золота, получаемого из окружающей рудник золотоносной россыпи, отличается цветом, так как цвет россыпного золота более красноватый, чем жёлтый, или светло-жёлтый, а также и содержанием чистого металла, которого в золотнике россыпного 87 долей, а в рудном 92 доли.

Из всего вышесказанного следует, что вряд ли рудоносная жила Пышминско-Ключевского рудника служила началом образования золотоносной россыпи, окружающей рудник.

Инженер-технолог Н.Н. Новокрещенных
Зачитано на заседании УОЛЕ 15 ноября 1873 г.
«Записки УОЛЕ», том 3, вып. 2, 1876 г.

Читайте также: 

Поддержать «Ураловед»